Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кабинет Таркина.

Сообщений 31 страница 60 из 77

31

Адель мало интересовали документы Таркина, по крайней мере, те, о которых он ей не собирался говорить или показывать. Она знала, что если будет нужно – у неё достаточная степень доверия, чтобы знать о делах примогена. В конце концом «под боком» держать агрессивное и враждебное существо может только настоящий псих... хм...
Но не такой, как Таркин – уж точно. Адель просто стояла и смотрела на лицо мужчины, ожидая, пока тот «вернётся». Можно сказать, дождалась.
Только первые слова показались ей как минимум странными, и, не успев сообразить, что произошло, девушка потянулась за протянутым пистолетом, чтобы выполнить «просьбу». Так и остановилась, глядя Таркину в глаза, и приставив пистолет к виску. Наверное, войди сейчас кто в кабинет – не поняли бы шутки юмора.

0

32

Малкавиан с интересом наблюдал за удивлением в глазах потомка, когда она взяла из его рук пистолет и приставила к своему виску. - Прямо само очарование, с этой ситуации можно рисовать картину, - подумал Таркин, а на его лице появилась едва заметная улыбка. - Продолжим, - решил он про себя и произнес:
- Па-бах, твой палец нажал на курок и ты почувствовала, как пуля пробивает твою височную костью. Как она входит в твой череп и, стремительно, подобно откровению, проникает в твой мозг. Раздвигая его оболочки, разрывая сосуды. Ты чувствуешь боль, перед глазами идут темные круги. Ты убила себя девочка. Падай. (Доминирование.Приказ.) - последнее слово Мак'кави произнес требовательно, указывая на себя, чтобы указать место падения.

Слова продолжали эхом греметь в голове. Не понимая, на самом деле это происходит или нет, Адель продолжала смотреть в лицо Таркина, ни боли, ни страха...
«No pain… no memories… only Darkness».
В момент импровизированного выстрела в глазах сверкнула искорка какого- то странного чувства, похожего на настоящее счастье. Ведь примерно этого она и ждала – освобождения, смерти - как освобождения и награды. Лицо, до этого момента будучи несколько напряжённым и выражавшим лёгкое смятение, окончательно расслабилось, превращая саму Адель чуть ли не в Деву Марию во плоти – саму невинность, готовую вернуться к своему Господу. Летящие мгновения отсчитывали удары умирающего сердца. Один... ещё один... Лицо напротив поплыло, растворяясь в окружающем фоне, Адела падала на руки Сира. Плавно, как в замедленном действии...
...мир замедлялся, чтобы уйти в окончательную тьму.

Лицо девушки было поистине прекрасным и чистым, когда она представила свою смерть.
- Вечно ты торопишься, - в энный раз мысленно произнес Таркин, глядя в глаза своего потомка, - Она ведь не хотела, чтобы ты умерла, ты это знаешь. Но все равно стремишься уйти из этого мира.
Эти мысли не очень радовали Малкавиана, однако счастливое лицо Адель чем- то завораживало. На мгновение примоген сам поверил, что она умерла, поэтому немного резко подхватил падающую девушку. Та явно пребывала где-то в своем мире, поэтому Таркину не составило много труда устроить ее у себя на коленях, почти как ребенка, положив голову потомка на свое плечо, он продолжал играть это представление.
- Вечно ты торопишься, - произнес он вслух, проводя ладонью по волосам Адель, - Гонишься за смертью, считая это наградой. Ты хочешь оставить меня одного, посреди всего этого? - спросил Таркин, слова звучали немного расстроено и с укором.

В какой- то миг Адель ещё не поняла, что находится на руках Сира. Она даже немного смутилась, осознавая своё глупое положение, но вместе с тем, безусловно, приятное.
- Нет, конечно, нет,- прошептала она, замыкая руки на шее Таркина. Конечно, она не бросит его, может, это один из немногих факторов, которые не давали ей безрассудно броситься в бой с «неверными».
Если бы не обязательства, она готова была бы пробыть так вечность, в равной мере любить и ненавидеть человека, который открыл ей глаза.

Услышав ответ девушки, Малкавиан улыбнулся, а затем спросил: - Ты не голодна? Хотя конечно голодна, вон с дороги пришла, а я тебя даже не накормил. И еще тут всякие гости... - примоген не закончил. Не отпуская потомка, он взял телефон и набрал номер: - Герман, можно завтрак для Адель? И принеси адрес мистера Батори.
Положив телефон, Таркин поудобнее ухватил девушку руками и, встав с кресла, отнес ее на диван, а затем оставил там. В этот момент дверь открылась и в нее вошла девушка вместе с темной бутылкой, где то 0,5 литров. Мак'кави подошел к ней, взял бутылку, открыл и протянул потомку. - Это тебе, а затем можешь заняться ею, - сказал примоген кивнув в сторону девушки, попутно забирая у той записку с адресом. После этого вампир вернулся на свое место и, прежде чем сесть, добавил: - Только не увлекайся дитя.

Как только Адель увидела, что ей несут завтрак, Рука снова невольно дрогнула, забирая долгожданную награду. На второй фразе она уже слушала примогена через кровавую пелену тихого кровавого безумия. Бутылка закончилась быстро, а вот эйфория осталась надолго. Она ещё пребывала на волне наслаждения, так что остальная речь доходила до сознания, словно через толщу воды.
- Да, Сир,- пьяным шёпотом, как наркоман после дозы, ответила она. Девушка привлекала её куда меньше, чем то, что она только что испытала, и по мере «трезвения», до Адель начало доходить, что Таркин всё-таки её опасается... Но почему? По своей воле она никогда бы не подумала сделать ему что- то плохое, не говоря уже о том, чтобы это плохое сделать.
- Пусть девушка идёт, я пока не хочу причинять ей вред,- Адель была сыта, фигурально выражаясь, однако Зверь жаждал крови постоянно.

Примоген кивнул смертной и та ушла. - Я хочу понять, насколько ты изменилась за два года, - просто и спокойно произнес Малкавиан, когда закрылась дверь, - Твоя Жажда стала намного сильнее, после того, что ты сделала. - Таркин печально улыбнулся, глядя на своего потомка. - Не подумай, что я тебе не доверяю, но сейчас... - он не закончил, оставляя Адель возможность думать самой. В конце концов она взрослая девочка и может сама все понять. - У меня для тебя есть поручение, важное. Я на тебя расчитываю, - начал говорить Мак'кави глядя в глаза потомку. Он не пытался использовать Дисциплины, просто он хотел видеть ее глаза. - Тот Тремер, Александр Батори, который был здесь. Я ему не доверяю, он что-то скрывает. Поэтому ты будешь его гидом по городу. Тебе и самой не помешает снова вспомнить, кто из сородичей живет в Амстердаме и навестить... друзей, - произнес он, - Если Александр будет себя подозрительно вести, непременно докладывай мне. Ясно? - вопрос был логическим завершением монолога, но потом, очень тихо, Таркин добавил: - И... возвращайся.

- Сделаю всё, что в моих силах. Я связалась с Яном. Он будет рад меня видеть в гостях сегодня ночью. Пока ещё не уверена, стоит ли мне перенести эти планы на позже или оставить на сегодня.
Она понимала. Да, жажда стала намного сильнее, стала своего рода диагнозом.
Адель взяла адрес Александра.

- Думаю он будет рад видеть тебя, передавай ему мои наилучшие пожелания и... Пусть приходит в мой клуб, если захочет. Он всегда хорошо танцевал, - Таркин улыбнулся, отдавая адрес Тремера. После этого Малкавиан спросил: - Побудешь еще здесь или пойдешь? - На самом деле примоген был бы не против, если бы она осталась. Тогда можно было бы еще на какое-то время забыть о делах. Однако, Адель всегда отличалась ответственностью и почти никогда не оставалась, если надо было уходить.

- Пожалуй, пойду, к рассвету я вернусь с вещами. Ещё свяжусь с Вами, может быть, зайду уже вместе с Яном, если дела поблагоприятствуют.
Она кивнула и чуть улыбнулась, прихватив адресок. Поднявшись с кресла, она направилась на выход.

Перед тем, как девушка вышла из кабинета, Таркин спохватился и сказал:
- Адель, подожди, кое-что забыл сказать. - Дождавшись, пока она повернется и посмотрит на своего Сира, Малкавиан посмотрел в ее глаза и сказал: (Доминирование.Гипноз)
- Не пей кровь, пока тебе не предложат. И не пей крови, которую тебе предложит Александр Батори, если она в бутылках, пакетах и прочих неживых сосудах. - После этого Мак'кави моргнул глазами и добавил: - Удачи. Буду ждать тебя.

Адель повернулась и, кивнув и выслушав речь Сира, покинула кабинет.

Особняк Александра =-

0

33

Дождавшись, пока Адель выйдет из кабинета, в помещение вошел Герман и сообщил: -Хозяин, госпожа Констанция прибыла, так же прибыл уважаемый Максимилиан, а у барной стойки вас ожидает господин Луизидж. Об остальных сородичах он упоминать не стал, так как не было известно, по какому поводу они прибыли. А гуль продолжил: -Госпожа Констанция предпочла остаться на втором этаже клуба.
Сообщение гуля немного удивило Малкавиана. -Неужели прошло так много времени и уже все прибыли? Значит придется отменить вариант разговоров тет-а-тет и поговорить со всеми, - решил примоген и отдал следующие распоряжения: -Попроси чтобы Максимилиана или Луизиджа провели наверх, если кто-то еще захочет видеть меня, то пусть идут туда же. Удвой там охрану, я не хочу, чтобы что-то произошло или какой-то смертный нас увидел. Насколько помню, после ухода Кори, там так и не появилось много посетителей. Немного подумав, Таркин продолжил: -Неподалеку отсюда есть кладбище, туда ушла мисс Лендхилд. Она убила там двух смертных, распорядись, чтобы это все убрали. Катц кивнул и произнес: -Я знаю про это кладбище, один из смертных был послан мной, он зафиксировал на камеру все, что там произошло. Файл на моем компьютере. И еще... - гуль сделал небольшой вдох: -Камеры зафиксировали, как господин Батори, внезапно исчез в туалете. Наверное это какая-нибудь магия.
Услышав это, Мак'кави приподнял левую бровь и задумался: -Значит сбегаете вот таким образом, чтоже так? Зачем Тремеру уходить из Элизиума подобным ходом? Чтобы не заплатить за выпивку? Не смешно, я же обещал, что он имеет бесплатное посещение клуба на месяц. Что-то случилось там...   -Он с кем-нибудь разговаривал? поинтересовался примоген. -Да, с господином Луизиджем, - ответил Герман. -И что же этот хитрец мог ему такого наговорить? Лучше сам спрошу, - решил Малкавиан, вставая из за стола. Сейчас он отправлялся на второй этаж клуба, где его ждала секретарь Вентру. Перед тем как покинуть кабинет, Таркин добавил: -И проследи, чтобы родственники погибших, получили достойную компенсацию. На эту фразу Герман улыбнулся и благодарно кивнул. Все же несмотря на возраст и бесчеловечность, его хозяин умел быть по своему...благодарным.

Второй этаж

Затем, Герман взял телефон и позвонил кое-кому из знакомых в криминальном мире. -Доброй ночи. Это Герман Катц, у меня небольшой заказ на два места. На кладбище Zorgvlied. Желательно, чтобы было все включено. Оплата наличными. Люди на другом конце провода прекрасно поняли, что нужно избавиться от двух трупов на кладбище. И выслали машину, чтобы затем сжечь в тела в крематории.
После этого гуль сделал еще один звонок бармену и охране. Причем один из охранников на входе, сообщил о том, что кто-то желает войти в клуб, чтобы с кем-то встретиться. На что Герман ответил: -Пусть представится. Если это к мистеру Мак'кави или еще к кому-то из частных клиентов клуба. То впустите. А потом занялся переводом денег на счета наемников и на счет погибшего шпиона. А заодно разбираться с последствиями погрома, который устроил Александр, внезапно покинув клуб. Про себя гуль ворчал о том, что из за выпендрежности некоторых сородичей, денег на все расходы никогда не хватит.

Кладбище Zorgvlied

Однако долго спокойствие не продилось, раздался еще один звонок. Герман взял трубку и услышал следующее:   -Мистер Катц, тут пришла девочка какая-то, утверждает, что она родственница мистера Мак'кави. Ее впустить? Родственница? Какая родственница? Такое ведь только у смертных, явно кто-то пытается просто нагло попасть в клуб и натворить дел, -подумал гуль, а затем он ответил:  -Впускай, отведи на минус вто'гой этаж. Он сейчас немного занят, пусть подождет там. После этого, Катц положил трубку и набрал номер охраны Элизиума, сказав следующее: -Когда прийдет охранник с девушкой, отконвоируйте ее в сторону моего кабинета и вотките в нее кол.

Отредактировано Таркин (2011-05-26 22:31:36)

+1

34

<---- Второй этаж.

Примоген возвращался в свой кабинет и, наверное, прошел бы мимо Германа, так и не обратив на него внимания, однако тот решил привлечь внимание домитора и произнес: -Хозяин, я хочу вам сообщить кое о чем, Таркин остановился и внимательно посмотрел на гуля, чтобы тот продолжил: -Пока вы были на совещании, в клуб пытался проникнуть один из сордичей, представившись... Кхэм, вашей племянницей. Как оказалось позднее, это был мужчина. Охрана обездвижила его, он не сопротивлялся, сейчас он в вашем кабинете. После этих слов гуль замолчал, ожидая реакции Мак'кави. Тот же тем временем размышлял: -И зачем пришел этот сородич? Смысл врать, если ты пришел с миром, да и сдаваться... Но, с другой стороны...то видение... Ладно, разберемся. И примоген ответил: -Увеличь охрану на территории Элизиума, пусть втечении этой недели, на рабочих местах были все охранники. Даже те, кто в отпуске. С гостем я разберусь сам,  Таркин сделал небольшую паузу, а затем добавил: -Стана Беккер из клана Бруха, хотела взять какую-то работу, поговори с ней. Она скорее где-то наверху, и да, пока не пускай сюда никого. Пока я не закончу разговаривать.
Произнеся все это, Мак'кави открыл дверь кабинета и вошел в него. В кресле, напротив стола, сидел рыжеволосый сородич, то что это сородич, можно было не сомневаться. Смертный бы истек кровью, из за того, что в его груди торчал кол, а вампир был всего лишь парализован. -Почему всегда так? Неужели сородичи не могут... Прийти к мирному решению пролблем. В конце концоа, смертных хватит на всех. А мне не пришлось бы поступать так, - с сожалением подумал Малкавиан. Подойдя к Джереми, примоген одним движением вырвал кол из груди того и, повертев деревяшку в руках, уселся за свой стол. После этого он посмотрел в глаза, приходящего в себя О'Коннелу и сказал: -Рассказывай, кто ты такой и что тебе понадобилось в моем клубе?   (Доминирование.Гипноз.)

