Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Второй этаж.

Сообщений 1 страница 30 из 68

1

Второй этаж расположен не буквально на первым, а над и вокруг первого, проще говоря, отсюда можно увидеть все, что творится внизу. По оформлению второй этаж практически ничем не отличается от первого, однако, здесь намного больше столиков. Барной стойки здесь нет, но зато есть официантки в откровенных нарядах, которые всегда готовы обслужить клиента и не только в значении "принести еду". Предлагаемое меню довольно разнообразно, можно заказать как простую яичницу, так и какое-нибудь экзотическое восточное блюдо. Ассортимент алкоголя, напитков и коктейлев тоже весьмя широк, можно заказать кальян, который тоже в ассортименте, наркотики тоже присутствуют. Здесь так же есть танцпол. На второй этаж обычно допускаются весьма обеспеченные или влиятельные люди, для тех, кто предпочитает приватный разговор, есть столики отгороженные специальными стенками. Роль охраны здесь исполняю трое мужчин, в разных концах зала.

Отредактировано Таркин (2011-04-07 00:32:08)

0

2

Клуб "Momentum" » Вход и первый этаж.

Обойдя первый и второй этаж Элизиума и посмотрев как смертные в клетках деруться ради забавы, Констанция решила все же дождаться примогена на втором этаже клуба,там хотя бы можно было найти уединенные столики. Виктор первым поднялся на второй этаж клуба, чтобы осмотреть зал и занять свободный уединенный столик, подальше от посторонних глаз и всего этого шума. Гуль знал, что младшая дочь Александра (тот частенько называл так обеих девушек!) не любила шума и предпочитала тихие и укромные места. Он еще в отеле, часто наблюдал, как та, может днями не выходить из своей лаборатории и появляться лишь по просьбе Александра. Бывало даже, он частенько заставал девушку музицирующей на рояле отеля, поздно ночью, когда посетителей уже не было. Она казалась в такие моменты такой хрупкой и одинокой, что сейчас, после такого насильного выведения Александра из строя, он  считал себя обязанным помогать и оберегать девушку. Пускай даже, на самом деле она и не была такой хрупкой как казалась.
Вот и сейчас, как только она вошла в клуб, в своей длинной темной накидке, она была похожа на тень, которая незаметно проскальзывает через всю эту толпу.
Он быстро нашел подходящие столики. Они были огорожены специальными стенками и некоторые находились достаточно близко к центру. Из них можно было увидеть все, что происходит внизу. Легкий аромат свежей мяты, который исходил от Констанции, подсказал гулю, что девушка уже догнала его. Осмотрев еще раз столик и не найдя поблизости его других людей, Виктор отошел в сторону, пропуская Констанцию.

- Спасибо, Виктор. – Поблагодарила Констанция и хотела уже было что-то еще добавить, как зазвонил телефон Виктора. Кивнув гулю, она подала знак, что подождет, пока тот ответит на звонок.
Чтобы не мешать своим разговором по телефону девушке и улучшить слышимость звонившего, Виктор отошел к двери.
Констанция села за столик и скинув капюшон, обнажила голову. Запомнив, в какую сторону отошел Виктор, повернула голову и начала смотреть на находящихся внизу клуба людей.

Отредактировано Констанция (2011-05-22 14:33:19)

0

3

Кабинет Таркина

Добраться до второго этажа не составило особого труда. Да и вообще передвижение по клубу не казалось примогену сложным занятием или опасным. Однако он был перестраховщиком и за ним следовало двое охранников. Наверное поэтому, все, кто хотел, заметили эту небольшую процессию. Как и то, что к лестнице на второй этаж, подходило все больше охраны. Часть из них поднималась наверх, часть осталась внизу. Посетителей на втором этаже сегодняшней ночью уже не было. Их и так то было немного, а после внезапной эвакуации вообще никого не осталось.
Поднимаясь по лестнице, Таркин размышлял, что стоит говорить тем, кто соберется этой ночью, а что не стоит. Все же с некоторыми сородичами он предпочитал общаться лично. Так как стоит разделять общественные дела и дела важные. -Потом надо будет лично поговорить с Констанцией и Максимилианом. А потом уже с Луизиджем, если он конечно будет этого хотеть, - в последнем примоген сомневался. Все жа данный вампир был тоже довольно осторожной личностью, хоть и любил изображать дурака. В умстевенных способностях Луизиджа, Мак'кави уж точно не сомневался. А вот в храбрости и в заботе о чужих проблемах, очень даже.
Подойдя к столику, где сидела Констанция, Малкавиан произнес: -Добрый ночи, мисс Шильдкнехт, прошу извинить, за то что заставил вас ждать и еще за один момент. Сейчас сюда поднимуться еще сородичи, мне надо сделать несколько важных заявлений для всех. А потом я был бы рад, поговорить с вами в моем кабинете, если у вас остануться вопросы.  Примоген извиняюще улыбнулся. Он чувствовал себя виноватым, но не за то что заставил даму ждать или что-то такое, но потому, что немного нарушил свое слово своим опозданием и превращение встречи наедене, в небольшой симпозиум.

0

4

=- Флигель, дом Александра

Адель вышла из такси. Чем ближе к клубу, тем больше Адель чувствовала что-то странное. Видимо, и правда, в преддверии предстоящего сборища поднимался несказанный ажиотаж среди сородичей. Дав возможность тремеру расплатиться за поездку, она попросила его следовать за ней, и, пройдя мимо довольно большого количества немёртвых, покивав тому, кто её заметил, добралась-таки до второго этажа, где её должна была ожидать Констанция. Адель оглянулась в поисках девушки и, найдя ту, направилась туда. Уже по пути она приметила Сира. Благо уже без прежней дрожи в теле, она замедлила шаг, не меняя направления, надеясь, что если они не вовремя, ей об этом сообщат.

0

5

Расплатившись, тремер вышел и последовал за Адель. Не хорошие мысли вились в его голове... Не к добру возвращаться в то место, где пол часа назад попортил имущество, но выбора особого не было - связи надо было налаживать...

Народу в клубе стало чуть меньше - ночь забирала свою дань. По дороге к лестнице, ведущий на второй этаж, Адель приветственно кивнула кучке людей, собравшихся у барной стойки. Александр бросил туда взгляд и так же сделал приветственный кивок.

"Кто бы это мог быть? - подумал тремер. - Но ладно, уверен, скоро все проясниться. Правда эта толпа не внушает доверия... Кажется, что положение еще хуже, чем в кабинете у примогена. Неужели эта девочка обхитрила меня? Прикинувшись невинным и прямолинейным борцом за правду?"

Он поднялся за Адель на второй этаж и направился к столику, за которым сидел Таркин и какая-то молодая девушка, в черном вечернем платье и такой же накидке. Мисс Мейер слегка притормозила, видимо не желая помешать беседе Сира, и колдун приостановился вместе с ней.

_________________________

Оффтоп. Пожалуйста, соблюдайте очерендость: Таркин, Констанция, Адель, Александр, Лузидж, Дрезден, Вернер, Демиан, Вульф, Берримор, Стана.

Отредактировано Александр (2011-05-26 17:26:27)

0

6

-----------Первый Этаж
Сетит медленно поднимался по лестнице на второй этаж, который грациозно возвышался кольцом над первым. Смотря вниз, Лузидж сравнил клуб с Колизеем, где люди высшего сорта смотрят, как смешно бегают внизу тщедушные тараканы. Точно нельзя было сказать, к кому именно больше тяготеет Сетит, к снобам, среди которых он сейчас находился, или к «тараканам», из которых он когда-то вышёл. Хотя, слегка подумав, можно было сделать вывод, что он ненавидит их одинаково сильно. На верхнем ярусе было потише, и это очень нравилось Лузиджу. Эта странная музыка нового времени создавала в голове какую-то странную головную боль и сбивала с толку. Змей стал вглядываться в лица людей, он считывал их настроения, безмолвные отрывки мыслей, скрывающиеся в позах, тоне голоса или жестах, но больше всего вампира заинтересовала небольшая группа людей, одного из которых он видел в баре,  а вдругом точно узнавал примогена Малкавианов, описанного в документах бывшего Верховного Жреца Амстердамского Храма Сета. «Значит они всё сородичи, это может быть очень познавательным. Этот Малкавиан, я не читаю в его взгляде той чудаковатости, свойственной его остальному роду. Предположительно, он может быть из старой ветви клана.  Хорошо, тогда с ним будет легче общаться и маловероятно, что наружу всплывут ненужные подробности» - думал Сетит, подходя к остальным каинитам. Лузидж не стал говорить либо как-нибудь иначе обозначать своё присутствие, вместо этого он постарался прислушаться к разговором других, при этом делая вид, что не хочет никого перебивать.

Отредактировано Лузидж (2011-05-25 22:35:16)

0

7

Джон Смит, Оливер Хилс и Мэридит Мёрфи были найдены. Джон Смит и Оливер Хилс находятся в тюрьме Lelistad по подозрению в убийстве. Джон Смит основной подозреваемый. Мэридит Мёрфи находится в больнице  Prinsengracht, также по подозрению в причастности к убийству, совершенных в ночь на 6 мая по улице  Borgerstraat.
Все эти сведения Виктор получил от звонившего ему своего человека. Теперь осталось сообщить девушке их, чтобы узнать, что предпринимать дальше. Виктор начал приближаться к столу, за которым оставил Констанцию, как увидел, что к ней приближаются трое. Одного он узнал, это был хозяин клуба, двое остальных видимо охрана. Виктор знал, что тут назначена важная встреча, поэтому подошел чуть ближе к столику, но так, чтобы не слышать происходящего, но на случай чего, тут же оказаться поблизости девушки.

Констанция наблюдала, как люди внизу «отдыхают». Зрелище было вполне в духе современной молодежи, у которой за плечами были богатенькие папочки, которые даже не подозревали, куда смывают их деньги любимые чайлды. Звонок по мобильному, отвлек девушку от презренного наблюдения за смертными. Звонила Адела Майер, приближенная примогена малкавиан. Может все же примоген освободился?
- Я слушаю. – Ответила девушка на звонок.
- Это Адела Мейер, дочь Таркина МакКави. Могу ли я просить о встрече с господином Скшетуски в ближайшее время?
Ну вот, еще один желающий увидеть Александра. И почему все так не вовремя…
- Боюсь примоген покинул город по делам, ненадолго. Могу ли я вам чем-то помочь, вместо него?
- Если вы можете представить его интересы на нашей встрече - то да, можете.
Констанция улыбнулась в телефон на ответ девушки. О да, она как никто другой сейчас заботиться об интересах и безопасности ее сира.
- Чем могу Вам помочь, Адела Мейер, дочь Таркина МакКави?
- Мы могли бы встретиться сегодня в клубе Таркина, чтобы обсудить общие дела…
Похоже, потомок примогена был не в курсе, что вентру уже ожидает, когда ее примет ее сир. Значит у нее какая-то новая информация. Или примоген не посчитал нужным посвящать ее в свои дела. В любом случаи она уже находилась здесь и могла поговорить с любым, кто придет первым.
- Я сейчас сижу в вашем клубе на втором этаже и жду, когда освободится ваш примоген. Он мне сегодня уже звонил и просил срочно прийти.
- О, да, я понимаю. В таком случае, надеюсь вас там застать. Сейчас выезжаю.
Вентру положила трубку. Через несколько мгновений на телефон пришло сообщение. От Аделы Майер.
"В городе появился некий представитель тремер, чтобы расследовать дело о пропаже соклановцев, я сопровождаю его, не стоит терять бдительности".
Ну вот и ответ на вопрос зачем ей понадобилась вентру. Ответив на смс «Вас поняла», девушка отложила в сторону телефон и продолжила наблюдать за смертными, тем более, что в клубе только что появились недавние гости Констанции. Да и вообще, клуб начал заполняться охраной, что говорило о важности то ли встреч, то ли охрана готовилась никого отсюда не выпустить.
Констанция заметила, как к ее столику приближались трое. Потом один выделился, девушка узнала в нем примогена малкавиан.
- Добрый ночи, мисс Шильдкнехт, прошу извинить, за то что заставил вас ждать и еще за один момент. Сейчас сюда поднимутся еще сородичи, мне надо сделать несколько важных заявлений для всех. А потом я был бы рад, поговорить с вами в моем кабинете, если у вас останутся вопросы.
- Доброй ночи, примоген. - Констанция улыбнулась в ответ, смотря малку прямо в глаза. Пожалуй, из всех малкавиан, которых успела увидеть вентру, этот был самый приятный, хотя и имел явные признаки принадлежности к клану безумцев, если рассматривать выбор Элизиума. – Сейчас Камарилья ослабла как никогда, поэтому я понимаю важность в собрании как можно большего числа сородичей. Вопросы у меня в любом случаи есть, их я бы предпочла обсудить непосредственно с оставшимися примогенами Камарильи.

0

8

=====> Клуб "Momentum", Вход и первый этаж

- Оружие-оружие - размышлял Вернер, когда четвёрка поднималась по лестнице.
Круглые пятна, чего-то напоминающие Мейснеру украшали руки Сородича, представленного как Алекс Вольф.
Он-точно из наших. Гангрел, есен пень. Движется даже как-то. Нет, не как Дрезден, но уже кое-чего от хищника есть и в нём. Ему требуется помощь для представления Князю в Амстердаме и он обращается к старейшине своего клана. Весьма правдоподобно. Хотя, это может и просто знакомый. Хотя, какой, блин, просто знакомый у такого прохаванного старейшины как Дрезден? Небось, вертит всеми и потешается...
Перебирая ногами по ступеням, Вернер продолжал думать:
- Консилиум... Странновато, конечно, но чем чёрт не шутит... Выгоду я попробую урвать даже в этом. С Колдуном каким-нибудь можно будет пересечься да и чего-то там про свои компы Мак`Кави мне говорил, мол, надо уладить.
Отворив дверь в залу, Мейснер пропустил Сородичей, идущих с ним, вперёд:
- Коли чего там не так, то сбежать успею  - подумал он.
Дэмиан поприветствовал мистера Вольфа немым кивком головы, а его предложение он пока оставил без какой-либо реакции. Сейчас у него не было небольшой личной армии, которую стоило-бы срочно вооружать, а уж патроны к своему Браунингу он может купить и в магазине, но имя Вольф определенно стоит запомнить, на будущее.
«Консилиум? Тваю мать, да тут не просто собрание Гангрелов, а обсуждение перспектив городского масштаба! Это я удачно попал, главное чтобы стреляли хотя-бы не сразу…» подумал Грэхем. Если здесь сразу соберутся все мало-мальски важные персоны, это избавит его от необходимости посещать каждого из них, и он сможет наконец спокойно обживать некий промышленный райончик, без каждоночных вопросов «кто такие, и чо здесь делаем»
Оторвавшись от стойки бара, Дэмиан побрел с остальными наверх, по пути конечно вспомнив о довольно очевидном наличии у него осколочных гранат, который могли вызвать некие сложности с охраной. Но выкидывать их сейчас, было-бы куда большей сложностью. И если вдруг к Дэмиану потянут руки люди в Чорном, единственное что ему оставалось, это возмущенно возразить чем-то вроде «Fock off you bloody wanka!»…
Дрезден, понимавшийся на второй этаж молча, оглядел собравшихся сородичей долгим оценивающим взглядом. Главным образом его внимание привлек сам примоген. Насколько он мог судить, остальной "правящий состав" Камарильи канул в лету. По крайней мере, до поры, до времени. Старейшина подошёл к свободному столику, ближайшему к тому, за которым сидел сам Мак’кави,  присел за его, галантно приглашая жестом остальных своих спутников занять места неподалёку.