Тем временем, Герман взял телефон, сделал пару звонков по поводу охраны клуба, а затем позвонил барменам на этажах, сообщив им об описании внешности Станы, чтобы те направили ее к нему.

0

35

<= Вход и первый этаж.

Стана легко и быстро спустилась вниз. Лениво скользнув взглядом по игральным столам и рингу, вампирша скривила губы. Ей и будучи смертной не нравились такие забавы. Становление бессмертной не изменило ее точку зрения.   Четыре охранника, стояли настороже, в полной экипировке. Бруха чуть улыбнулась им в знак приветствия и уверенной походкой зашагала к кабинету Таркина и остановилась у гуля.
- Здравствуйте, - поздоровалась она.

0

36

Джереми запомнил лишь слова охранника, а затем настало не бытье. Вернее, он помнил что его куда то тащили, но куда- он понять не мог. Казалось все, кроме самой мысли в теле ассамита резко замерло. Ему еще не приходилось ощущать, что такое кол в сердце. Ощущение не из приятных..
..Когда кто то вытащил из него кол, Джерри резко дернулся в кресле. Если бы ему нужно было дышать, сейчас последовал бы глубокий вдох, будто ныряльщик из последних сил вырвался из глубины воды и теперь делает долгожданный вдох. Он хотел было осмотреться, но встретился взглядом с взглядом с незнакомым человеком..или гулем или сородичем

Таркин написал(а):

-Рассказывай, кто ты такой и что тебе понадобилось в моем клубе?

Джереми собирался смолчать, он не знал кто это перед ним. Неизвестный выглядел очень уверенно, было видно, что он знает, что делает. "Меня взяли в плен? Кто это, что ему нужно?!". К большому своему удивлению, О'Коннел почувствовал как рот его открылся против его воли и он начал говорить
-Я Джереми О'Коннел, только что прилетел в город. Мне нужно представиться Князю, я искал помощи и информации в клубе Моментум - ровным, немного быстрым голосом, с небольшим ирландским акцентом произнес Джерри.  Глаза его расширились, ладони вцепились в подлокотники кресла, он силился отвести взгляд от глаз незнакомца

0

37

Сидя на своем стуле, Таркин смотрел, как его "гость" реагирует на обстановку. -Я Джереми О'Коннел, только что прилетел в город. Мне нужно представиться Князю, я искал помощи и информации в клубе Моментум, - ровным голосом проговорил тот, а Мак'кави отвел взгляд от собеседника и произнес: -Доброй ночи, мистер О'Коннел. Согласитесь, это ведь приятно начинать беседу с правды, не та ли? - впрочем это был скорее риторический вопрос, потому что примоген продолжил: -Значит, вы прибыли в город, и чтобы встретиться Князю, решили узнать о нем в моем клубе? Как же это так бывает, - голос Таркина был наигранно удивленным, -Прибывший в город, знает, что здесь есть некто Таркин Мак'кави, который "с радостью" поделиться со всеми информацией о местополоении Князя, а вот о том, где обитает сам Князь, ничего не знает. Забавная загадка, не находите? - собственно и это был риторический вопрос, -К вашему сожалению, у меня для вас...три плохие новости и...ни одной хорошей. Первая новость - Князь сейчас занят и не может вас принять. Вторая новость - я вам больше ничего не скажу, ибо вы этого не заслужили. Согласитесь, информация имеет определенную цену. А вы не имеете ни моего доверия, ни чьей-то поддержки, да и вообще сидите связанный здесь. Неудачное положение, чтобы торговаться, не находите? И собственное третья новость - я не люблю, когда врут. Что это за бред про мою племянницу, чтобы попасть в клуб? Сложно было просто сказать, что хотите меня видеть? Я конечно понимаю, что в наше время нужно быть осторожным и что такое понятие, как честность... Давно атрофировалось как у сородичей, так и у смертных, но это же не повод быть...как стадо.
На несколько мгновений Малкавиан замолчал, давая возможность Джереми переварить все, что тот услышал. После этого он произнес:   -Однако, я вам дам выбор, которого обычно не дают многие мои знакомые. Сейчас вы говорите, зачем вы прибыли в город, откуда узнали про меня и из какого вы клана. Тогда, быть может, вы выживете этой ночью. Ну, или можете гордо умереть в молчании. Я ценю...преданность своим принципам, так что вы просто встретите рассвет, Таркин улыбнулся и добавил: -Чем больше расскажите, тем дольше проживете. Не думайте, что я деспот и мне нравиться все это делать. Но, ночи нынче не спокойны.

Тем временем, за дверью кабинета, Герман разбирался с обычными жизненными и финансовыми вопросами клуба. Сделал очередной заказ на донорскую кровь, все же у Мак'кави были связи с отрасолью медицины, разобрался с наймом рабочих по устранению разрушений в туалете. Заодно ему позвонили и сообщили о том, что трупы с кладбища были утилизированы и Катц перевел сумму денег на нужный счет. В этот момент, в помещение вошла Стана и поздоровалась. В целом, девушка не первый день была в Амстердаме, так то гуль о ней слышал и даже видел пару раз, так что ему не нужно было лишних слов, чтобы понять, кто перед ним.
-Доб'гой ночи, мисс Бекке', чем я могу вам помочь? - спросил Герман у девушки.

+1

38

-Забавно..-проговорил Джерри, когда понял, что может сам решать, что говорить что нет. Глаза его опустились куда то к полу. Это дало ему шанс оглядеть свои путы и оценить их. "Кажется..нет смысла рыпаться..". Голос его остался таким же ровным, лишь пропал ирландский акцент,- почему вы решили, мистер Таркин, что я бы врал вам с самого начала. Если бы у меня были дурацкие затеи, по поводу того как навредить вам..я не стал бы пытаться подбираться Вплотную к сородичу, как вы..- "интересно..он рассуждает так специально, чтобы притвориться или..и вправду такой? Воистину с детьми малкава всегда стоит быть настороже" мысль мелькнула быстро и тут же погасла, Джереми не мог позволить высказать ее  вслух,- поверьте, Многоуважаемый, мне выгодно сотрудничество и как новоприбывшего в город и как вашего..пленника..- последнее он произнес с легкой нотой досады в голосе. "Значит Князь занят и сегодня его не увидеть.." решил ассамит сделав вывод из услышанного. "С одной стороны, я не потратил время зря.." саркастически размышлял он, тем не менее, продолжая,- с радостью отвечу на ваши вопросы-  он решил, что не стоит нервировать такого сородича как Хранителя Элизиума, отвечая на первые предложения,- Я представляю клан Ассамитов вступивших в Камарилью и совсем не давно прибыл в ваш город. Следуя Правилам я желал представиться хозяину домена и просить о статусе для законного пребывания на чужой территории.  У меня было два адреса: Элизиума, где, предположительно, можно застать Князя и ваш, как второй наиболее крупный в городе. Учитывая, что я довольно молод, я хотел заручиться кого то влиятельного в городе, дабы тот помог мне представиться Князю Домена, на всех правах, ибо я имею с собой сопроводительное письмо. Поэтому я решил прийти сюда, Многоуважаемый Таркин- Джереми уже второй раз использовал статус "многоуважаемый" хотя наверняка не мог утверждать, что сородич перед ним владеет им..да и что это и есть Таркин МакКави, тоже наверняка не знал. Но, насколько он помнил, большинство уважаемых сородичей в любом домене, вполне могут быть "многоуважаемыми",- адрес вашего Элизиума я получил от своего Сира, так же как и ваше имя. Не спрашивайте меня, я не знаю откуда данная информация оказалась у него. Вот и все.. весь этот спектакль  с племянницей я сделал лишь для своей безопасности, так как пекусь о Маскараде- на последнем он сделал ударение,- Надеюсь на ваше понимание, мистер Таркин

0

39

- Я слышала, около клуба стало неспокойно. Говорят, смертным девушкам небезопасно покидать его стены. Меня, ка частного детектива, это заинтересовало.  Готова предложить свои услуги. - проговорила Стана, глядя на гуля.
В принципе, дело заинтересовало ее настолько, что Бруджа была готова взяться за него безо всякой платы. Немертвая еще не забыла какие страхи может переживать юные смертные в руках у агрессивного злодея. Однако, вслух  Стана это не произнесла, словно бы предлагая Герману самому завести разговор об оплате.
Выслушав пожелания Станы, Герман кивнул и ответил: -Да, кто-то явно подкарауливает девушек, которые выходят из клуба ближе к утру. Где-то за два часа до рассвета обычно. Катц помолчал, внимательно осмторев Бруху, а затем добавил: -Кстате, вы очень похожи на тех жертв. Вот кстате фотографии.. гуль достал из ящика стола десяток фото, где были сняты девушки, которые все были убиты одинаковым способом. Проще говоря, у них был разрезан живот и, судя по всему, была вырезана матка, которая была засунута в рот жертве. Так же было заметны следы изнасилования. -Сами понимаете, такое долго скрывать от полиции невозможно. Преступника надо найти в ближайшее время и устранить. Точнее говоря, живым он никому не нужен. Об оплате...Если вы найдете его сегодня-завтра, то оплата будет 500$, с каждой ночью цена будет снижаться на 50$, до 250$. Идет? Герман внимательно посмотрел на собеседницу.
- Больной ублюдок! - восклицание само собой вырвалось у Беккер. Она взяла и рассматривала фотографии явно через силу, с глубочайшим отвращением.
Тварь, убившая столько девочек.У них была вся жизнь впереди. И даже если они оступились где-то, никто не заслуживал такой смерти.
Жертвы явно были на скользком пути. На минуту в памяти возник знаменитый Джек, державший в ужасе Лондон.
Вампирша оскалилась, услышав время убийств. Быстрый взгляд на часы. Те показывали ровно три ночи. Возможно, она еще успеет сегодня. Или он остановит дыхание еще одной глупышки. На слова об оплате Стана лишь повела головой, показывая, что все ее устраивает.
- Еще одна деталь. Я хочу взяться за дело прямо сейчас. Но боюсь не успею добраться вовремя до убежища...
Реакция девушки не произвела на Германа никакого впечатления, он слишком долго прожил вместе с Малкавианом, чтобы реагировать на смерть как-то по особому. -Если хотите пе'гедневать в клубе, то думаю тогда 'габота будет стоить 450$, -улыбнулся Катц, чисто еврейской ухмылкой, -У нас есть свободные к'ловати в Элизиуме. Ну, а если сейчас, то удачи вам. Сказав это, гуль вернулся к своим делам. Торговаться с Брухой он явно не собирался.
Вампирша пожала плечами. Деньги мало что значили. Так, просто бумажки, которым придают излишнее внимание. Главным было жизнь. Только вот жаль, что другие так не считали.
- По рукам,- ответила вампирша. Ее вид слегка изменился. Теперь она напоминала хищника, вышедшего на охоту.
Катц кивнул, всем видом показывая, что девушка может идти. Немертвая несколько торопливо начала подниматься вверх.
=> Туалеты, мужские и женские.

Отредактировано Стана Беккер (2011-06-09 15:11:24)

0

40

Рассказ Джереми более менее походил на правду или он усердно врал. Таркин обычно был склонен считать, что второе вероятнее. С другой стороны, не каждый рискнет представляться Ассамитом, даже схизматиком. Да и внешность О'Коннела. Мак'кави всегда считал, что они дают Становление лишь верующим в Аллаха. -Что же мне с тобой делать? Был бы ты Гангрелом и Бруха, сгорел бы на солнышке... Но с Ассамитами портить отношения не хочется. А вдруг ты врешь? Но зачем? Есть резон, был бы он нанят, то не стал бы сдаваться или сидеть здесь... Хм, ладно, есть у меня одна идейка... - размышлял Таркин разглядывая потомка Хакима. Еще немного помолчав, он начал говорить: -Хорошо мистер О'Коннел, предположим я вам верю, но мне нужно нечто большее чем просто ваши слова. Какое-нибудь подтверждение, что вы это вы. У вас есть документы? Примоген сощурился, осматривая Джереми (Прорицание.Восприятие ауры) а затем добавил: -И у меня есть для вас просьба, если вы так хотите, чтобы вас представили, как сородича и достойного члена Камарильи. Вы ведь знаете, где расположен Элизиум Князя, так? Так вот, Князь пожелал, чтобы он был уничтожен, поскольку он сменил свое место обитания. Поэтому, если вы согласитесь, то мой гуль вас немедленно развяжет, вручит вам ключи от фургона со взрывчаткой и канистрами бензина. Все это вы доставите по известному вам адресу и распределите так, чтобы при взрыве, от Элизиума не осталось даже кирпичика. Но, взрывать ничего не надо, этим займутся другие люди. Ваше дело доставка и распределение. Мы договорились, мистер О'Коннел? Для вас никакой угрозы, в случае успешного выполнения задания, - Малкавиан выразительно посмотрел на Ассамита. Его взгляд как бы говорил, что если Джереми откажется, то его могут просто заставить.