Отредактировано Максимилиан Дрезден (2011-05-26 09:59:53)

0

9

Алекс шел рядом с остальными, искоса рассматривая спутников Дрездена, запоминая их черты и манеры. Вместе с Максимилианом он занял свободное место за столиком, с любопытством рассматривая окружающих

0

10

Поднявшись на второй этаж, Бэрримор тут же нетерпеливо осмотрел обстановку в поисках хранителя элизиума. А жаждал покончить с этим Уильям хотел хотя бы потому, что чёртов транс давил на мозг и не давал сосредоточиться. Всё же Носферату за всё своё существование привык к менее резкой музыке. Но несмотря на отвратительный трек вампир сумел найти мужчину лет двадцати пяти с проникновенным взглядом. Если вспомнить фотографию, которую Бэрримору дал его информатор, то это сам хранитель. Носферату с должной осторожностью направился к Мак'кави. Уильям традиционно подошёл к собеседнику на расстояние вытянутой руки и решился взглянуть в его глаза.
- Здравствуйте, мистер Мак'кави - приветственно улыбнулся в усы Бэрримор - Меня зовут Уильям Бэрримор, дитя Робина Санквифракса, из клана Носферату. И полагаю, для полной уверенности вам нужно рекомендательное письмо?
Вампир вытащил из кармана немного грязноватый квадратик бумаги, при раскрытии которого можно было наблюдать рекомендательное письмо. 

"Податель сего документа, Уильям Бэрримор, дитя Робина Санквифракса, из клана Носферату. Занимал пост чистильщика в Милане с 2000 по 2004 год. Прибыл в Амстердам для занятия должности чистильщика города. Князи Милана, Каира, Лиссабона и Лондона будут очень признательны, если читающие сие послание окажут содействие в становлении на пост чистильщика Бэрримора.

Князь Лиссабона, 1 мая 2012 года"

0

11

Вампирша поднялась по лестнице. Обзор на первый этаж тут открывался довольно хороший. Беккер огляделась, сразу выхватив взглядом охранников. Около одного из столиков было необычно оживленно. Стана сразу же направилась туда.
- Доброй ночи, - поприветствовала она собравшихся. Здесь были как давно знакомые, так и совершенно новые лица. Немертвая цепким взглядом оценила "новеньких".
"Хм, чего это их всех черт собрал именно сейчас? Неужто решили устроить небольшой переворот? Или у нас тут мобилизация?"
Все же ей было не слишком уютно находиться рядом со столькими неизвестными. Бруджа и в школе не сильно дружила с уравнениями. В этот момент повернулся один из новоприбывших обернулся. Это был небезызвестный усатый мужчина.
- Чтоб мне сдохнуть! - воскликнула Бруха, вытащив на него глаза в изумлении. Не узнать участника знаменитой рок-группы было стыдно. 

Оффтоп от Александра. Пожалуйста, соблюдайте очерендость (она чуть изменилась): Таркин, Констанция, Адель, Александр, Лузидж, Дрезден, Вернер, Демиан, Вульф (ну или гоп компашка сама определиться в своей очередности, но идти должны между Сетитом и Носферату), Берримор, Стана.

0

12

Малкавиан кивнул в ответ на фразу Констанции и, сказав: -Всенепременно буду рад общению с вами лично, в моем кабинете, после того, как закончим здесь, - огляделся. На второй этаж поддятигвались сородичи. Некоторых он знал, некоторых нет. Например те, кто пришел вместе с Максимилианом, точно не были знакому примогену, за ичключением Вернера. Таркин встал из за стола и отошел так, чтобы его видели все, кто поднялся на второй этаж. Сейчас здесь было довольно тихо, поэтому Малкавиан решил начать говорить. Однако, в этот момент, к нему подошел один из сородичей, с подозрительно знакомой внешностью. Мак'кави конечно не был ярым фанатом современной музыки, но слушал разные группы, однако запомнить всех точно не мог. Пришедший протянул Малкавиану письмо, предварительно сказав следующее: - Здравствуйте, мистер Мак'кави. Меня зовут Уильям Бэрримор, дитя Робина Санквифракса, из клана Носферату. И полагаю, для полной уверенности вам нужно рекомендательное письмо?
-Похоже, уважать чужие законы и правила здесь не умеет совсем никто, - раздраженно подумал примоген, раскрывая письмо. Прочитав его, в голове Таркина пронеслись следующие мысли: -Князья Милана, Каира, Лиссабона и Лондона. Ха, явно этот чистильщик их совсем задолбал своим отсутствием этикета, раз уж все так готовы его сплавить. Особенно в Амстердам. Хотя, с другой стороны, этот Носферату пригодится. Посмотрим, на что он вообще способен. Вслух же Мак'кави процедил сквозь зубы, так чтобы слышал только Носферату: -Мистер Бэрримор, я хотел бы поговорить потом с вами в своем кабинете. А сейчас займите место у одного из столиков, я делаю одно заявление.
Разобравшись с Уильямом, Малкавиан окинул взглядом собравшихся и началь говорить: -Доброй ночи, уважаемые сородичи. Я очень рад, что так много членов Камарильи смогло прибыть сегодня в мой клуб. Я приношу извинения у тех, кого оторвал от дел, но обстоятельства складываются так, что ждать долго нельзя. Примоген сделал паузу, а затем продолжил: -Думаю всем здесь присутствующим известно или в скором времени будет известно, что Князь Амстердама пропал. Я склонен подозревать, что он погиб. Хотя бы потому, что я не чувствую его в этом мире... - эта фраза была сказана для тех, кто понимал о связи между потомками Малкава, но на этот Таркин не остановился: -Так же, думаю всем будет полезно узнать, что с капеллой клана Тремер произошло несчастье и клан прислал к нам сэра Александра Батори. Регента клана Тремер, - Мак'кави кивнул в сторону Александра, -Если вы имеете какие-либо сведения или желание помочь одну из кланов Камарильи, то обращайтесь к нему. Далее. Недавно в город прибыла девушка, которая представляется как Кори Лендхилд из клана Гангрел. Я принял ее, но ночи нынче неспокойны, если вы ее встретите, то не рассказывайте ничего о том, что творится в городе. В частности Вас, мистер Дрезден, я хотел бы попросить наблюдать за вашим "соклановцем", потому что я склонен ей не доверять. Таркин на мгновение задумался, что еще следует сообщить сородичам. -Так же, завтра произойдет сбор Совета Примогенов, где будет выбран новый Князь Амстердама, кому это интересно и кто хочет знать нового Князя в лицо, просьба прийти завтра. Если остальные Примогены будут не против, то я бы предложил провести выборы в своем Элизиуме, здесь на минус втором этаже. В целях безопасности сородичей Камарильи, ибо, как показала практика, Элизиум бывшего Князя не безопасен. Потом, как бы вспомнив, Малкавиан добавил: -Да, в город вернулась мой потомок Адела Мейер, кто-то из присутствующих здесь ее помнит. И последнее на сегодня. Только что в мой клуб прибыл Уильям Бэрримор из клана Носферату, - Мак'кави посмотрел в сторону оного Носферату, -Я попрошу вас снять действие Затемнения, чтобы вы сородичи могли вас видеть, потом можете снова вернуться к этому..облику. И попрошу более... Не использовать Дисциплины, в моем клубе, без моего разрешения. Последняя фраза относилась еще к одну сородичу, который недавно появился в городе. Примоген с разочарованным видом посмотрел в сторону Тремера. -Если у вас есть вопросы, задавайте. У меня же два вопроса. Я хотел бы, чтобы сородичи, пришедшие с уважаемым Максимилианом Дрезденом, тоже представились, либо он представил их, - закончив свой монолог, Таркин посмотрел в сторону Дэмиана и Алекса.