+1

41

"Возможно, мне удалось дать ему пищу для размышлений и поднять свои шансы на выживание..уже не плохо." Джерри по прежнему смотрел куда то в пол.
-Да, конечно, Многоуважаемый.  Рекомендательное Письмо у меня при себе..когда я сидел в баре, оно было в нагрудном кармане куртки- сейчас он уже не был в этом столь уверен. Почувствовать он его не мог, был шанс, что его обыскали и изъяли все предметы. "Пусть он и проверит" Джереми, поняв, что все таки еще разговор будет продолжаться, решил потратить несколько секунд на заживление ран.[Тарата БП на восстановление раны от кола]. Он прикрыл глаза, заставляя Витэ в своем теле регенерировать поврежденные ткани, при этом продолжая слушать Таркина.
Когда его собеседник закончил,  Джерри, открыл глаза, возможно, чуть более быстро для сородича, который постоянно старается держать себя в руках. "Что? Заложить взрывчатку в Элизиум князя?" глаза его забегали из стороны в сторону, будто он старался что то просчитать. Такого предложения юный киндрер никак не ожидал услышать
-Князь Сам пожелал уничтожить свой Элизиум?- переспросил он, видимо, желая удостовериться, что не ослышался. Что то во всем это ему не нравилось, вместе с тем, он продолжал ощущать взгляд примогена на себе. Помятуя о том, как Таркин заставил его рассказать все как есть, Джерри не сомневался, что к делу его могут так же легко принудить. "Но лучше тот кто осознает, что делает, чем зомби? "- я не могу отказать в подобной просьбе Камарилье, Многоуважаемый- не громко проговорил он

0

42

Решив, что с О'Коннела хватит играть в гляделки, примоген отвел взгляд и уставился куда-то на потолок. При этот было видно, что Малкавиан внимательно слушает все, что говорит Ассамит. -Не верит, ну хоть чему-то его научили убийцы. Без недоверия выжить в этом мире нельзя, а без доверия вообще невозможно, - подумал Таркин рассматривая книжную полку у стены. Собственно Джереми был не совсем прав, если бы он отказался, то его бы никто не стал принуждать что-либо делать. -Уже никогда не заставляли бы, -ироничная мысль вызвала улыбку на лице Малкавиана. Едва заметную, но она была. Услышав слова согласия, Мак'кави снова посмотрел на Джереми и произнес: -Тогда я советую вам сохранить письмо, которое у вас с собой, до завтрашнего дня, потому что вам еще предстоить представиться Князю. Что-же до всего остального... Герман! В этот момент дверь кабинета открылась и в нее вошел, уже пожилого вида, еврей. -Развяжи мистера О'Коннела и дай ему ключи от грузовика со взрывчаткой, которую нам доставили наши смертные друзья. Надеюсь, ты не оставил их в накладе и они были довольны оплатой? - поинтересовался Малкавиан. В ответ гуль кивнул, достал нож и разрезал веревки, которые держали Ассамита. После этого он отдал тому ключи от грузовика, положил, на столик рядом, пакет с кровью и удалился из кабинета.
После этого примоген добавил: -Теперь, мистер О'Коннел, подойдите сюда и дайте мне письмо. Я же, в свою очередь, отдам вам планы Элизиума Князя с пометками, где вы должны разместить содержимое грузовика. Как вы могли заметить, я склонен играть в эту игру честно и платить по заслугам. Если конечно, вы не попытаетесь меня обмануть, - Таркин тихо рассмеялся, причем смех этот явно выражал все, что бывает с теми, кто любит оные правила нарушать, а затем добавил: -Я пока прочту письмо, а вы отдохните, выпейте крови, - кивок на пакет, -И ознакомтесь с планами.

0

43

Джерри поднялся со стула, почти машинально, по привычке потирая запястья. Он продолжил тратить драгоценное витэ на свою рану [Тарата БП на восстановление раны от кола] Он принял ключи от некоего Германа и положил их в карман джинс. Взгляд его так же задержался на пакете с кровью. Залечивание раны отняло часть его сил и он немного проголодался..признаться, пакета было мало, но немного подумав, он решил, что не стоит сразу спрашивать у хозяина владений еще крови. А может не стоило вообще затрагивать эту тему. В итоге он запустил ладонь в нагрудный карман куртки и, с долей облегчения, извлек на свет письмо. Он подошел к Таркину, взгляд его смотрел сородичу где то в подбородок. Он молча протянул письмо собеседнику- оно представляло собой лист бумаги, сложенный пополам и запечатанной в обычный белый конверт. Текст письма в коротком по деловому коротком изложении гласил, что предъявитель сего письма Джереми О'Коннел является представителем клана Детей Хакима, потомком Таира ибн Джабал Абажи и имеет статус Признанный в Камарилье в домене Дублина, Ирландия. Стоило по скорее разобраться с деталями и быстрее покинуть это место. Не так представлял себе птенец свое прибытие в город.

Отредактировано Джереми О'Коннел (2011-06-15 16:38:03)

0

44

Взяв письмо, Таркин отдал Джереми планы Элизиума. Собственно на самих планах было изображено здание, с учетом изменений, которые были проведены ритуалами клана Тремер. На бумаге были отмечены крестиками и кружочками места, на которых должны были оказаться канистры с бензином и динамит. Причем если первое занимало большую часть углов помещения и даже центральные области, то динамит распологался ближе к опорам строения. -Изучайте, я настойтельно советую вам следовать этому плану, чтобы все вышло. Не переживайте, охраны у Элизиума вы не встретите. Там сейчас вообще пусто. Я ведь сказал, это пожелание Князя, -произнес примоген, забирая письмо из рук Ассамита. Письмо Малкавиан прочел и, в целом, его содержание удовлетворило любопытство Таркина. Дождавшись, пока О'Коннел закончит изучать план, Мак'кави протянул ему письмо обратно и добавил: -Завтра я вам сообщу, где можно будет найти Князя, чтобы он вас представил. Если вы, конечно выполните свою часть договора. Как видите, свою я выполнил. Удачной ночи, мистер О'Коннел. После этих слов, взгляд примогена стал абсолютно безразличен к Ассамиту, ибо Таркин явно размышлял о предстоящем разговоре с сородичами, которых он пригласил в свой кабинет.

+2

45

Джерри водил глазами по плану, стараясь запомнить детали и местоположение кружков и крестиков.  Видимо, все настолько просто, что подобное задание решают доверить приезжему вампиру или..сплошная подстава. Нужно будет позвонить Сиру. Джереми кивнул то ли своим мыслям, то ли тому, что сказал Таркин.  Ассамит принял письмо и убрал его обратно. Найдя взглядом свой рюкзак он поднял его и спрятал там план Элизиума, а заодно предложенный пакет с кровью.[Тарата БП на восстановление раны от кола] Он почувствовал как внутри него начинает свербить, по мимо возросшего голода, знакомое чувство, даже - необходимость. Желание возникающее в глубине сущности вампира призывало его скорее сменить внешность, накинуть новую маску и убраться отсюда. Его еще ждут дела, а время идет, не за горами рассвет. "Стоит позвонить тому парню, спросить где лучше заночевать в городе.  не нравится мне все это, но интересно, чем все закончится."
- Увидимся завтра, Многоуважаемый Таркин. Ночи - сказал ассамит на прощанье, открывая дверь кабинета и оставляя МакКави одного

в Минус Второй этаж Клуб Моментум

Отредактировано Джереми О'Коннел (2011-06-16 13:49:19)

0

46

Вампиры начали вставать и расходиться в разные стороны, это означало, что собрание окончено. Виктор выждал еще немного, на тот случай, если к девушке захотят подойти «свои» и поговорить. Но Констанция поднялась из-за стола и, поправив свой плащ, сразу же направилась в сторону лестницы. Гуль, как можно быстрее и незаметнее преодолел разделяющее  их пространство и поравнялся с девушкой. Надо бы рассказать, что стало известно о судьбе тех людей, о которых просили узнать.
- Все люди найдены: двое мужчин задержаны и находятся в тюрьме, девушка в больнице. – Как можно тише произнес Виктор, идя немного позади вампира.
Вентру немного повернула голову в сторону гуля, но не сбавляя шагу, тут же ответила.
- Утром позвони нашим адвокатам, пускай уладят этот вопрос и подготовят все необходимые бумаги.
Значит гули этого Вернера Мейснера найдены. Прекрасно, у меня на них свои планы…
Лестница начала спускаться вниз, уводя Виктора с девушкой все ниже и ниже в покои Элизиума малкавианина.
Наконец, пройдя через все посты охраны, они оказались у кабинета примогена. Дверь была открыта, из кабинета вышел рыжеволосый  молодой человек.
Человек, видимо гуль, находящийся в небольшой комнате, которая предшествовала кабинету малкавианина, посмотрев на девушку, кивнул, давая понять, что ее готовы принять.
Констанция скинула свой плащ, передавая его Виктору и прошла в кабинет МакКави.
Войдя в кабинет Тарка, Констанция увидела примогена, сидящего за рабочим столом. Он о чем-то размышлял. Собственно Таркин размышлял о встрече, которая состоялась в клубе и о том, во что все это выльется. Впрочем, Малкавиан надеялся все это решить. Увидев вошедшую девушку, он произнес:
-Доброй ночи, мисс Шильдкнехт, рад, что вы смогли зайти. Присаживайтесь, - добавил он, кивнув на одно из кресел. - Я хотел вы поговорить с вами о завтрашнем дне и Совете. Уважаемый Александр будет на нем присутствовать? - поинтересовался Мак'кави.
Ну вот и настала эта минута… Придется рассказать, что она не уберегла своего Сира: недостаточно мер безопасности было предпринято в отеле. И ей все равно было, что это сам Александр пригласил тех двоих, у него были, возможно, на них свои планы. Значит, должен был произведен еще более тщательный осмотр пришедших, в кабинете должен был находиться Виктор, охранять своего Домитора. Но что теперь об этом рассуждать, разве что на будущее, когда Александр очнется…
Немного помедлив с ответом, вампир все же ответила.
- Еще раз здравствуйте, примоген. Боюсь у меня еще одни не радостные вести… Вчера в отеле было совершенно нападение на Александра. Нападавший был ласомбра со своей девчонкой.
Сцены насилия, выстрелы, всплыли перед глазами вентру. 
- Преступников удалось ликвидировать, но Примоген серьезно пострадал… Он находиться сейчас без сознания и пока неизвестно как скоро он придет в себя.
- В торпоре? - Малкавиан резко встал со своего места, а затем сел. - Это очень плохо, без него выборы Князя будет провести очень сложно...
Примоген задумчиво посмотрел куда-то сквозь Констанцию.
- Однако, это не повод отменять Совет. Сейчас я не знаю, где мы будем его проводить, но непременно сообщу вам и я хочу, чтобы вы были там, раз этого не может уважаемый Александр. - Сообщить ей или не стоит? - размышлял Таркин, оценивая все за и против. Определившись, Мак'кави произнес: 
- Мисс Шильдкнехт, я склонен подозревать, что в городе объявилась стая Саббата. Учитывая то, что вы сказали, я лишь уверился в этом. Поэтому я хотел бы вас попросить, чтобы вы выделили часть людей на охрану Элизиума Князя. Говорю сразу, вы рискуете потерять их всех, если они не будут действовать согласно плану. Если вы согласны, то я вам расскажу детали. Если нет, то значит...я об этом не говорил. - Малкавиан внимательно посмотрел на девушку, ожидая ее ответа.
- Конечно, примоген, наши люди в вашем распоряжении. Я пошлю их к Элизиуму Князя, как только наш разговор будет окончен. Я и другие вентру, будем ждать от Вас известий о времени и месте Собрания. А также о поступающей новой информации о возможных передвижениях противника.
Выслушав то, что сказала Констанция, Малкавиан покачал головой:
- Нет, не сегодня посылайте их. Завтрашней ночью. Теперь слушайте. Я собираюсь устроить ловушку для Саббата в Элизиуме Князя. Он будет заминирован и взрыв разнесет всех, кто будет внутри. Поэтому мне надо, чтобы около Элизиума была видимая оживленность, чтобы стая купилась на это и зашла внутрь, -  Таркин сделал паузу и продолжил. - Именно поэтому, я попросил, чтобы ваши люди следовали простому плану. При появлении большой группы неизвестных сородичей, ваши люди должны немедленно отступать. Не убегать, но именно отступать, так, чтобы создавалось впечатление, что они собираются осесть внутри здания. После этого, как только члены Саббата зайдут внутрь, Элизиум взорвется и надо будет быть как можно дальше от этого места. Ясно? 
- Да, вполне. Я пошлю смертных завтра ночью к Элизиуму князя.
- Благодарю за помощь. Сожалею, что такое произошло в примогеном Вентру. - сказал Таркин. - Думаю, на сегодня все. До завтра, мисс Шильдкнехт.
Попрощавшись, примоген принялся обдумывать следующий ход в этой партии.
- Всего доброго примоген.
Констанция встала и вышла из кабинета Тарка. Взяв из рук Виктора плащ, вампир девушка направилась к выходу. Рассвет неумолимо приближался и надо было спешить встретить его в уютных пастелях Grand Hotel Krasnapolsky.

Третья игровая ночь для Констанции закончилась.

Grand Hotel Krasnapolsky

Отредактировано Констанция (2011-06-21 00:15:35)

0

47

=====> Клуб "Momentum", Второй этаж

Дрезден зашёл в кабинет Мак'кави со слабой улыбкой на губах. Войдя в кабинет примогена, Максимилиан увидел, что за рабочим столом сидит Малкавиан, с немного озабоченным видом. Что именно беспокоило Таркина было известно только ему одному. Увидев Гангрела, он произнес:
- Рад, что вы пришли, уважаемый Максимилиан. Присаживайтесь, - добавил он, кивнув на одно из кресел.
Максимилиан сел в кресло:
- Я уже говорил вам, что порой восхищаюсь вашим чилдом, Таркин? Сочетание ума, здравого смысла и собственного достоинства встречается крайне редко в эти-то ночи.
Примоген улыбнулся и ответил:
- Да, она умеет поражать. Когда я ее впервые встретил, она тоже была...удивительной.
- Впрочем, - лицо Таркина снова стало серьезным. - К сожалению, сейчас совершенно нет времени, чтобы вспоминать было. Я попросил вас зайти, чтобы обсудить некоторые вопросы. Первый касательно Совета, я еще не определился с местом, где он будет проходить, но хотел бы, что вы там присутствовали. И еще кто-нибудь из вашего клана, кому вы доверяете.
- Учитывая крайне ограниченный контингент, мне будет не сложно выбрать, - гангрел снял очки, потёр висок и сунул их в карман тренча. - А второй вопрос?
- Второй вопрос менее приятен чем первый, - Таркин на мгновение замолчал, размышляя о том, как об этом сообщить Максимилиану. - Помните я упоминал о некоей Кори Лендхилд? Так вот, мне довелось выслать за ней шпиона, которого она убила. На кладбище, размозжив ему голову. Нет, я не спорю, что убивать шпиона дело нужное, но без допросов, без каких-либо подозрений и опасений? Я не верю в такие вещи. Да и вообще... поведение этой юной особы, навело меня на мысль, что она является инфильтратором Саббата. Поэтому я попросил ей не доверять. С другой стороны, я ожидаю, что она намного опасней, чем кажется, поэтому... Если вы вдруг ее увидите, не пытайтесь уничтожить в одиночку. Надо узнать, где ее убежище.
- У меня есть некоторый опыт в этих делах, мистер Мак'кави, и я вас уверяю, следовать за шабашитом в логово его стаи не слишком разумно. Во-первых, это само по себе гораздо опаснее, чем конфронтация один на один, - на губах старейшины заиграла самодовольная улыбка. - А, во-вторых, я не думаю, что мы будем способны в ближайшее время собрать достаточно сородичей, чтобы атаковать целую стаю шабашитов. Конечно, если мне удастся поймать её и застать врасплох, я не премину воспользоваться ситуацией. Но посылать представителей своего клана следить за ней я не стану.
- Я понимаю... Нет, я не говорю, что обязательно надо следить, просто... Я готовлю этой компании небольшой сюрприз, - примоген ухмыльнулся. - А если все удастся, то мы одержим небольшую победу. Просто я не хочу, чтобы их спугнули атакой. Сами понимаете, если мы убьем сейчас несколько мелких сошек, то остальные зароются и будут ждать другого удачного момента. Но это все к тому, чтобы при предупредили тех, кому доверяете, об этой информации. И да, Максимилиан, я хочу, чтобы вы мне нашли кого-нибудь, кто завтра может быть неподалеку от Элизиума Князя. Я хочу создать там небольшое оживление из младших сородичей, однако, в случае опасности, они должны непременно бежать. И не в здание. Но так, чтобы казалось, что они хотят спрятаться внутри. Немного сложно звучит, я понимаю, но так надо.
- Полагаю, это легко можно устроить, - задумчиво ответил Дрезден. - А где последний раз видели эту Кори? Если мы собираемся устроить засаду, будет разумнее предупредить сородичей, чтобы они держались от неё подальше.
- Последний раз я ее видел сидящей на том же кресле, что и вы, Максимилиан, - улыбнувшись, произнес Таркин, о том, что он преследовал ее в Астральной проекции, Малкавиан предпочел умолчать. - И я думаю, не важно, как она выглядит. Если в их стае есть Тзимици, то это нам ничего не поможет. Я хочу, чтобы сородичи учитывали имя данной особы. Что-же насчет засады... Она будет внутри Элизиума, но ее организацией я займусь лично, однако внутрь заходить... не стоит. Это может стоить нежизни. В целом, это все, что я хотел вам сообщить. О месте проведения Совета я вам сообщу. У меня есть одна мысль, но это зависит от того, согласится ли один сородич на мое предложение.
- Замечательно, - Дрезден поднялся с кресла и надел зеркальные очки. - Если у вас появится новая информация или вы определитесь с местом проведения Совета, дайте мне знать. Я отключаю телефон во время лекций, но регулярно проверяю автоответчик.
- Всенепременно, удачной ночи уважаемый Максимилиан, - попрощался Малкавиан и вернулся к размышлениям о том, что надо будет сделать.
- И вам удачной ночи, мистер Мак'кави, - гангрел вышел и закрыл за собой дверь.

=====> Клуб "Momentum", Второй этаж

0

48

Оказавшись на первом этаже, Дэмиан попал в самое сердце клуба – танцпол, на котором во всевозможных конвульсиях дергались смертные, естественно находившиеся под действием наркотиков. А как иначе, кто в здравом уме выдержит три-четыре часа таких активных телодвижений, и при этом будет считать себя отлично отдохнувшим?
Не особо спеша, пробираясь сквозь толпу, Грэхем в отличии от большинства сородичей родившихся раньше пятидесятых годов двадцатого века, не брюзжал, не ворчал на современную музыку, и не вспоминал с ностальгической слезой умиления то, что слушали в его молодости. Дэмиану нравилась музыка двадцать первого столетия, ему нравилась техника нового века, способная создавать столь мощный звук, заставляя организм вибрировать, что слегка напоминало Грэхему о тех чудных временах, когда он был жив.
Побродив некоторое время по клубу в поисках дороги к кабинету примогена, при этом несколько раз проклянув его за технику приема в порядке живой очереди, не забыв в своих проклятиях упомянуть и себя, за то что не пошел за Маккави сразу, Грэхем наконец нашел место боле менее запретное, о чем можно было судить по двум охранникам, стоящих возле дверей во всеоружии. Скорее всего это и был тот самый «кабинет».
Стоило только Грэхему подойти ближе, как двери распахнулись и оттуда вышел мистер Дрезден, после чего Дэмиану тут-же кивнул находившийся неподалеку секретарь, сообщая тем самым о том, что он может зайти.

Войдя в кабинет примогена, Дэмиан увидел, что за рабочим столом сидит Малкавиан, явно занятый созерцанием потолка и о чем-то размышляющем. Малкавиан обдумывал картину, которая вырисовывалась на следующую ночь. Картина была совершенно не веселой, от того Таркин выглядел уставшим. Увидев Ласомбра, он произнес: -Здравствуй, мистер Грэхэм, вот нам и довелось поговорить с глазу на глаз. Присаживайтесь, - добавил он, кивнув на одно из кресел. -Посмотрим, что насколько тебе важно пребывание в этом городе, - подумал Мак'кави разглядывая Дэмиана.

Время, понадобившееся на то, чтобы спокойной, неспешной походкой добраться до кресла, Дэмиан потратил на внимательное изучение окружающего пространства, оценивая обстановку на случай необходимости поспешно ретироваться. Без зазрений совести разглядывая места, откуда может прийти опасность, вроде шкафов, дверей, диванов с высокой спинкой, ну и окон. Старя, но очень полезная привычка.
- Благодарю. – добравшись наконец до указанного ему предмета мебели, ответил он на предложение присесть. После чего погрузился в удобные объятия кресла, слегка поерзав и расположившись в нем как можно комфортнее.
«Что, и даже выпить не предложит?» подумал Дэмиан уставившись куда-то на руки собеседника. Слишком уж часто он встречал пафосных старейшин, считающих что к ним все приходят пить кровь из красивой бутылки.
- Я понимаю что мое слово о собственной непричастности к Шабашу мало чего стоит. – Грэхем решил сразу перейти к делу, без прелюдий, - И особых гарантий о своих… « относительно добрых намерениях» я предоставить не могу, впрочем как и большинство сородичей. Разве что информацию о моем местонахождении можно продать Друзьям Ночи, но боюсь тогда этому славному городу не миновать осады. Уж очень щепетильны некоторые представители «той секты» в вопросах отступников. – последнее предложение Дэмиан проговаривал с некой довольной ухмылкой, не иначе вспоминал ту саму «щепетильность».

Уловив манеру поведения Дэмиана, Малкавиан внутренне поставил галочку, все же он тоже относился к тем личностям, которые любят оценивать обстановку, в которую попали, ища заранее пути отступления. Вот только в кабинете примогена, для гостей, не было путей для отступления. Как отсюда сбежать, знал только сам Таркин и его гули. -Значит, мы сойдемся на взаимном недоверии, - пронеслось в голове Мак'кави, после слов Ласомбра.
-Мистер Грэхэм, я вполне склонен доверять поручительству уважаемого Максимилиана, однако, вы прекрасно понимаете, что сейчас этого мало. Продавать о вас информацию кому-либо я не намерен. Мне самому не нужны лишние тени за спиной. Я попросил вас зайти ко мне, потому что хотел попросить вас об одолжении. Но, для начала я хотел бы узнать одну вещь. Я слышал, что Ласомбра умеют перемещаться сквозь тени. Не подумайте чего, но вы на это способны? Просто... Моя просьба будет сопряжена с некоторой степенью риска, для нежизни. Примоген замолчал, ожидая ответа от Дэмиана.

«Просьба, исполнение которой несет в себе риск для нежизни?», этого стоило ожидать, в этом мире ничего не достается бесплатно, уж точно не в обществе кайнитов.
Задумавшись на секунду, Дэмиан поднял руку и мечтательно почесав свою щетину, решил немного, совсем чуть-чуть просветить собеседника в вопросах Власти над Тенью, пусть понервничает, немного страха за свою нежизнь еще никому не помешало.
- Да, Ласомбра могут это делать, но я к сожалению не достаточно стар и могущественен для этого. – с легким сожалением в голосе ответил Грэхем, умолчав о том, что эта способность крайне сложна и вообще мало кому доступна.

-Ясно... Что-же, я ожидал услышать что-то похожее, - лицо примогена выразило легкую досаду, однако это явно не остановило его. -Это усложняет задачу, однако не делает ее невозможной. Я буду с вами откровенен настолько, насколько это возможно в моей ситуации. Думаю, вы это поймете. В городе появился Саббат, так что вы понимаете, какую я ответственность беру на себя, доверяя вам. Поэтому, я хочу, чтобы приняли небольшое участие в акции, по уничтожению этой стаи. Вам не придется сражаться, гарантирую, если вы сами не захотите. Я хочу устроить небольшую ловушку в Элизиуме бывшего Князя Амстердама. Вы же будете тем, кто ее реализует. Здание Элизиума будет заминировано, мне нужно, чтобы в тот момент, когда группа неизвестных сородичей войдет в Элизиум, вы всего-лишь находились достаточно близко, чтобы швырнуть гранату в окно здания и убежать. Но это зависит от вас, соглашаться или нет.

- Хмм… будь я там в качестве приманки, то суть моего участия в этой… «операции» не вызывала бы вопросов. – слегка прищурившись ответил Дэмиан, при этом мысленно и обильно выругавшись, - Но детонировать взрывчатку при помощи гранаты? Это не только мягко говоря ненадежно, но и довольно бессмысленно, когда есть более простая альтернатива в виде дистанционного подрыва. Я не сомневаюсь что план несколько глубже этих поверхностных объяснений, и не в моих правилах соглашаться на сделку, не зная подробностей.

Малкавиан кивнул, соглашаясь, что заявление Дэмиана резонно. -На самом деле, достать хорошую взрывчатку в наше время довольно сложно, поэтому я обошелся просто довольно приличными запасами бензина и...запасами изобретения всеми известного человека, по фамилии Нобель. Все же главное в это деле огонь, а не взрывная волна. Граната здесь нужна, чтобы начался пожар, огонь сделает все остальное. Вам ничего не будет грозить, если все члены Саббата зайдут внутрь здания. Если нет, то я не могу давать никаких гарантий. Это не сложное задание, вмеру рискованное. Я мог бы послать любого из своих людей, но хочу поручить это вам. Чтобы у меня не было сомнений. В чем не было бы сомнений, Таркин договаривать не стал, это было и так понятно.

Дэмиан слегка приподнял свою левую бровь, еле заметно изобразив на лице то-ли удивление, то-ли сомнение. Отлично придумано, эта ловушка может быть обращена как против Шабаша, так и против возможных шпионов, и даже если в том злополучном месте вдруг появятся «ожидаемые гости», то в случае фатальной неудачи пострадает лишь Ласомбра. Грэхем сомневался в небывалом успехе все этой операции, ведь в назначенное место явятся далеко не все представители «той секты», если их конечно в городе иметься больше двух особей, да и то при этом приманка должна быть стоящей. Но возможность уменьшить численность своих «соперников» не могла не заинтересовать его.
- Ну чтож, я согласен, правда не стоит рассчитывать на то, что я стану рисковать своей шкурой, если вдруг запахнет жаренным. – не совсем уверенный в правильности перевода на Голландский, произнес эту фразу Дэмиан.
- Я так понимаю что после этой небольшой «работы»,  смогу рассчитывать на поддержку в своих намерениях на длительное проживание в этом городе? – спросил Грэхем посмотрев куда-то на нос Маккави.

-Порой Ласомбра бывает тяжее убедить в чем-то, чем Вентру. А еще говорят, что это вторые упертые, - промелькнуло в голове Таркина, пока он слушал ответ Дэмиана, -Вот вроде все хорошо, так найдут тысячу мелочей, из за которых на них может внезапность свалиться Тзимици 5 поколения. Тем не менее Малкавиан кивнул и ответил: -Я не прошу рисковать собственной нежизнью и в одиночку устраивать там бой с членами стаи. От вас только нужно быть в нужное время, в нужном месте, сделать простое дело и сбежать, - Мак'кави довольно доброжелательно улыбнулся и добавил: -Да, если все пройдет хорошо и мы с вами еще будем живы в следующие ночи, то я постараюсь сделать так, чтобы у вас не было проблем с тем, чтобы задержаться в городе. Таркин откнулся на спинку своего стула, явно удовлетворенный ходом дела.

Грэхем был просто мастером оказываться в нужном месте и в нужное время, правда это заканчивалось как правило не слишком хорошо – трупы, взрывы, мятежи и чрезвычайное и военное положения… и это только часть тех «обычных», закономерных итогов его вмешательства. Впрочем он верил в здравый смысл, и нежелание кого-либо обрывать взаимовыгодное сотрудничество, поэтому он и согласился на запланированное мероприятие. В конце-концов, даже если его подставят и он взорвет элизиум прямо с выведенным из строя, но относительно существующим Князем внутри, быстро исчезать из города ему не привыкать, жалко только будет оставлять свой недавно найденный деликатес.
- Обсудим подробности сейчас, или провернем все в лучших традициях шпионских боевиков, с выдачей информации непосредственно перед «миссией», чего мне конечно не хотелось-бы. – «ненавязчиво» намекнул Грэхем о своем желании узнать как можно больше. В положительном раскладе Дэмиан почти не сомневался, его редко считали шпионом Шабаша… ну кто будет подозревать Ласомбру, открыто говорящего о своей клановой принадлежности, в симпатиях к вражескому лагерю?

Малкавиан чуть не закатил глаза от вопроса Грэхэма. -Тебе что, подробностей мало? Рассказать как будут гореть лопатоголовые? -мысленно спросил он. -Можно обсудить подробности и сейчас. Итак, около Элизиума будет массовка в виде смертных из охраны примогена Вентру и несколько молодых сородичей, скорее всего знакомый уважаемого мистера Дрездена, -начал говорить Таркин, разглядывая точку за спиной Ласомбра, будто представляя всю эту картину. -Саббат туда прийдет, потому что там будет проходить Совет примогенов. Более того, скажу я вам, проходить он будет в другом месте. Думаю, вам известна стратегия Саббата в нападениях, так что не увидеть их будет проблематично. После того, как эти бравые ребята утрамбуются в здании или хотя бы половина их, то вы, - примоген кивнул Дэмиану, будто указывая ему, что это он и будет, Появляетесь и бросаете в дверной проем гранату. Могу обеспечить связкой, если у вас нет. После этого происходит бум, пожар, а затем еще один большой бум. Еще вопросы?

Грэхем запрокинул голову к потолку, изображая процесс тяжелейших раздумий, после чего, через некоторое, непродолжительное время, опустил взгляд на собеседника, и задумчиво, словно наглядно показывая свою неудовлетворенность столь простой формулировкой, протянул.
Ммм, нет, стоящих вопросов больше нет. – ответил Дэмиан небрежно стряхивая кусочки земли со своего рукава, - Разве что… неплохо было-бы ознакомиться со схемой расположения взрывчатки и топлива. Они ведь имеются? В таком деле не стоит рассчитывать на удачу. – проговорил он слегка повернув голову в направлении взгляда Маккави, - Упоминания о бросках гранаты в окно, скажем с крыши находящегося напротив здания, нравились мне куда больше чем появления в дверных проемах. Не могу сказать что в моих предпочтениях присутствует нахождения в заминированных помещениях. А те самые "схемы", могли-бы мне помочь в расчете оптимальной точки подрыва.
- И да, зажигательные гранаты мне не помешают, мои осколочные совершенно не годятся для таких целей! – будто спохватившись добавил Грэхем, приподняв за два пальца свой тяжелый карман пиджака, в котором болталось подаренное ему орудие массовой смерти.