+1

13

Констанция внимательно наблюдала за вошедшими сородичами. Некоторые были знакомы: старейшина Гангрелов, недавно прибывшая Адель Майер, с некоторыми она познакомилась сегодня: Дэмиан Грэкхем, Вернер. А вот остальных видела в первый раз. Констанция посмотрела в сторону новоприбывшего тремера. Это с вами надо быть аккуратней, подумала девушка. Ну что ж, посмотрим, чем же вы столь опасны. Девушка внимательно посмотрела на Батори, оценивая про себя как внешние качества, так и возможные внутренние.
Тем временем примоген просил представить всем новоприбывших сородичей.

Отредактировано Констанция (2011-05-27 21:12:28)

0

14

Услышав голос Сира, снова, казалось, будто за долгое время расставания, убаюкивал, она прикрыла глаза, Таркину совсем не было нужды в третьих узах, чтобы получить такой результат, просто он правильно выбрал себе потомка, который не чает в нём души. Впрочем, она не особенно это скрывала, пусть особо зарвавшиеся думают, что она и правда на высоких узах. Из-под полуприкрытых век она наблюдала за реакцией представившихся и ещё не представившихся... Когда же было произнесено её имя, она открыла глаза, словно пробуждаясь ото сна, кивнула тем, кому ещё не кивала сегодня и вернулась в свою бдящую полудрёму.

0

15

За тремером и Адель стали подтягиваться люди, стоявшие у барной стойки, пятеро мужчин и девушка, Таркин поднялся и к нему подошел еще один мужчина, во внешности которого было что-то знакомое.

«Кажется, я уже встречал этого сородича в Британии – подумал Александр, - странно, что я не могу вспомнить кто же это. Я помню всех сородичей, с которыми пересекался, а этого нет. Может быть, это и не сородич? Но я точно помню, что видел его в Англии, причем достаточно давно. Странно, быть может это чей то гуль?»

Берримор начал о чем-то перешептываться с МакКави. А у колдуна начался приступ паранойи. Столько народу поднялось за ним по пятам, столько охраны вокруг, и это лицо, из прошлого, о чем-то шепчущееся с примогеном, да еще и мужчина еврейской внешности, поведение которого показалось странным Батори в последнюю встречу. Это явно был вселенский заговор, с целью убить вампира.

Если бы малкавиан не начал говорить, то тремер наверно вновь попытался бы принять бестелесную форму, но, если учесть, что на совершение этого ритуала требовалось некоторое время, то, скорее всего, Александр приступил бы к метанию молний во всех окружающих, чтобы сбить всех с толку и попытаться смыться, даже не смотря на то что внутренний голос подсказывал ему – это равносильно самоубийству.

Благо Таркин поприветствовал собравшихся, и напряжение колдуна немного спало, видимо он все таки попал на общую сходку, а не в западню, но уверенности в этом у него не было.
«Хм, уже в четвертый раз малкавиан обращается ко мне как к рыцарю британской короны, с чего бы это?» - подумал тремер, когда примоген представил его собравшимся.

Тут он заметил, что девушка, с которой совсем недавно сидел господин МакКави изучающее смотрит на него. Судя по всем присутствующим, скорее всего она и была секретарем примогена вентру. Ему было необходим суметь переговорить с ней один на один.

- …Только что в мой клуб прибыл Уильям Бэрримор из клана Носферату, - произнес Мак'кави взглянув на англичанина, -Я попрошу вас снять действие Затемнения, чтобы вы сородичи могли вас видеть

«Так вот в чем дело, - напряжение Александра уменьшилось еще немного. – Так значит это носферату! Тогда это многое объясняет… Ах да! Он принял облик какого-то известного англичанина, который захлебнулся в своей рвоте после вечерней пьянки. Да, я читал об этом в газетах, в Окфорде, когда только прибыл туда 32 года назад».

Тут примоген, укоризненно взглянул на колдуна и произнес:
- …И попрошу более... Не использовать Дисциплины, в моем клубе, без моего разрешения

«Черт, как он мог об этом узнать? Я должен был почувствовать, если бы он копался в моей голове… О Тремер! Опять ошибка! Как же я мог не обратить внимания на камеры слежения в уборной?! Ненавижу эти современные игрушки! Но все же, господин примоген, я не использовал дисциплин, это был лишь ритуал», – подумал в ответ Батори, и на губах его заиграла еле заметная усмешка.

Когда Таркин закончил, Александр, улучив момент тишины, вставил:
- Очень рад быть представленным вам, достопочтенные Сородичи и мне весьма лестно, что господин МакКави применяет ко мне титул сэра, но, хочу попросить, впредь не обращаться ко мне подобным образом, ибо, хоть я и происхожу из древней дворянской фамилии, но, к сожалению, не имел чести быть посвященным в рыцари. А посему, применение его в обращении ко мне является поруганием почетного титула рыцаря британской короны.

Отредактировано Александр (2011-05-27 13:30:25)

0

16

Сетит всё также стоял в стороне, улавливая каждое слово, исходящее от других вампиров. Можно так сказать, что Лузиджу очень повезло, его сразу ввели в курс дел Камарильи, при этом сам Змей даже не дал понять, владел ли он этой информацией раньше или нет. Это была ему очень выгодно, так как помогло бы ему подтвердить свой статус полезного и сильного союзника. Тем временем, примоген начал представлять гостей, а Египтянин брал всё на заметку и пытался прочитать по выражениям лиц, тоне голоса, походке истинные чувства Сородичей. «Так, девушка рядом с примогеном находится в сладостном трансе, наверное от самого Малкавианина. Один из двух Гангрелов, что выглядит по моложе, ведёт себя немного растеряно, но это нормально, а вот Регент меня немного удивляет. На мгновение он показал страх, даже панику, это следует запомнить.» - анализировал Сетит других вампиров, вот только ничего о Малкавиане и Носферату он толком сказать не мог, первый вёл себя слишком «естественно», то есть в нём читалась только сильная взволнованность и осторожность, а Прокажённый просто пока находился под Маской Душ. Всё казалось было нормально, вот только Лузиджа очень заинтересовался Малкавианином, потому решил применить на него Ощущение Греха (Демонизм 1). Вот только слова Таркина об использовании дисциплин, навели Змея на мысль, что Лунатик сможет прочитать его мысли и раскрыть действия Лузиджа, но дело уже было сделано.