Выслушав предложение Ласомбра, Таркин приподнял правую бровь. -Может тебе еще и РПГ выдать, чтобы совсем не заморачиваться откуда и куда стрелять? -подумал Малкавиан. Тем не менее, он был не против показать карту строения, в котором размещался Элизиум Князя. Откуда она была у примогена, знал наверное только он сам. -Хорошо, вот карта строения. Взрывчатка расположена около опор, на которых стоит здание, канистры же с бензином распределены по каждому углу комнат. Проще говоря, по четыре канистры в среднем на комнату, -говоря все это, Малкавиан указывал на крестики на карте, было видно, что он подошел к этому дело с легким энтузиазмом. -Бросать что-то в окна, я думаю, будет как минимум глупо. Элизиум защищен магией клана Тремер и поэтому, попасть внутрь через окно...проблематично и сородичу и гранате. Собственно потому я и спрашивал вас, о ваших возможностях, обладая таким умением, было бы намного проще все это провернуть,  - произнес Таркин, -Зажигательные гранаты вам выдаст мой гуль. Извиняюсь, но дать вам гранатомет не могу. Что-то еще хотите узнать? - поинтересовался примоген.

Склонившись над планом здания, Дэмиан, слегка сжав свои челюсти, и изобразив сложнейшие мыслительные процессы, внимательно рассматривал чертеж, запоминая расположение заветных крестиков, и возможных путей отходов, вроде мест пролегания коммуникаций. С каждой новой минутой эта затея определенно нравилась ему все меньше и меньше, теперь ему придется находиться в здании с ограниченными возможностями проникновения внутрь, а значит и количество выходов там имеется ненамного больше.
Похоже Дэмиану все-же понадобятся услуги мистера Вольфа, для приобретения дистанционного детонатора. В конце концов, его туда отправляют дабы проверить «политическую принадлежность», хотят чтобы он был тем самым сородичем, что отправит Шабашистов на встречу к смерти, или тем самым сородичем что раскроет им этот «чудесный» план, кого будет волновать что он воспользовался ради этого дополнительными средствами?
- Пожалуй кроме адреса этого Элизиума, времени в которое я должен быть там, и информации на предполагаемых членов Шабаша, мне больше ничего не понадобиться. – не отвлекаясь от чертежей проговорил Дэмиан, доставая из кармана телефон, и фотографируя планы. Мысль о том, чтобы спросить на такие манипуляции разрешения от примогена, даже не посетила голову Грэхема, если конечно не считать слабое опасение о неадекватной реакции старейшины на «маленький демонический параллелепипед».

Реакция примогена на "демонический параллелепипед" была отрицательной, точнее ее не было. Вид телефона довольно давно перестал удивлять Мак'кави, поэтому он не стал обращать внимание на такие вещи и произнес: -Время начала операции в полночь и, думаю, если втечении трех часов никто не объявится, то или Саббат передумал нападать или же мы все мертвы, - Таркин пожал плечами, будто это хоть и печально, но факт, - Что же до внешности предполагаемых членов, среди них есть Тзимици, поэтому внешность у них может быть любая. Но вот явно недружелюбно настроенная. Что же до адреса, вот вам бумажка с оным, - добавил Малкавиан, протягивая карточку с адресом здания Элизиума.

- Отлично! Ну я пожалуй теперь пойду, еще с убежищем разбираться. – проговорил Грэхем мельком бросив взгляд на свой телефон, и увидев на дисплее большие цифры, показывающие примерное время до рассвета, - Адъес! – внезапно вспомнив испанский, попрощался Дэмиан с мистером Маккави вставая со своего кресла, - Надеюсь еще увидимся… - уже поворачиваясь по направлению к выходу, слегка сыронизировал он над фразой примогена о возможной всеобщей смерти. Уж Грэхем то точно второй раз умирать не собирался.

-До встречи, - попрощался Малкавиан. Набрав номер своего гуля, он распорядился, чтобы Дэмиану выдали зажигательные гранаты. Так что на выходе из кабинета, Грэхэма ждали гуль с небольшим чемоданом, внутри которого лежало пять гранат.

Вход и первый этаж.

+1

49

После того, как Дэмиан покинул кабинет примогена, Таркин решил заняться вопросом касательно места проведения Совета. В целом, появления Тремера с особняком было соишком хорошим совпадением, чтобы этим не воспользоваться. Другой вопрос это цена, из за своих взглядов, Малкавиану было немного проблематично представить, что захочет Александр. По сути, Мак'кави использовал несколько рычагов влияния на смертных и очень часто они проходили и на сородичах, но не всегда. Все же, у вампиров порой бывают совершенно другие ценности. Однако, Малкавиану снова повезло, Герман принес ему небольшую видеозапись, в которой был показан разговор Батори и Вернера, причем, судя по странности поведения Гангрела и учитывая тот факт, что он выпил кровь Тремена, можно было явно догадаться, что колдун использовал Дисциплины. Малкавиан поморщился, как от зубной боли. -Ну ведь просил же... - подумал он. Взяв телефон, Таркин набрал номер и, дождавшись "поднятия" трубки, произнес: -Доброй ночи мистер Батори. Надеюсь, я не отвлек вас от какого-нибудь важного дела. Я хотел бы попросить вас о небольшой услуге, для всей Камарильи.

- Скорее доброго утра, господин Мак'кави, - ответил Батори. - Я вас внимательно слушаю, примоген, что за услугу вы ожидаете от меня?
-Вот теперь начинается, самое увлекательное, подумал примоген и ответил: - Как я уже говорил, завтрашней ночью должен быть Совет. Но, у меня есть подозрения, теперь уже подтвердившиеся, что в городе Саббат. Поэтому я хочу устроить им сюрприз, а для сородичей нужно место, где они будут в безопасности на время Совета. Поэтому я хотел бы, чтобы вы разрешили провести Совет у вас в особняке, - на что получил следующий ответ: - Интересно, откуда у вас возникли эти подозрения, хотя об этом мы можем поговорить после. И, что же я получу в обмен на свое гостеприимство? Хочу сразу оговориться, я всегда буду рад видеть вас, или Адель, или представителя любого клана Камарильи, но вот представителей отступников гангрел я не жалую в своем убежище. И нелюбовь эта у нас взаимна... обычно. Но, столь важное собрание, я полагаю, не может пройти без представителей этого клана, поэтому я и желаю поинтересоваться о компенсации, которую я получу, за изменение своим принципам на следующую ночь.
Именно этого вопроса Таркин и ожидал, поэтому начал издалека: -Кстате о Гангрелах...Мистер Батори, вы когда-нибудь видели разговаривающую статую? Ответ Тремера вызвал на лице примогена улыбку, с примесью раздражения: - Не понимаю о чем вы, господин Мак'кави, поэтому он уточнил: -Вот и я не понимаю мистер Батори. Смотрю я фильм, значит, разговаривают там волшебник и человек. Потом человек превращается в статую и продолжает говорить. А лицо, совсем без эмоций, представляете? Потом она ходит и пьет кровь волшебника. Чудеса, не так ли?
- Да, однозначно, нечто поразительное, - Батори явно вид, что продолжает не понимать, о чем идет речь, - Ну так, что же вы мне предложите за мое гостеприимство? Прошу говорить конкретней, господин примоген, ибо рассвет приближается и у нас, к сожалению, нету времени на лишние любезности.
-Ты сидишь у себя в Убежище, причем так что не тебе про вермя говорить, колдун, - мысленно проворчал Мак'кави и продолжил:
-Вот, собственно этот фильм мне не понравился. Я его даже выкину наверное, если он вам тоже не нравиться, - интонация Малкавиана говорила следующее "я знаю, что ты знаешь, что я знаю" -Что же насчет вашего предложения. Я попрошу членов Совета, дать вам право голоса, в выборе нового Князя. Согласны?

- Что делать с фильмом решать исключительно вам, я не вправе распоряжаться вашим имуществом, господин примоген. А насчет права голоса, у меня к вам есть немного другое предложение, которое мы обсудим в деталях чуть позже, быть может, следующим вечером... Для начала вы бы не могли сказать, кто основные кандидаты на пост князя? Вопрос Тремера озадачил Мак'кави, в целом он не особо задумывался над тем кто за кого будет голосовать, Малкавиан обычно делал выбор в пользу того, кто в состоянии удержать город. Немного поразмыслив, он ответил: -Кроме меня? Скорее всего, примоген Вентру или примоген Тореодор. У обоих достаточно большое влияние в городе. Я, скорее всего поддержку многоуважаемого Александра из клана Вентру. Судя по всему, Александр готовился к подобному разговору давно, потому что встречное предложение Малкавиану не понравилось: - Как я вам уже говорил, господин Мак'кави, ситуация в городе уже привлекла внимание высокопоставленных особ, поэтому, возможно, выборы князя будут завтра проходить не совсем так, как вы планируете, поэтому в ответ на ваше предложение, могу предложить следующее: князя, в ближайшую ночь, выбирать не будем, но составим триумвират, который будет координировать действия примогената и Камарильи в ближайшие ночи, для урегулирования ситуации в городе и обеспечения защиты, ибо многие могут быть недовольны появлением князя не из их клана, и это породит новый виток интриг, которые будут отвлекать от главной цели - мира и безопасносит в городе. Президиум в триумвирате, думаю, наиболее уместно будет предоставить вам, я окажу максимально возможную помощь и поддержку, которая потребуется, а агент сверху думаю, так же не откажется помочь... И будет представлять верхи. Как вам такое предложение?
Причем сказать "не понравилось" было бы не совсем верно. Предложение вызывало удивление. -Он шутит так чтоли? Какая разница при этом? Недовольные будут всегда. А так мы получаем лишнюю мороку... Что-то ты хитришь Тремер... Поэтому Мак'кави решил немного "посветить картами", чтобы узнать, насколько устойчиво предложение Александра: -Мистер Батори, вы ведь понимаете, что этот президиум в триумвирате ничем не отличается от Совета. Просто это более сложная форма его контроля. Недовольные все равно будут, они будут всегда, с этим ничего не поделаешь. Я могу предложить ваш вариант на Совете, но пусть решают примогены, надо это или нет. В любом случае, триумвират будет распущен сразу после окончания военного положения в городе и будет выбран Князь. Я просто не люблю усложнять то, что и так произойдет. Что-же до сородичей из верхов, то с тем же успехом можно вызвать Архонта и он решит, кто здесь прав, а кто нет, и сам будет управлять городом. Вам это надо? Мне лично нет, - упоминать, какого именно Архонта Малкавиан может позвать, Таркин не стал. Ибо вопрос Сира Мак'кави не касался Тремера никаким образом.
- Господин Мак'кави, вы категорически отказываетесь понимать мои слова... - Таркин услышал, как Тремер тяжко вздохнул в трубку и этот разговор перестал ему нравиться, - Ладно, скажу более прямо... Я предлагаю то, что архонта устроит...  И, конечно же, князь будет выбран по окончании военного положения.
Однако, деваться уже все равно было некуда, раз карты примерно равны, то остается правильно разыграть все это. А небольшая уступка Тремеру, в любом случае входила в плана Таркина, особенно, учитывая то, что ничего конкретного он обещать не собирался. Мак'кави вообще был не склонен обещать то, что не сможет сделать: - Мистер Батори, Архонта всегда устраивает только мнение Архонт, поэтому, как я уже сказал, я предложу ваш вариант примогенам. И если будут те, кто одобрит ваше предложение, я его поддержу. Такой вариант вас устраивает? Повлиять на мнение всего Совета, порой не может даже Князь. Я предлагаю вам сделать одолжение всему Совету, а не только мне, я вполне способен пережить много проблем. Решать вам, соглашаетесь ли вы на такие условия или нет. Если хотите, можете вызывать Архонта, пусть узаконивает все, на что будет его воля. Только, боюсь, будет нечего потом узаконивать. Меня больше волнует безопасность сородичей, а обещать то, что не в моих силах, не в моих привычках.
Впрочем, судя по всему, Александра устроил уклончивый ответ примогена: - Меня удовлетворяет ваш ответ... Можете быть уверены, если это предложение поддержат, то претворение его в жизнь послужит лишь на благо Камарилье. Жду вас следующей ночью, в половине одиннадцатого, всех остальных пригласите к одиннадцати. Все сородичи, что проходили по лику земли более 200 лет могут взять с собой одного сопровождающего. Все остальные должны приходить по одному. И еще, вам необходимо максимально защищенное помещение? Или достаточно лишь будет .... не элизиума?
-Нет, он определенно издевается, он бы еще спросил, с каким оружием выставить охрану, - Таркин мысленно проскрежетал зубами, но ответил вполне спокойно: -Лично мне необходимо максимально защищенное помещение, о чем я вас просил относительно моего клуба. Что-же до встречи Совета, то это на ваше усмотрение. Я лично сомневаюсь, что Саббат внезапно узнает о месте сбора сородичей, однако, все возможно. В целом вопросы был решен, по мнение Малкавиана то уж точно, но видно и Батори считал так же.
- Чтож, постараюсь сделать все возможное, доброго дня, господин примоген. И, кстати, по поводу статуи. Думаю, она поплатилась за свою неучтивость, а мы, чародеи, ох как не любим подобного по отношению к себе. Иначе бы волшебник не стал бы тратить сил на…. никому ненужные статуи. - колдун, не ожидая ответа Таркина, положил трубку, а примоген, послушав гудки, выключил телефон и посмотрел на часы. Уже было 4:20 утра, значит скоро надо будет выезжать из клуба домой, ибо рассвет не за горами. Малкавиан написал смс Норду, чтобы он поторопился вернуться в "Momentum", а затем убрал телефон и принялся ждать ответа.

+1

50

Второй этаж-->
Молодой Гангрел, постучавшись в двери, отворил их.
- Разрешите, герр?
Отвлекшись, от своих рамышлений, Малкавиан посмотрел на дверь и, увидев Вернера ответил: -Заходите мистер Мейснер. По какому вопросу вы решили посетить мой кабинет?
Затворив за собою "калитку", Вернер вытянулся по струнке и чётко отрапортовал аки юнец, готовящийся вступить в гитлерюгенд,т.е. распираемый собственным величием и важностию момента:
- По вопросу использования Дисциплин в Вашем Элизиуме...
Таркин с деланным удивление приподнял брови, дескать "а оно разве не очевидно?" и ответил:
- Вообще в моем Элизиуме запрещено использовать Дисциплины. Ну, может исключая те случаи, если вы решили охмурить какого либо смертного на верхних этажах. Так что конкретно вас интересует?

- Прошу прощения - я наверное не так выразился. Я был подвергнут воздействию Дисциплинами.В вашем Элизиуме, герр.Только я мирно обсуждал оккультную картинку и вдруг...Я уже на коленях и присасываюсь к запястью Сородича...Вы не находите, что это несколько странно?
Пробормотав это, Мейснер несколько озадаченно принялся поправлять шляпу.
"-Ну что, мистер Батори, доигрались? Про видео то я забуду, однако, вот передо мной живой свидетель. Вторая оплошность за ночь..." - мысленно прокоментировал Малкавиан, а сам же ответил:
-Действительно странно. А были ли какие-либо еще свидетели произошедшего? И кто по вашему мог совершить такое действие?
Продолжая строить из себя школяра, пришедшего жаловаться к директору, но всё ещё сомневающемуся как это отразится на его моральном облике и оценке окружающих, Вернер принялся говорить:
- Сидели и чинно мирно беседовали.Ах да, я ещё не назвал предполагаемого нарушителя? Это наш залётный Тремер, да-да.
Так вот, мне требовалась консультация относительно странной настенной живописи, которую лицезрели многие, но не замечали...
Сделав прискорбное лицо, Мейснер подумал:
- Стоит ли доверять хмырю? Старый и зубастый...Опытный да и особых "сдвигов по фазе" не наблюдалось за ним...Играем в открытую?
- Р-р-рискни - буркнул недавнообретённый Волчара.
  - Сидели чинно-мирно.И вдруг я нахожу себя на полу, кланяющимся ему в ноги и чего-то лебезящим.Нет, я, конечно, со всем уважением отношусь к Сородичам, стоящим дольше меня в поддержании Столпов Камарильи...Но это...
Мейснер понял глаза к потолку и выдохнул, будто пытался привести себя в более-менее адекватное состояние.
- Далее было и вовсе странное, герр.Моя голова будто перестала мне повиноваться и я...Право слово, мне стыдно об этом даже говорить.Я припал к вскрытому запястью этого срумына!!!
Вернер не постеснялся в выражении - как-никак он имел на это право.
Вздохнув, Мейснер буркнул:
- Когда я вновь перестал быть наблюдателем действий моего тела, мой нос будто взорвался мириадом вспышек.Грёбанная магия, герр Таркин...Грёбанная магия будто пропитала всю комнату...Я,конечно, маловато топчу асфальт под этой луной, но сложить дважды два...
Медленно, чтобы не вызывать лишних подозрений, Мейснер вынул из торбы распечаточку с граффити и показал её Малкавиану.
- За это базар держали с ним, герр Таркин - буркнул Гангрел. - И когда я спешно направился к вам, то приметил, что герр Вульф и ваше Дитя - Адель находились неподалёку.
Вдохнув поглубже, Гангрел проговорил, вкладывая в голос весь спектр разрывающих его эмоций, всю гамму непередаваемых чувств:
- Герр Таркин...
Малкавиану конечно доводилось общаться с разными социальными слоями и он даже встречал негров из гетто, речь которых было довольно сложно понять. Однако, он все же поражался, встречая такое среди сородичей. Вроде ведь должны думать, куда идут, с кем общаются, но нет. Наверное из за такой манеры поведения Мейснера, Таркину и было легко понять еще на видео, что на Гангреле используют Дисциплины. "-И все же..." - мысленно сдерживал себя Мак'кави, "Я догадываюсь, почему колдун его заткнул." Все таки примоген не любил, когда к старшим относятся с неуважением и, пусть Тремер не имел никакой власти творить такое над Вернером, наказание было заслуженным. Однако, среди сородичей, этот момент мало кого волновал, поэтому Малкавиан собирался этим воспользоваться, но позже. Выслушав Мейснера, Таркин произнес:
-Да, это и вправду интересно. Особенно учитывая то, что вы, мистер Мейснер, умеете чувствовать магию. Однако, каких действий вы ожидаете от меня? Несмотря на то, что мистер Батори прибыл недавно, к несчастью, у него есть влиятельные союзники и просто так надавить на него проблематично. Однако, если подождать и использовать ваши сведения в нужный момент, то можно пошатнуть доверие к нему в городе, а попутно лишить доступа в мой Элизиум и, думаю не только мой. Если же накопить достаточно сведений, то новый Князь сможет вообще объявить на него Кровавую Охоту. Или вы хотите чего-то другого?
Кстате, - примоген с интересом посмотрел на предмет, о котором упоминал Вернер, -А что это за бумажка?
Вернер насупился.
- Да так. Последнее дело почившего во Каине Помощника Шерифа.
Положив распечатку на стол Примогену, Мейснер пробормотал:
- Вот как? Вас удивляет моя " чуйка" на его проклятье?
Гангрел сдавленно промычал.
- Мне кажется, что это он Вас ставит в неловкое положение, герр Таркин.Быть может,конечно, я забываюсь, но...Не правила вашего ли Элизиума нарушил наш новоприбывший гость?

Мейснер слегка надавил на последнее слово, отмечая, мол, гадёныш-то ещё в городе - никто.Так, непредставившийся Князю, нарушающий традиции...
- Последнее дело помошника Шерифа говорите? - перепросил Малкавиан, -Впрочем, это дело помошника Шерифа. Что-же насчет вашей...чувствительности к магии, мистер Мейснер, не изображайте деревенского дурачка, вы и сами знаете, что это редкость.
Примоген хмыкнул и продолжил: - С мистером Батори я поговорю на эту тему, как я уже сказал, мне нужны свидетели, вы их предоставили. Если они подтвердят ваши слова, то колдун получит по заслугам, но не сейчас. Сейчас он нам нужен. Или вам нужна какая-то помощь? - вопрос явно намекал на то, что Гангрел мог бы что-нибудь попросить. Все же он принес информацию, а она чего-то да стоит.

Мейснер решил, что уже достаточно помялся на сегодня и пора вскрывать карты по полной.
Голова судорожно прожёвывала остатки мыслей.
Вентрица-дьяволица не будет сама собой, если не попытается выкинуть какой-нибудь фортель...На гульшу Дэмиана мне как-то с выской колокольни, а вот мой Джонник...
- Могу ли я вас просить об этом не знаю, но...Я попал в некоторую щекотливую ситуацию. Моего гуля схватили на месте преступления. Да и меня объявили в розыск. Мадам Констанция уже взялась мне помочь, но...Знаете ли, признаться, я ей не совсем доверяю...
- Зря не верите, мистер Мейснер, мисс Шильдкнехт отличается тем, что выполняет свои обещания. Однако, если вы ей все же не доверяете, то я лично ее попрошу разобраться с этим делом. Если у вас все, то я вас не задерживаю, - улыбнулся Малкавиан.
Вернер слегка удивлённо прохрипел.
- Один вампир поручается за другого в его делах относительно третьего и вообще его порядочности? Как говорил Сир - небо таки рухнет в Дунай - подумал Мейснер.
- Я надеюсь на Вас в решении наших проблем, герр Таркин.
Прищелкнув каблуками, Гангрел покинул набинет Примогена.
-->Первый этаж

Отредактировано Вернер Мейснер (2011-06-20 13:59:07)

0

51

В то время, пока Таркин разговаривал с Вернером, Герману позвинала Стана и попросила об одолжении - убрать последствия ее метода решения проблем с маньяком. Вздохнув, Катц вызвал группу людей, которые все сделали, за определенню сумму денег. Гуль уже не первый раз понимал, что обеспечивать Маскарад, с такими личностями как мисс Беккер было довольно накладным занятием. Однако он не возмущался, несмотря на свои ворчания, Герман любил свою работу, она давала возможность развернуться его сознанию и не давала загнить от скукоты. А в этот момент, охрана принесла бесчувственное тело Адель.

После того как Вернер покинул кабинет, Мак'кави прочел смс от Алекса, в которой тот говорил, что уже вернулся и ждет в машине, и пришел к выводу, что пора отправляться домой. Он уже было хотел позвонить Адель, чтобы попросить ее собираться, как в кабинет влетел Герман вместе с охранниками, которые несли бесчувственную потомка примогена. Малкавиан резко встал со стула, подошел к людям и посмотрел на девушку. Судя по всему та была в торпоре, но вот по какой причине, он не знал. -Она могла и добровольно уснуть, зная то ее характер. Наверное увидела что-то совсем кошмарное для себя. Все же она еще совсем дитя, а я ее заставил следить за Батори, - сокрушенно подумал примоген. Он чувствовал себя виноватым перед Адель, но нужно было сделать еще одно дело. Достав телефон, Малкавиан отправил всем, кого собирался видеть на Совете завтрашней ночью, сообщение, что собрание начнется в 11 часов, в особняке Александра Батори, при этом Таркин добавил адрес оного места. После этого, он нашел номер Кори и написал ей, что Совет будет проходить в 12 ночи, в Элизиуме Князя. После этого, отправил Констанции, Максимилиану и Дэмиану смс о том, что "гостей" в Элизиуме Князя стоит ждать к 12 ночи.
Закончив дела связанные с политикой, Мак'кави забрал тело Мейер у охраны себе на руки и, аккуратно ее держа, отправился наверх, на улице, к машине, в которой их ждал Норд.

Вход и первый этаж.

0

52

Вход и первый этаж

Добравшись до кабинета Таркина, гуль занял свое привычное место и принялся за работу. Эта ночь могла быть напряженной, поэтому Герман занимался тем, чтобы убытки, в случае разрушений в клубе, могли быть легко компенсированы. -Столько проблем, кошмар, - думал Катц, хотя, в душе, работа его только радовала. Внезапно ему пришла смс от Адель: «У нас подозрительные гости у стойки, это свои или чужие»? Немного подумав, гуль позвонил охране, чтобы они посмотрели, кто эти визитеры. Пришедший ответ немного удивил Германа, поэтому он написал ответное смс: -Это не сородичи. Кто это, не знаю. Что в них подозрительного?

Получив очередное смс, Герман хмыкнул и посла ответное: -Хорошо, за ними будут следить. Но выворачивать их карманы я не буду. Если они будут вести себя слишком вызывающе и подозрительно, сообщи охране, чтобы их вывели.

Пришедшее сообщение заставило Германа тяжко вздохнуть. -Интересно, а она вообще имеет представление, что думать умеют и окружающие? - подумал гуль, правда совсем не зло. Он и так собирался предупредить охрану. Поэтому взял трубку и позволнил охране, чтобы те были наготове, если мисс Мейер захочет кого-нибудь покарать. Да и вообще, внимательней следили за той компанией визитеров. Потом Катц сделал еще один звонок и сообщил персоналу клуба, чтобы они сегодня болтали поменьше.

0

53

=- Вход и 1 этаж

Адель спустилась вниз, где намеревалась увидеть германа. СМС она ему уже выслала, но это кзалоь мало, чтобы лично убедиться в том чтто пожелания сира будут выполнены.

Гуль сидел за столом и занимался своей работой. Когда пришла Адела, Герман как раз раздумывал над очередным отчетом, потому посмотрел на нее слегка рассеяно, как бы задавая вопрос взглядом.

- Герман? Ты получил моё смс?

- Смс? Охотники? Ты про тех подозрительных личностях, о которых писала ранее? Нет, не получав, наверное просмотрел, - вздохнул Катц. Когда старик погружался в работу, он мог ничего не замечать вокруг себя.
- Охотники говоришь? Ко мне какие претензии? Здесь есть Элизиум. Охотников туда не пустят. Пусть сородичи спускаются вниз. Если я прикажу выдворить их охране, - тут телефон гуля звякнул, возвещая об очередной смс, но уже от охраны, о том, что один из подозрительных гостей - полицейский, - То они потом вернуться и уже с более неблагими намериниями. Ктому же, один из этой братии фараон.

- Я знаю почти всю полицию в городе, кроме тех, что прибыли в последние два года. Впрочем, Зейна, если я правильно понимаю, решили "спасти" и увели. Я останусь здесь, сколько смогу и сколько буде надо.

Гуль внимательно посмотрел на Адель и произнес:
- Я посоветовал бы тебе, убрать всех сородичей с первого этажа, включая Зейна.

Адель не говорят ни слова, отправилась в комнату охраны, где намеревалась отследить передвижения сородичей.

0

54

Спокойно поработать этой ночью явно было невозможно. К этому выводу пришел Герман, когда ему позвонил телефон. Звонил Максимилиан Дрезден. Как только гуль взял трубку, Гангрел произнес: - Ночь добрая, господин Катц. Это фон Мир.

-Доброй ночи, уважаемый. Чем могу вам помочь? -ответил Герман.

- У меня для вас пренеприятнейшие известия. На территории клуба в данный момент находятся пять подозрительных личностей: двое мордоворотов за столиком в главном зале, ещё двое старательно ищут сородичей там же, а один, мотоциклист, находится у выхода. Он вооружён револьвером, остальные, полагаю, тоже не с водяными пистолетиками пришли. Судя по всему, охотники. И я не стал бы загадывать, но вполне возможно, что они здесь из-за Мореля. Певец же не является на самом деле человеком, верно?

Слушая это, Катц закатил глаза. Сородичи явно помешались на группе никчемных смертных, возомнивших, что они смогут победить вампиров и вместо того, чтобы соблюдать Маскарад, планировали что-то из ряда вон. Тем не менее гуль спокойно заявил:
-Да, он сородич из клана Тореодор. Про охотников мне известно. Уважаемый, среди них находится полицейский, вытурить их из клуба будет, немного подозрительным. Спрятать Зейна Мореля охрана клуба сможет, что же до остальных сородичей, я уже сообщил мисс Мейер, что лучше уйти в Элизиум. Охотники побродят и, ничего не найдя, уйдут.

- К сожалению, имеется небольшое затруднение. Этот... мелкий педераст использовал Присутствие на мисс Беккер. И теперь в ответ на уговоры оставить его в клубе с охотниками она может только впасть в Безумие. Так как в этом состоянии Стана вряд ли добавит популярности клубу, охотников надо либо выгнать, либо отвлечь на достаточное количество времени, чтобы я успел тайно вывести певца через нижние этажи.

-Хорошо, если вы настаиваете, - ответил Герман. "-А если из за вашего, Максимилиан самомнения, пострадает клуб, перед хозяином сами будете отчитываться," - подумал гуль, а затем спросил: -Так что я могу сделать для вас?