0

17

«Не беспокойся, и рыцарей и Корону пытались оскорбить и куда большие мастера по этой части, профессионалы», подумал Дэмиан, уставившись на Тремера слегка повернув голову в его сторону, находясь при этом в довольно расслабленной позе и полностью откинувшись на спинку своего кресла. Для образа беззаботного маньяка или карточного шулера, не хватало только переходящего из руки в руку окровавленного орудия убийства или веера карт, а так-же положенных на стол ног… ног Дэмиана конечно, хотя чьи-то отрубленные ляжки тоже могли сойти. Но к сожалению лишнего реквизита у Грэхема не оказалось, а бросать свои конечности на стол он не стал из-за крайне неудобного для этого расположения – относительно высокая столешница, и слишком близко подвинутое кресло, которое пришлось бы отдалять от стола небольшими, неловкими прыжками. Это уже не говоря о возможном недопонимании со стороны кого постарше, тех кто в любом сделанном и несделанном жесте видят оскорбления их величественной персоны. Что сейчас видят в нем окружающие, Грэхема как обычно мало интересовало, кто-то увидит фатализм, смирение со своей незавидной участью, и полное отсутствие какого-либо беспокойства по поводу присутствия в гнезде Камарильи, другие почуют в его расслабленности блеф, или наивную веру в непоколебимость правил Элизиума, но кто-то, очень близкий к истине, просто поймет что у этого кайнита уже есть план отхода, и именно поэтому он сидит сейчас с такой довольной рожей. А некий затесавшийся сюда, богемный отброс клана Тореодор, может и вовсе смотреть на испачканный и изрядно помятый вид Дэмиана. На что конечно у него было вполне правдоподобное объяснение с участием гринписовцев, самосвала с землей, чудом избежавшей столкновения с ним бетономешалки и яростного протеста воинствующих феминисток-лесбиянок…
Но кажется хранитель этого Элизиума обращался к Грэхему, когда просил новоприбывших представиться, что в принципе он и собирался сделать, пока не был перебит в своих намерениях мистером Батори.
Как обычно представляются на таких массовых собраниях сородичей? Грэхем понятия не имел, он как правило старался избегать таких столпотворений. Может это происходит как у людей, на их... собраниях:
«- Привет, меня зовут Дэмиан, я алкоголик.
  - Привет Дэмиан. – отвечает тебе хор голосов.
  - Я пью уже девяносто лет…»         Или лучше встать в некую пафосную позу, окинуть всех надменным взглядом и официальным тоном зачитать свою родословную, до которой никому нет дела? «- Я Дэмиан Грэхем, дитя Амелии Грёмингер, дочери Магдалены Кастелуччи Борчелино, потомка Нарсеса, получившего становления от Константиуса, являющегося…» Нээ, к чему все эти хороводы вокруг своей личности, лучше говорить прямо.
Лосмобра сначала мельком взглянул на старейшину Гангрел, которому предложили его представить, затем на Вольфа, который мог вставить свое словечко, после чего уставился куда-то в сторону Мак`кави, который не посчитал нужным представиться самому, что за него любезно сделал Тремер.
- Не стоит затруднять мистера Дрездена такими мелочами как мое представление. Дэмиан Грэхем, Ласомбра-антитрибу. – не вставая с места, четко произнес свое имя Дэмиан. Решивший пояснить свою «видовую» принадлежность сразу. Он предпочитал не начинать хоть мало-мальски долгосрочные отношения со столь очевидной лжи как скрытие своего клана, - Свободный сородич, хоть и не являющийся частью Камарильи, но пришедший на это… собрание, дабы засвидетельствовать свое присутствие в городе перед представителями местной власти. – сложив руки на своей груди, и приподняв правую конечность с расправленной ладонью на уровень своего подбородка, в неком мечтательно-задумчивом жесте, достойном Римского сенатора, спокойно, даже не пытаясь каким-либо насмешливым тоном выделить слово «власть», проговорил Грэхем.

+1

18

Когда Грэхем закончил, Вольф направил взгляд на Таркина и тихо произнес:
- Алекс Вольф, Гангрел, с самого становления состою в Камарилье. Прибыл сюда по личным мотивам, а также для встречи с господином Дрезденом.
Закончив представление, Вольф предался рассматриванию собравшихся

0

19

Оффтоп для Лузиджа: Заглянув глубоко в душу Малкавиана, Луизидж очутился внутри особняка. Перед ним была лестница, налево и направо шли коридоры. Картинка пришла в движение, она довольно быстро начала передвигаться по территории здания, а вокруг стены приходили в движение. Из них вылезали лезвия, из пола шипы, внезапно под ногами Сетита исчез пол и он почувствовал, что готов упасть в темноту, из которой не выбраться.

0

20

Собрание ещё не успело начаться, а Дрезден уже заскучал. Он успел побывать на сборищах сородичей по всяческим поводам, и только альтинги удавалось переносить без проблем – на них обычно каждый присутствующий был заинтересован в скорейшем окончании события не меньше, чем сам старейшина. Но здесь присутствовали представители самых различных кланов, так что гангрел заранее смирился с фактом, что ему придётся терпеливо выслушивать чужие грызню, хвастовство и хамство, по крупицам вылавливая информацию, которая представляет хоть какую-то ценность.
«Если посмотреть на вещи глобально, в моём существовании есть лишь одна проблема – другие сородичи,» – внезапно сформулировал Максимилиан. – «И этот Батори мне определённо не нравится. Видимо, я привык, что регенты ведут себя более сдержано. Когда они молчат, их совершенно необоснованные напыщенность и самодовольство легче переносить. Что же касается мистера Грэхема, то ему в первую очередь следовало бы вспомнить поговорку своих соотечественников: “Nobody likes a wiseass”. И если имеет привычку рассказывать о своей клановой принадлежности на каждом углу, вообще странно, как ему удалось дожить до столь преклонного возраста…»
– Господин Вольф скромно забыл упомянуть, что мы познакомились с ним ещё в конце прошлого века в Берлине, при обстоятельствах, не оставляющих ни малейших сомнений в его лояльности по отношению к Камарилье, – Дрезден говорил негромко и размеренно с уверенностью опытного лектора. – Что же касается Кори Лендхилд, никогда о такой не слышал. А с некоторых пор я склонен скорее выпотрошить незнакомого гангрела, ошивающегося на территории города, чем принять его с распростёртыми объятьями и вводить в курс дел. Думаю, о причинах моего отношения лишний раз говорить не стоит. Если вы не против, господин Мак’кави, мы сможем обсудить это в более приватной обстановке и прийти к согласию относительно того, как данный вопрос можно… урегулировать. В данный момент меня больше интересует, кто же входит в состав нового примогената, ибо я не вижу большинства представителей старого среди присутствующих.

Отредактировано Максимилиан Дрезден (2011-05-28 22:24:03)

+1

21

Было похоже, что старый Гангрел и молодой Вернер мыслят весьма похоже.
Нет, ну реально, что-то каких Примогенов более нету.Даже дядьки Александра.
Мейснер бросил взгляд на Констанцию.
Ну-ну,барышня,ну-ну.Обещать чего-то выполнить, а потом мигом оказываться в другом конце города.Вряд ли невыполение ваших обязанностей поднимет ваш престиж.
Вернер не стал совершать грандиозной ошибки и называться.Зачем совершать столь опрометчивый шаг в присутствии стольких лишних Сородичей?Взять хотя бы мутного хмыря в цилиндре, уставившегося на Тремера, назвавшегося Батори.Оба не вызывают симпатии.Один скорее всего в прошлом евреем, а другой стал в посмертии Тремером.Малоприятные субъекты...Да и ещё какой-то недалёкий.
Нет,ну надо ж мозги иметь на столь грандиозной сходке Сородичей подходить к Примогену и сувать ему какие-то бамажки.Не иначе рекомендательное письмо, но кому ты всрался,когда речь толкать надо?
Мейснер моментально отреагировал на представление Гангрела, заявившего, что может заняться торговлей оружием.А когда сам Дрезде впрягся за него и выгородил, сообщив между делом, что,мол,давно знает и товарищ он стоящий уважения...Вернер воззрился на него,стараясь запомнить как можно больше в его внешности дабы не потерять из виду после встречи - определённо поговорить относителньо молодым вампирам требовалось.
Почтенный Таркин знал Мейснера и ему было этого достаточно - в свете недавных событий с рекламой его мордашки по многим телеканалам Гангрел не хотел светить своим светлым именем.
Однако, мобила некстати кольнула в локоть, когда Вернер придвинулся поближе к столу.
О,точно - подумал он.- Надо переговорить с этим новоявленным Тремером по поводу странной пентахрени на стене тусовки.Анастас не зря этим делом занялся - чего-то он за ним чуял.
-Господа-товарищи - вставил Вернер. - Только мне кажется, что нашей слабостью могут воспользоваться?Например, Шабаш или кой-кто похуже.Не стоит ли вызвать всех Примогенов прямо сейчас и решить вопрос поскорее.Да и принять какие-то антикризисные меры стоило бы

0

22

На просьбу не использовать дисциплины Бэрримор лишь неприятно ухмыльнулся.
- Вы сами попросили, примоген - в тот же момент Уильям показал своё истинное уродливое лицо, превратив свой предыдущий облик в быстро рассеивающийся дым, после чего пронаблюдал реакцию окружающих и сел за дальний столик так, чтобы слышать, о чём говорит примоген и другие гости сего собрания. Однако ему стало не до этого, потому что он увидел среди прибывших знакомое лицо - ту самую девчонку из отеля. И по её лицу было заметно, что она узнала именно легендарного ударника, а не вампира, прячущегося за этим обликом, что защищало Уильяма от догадок. Бэрримор облегчённо вздохнул и отвлёкся от вампирши. Вместо этого Носферату в ожидании конца этого мероприятия просто наблюдал за остальными сородичами, подмечая их привычки, манеру говорить, роль в собрании, короче говоря всё, что могло было пригодиться по мнению вампира.
Но спустя буквально пару минут Носферату окончательно потерял интерес и к дискуссии, и к её участникам и предался более аристократическому занятию - начал комкать из бумажных салфеток шарики и кидать их в урну в метре от столика.

0

23

В Элизиуме все было по прежнему, те же столы и кресла, те же сородичи на втором этаже, те же тусующие люди на первом. Но для Александра и Таркина в мгновение все изменилось. Их буд-то накрыла пелена тьмы и оба вампира всем своим нутром почувствовали что на город надвигается смертельная опасность. Никто более, кроме тремера и малкавиана этого не почувствовал, никто не заметил того, что с ними происходит нечто необычное, все продолжают действовать по прежнему ничего не подозревая.

0

24

Пост от Станы Беккер

"Как интерееесно", - протянула про себя вампирша.
Ее взгляд поочередно буравил новоприбывших, пронизывая буквально до костей. Здесь можно было задержаться и разнюхать что-нибудь интересное. Однако сейчас надо бы назвать собственно цель визита.
Бруджа повернулась к Малкавиану.
- Любезный Примоген. Мне птичка напела, что вы, возможно, нуждаетесь в моих услугах? Поговаривают, что неспокойно нынче вокруг вашего клуба...

0

25

Малкавиан внимательно слушал то, что говорят сородичи, присутствующие в клубе. Первым высказался Александр, его заявление о поругании Английской короны немного позабавило Таркина. -Конечно, а я то думал, вы не раскроете мой коварный план, по унижению Ее Величества, мистер Батори - саркастично подумал примоген. Следующим начал говорить незнакомый Малкавиану сородич, - Не стоит затруднять мистера Дрездена такими мелочами как мое представление. Дэмиан Грэхем, Ласомбра-антитрибу. – не вставая с места, четко произнес свое имя Дэмиан.  - Свободный сородич, хоть и не являющийся частью Камарильи, но пришедший на это… собрание, дабы засвидетельствовать свое присутствие в городе перед представителями местной власти. После его фразы Мак'кави кивнул, он в целом слышал, что подобные представители этого клана существуют, это не значит, что Таркин им доверял. Вообще доверие штука дорогая, ее еще нужно заслужить, но хотя бы Грэхем не врал. Однако с этим сородичем он решил поговорить отдельно и позже.
Тем временем пришла очередь троих Гангрелов, в целом Максимилиана и Вернера примоген знал, а раз Дрезден поручился за Вольфа, то данный сородич перестал интересовать Малкавиана на данный момент. Заявление же Вернера вызвало у Таркин еле сдерживаемую улыбку, которую при старании и знании мимики, можно было разгадать как "гримасу зубной боли". Мак'кави не любил когда ему пытаются указать, что делать, особенно неонаты. -Похоже кто-то совсем одичал среди животных. Наверное окружение неумеющих думать, приводит к выводам, что этим даром обладаешь только ты сам, - промелькнуло в голове Малкавиана. А в этом момент, Носферату все же снял с себя эффект Затемнения и предстал перед сородичами в своем истинном облике. Таркин удостоил того благодарным кивком и легким неодобрительны взглядом, относительно "аристократических" манер Бэрримора.
Наверное довершающим яблоком, упавшим на голову Мак'кави в виде Станы Бекер, которое решило явно показать Малкавиану, что неонаты в этом городе ведут себя ничуть не лучше смертных. -Как там любят говорить люди? Жертвы сексуальной революции? В себе ничего держать не можем? - подумал Таркин. Он уже собирался начинать говорить, однако внезапно перед Мак'кави как-будто появилась стена мрака. -Ласомбра? - было подумал он, однако это была лишь мгновенная пелена, а по сознанию Малкавиана ударило острое чувство тревоги, будто что-то должно случиться. Моментально, в ответ на это ведение, сознание примогена разорвала мелодия, которая продлилась от силы минуту, однако на эту минуту Таркин выпал из реальности. Очнувшись, он посмотрел на сородичей и, поняв, что они ничего не заметили, подумал: Та, та, таааа! Значит что-то должно случиться... Но что? Саббат? Но почему так быстро? Ладно, надо заняться обороной, а сам произнес, обращаясь сначала к Александру:
-Я шотландец, мистер Батори, - и улыбнулся, затем обратился к Ласомбра: -Мистер Грэхэм, я хотел бы потом задать вам пару вопросов. Лично. Немного помолчав, Таркин продолжил, уже говоря с Дрезден: -Прекрасно, уважаемый Максимилиан, я буду рад с вами обсудить этот вопрос. Что же до...действий, - Мак'кави посмотрел в сторону Вернера, причем если бы вампир мог взглядом заставлять биться в эпилептическом припадке, то Мейснер сейсас бы катался по полу: -Примогены соберуться тогда, когда сочтут это нужным. Вы не находите, что стоит доверить решение этой проблемы нам. Не так ли мистер Мейснер? Но если вам так не терпиться оказать помощь Камарилье, то я знаю, где вы можете приложить свои усилия. Обратитель к моему гулю Герману Катцу. Почти такого же взгляда удостоилась Стана, но более смягченного. Основная волна раздражения выплеснулась на Гангрела. -Насчет того, что твориться в моем клубе, обращайтесь к моему гулю, как и мистер Верне. Он вам все объяснит.
Решив, что на этом в принципе можно заканчивать, Таркин произнес: -Уважаемые Констанция, Максимилан, Дэмиан и вы...Луизидж, я прошу проследовать вас в мой кабинет, если у вас нет вопросов, которые можно обсудить здесь, а затем добавил, обращаясь к Носферату: -После выборов, новый Князь решит, нуждается ли город в услугах Чистильщика, мистер Бэрримор. Завершив этот небольшой монолог, Мак'кави окинул взглядом сородичей.

0

26

Констанция улыбнулась, услышав просьбу тремера не называть его сэром. А он с характером, мне нравиться…
Вентру медленно переводила взгляд с одного сородича на другого. Неудивительно, что Камарилья так слаба и как никогда доселе уязвима: молодые вампиры совсем не знают этикета, а некоторые старейшины не скрывают своей скуки, находясь здесь. Как можно строить сильную Камарилью, если фундамент так слаб. 
-Господа-товарищи - вставил Вернер. - Только мне кажется, что нашей слабостью могут воспользоваться? Например, Шабаш или кой-кто похуже. Не стоит ли вызвать всех Примогенов прямо сейчас и решить вопрос поскорее. Да и принять какие-то антикризисные меры стоило бы.
Вернер Мейснер… Как же он начал ее раздражать. Сначала своим звонком с просьбой о помощи, когда он так по-глупому засветился в правоохранительный органах. Затем сам его внешний вид, манера разговора, да и вот нате вам – его участливое предложение собраться немедленно примогенату, чтобы вдруг Шабаш не воспользовался нашей слабостью. Слабое звено, мистер Мейснер – это вы, и пожалуй Камарилье, действительно стоит принять антикризисные меры, начиная с устранения этих слабых ее сторон.
Чтобы как-то отвлечься от мыслей о предстоящих расправах над отдельными членами Камарильи, вентру посмотрела в сторону новоприбывшего носферату. Но увидев, как тот скучающе кидает бумажные шарики в урну, тут же отвела взгляд. Картинки с богатыми вариантами устранения Вернера ушли, освободив место гангрела, носферату.
-Уважаемые Констанция, Максимилан, Дэмиан и вы...Луизидж, я прошу проследовать вас в мой кабинет, если у вас нет вопросов, которые можно обсудить здесь,  а затем добавил, обращаясь к Носферату:  -После выборов, новый Князь решит, нуждается ли город в услугах Чистильщика, мистер Бэрримор.
Вопросов нет. По крайней мере, оставшиеся присутствующие вряд ли сейчас смогут дать ей больше информации, чем она знает. Посмотрев на примогена, она слегка кивнула головой, давая понять, что она готова проследовать в его кабине.