- Просто проследите, чтобы рядом с этими охотничками оказались ваши люди. Желательно - хорошо вооружённые, - Дрезден вкратце описал внешность всех пятерых, а также, где он их видел в последний раз. - А я попытаюсь выпроводить их зала под каким-нибудь соусом, представившись начальником охраны. Ещё скажите охранникам, чтобы подыграли мне в случае чего.

-Хорошо. Я всем сообщу, что-нибудь еще?

- Нет. Благодарю за помощь, господин Катц.

Дрезден повесил трубку, а Герман позвонил охране и передал пожелания Гангрела. Но попросил охрану не выполнять слишком безумных требований Максимилиана, например не убивать людей без повода.

0

55

Девушка вошла в комнату охраны и внимательно осмотрела местность на предмет передвижения сородичей. Замечательное изобретение человечества – многие дисциплины могут обмануть мозг, но камеру не обманешь. В общем, веселуха да и только.
Адель немыслимо возмутил тот факт, что какой-то там гангрел сейчас пошёл разбираться с охотниками. Ну что же, Сам полез, сам виноват. Внимательно проследив за ним, Адель вернулась к Герману.
- Это что за цирк со зверушками? – Вопрошала она по поводу Дрездена. Не дай бог, конечно, ему узнать, но Адель надеялась на конфиденциальность в пределах клана.

+1

56

- Смотря что вы имеете ввиду, мисс Мейер, - философски ответил Герман.

- Я имею в виду, что вон тот тип пошёл сейчас разбираться с гостями,- она указала пальцем в сторону, куда недавно ушёл Дрезден. Конеччно, Адель была только за, всегда был шанс спихнуть вину на кого-то, но она не из таких.

- Это Максимилиан Дрезден из клана Гангрел, думаю хозяин вам рассказывал о нем, - заявил Катц, - Он очень хотел "помочь" и был настолько настойчив, что потребовал помочь ему, в плане охраны, чтобы выпроводить охотников из клуба.

- Надеюсь, мы не делаем большую ошибку. Вы знаете репутацию клана,- строго пояснила она свою позицию, как и то, что действия, впринципе одобряет, но беспокоится о сохранности клуба.

- Уважаемый Дрезден когда-то был Шерифом, - заявил Герман, - Однако, его методы порой... не совсем гуманны.

"Это будет на твоей совести",- подумала Адель.
- Я буду в комнате охраны.

- Удачной ночи, мисс Мейер, - попрощался гуль.

"Не думай, что так просто от меня избавишься"...
И Адель пошла  в комнату охраны дожидаться Таркина.

Через полчаса сидения в комнате охраны, Адель обнаружила, что дверь открылась и в нее вошел Алекс. Увидев Мейер, он с интересом посмотрел на нее.

- Что-то случилось? Таркин вернулся? - Вынесла она предположение.

- Да, вполне, он сейчас в кабинет пошел. Случилось? - Норд хмыкнул, - Я думаю, он тебе сам расскажет. Занятная новость.

- Надеюсь, хорошая... мне сейчас не хватает хороших новостей,- она минула Алекса и направилась в кабинет Таркина, предварительно постучав, в затем приоткрыв двери...

0

57

Вход и первый этаж

Таркин спустился в свой кабинет и обнаружил работающего Германа. Подойдя к нему, Малкавиан жестом показал, чтобы гуль следовал за ним. Они вместе вошли в сам кабинет Князя и, после того как вампир сел, он поинтересовался:
- Ну, рассказывай, что произошло?
Катц посмотрел на своего мастера и, вздохнув, начал рассказ:
- Кто-то из сородичей, которые были прошлой ночью в клубе, явно наследил. В итоге появились охотники, с полийцеским, который распрашивал о странных случаях и обескровленных трупах. Джек сказал, что такого не видел, впрочем он и не соврал им. Он и правда не мог видеть их, как и я. Наверное их нашли около Элизиума, значит кто-то или пытается подставить нас или явно не соблюдает Маскарад. Уважаемый фон Мир вызвался отвадить охотников от клуба, я покажу вам сейчас видео, что он им сказал, я не знаю. Проблема в том, что в то же время, в клубе выступал Зейн Моррель из клана Тореодор и он использовал Присутствие. В итоге толпа была в экстазе, а под воздействие дисциплины попала Стана Беккер из клана Бруха, которую, вместе с Зейном, уважаемый фон Мир эвакуировал из клуба после. Ибо певец не хотел идти через канализацию. Я просил уважаемого Дрездена просто подождать, пока смертные сами уйдут, а сородичей отправить в сам Элизиум и чтобы они пошли через канализацию, но он явно не любит слушать чужое мнение. Поэтому я попросил охрану, чтобы она, в случае чего, прикрыла Гангрела. Охотники ушли, как и мисс Бекеер, мистер Моррель и уважаемый Дрезден. Но лично я подозреваю, что они вернуться, - рассказывая все это, своим Герман явно выражал недовольствие поведением сородичей, но в открытую этого не выказывал.
- Так и думал, что стоит мне покинуть клуб, как начнется черти что, - подумал Таркин, сам же он ответил:
- Хорошо Герман,  найдешь мне информацию об этих охотниках, все, что сможешь найти. Если они не понимают, что соваться в чужую собственность, не дозволен дворовым собакам, то они за это ответят. Но сделать это надо так, чтобы не было никакой связи с клубом, понятно? Случайные аварии, грабежи, что угодно. И не в один день Герман, - добавил Мак'кави, - А то эти мафиози совсем не умеют жать. Как насчет Ассамита?
- Судя по всему он сбежал из города, ибо посланные мною люди, так и не нашли его. Грузовик они конфисковали и доставят сегодня ночью. За плату естественно.
- Прекрасно, заплати им. Какие-нибудь сведения из кофешопа?
- Нет хозяин.
- Ясно...
- закончил диалог Малкавиан, а в этот момент зазвонил его телефон. Посмотрев на устройство, Таркин обнаружил, что ему пришло голосовое сообщение. Активировав его, Князь услышал следующие: - Это Грэхем, Шабаш ретировался так и не зайдя в здание. Бойцам туда тоже заходить не надо, мною были использованы неортодоксальные методы минирования. Наличие Тзимици в стае подтвержден.
Таркин выслушал это, а затем произнес:
- Этот Ласомбра определенно мне нравиться. Рад видеть тебя, Адель.
Последнее было сказано Малкавианке, которая недавно вошла в кабинет и явно должна была слышать сообщение, которое прислал Дэмиан.

0

58

«Неортодоксальные»,- она усмехнулась про себя,- «надо же»...
Адель была рада видеть сира в добром здравии, поэтому, первым делом решила справиться насчёт известий.
- Алекс сказал, у вас есть... «занятная новость»,- последнее было сказано несколько иронично, но без перегиба в эмоции.
Окончательно закрыв дверь, она прошла чуть поближе, удостоверившись в том, что МакКави готов её принять.

Хмыкнув, Малкавиан переспросил:
- Занятная новость? У него интересное чувство юмора, но, в целом, он прав. Итак, Герман, Адель, хочу сообщить вам шутку этой ночи.
Таркин выдержал паузу и закончил, с саркастической усмешкой:
- Сегодня на Совете меня выбрали Князем Амстердама.
Мак'кави облокотился на спинку кресла, наслаждаясь эффектом.
Катц сначала недоверчиво посмотрев на Малкавиан, а затем произнес:
- Поздравляю, хозяин. Это очень ответственный пост.

Взгляд Адель не многим отличался от взгляда Германа. Разве что тем, что она была удивлена... А потом обрадована. Она отвесила МакКави итальянский мужской поклон.
- Ваше высочество... – ну когда ещё она сможет доставить себе и Таркину такое удовольствие,- Поздравляю, Сир,- сказала она уже безо всяких шуток и вполне официально.
Пожалуй, Адель была одна из немногих, кто вполне откровенно был рад данному повороту событий. Что её волновало – так это то, что теперь Таркин – первый претендент на удары со всех сторон.

Посмотрев на эти поздравления, Таркин покачал головой. - И они туда же, - подумал он, глядя на потомка и Германа.
- Я бы не стал так этому радоваться. В городе куча проблем, а решать придется мне. Да и Князем я буду, пока не решу эти проблемы, хотя этот титул мне не особо и нужен. Но, мне приятно, видеть, что вы рады. Ладно, Герман, иди, работай. А вас, мисс Мейер, я попрошу остаться.
Малкавиан как-то видел "17 мгновений весны" и слышал эту шутку от Алекса. Идея ему понравилась.

К счастью или несчастью Таркина, Адель не смотрела этот фильм и, дождавшись, когда уйдёт Герман, подошла к дивану и присела на край ближе к столу Таркина.

Встав со своего места, Малкавиан положил шляпу, которую забыл снять, а так же шарф, на стол. А затем повесил и свое пальто на вешалку. После этого он сел на диван, рядом с Адель и спросил:
- Как прошло тут время? Меня интересует твоя точка зрения.

- Когда они все поуходили - мне стало спокойнее,- голосом почти вредного ребёнка ответила она.
- Дав волю Дрездену, Герман сильно рисковал, но он молодец,- она вздохнула,- иногда мне кажется, что этот элизиум для вас и всех нас совсем не безопасен. А ещё,- добавила она тише,- что я приехала как раз вовремя к такому событию,- она улыбнулась.

Таркин улыбнулся и, обняв потомка рукой, прижал к себе.
- В этом городе, опасно где угодно, так же как и в этой стране и в этом мире. Охотники не самая большая проблема сейчас. Как ты слышала, в городе Саббат и с ними есть Тзимици. А значит мисс Лендхилд явно была из этой компании. Так что, они знают где мы, мы знаем, что они есть. Неплохо для начала обороны? - риторически спросил Малкавиан.
- Знаешь Адель, мне тебя не хватало эти два года. Я рад, что ты сейчас здесь, но опасность грозит больше тебе, чем мне. Сейчас, пусть я и Князь, ты все же, мое самое уязвимое место. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
Мак'кави прижал Мейер сильнее, скорее рефлекторно, будто не хотел ее никому отдавать.

Адель не боялась за себя, но то, что Таркин её ценит, становилось для неё же самой тяжелым бременем выживания.
- Мне тоже вас не хватало, Сир,- она робко приобняла Таркина в ответ, заглянув князю в глаза,- что вы собираетесь делать сейчас?

Наверное это был не самый лучший момент для психозов, но Таркин явно упустил его, все же вечер слишком перенапряг Мак'кави, да и Адель всегда влияла на него не слишком стабилизирующе. В голове Князя послышалась музыка, она усиленно отвоевывала сознание Малкавиана, а проблема была в том, что он не хотел сопротивляться этому. Смотря в глаза своему потомку, Таркин, немного глухим голосом, ответил:
- Сейчас... Сыграть. Ты будешь моим музыкальным инструментом. (Доминирование. Гипноз.)
Малкавиан прижал тело девушки к себе, проведя ладонью по ее лопаткам и ребрам, будто настраивая инструмент.
- И пусть в душе твоей горит эта музыка. (Помешательство. Страсть. Усиление чувств) А ты ее озвучишь.

Адель вцепилась пальцами в плечи Таркина, как будто хотела вдавить их в тело новоявленного Князя. Что могла чувствовать Адель?
А что может чувствовать потомок на третьих узах у собственного любимого Сира? Безграничную любовь, которая приносит и боль и наслаждение. Она живёт ради него, ради него и умрёт. Она будет кем угодно – дочерью, домашним питомцем, верным псом, оружием, игрушкой или... просто инструментом. Достаточно просто попросить, пусть даже без слов. Девушка чуть подалась вперёд, чувствуя, как по телу пробежала дрожь. Глаза широко распахнулись, как будто она увидела свет в конце тоннеля и первым звуком, который услышал Таркин был лёгкий и, без сомнения, довольно эротичныий стон.

Услышав звук, Таркин плавно провел рукой и начал "играть" на теле своего потомка. Движениям его рук явно мешала одежда на теле девушки. Решив, что "чехол" для инструмента не нужен, Малкавиан довольно быстро раздел девушку. Собственно он не смотрел на нее как на создание противоположного пола, но сейчас она была ему ближе, чем его скрипка. Мак'кави держал девушку у себя на коленях и водил пальцами между ее ребер, по ее спине, по груди, по ягодицам. Любая точка дела Адель, была для него как очередная струна. Порой движения Малкавиана были довольно болезненны, когда он хотел услышать другую ноту.

И Адель дала себя раздеть. Боги, если она это вспомнит, а уж наверняка вспомнит, она вряд ли осмелится смотреть в глаза Сиру. С течением времени стоны превращались в крики, особенно, когда было больно. Она, конечно, пыталась терпеть, но тогда данное занятие рисковало превратиться в изощренную пытку.

Эта музыка явно сводила с ума сильнее, чем что либо еще. Но вот осмыслить этот философский момент Таркин сейчас точно не мог. Как и то, что перед ним сейчас его потомок, что ей порой больно. Этого было мало, мало просто слышать. Мак'кави сорвал с себя рубашку и прижался к телу Адель, стараясь буквально почувствовать эти вибрации. (Прорицание. Обострение чувств) Его тело превратилось буквально в неживой приемник, а одежда лишь мешала этому. Пришлось раздеться, окончательно. Таркин прижался к потомку, буквально стараясь слиться с ней, продолжая играть на этом "инструменте", всем чем мог. Руками, губами, зубами, даже просто касанием своего тела. Руки и пальцы Князя блуждали везде, даже там, куда в принципе, обычно не пускают "непрошенных гостей".

Даже в таком состоянии подсознательно Адель пыталась как-то защититься от чужих посягательств... Сознание девушки буквально разрывало на части, одна часть была готова отдаться целиком и полностью, вторая и явно сидящая в самом дальнем углу подсознания проснулась, открыла один глаз и запищала о самосохранении. Ведь, несмотря ни на что, рядом был вампир, а не просто лёгкая смертная добыча. Мало того, она как будто чуяла, что Таркин не в себе, жаль только возразить на это ничего не могла, не смогла бы, да и не хотела.
Все эти внутренние и внешние войны отразились только в её умоляющем взгляде, ведь ни к чему хорошему это явно не приведёт. Один раз МакКави уже сломал её, открыв глаза, но что с ней стало теперь? Ещё немного – и если она выживет сегодня, это может стать её очередным наркотиком, заведомо более сильным, но с которым ещё пытался бороться её Зверь, если уж не могла она сама. Адель сдвинулась на одну ступень ближе к безумию.