0

27

"Да, ждите... " – Мысль касалась примогенов. А ещё нарушение правил Элизиума просто как молотом по голове - если ты не знаешь, что нельзя использовать дисциплины наверняка, какого хера лезть на рожон и использовать, не спросив? Это казалось ей равносильным с тем, чтобы плюнуть под ноги стоящему полицейскому-постовому, надеясь, что тебя не накажут за нарушение общественного порядка.

Итак, Александр узнал имена и клановую принадлежность еще четверых сородичей, оставался молодой человек, произнесший что-то о сборе примогенов. "Да, молодые любят пороть горячку, и зачем вам, сэр, нужно это сейчас? Нет, я бы сперва предпочел успеть со всеми перезнакомиться и пообщаться". Кроме импульсивного сородича еще оставались человек в черном, с еврейской внешностью, девушка, что-то выкрикнувшая, когда только вошла в зал и мисс за столиком в черном рядом с господином МакКави. Тремер склонился к уху Адель и произнес:

- Мисс Мейер, вы бы не могли подсказать, кто те сородичи, что остались не представленными?

Если бы не доминирование Таркина - кто знает, а не сорвалась бы сейчас Адель, чтобы впиться  в глотку тремеру. Настолько близко подходить к ней было опасно для жизни. Не только её.

- Констанция... Шильдкнехт,- довольно тихо ответила Адель, глядя в одну точку, как будто ей только что сделали непристойное предложение, от которого она точно не откажется, но не здесь и не сейчас,- секретарь примогена Вентру, парень - гангрел... Вернер Мейснер, девушка бруха... Не помню её имени.

Тремер почувствовал какое-то напряжение в девушке, что его несколько удивило. Информация правда, которую он получил, была слишком незначительна, хотя уже известно, к каким кланам кто принадлежал. Ему было не очень приятно оказаться в компании трех гангрелов, если бы он был до сих пор жив, то по его спине пробежали бы мурашки, от ощущения как три пары когтистых лап разрывают его плоть. Насчет девушки в черном он не ошибся - именно она и была ему нужна. Но вот остался неназванным высокий мужчина в черном. Поэтому тремер, все так же в прямо в ухо девушки прошептал:
- А что насчет того мужчины в черном с ярко выраженной еврейской внешностью?

- Первый раз его вижу,- она повернула голову и посмотрела в лицо тремеру, чуть отстранившись, уж тут он навряд ли решился снова что-то использовать.

"Так и не удалось получить никакой информации об этом странном индивидууме, жаль, - подумал колдун. - Быть может попробовать проникнуть в его сознание? Но нет, хватит пока на сегодня безумных видений, еще неизвестно, что из этого выйдет. Попробуем получить информацию обычными способами, как представиться возможность". Тремер вновь тихо произнес:

- Премного благодарен вам, мисс Мейер.

Затем принял свою прежнюю позу, со сложенными на груди руками и стал внимательно наблюдать за происходящим.

В следующий же момент Адель услышала, как сработало несколько мобильных у некоторых стоящих рядом сородичей, в то числе у Сира.

«Если это какая-то шутка»...

Но шуткой это не казалось, так могли рассылать приглашения о том, что где-то будет облава или что-то, что известно довольно узкому кругу существ. Тема «Beautiful undeath»... СМС от Яна...

Сразу же после того, как загудели эти маленькие адские игрушки в карманах некоторых сородичей, на тремера обрушился поток тьмы. Он окутал его полностью и из него будто раздался неясный отдаленный голос: "Беги... здесь... гибель". Тут колдун очнулся. На его лице отразилась неясная настороженность и беспокойство. Он вновь приблизился к Адель и тихо произнес:

- Вы слышали это? Вы это почувствовали?

Она достала мобильник, чувствуя что-то нехорошее, какое-то давление, если не эмоций, то мыслей вокруг, может, просто в очередной раз сработала интуиция.

Было Предвидение. Будет что-то страшное. Будьте осторожны! Ян

Адель посмотрела на Сира, тот до сих по не заметил, что у него прожужжал мобильный. Но даже не зная этого факта, Адель посмотрела на Таркина взглядом, полным волнения и только поймав его ответный взгляд, она написала Яну СМС:

С тобой всё в порядке? Нужна помощь?

Она даже не назвала его на Вы, видимо даже не задумалась ни о чём, кроме заботы о друге. Опомнившись, она остаточным восприятием словила фразу тремера.
- Что? – Кажется, она или не почувствовала, или тоже ушла на миг в какое-то забытье.

"Стоит ли говорить ей об этом? - подумал тремер. - Может быть лучше умолчать о предвидении? - Но что-то подсказывает мне, что это касается всех нас. Конечно, нельзя говорить об этом всем, но до мистера МакКави обязательно надо донести эту информацию. А как это можно сделать быстрее, как не через его дитя? Кажется что мне еще не скоро придется говорить с ним наедине".

- Мисс Мейер,- произнес Александр все так же шепот, в ухо девушке. - Только что меня посетило нечто, что очень похоже на предвидение. И это нечто касалось всех, присутствующих здесь, причем в нем чувствовалась явная угроза, предупреждение об опасности, возможной гибели. Думаю, не стоит провоцировать панику, сообщая об этом всем, но я очень надеюсь, что вы как можно скорее сообщите об этом своему Сиру, ибо чувствую, что время не терпит, а мне с ним видимо еще не скоро доведется переговорить.

Александр напоминал злого чёртика, сидящего на плече, который нашёптывал всякие гадости.
- Боюсь, «пострадали» не вы один,- она показала СМС от Яна.

На экране смартфона Александр прочитал: "Было Предвидение. Будет что-то страшное. Будьте осторожны! Ян"
"Проклятье Каина, - подумал Батори. - Значит действительно что-то серьезное, раз это почувствовали несколько сородичей. Кто же такой этот Ян? Хотя сейчас это не столь важно, может подождать"

- Тогда тем более нужно как можно быстрее сообщить об этом примогену. Он должен знать. Вы ведь сделаете это?

Тремер знал, что такие предвидения не случаются просто так. Подобное напряжение наполняло старших сородичей в далеком 1750-ом, когда Горатрикс совершил предательство. Да и Александр порой испытывал это чувство, когда приходилось сталкиваться с Шабашем или еще кто-то угрожал его не жизни. Но когда чувство посещало нескольких старейшин города, это значило только одно - опасность угрожает всему сообществу вампиров города, хотя не всегда становилось ясно, что именно это за опасность.