Вот только личное безумие девушки, сейчас отражалось не только на ее лице. И вся ее война, вся душевная битва. Все это чувствовалось в теле Адель, на котором играл ее Сир. Но все же его подсознание уже могло докричаться до Малкавиана, что пора заканчивать эту симфонию, однако слишком слабо. Единственное, что смог придумать Таркин, было скорее инстинктивным и тоже шло на поводу его безумия. Однако это должно было его успокоить. Поцеловав Мейер в губы, Мак'кави прошелся губами до ее уха и прошептал, очень тихо, чтобы слышал только она, даже чтобы он сам не слышал:
- Люблю тебя...
И с этими словами он впился клыками в шею девушки, пробираясь к ее артерии, по которой текла ее кровь, его кровь, кровь Малкава. А пальцами рук он вошел в девушку, не думая о том, что Адель могла вообще никогда не быть с мужчиной. Сейчас ему нужна была завершающая нота этого музыкального произведения. И пил он эту ноту медленно, как и кровь девушки, убаюкивая свое безумие. (+1БП)

Состояние приближалось к чему-то экстатическому, как феерия в разгар оргии фанатиков людского бога. Прикосновения отдавались болью, поэтому девушка уже кричала, кричала довольно громко, грозя тем, что Адель и сама не услышит того, что скажет ей Таркин, на какой-то миг поцелуя она затихла...
Зверь безнадёжно бился, но так и не получил свободу, заместо этого с укусом и всем остальным Адель просто заскулила, примерно так же как внутри заскулил собственный зверь. Он – от досады. Девушка – от боли и удовольствия.

Сознание медленно начало возвращаться к Таркину и он обнаружил, что пьет чью-то кровь. Вторым осознанием было то, что он пьет кровь Адель, и они оба стоят голые в его кабинете. Третьим осознанием было то, что он вспомнил, что только что делал. Если бы Мак'кави умел краснеть, то он бы не покраснел, а побледнел бы. Потому что испугался за своего потомка, а она, тем временем скулила, причем в этом звуке явно были нотки удовольствия.
Оторвавшись от шеи потомка, Малкавиан рефлекторно зализал оставшиеся точки от укуса и извлек пальцы из девушки. На них тоже была ее кровь. Но он не обратил внимания на это, сейчас его беспокоила Адель. Держа ее тело руками, Таркин легонько потряс девушку, чтобы та пришла в себя.
- Адель? Как ты? Извини меня... я не... - Мак'кави не мог найти слов, чтобы извиниться перед потомком.

Адель долго не хотела отходить от внезапно снизошедшего блаженства, и резкое возвращение реальности поставило её перед фактом того что случилось. Выражение её сменилось полной растерянностью, потом отчаянием и ужасом, она не знала куда спрятаться, как отвести взгляд, наконец, совладав с собой, она отвернулась и закрыла лицо руками, ссутулив плечи, что могло показаться, что она плачет, но она не плакала... пока что.

Реакция девушки была в принципе предсказуема, однако в этом было что-то еще и Таркин собирался это понять. Он не был уверен, что Адель правильно его поймет или еще что, но он знал, что сейчас она напугана и ее нельзя оставлять такой. Мак'кави обнял потомка и, развернув ее лицом к себе, прижал и поцеловал ладонь, закрывавшую лицо.
- Адель, - тихо произнес Малкавиан, - Адель, посмотри на меня. Все хорошо. Успокойся.
Таркин успокивающе гладил спину девушки.
- Это было... плохо? - виновато спросил он.

Противиться просьбам Сира Адель не могла, поэтому, опустив руки, на Тарка уставились большие испуганные и грустные синие глаза, как наркоману, которому выдали дозу героина и сейчас он был уже зависим.
Она попыталась вспомнить всё, что происходило, и это просто нереально двигало крышу в неизвестном направлении... А потом появилась музыка. Внезапно откуда-то, она чуть дёрнула головой в сторону, откуда услышала её, откуда-то из-за спины Таркина, и на какие-то мгновения взгляд устремился именно туда, но никого не было. Что она посчитала просто каким-то остаточным явлением от произошедшего. Которое само по себе казалось ненастоящим. Простейшие защитные механизмы психики типа отрицания до сих пор работали, «по привычке». Как жаль, что остальной частью себя Адель понимала, что всё это произошло по-настоящему.
«И кто я теперь»?
Читалось во взгляде. Наверное, только сейчас она смогла увидеть всё проклятье малкавиан со стороны. Весь ужас и прелесть безумия.
- Это было прекрасно,- тихо ответила она.
Хотя слова абсолютно не сочетались с тем, как выглядела Адель. А выглядела она довольно жалко, за что ей было ещё и стыдно, помимо всего остального. Как будто она виновата в том, что произошло. Но откуда ей знать, что виновата не она?

___
офф: Адель: + психоз Галлюцинации.
Таркин: первые узы.

+2

59

Прижав потомка к себе, Малкавиан еще раз поцеловал ее в лоб.
- Все равно прости, я не сдержался. Это все музыка...
Таркин тоже уставился куда-то за Адель, но быстро перевел взгляд на голую девушку.
- Спасибо, - произнес он, глядя Мейер в глаза, - Ты самое дороге, что есть у меня.  И я не хочу тебя потерять. Будь осторожней, я тебя очень прошу, дитя.
После этих слов Мак'кави поцеловал Адель в губы и, отпустив, принялся разбирать одежду, чтобы собственно одеться. Усевшись на диван, Малкавиан посмотрел на совершенно обнаженную Мейер, такую же растрепанную, как и наверное ее душа и явно не особо понимающую, что произошло.
- Адель, если... ты мне сразу скажи. Хорошо? - с ободряющей улыбкой произнес Таркин и принялся одеваться, - Да и ты тоже оденься, а то что подумают о нас люди?
Малкавиан по-доброму рассмеялся представив лицо хотя бы того же Алекса.

Если бы эти слова сказал кто-то другой – она бы не поверила, возможно, даже подняла бы на смех, но вряд ли.
А король-то голый... Непривычно было видеть МакКави в виде князя, ещё и в таком виде. Адель села на диван и прикрылась одеждой.
- Как стыдно,- тихо протянула она, краем глаза глянула на Таркина и стала одеваться.
В чём-то он был прав, Адель не чувствовала ещё в полной мере того, что произошло. Нужно остыть...
«- Адель, если»...
Если что? Если он снова сделает такое, она не сможет противиться, а повторять подобное... сейчас она ещё даже думать об этом была не готова. Еве наверняка бы пришлась по нраву роль любовницы Князя... или как это теперь назвать.

Малкавиан оделся и хмыкнул в ответ на комментарий своего потомка. Но если она могла говорить такое, то явно приходила в себя. А то Таркин переживал, что его поведение могло как-то навредить мировосприятию Адель. Закончив одеваться, Мак'кави подошел к Мейер и произнес:
- Надеюсь, ты не забыла, что теперь живешь в моем доме? Так что я буду тебя там ждать.
Тем временем зашел Герман и произнес:
- Хозяин, к вам некая Оливия Уайт, явно из клана Носферату, просит об аудиенции.
-Хорошо Герман, скажи ей, чтобы зашла через десять минут.
Катц кивнул и вернулся на свое место, сообщив об этом бармену по телефону.
Князь же, повернувшись к потомку, извиняющимся тоном сказал:
- Извини Адель, но я попрошу тебя удалиться. Сейчас у меня есть дела. А я тебя я хочу попросить встретить  мистера Грэхэма, если он прибудет в клуб этой ночью и отправить в мой кабинет. Хорошо?
После этого Малкавиан нежно провел большим пальцем руки по щеке Мейер и сел за свой стол.

Свои вопросы личного плана Адель решила оставить при себе до момента, когда они снова станутся одни. Мысли об этом бросали Адель в дрожь, создавая не столько неприятные, сколько странные ощущения.
К моменту, когда вошёл Герман, девушка была уже одета и расчёсывалась. Оставалось надеяться, что ничего плохого о них не подумают. Когда же гуль ушёл, она спросила о том, о чём не успела до... этого.
- Ласомбра... Тяжело ему придётся в городе. Может, стоит приставить к нему кого-нибудь, кто... сможет мягко проконтролировать его? – Почти тоном «я могу этим заняться» произнесла она.
«А приходившая Кори – тзимици, любопытно...  настоящий тзимици в их убежище. Страшно представить, что могло случиться. А сейчас носферату... сородичей всё больше и больше».
- Вы уверены, что не хотите, чтобы я осталась? – С долей беспокойства... после мысли, что в самом сердце элизиума побывал шабаш складывалось чувство, что это место тотально осквернили чем-то мерзким.

Таркин с улыбкой смотрел, за тем, как о нем "проявляют заботу" и ответил:
- Насчет мистера Грэхема, я думаю, ему понадобиться помощь. Но не сейчас. Тогда я тебя непременно попрошу его сопровождать. Заодно посмотришь, какие бывают Ласомбра. Пусть и отступники.
В ответ на предложение остаться, Малкавиан покачал головой и сказал:
- Нет. Я должен выполнять обязанности Князя. Сейчас это мой долг. Пусть он и не самый приятный. А ты... постарайся побыть среди сородичей. Сейчас нам нужны союзники, особенно среди неонатов. Я могу на тебя рассчитывать?
Мак'кави выжидательно посмотрел на потомка.

- Я сделаю всё, что в моих силах, Сир,- князь, примоген, статусы значили лично для Адель в этой ситуации мало. Она поднялась, взяла свои вещи и собралась уходить.

- И пожалуйста Адель, не держи в себе. Если тебя что-то беспокоит, то ты можешь об этом рассказать, - произнес ей вслед Таркин и добавил: - И... удачи тебе. Передай Герману, чтобы он запускал Носферату, - Мак'кави улыбнулся и подмигнул девушке.

После таких слов Адель едва сдержала себя от небольшого томика с признаниями в любви. Она выдавила из себя улыбку, Весьма искреннюю, и вышла, стараясь не показывать своего "взъерошенного" состояния.
- Герман, Князь может принять носферату,- коротко сказала она и осталась пока рядом, чтобы посмотреть на посетителя, да и потом узнать, как именно выглядит загадочный ласомбра.

Дождавшись, когда пройдёт носферату... что довольно занятно - девушка, Ева попросила описать Демиана.

Герман кивнул и нашел на компьютере снимок лица Грэхэма с совещания, которое устроил Малкавиан прошлой ночью. Затем показал его Адель.

- Мгм... Ясно. Если я вдруг,- она выделила слово "вдруг",- его пропущу - дай мне знать,- и пошла наверх, ловить неуловимого.

Герман согласно кивнул и написал Алексу, чтобы тот на камерах периодически просматривал наличие Дэмиана.

1 этаж =-

0

60

Минус второй этаж и выход в канализацию.

Носферату постучала дважды в дверь и вошла в кабинет, бегло осмотревшись
В кабинете было все по прежнему. Вот только теперь на кресле Малкавиана сидел не примоген, а Князь. И это хозяину кресла не очень нравилось, но он старался с этим смириться. Увидев вошедшую, Таркин с интересом посмотрел на нее. "- Носферату?" - подумал Мак'кави, а сам произнес:
- Доброй ночи, мисс...? - вампир не особо запомнил имя, названное Германом, поэтому предложил вошедшей представиться лично.

- Оливия Уайт, господин Мак'Кави - спокойно произнесла носферату. - Полагаю, мне нужно представиться и поведать о себе?

- Думаю да мисс Уайт. Хотя меня больше интересует наличие рекомендательно письма от Князя того города, из которого вы к нам прибыли, - вежливо улыбнулся Таркин.

- Да, разумеется, я его взяла. - Женщина достала из того места, где должна быть грудь, конверт и передала Малкавиану. - А пока вы читаете, расскажу немного о себе. Как вы могли догадаться, я Носферату, родилась в конце 18 века, жила в России, потом переехала в нидерланды, некоторое время была примогеном клана в городе Утрехт.
Прочитав письмо, Малкавиан кивнул, слушая все, что рассказывает Оливия. Бумагу он девушке возвращать не стал, так как сейчас он был Князем в городе.

- Хорошо мисс Уайт. Я так понимаю, вас можно считать старейшиной клана Носферату? Добро пожаловать в Амстердам. Спешу сообщить вам, что в городе не совсем безопасно последнее время. Потому что здесь появился Саббат. Но наш Шериф с ними разберется, - Таркин улыбнулся. Мысленно он представил, как будет с этим разбираться фон Мир, но сам продолжил говорить: - Поэтому я советовал бы вам быть осторожней. У вас еще какие-либо дела?

- Благодарю. Да, есть небольшое предложение. Когда я шла через подземные коммуникации к вашему клубу, то поняла, что это самое менее охраняемое место. Как вы смотрите на то, чтобы заминировать дальние подходы к клубу, дабы при наступлении стай Шабаша их обрушить?

- Я рассматривал эту версию, но здесь есть две проблемы. Первая заключается в том, что над накализацией идут дороги и взрыв может навредить людям. Может сородичи и не особо ценят смертных, но я не считаю, что стоит относиться к ним настолько пренебрежительно. Мы же не Саббат. Вторая проблема в том, что канализация это единственный способ к отступлению из Элизиума, в случае нападения оного же Саббата. Поэтому все подобные трюки я предпочитаю оставить в самом здании Элизиума. Да и об этом входе знают в основном только Носферату Камарильи. Но, с другой стороны, если что-то не взрывающиеся, то можно. Но это займет время. Сейчас у нас его нет. Спасибо за беспокойство мисс Уайт, я подумаю, что можно сделать. Что-то еще? Да, если вам понадобиться кровь, можете заказать ее в моем Элизиуме.

- Если разрешите, у меня есть пара вопросов
- Спрашивайте.
- Есть ли среди сородичей Камарильи представители моего клана, и как обстоят дела с Князем города? я слышала, что он пропал

- Последний раз я видел одного Носферату вчерашней ночью. Его зовут Бэрримор, он прибыл в город, желая быть Чистильщиком. Где он сейчас я не знаю. Что же до остальных представителях клана Маски... Они редко посещают мое заведение, так что не могу сказать точно о состоянии клана, но примогена Носферату в городе явно нет. Что же до Князя, да он пропал, но на сегодняшнем Совете, Князем Амстердама выбран я, так что, вам в некотором роде, повезло, - Таркин немного иронично улыбнулся.

- Хорошо. Тогда я лично займусь устройством подземного мира города. Надеюсь, мы с вами поладим. А теперь, с вашего позволения, я бы хотела откланяться. Дела ждут

- Хорошо, удачной ночи мисс Уайт.

- Благодарю, князь. И вам того же. - Носферату вышла из кабинета Малка и направилась восвояси

Минус второй этаж и выход в канализацию.

Отредактировано Оливия Уайт (2011-08-04 01:43:49)

0