0

28

Сетит всё это время продолжал тихо стоять в сторонке и слушать разговоры Сородичей. Когда господин Таркин сказал имя Лузидж, то Сетита внутри всего передёрнуло, но на внешнем виде или поведении Змея это никак не сказалось. «Как он узнал? Он прочёл мои мысли? Великий Сет, а если он узнал про мой Демонизм? Конечно, это не так страшно, но отношения портить мне сейчас категорически нельзя» - думал Последователь Сета, перебирая варианты, как примоген мог узнать его имя. Однако, вглядываясь в лица собравшихся здесь вампиров,  Лузидж замети напряжение и некую тревогу, исходящую от Тремера и потомка старого Малкава, от самого Мак’кави Сетит уловил всего лишь лёгкий намёк на беспокойство, хотя для него это было нормально, как заметил египтянин, наблюдая за ним. «Хм, что-то произошло, но что? Дело попахивает огоньком» - подумал Змей. Этот вампир был не из храброго десятка, потому всегда стремился избегать опасных ситуаций и моментально сбегал, когда чувствовал, что кто-то наступает на его чешуйчатый хвост. Заметив, что никто из Каинитов не обратил внимание на имя «Лузидж», Последователь продолжал стоять в стороне, но внутренне был напряжен, так как был готов дать дёру из проклятого клуба куда подальше.

0

29

Пришедшая от давнего коллеги по присваиванию и перераспределению чеснока СМС-ка сбросила негатив с Мейснера.
Открыв трубку особ не таясь, Вернер обнаружил там следующее сообщение:

Было Предвидение. Будет что-то страшное. Будьте осторожны! Ян

Нда, особенно необходимо было,конечно, подписываться.Или хитрый Тореадор сделал рассылку, чтобы не париться? В любом случае, те. кому посылаешь такие сообщения должны уже давно добавить тебя в адресную книгу.
Угроза страшного нехило насторожила Мейснера.
А что если вновь начнут пропадать Сородичи?
Бросив спокойный взгляд на присутствующих, Вернер задумался.
Кто же следующий в этом водовороте событий? Кого унесёт следующая ночь?Быть может, напыщенная Вентру, даже не подающая вида, что знает меня?Или Примоген,судя по всему, пытающийся примерь на себя уже корону...Эй, полегче, дядя Мак`ки! Гангрел сам знает, когда нести тапки и чинить компьютер зажравшемуся пердуну, а когда клыками рвать чужую плоть...
Захлопнув мобилу, Вернер вновь погрузился в радумья:
Интересно, а на кой ляд собирать всех, чтобы потом указывать под плинтус?
Лицо Мейснера исказила гримаса - ведя внутреннюю беседу с собой, вампир начал изображать Примогена Психов.
Он, видите ли, знает, где я могу послужить Камарилье.Эй,мусье, Камарилье или подобрать фекалии за твоим гулем?Значит, каких-то левых там еврейчиков...
Мейснер взглянул на Лузиджа и примерил вампира.
Интересно, в какой бы его концлагерь бы сослали?
Поправив съехавший вбок амулетик, взятый у Анастаса, Мейснер задумался вновь:
Или там ехавшего-переехавшего Ласомбра...эй,дядя, он в моей упряжке...ну,был во всяком случае...А вот побеседовать с Дрезденом - это да,добрая мысль...
Заметив, что названные Примогеном вампиры и не думают шевелиться, Мейснер приподнялся со своего места.
Кто самый борзый, тот пускай и напомнит мне о правилах...В конце-концов, для простых неживых сходка окончилась, а элитарный клуб отойдёт с дядюшкой Мак`Кави.

Ничтоже сумняшеся, молодой Гангрел подватил свой стул и потащил его к столику за которым сидели Тремер и Дитя Таркина.
Вспомнив свои ничтожные понятия об этикете, немец пустил в позвоночник стать и породу и, выпрямившись, поприветствовал сидящих за столиком.
- Я присяду - сообщил Мейснер, не утруджая себя получением разрешения на сие действо.
-Вернер Мейснер, дитя дяди Штефана, клан Зверя - представился Вернер.Бросив подобострастный взгляд на Тремера, вампир вымолвил:
-Тут такое дело...Требуется эксперт в чарах и прочем колдовстве.
Какое благо, что столики стоят так, что всякие там ушастые Носферату, припёршиеся чёрти откуда на хлебное местечко Чистильщика не умыкнут деловую информацию...
Герр Александр, вгляните... - сказав это, Мейснер толкнул к Колдуну свою трубку с открытой картинкой граффити-рисунка из дела, которым занимался покойный Помощник Шерифа.
Надеюсь, что его подозрения не оправдаются.

+1

30

Грэхем едва сдержался чтобы удовлетворенно не хмыкнуть на предложение Вернера, которое скорее всего могло каким-либо образом немного «оскорбить» примогена, уже наверняка позабывшего что остальные сородичи тоже могут иметь, и даже высказывать свое мнение, мыслить самостоятельно, хоть и без участия своего мертвого головного мозга. «Бедные» старейшины, ведь они настолько ранимы – все вокруг только и думают как-бы их оскорбить, да еще и как можно более невинным способом, все просто мечтают их унизить и постоянно занимаются крайне мистическим делом под названием «проявление неуважения». Оставалось только посочувствовать старикам, видящим себя огромной дряхлой пиньятой, висящей посреди кучки слепых детишек с огромными палками.
Но в целом Дэмиан был согласен с Мейснером – в городе что-то явно творилось, и чем меньшее количество раз происходят такие крупные сборища сородичей, тем более безопасной и длинной представляется нежизнь их участников.
«Примоген - никогда не приходит рано. И поздно он тоже не приходит. Он приходит строго тогда, когда считает нужным», мысленно, немного перефразировал фразу Маккави Дэмиан, очень даже уверенный в том, что все остальные примогены уже собрались в одном месте – состоянии под названием «Торпор». Никогда раньше Грэхем не видел, чтобы отсутствие кого-либо «важного» как-то мешало кайнитской политике. В конце концов всегда можно было «оскорбить» необходимых сородичей столь внезапной просьбой присоединиться к этому консилиуму до конца ночи. Темболее что их должно-было быть не так уж и много, ведь если в этом Элизиуме собралась отнюдь не бОльшая часть не-совсем-мертвых, то этот город можно считать официально перенаселенным, даже после проредившей ряды его жителей «эпидемии».
Также с едва не проступившей ухмылкой Грэхем насладился видом Носферату, тоже несомненно «оскорбившего» примогена, пихнув тому в руки некую бумажку – еще-бы, ведь если Маккави был достаточно стар, он вполне мог и не уметь читать, а к нему кто-то с письмами лезет!
Еще Дэмиана немного удивило отсутствие даже шепотом произнесенной кем-либо, крайне оригинальной шутки насчет внешней и внутренней красоты мистера Бэрримора – какие все-же культурные монстры собрались в этом зале! У самого Грэхема проблем с обликом Носферату не было никогда, он считал что им в некотором роде даже повезло – их еще на стадии становления тыкают безобразной мордой в свое новое качества монстра из ночных кошмаров, и неонаты не тратят попусту время переживая о своей потерянной человечности, а вместо этого занимаются куда более полезными делами.
«Великой чести» быть замеченной Грэхемом, удостоилась и кайнитка, определенно пришедшая сюда по делу, и не намеренная стоять в сторонке дожидаясь великого соизволения открыть свой рот. Просто отлично! Как-же Дэмиан был счастлив что никоим образом не застал эпоху возрождения, с этим гипертрофированным этикетом, призванным хоть как-то растянуть время, просто съедаемое сильнейшей скукой. Если-бы вокруг него сейчас все то и дело растягивались в уважительных Па, представляясь при этом своими длиннющими именами с перечислением своих всевозможных титулов… об этом даже думать не хотелось!
Но вот и сам Грэхем удостоился… пока не ясно чего, приватного танца с фортуной, или встречи со своей уже второй смертью, за закрытыми дверями, в стороне от лишних глаз. Проводив взглядом ушедшего вместе с креслом Мейснера, решившего заняться своими делами, Дэмиан осмотрел присутствующих сородичей на предмет их желания высказаться, после чего встал, противно скрипнув «своим» предметом мебели. Тем самым он сигнализировал что готов пройти в следующее помещение, и если великолепная четверка не начнет там засовывать колья в положенные и неположенные места недавно прибывшего в город Ласомбры, то такая ситуация вполне даже давала повод к надежде на конструктивный разговор.

+1