Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Второй этаж.

Сообщений 61 страница 68 из 68

61

Яну понравилось высказывание о количестве творцов и слушателей. И именно оно перевела Жалиля из категории "важная шишка, встречатся только в официальной обстановке" в категорию "кажется, с ним интересно поболтать". И, возможно, даже пошутить.
- И порой творцу очень трудно понять, искренне ли хвалят его творения или просто проявляет вежливость. Особенно если творец занимает высокое положение. Вот у бродячих музыкантов. артистов и сказателей все было просто - если бросали деньги, понравилось. Если камни и тухлые яйца, не понравилось.
Подошедшая официантка предложила передать Таркину пожелание встретится. Ян вопросительно посмотрел на Жалиля.
- Конечно, я могу вас представить Князю, это будет честью для меня.

0

62

» Элизиум Таркина, Клуб "Momentum" » Вход и первый этаж
Ночь с восьмого на девятое мая. Близится четвертый час по полуночи.

Проводив гостей на второй этаж, официантка указала на столик, за которым уже сидел какой-то мужчина, после чего вернулась к своим обязанностям. Мужчина был в черном деловом костюме с красным галстуком и тремер почти сразу узнал в нем Эдварда Прескотта.

Окинув внимательным взглядом весь этаж, Александр заметил знакомое лицо - нового Первородного клана Розы, Яна ван Стаатена. Тот сидел немного дальше Прескотта, с каким-то мужчиной в белом костюме. Прошлой ночью колдун его здесь не видел. Правда и утверждать, что это сородич, тремер пока не мог. Но всё же броский вид привлекал достаточно внимания, чтобы заинтересоваться собеседником тореадора.

Подходя к заказанному столику, Батори обратил внимание на то, что Эдвард словно слегка напряжен. Конечно, это скорее всего было вызвано затянувшимся ожиданием, хотя кто знает, что было на уме у этого сородича, с которым регент не виделся уже большую часть нежизни служителя.

Когда тремер оказался у столика, он легким кивком поприветствовал Эдварда, после чего, подвинув стул, сел с боку от Прескотта, так, что между их плечами оставалось не более пары дюймов пустого пространства, и, оперевшись на трость, произнес вполголоса на итальянском:

- Доброй ночи, Эдвард. Добро пожаловать в Амстердам.

Конечно, Батори и понятия не имел, что их стол и стулья буквально увешаны жучками. Консервативному сознанию колдуна скорее всего даже в голову и не могло бы прийти, что для слежки и подслушивания можно использовать подобные средства, ведь куда проще и дешевле использовать способности правильно подобранных и обученных для этого дела гулей. Поэтому, именно возможного внимания оных регент и попытался избежать. К тому же, ему было известно, что тореадоры так же способны на сверхъестественно обостренное восприятие, а здесь могли так же присутствовать и люди ван Стаатена. Поэтому, в клубе, заполненном звуками громкой музыки, гомоном голосов и смеха с соседних столиков разговор в пол голоса, для того, чтобы избегнуть слежки представлялся для Батори лучшим.

Конечно, тремер так же не мог с уверенностью утверждать и то, что слежка обязательно ведется. Но, вчерашняя осведомленность господина примогена как об использовании ритуала в уборной, так и о беседе с Веренером, да и к тому же, ярко выраженное и практически ничем не прикрытое желание малкавиана использовать способности колдуна в своих целях, в принципе не оставляли вариантов в выводах. Мак'кави и дальше будет следить за Батори, лишь бы найти по больше причин давить на него, лишь бы заставить плясать под свою дудку, обезопасив тем самым чуть более свой драгоценный Элизиум.

Катерина же в это время подошла к Эдварду с другой стороны и, еле сдержавшись, чтобы не сделать книксен, отвесила Церберу легкий поклон и протянула правую руку, то ли для пожатия, то ли для поцелуя.

- Доброй ночи, синьор Прескотт. Очень рада вас видеть, - произнесла Аньези так же на итальянском.

+1

63

Увлёкшись слежкой за Сеттитом и Примогеном, Эдвард не сразу заметил пару, направившуюся от лестницы в его сторону. Только когда от столика их отделяли всего пара шагов, Прескотт боковым зрением заметил чьё-то приближение и повернул голову в их сторону. Увидев и узнав своего визави, Цербер слишком поспешно поднялся со стула, с нескрываемым облегчением вздохнул и приветствовал Регента почтительным кивком. Мобильный он оставил на столе, поскольку о продолжении слежки уже не могло идти и речи.
- Доброй ночи, Шандор. Рад снова встретиться.
Протянутую Катериной руку он пожал со всей возможной осторожностью, опасаясь ненароком навредить ей, как это бывало давным-давно в минуты сильного напряжения.
- Взаимно, синьора Аньези,- Эдвард с лёгкой подачи собеседников перешёл на итальянский. Он вообще был склонен переходить на этот язык, поскольку тот являлся для него основным на протяжении почти всей его не-жизни, прошедшей в Италии.
Закончив с процедурой приветствия и присев обратно за столик, Прескотт отправил мобильный телефон в карман брюк и положил руки ладонями на стол, подавшись чуть вперёд.
- Извините, что тороплю, но мне бы хотелось поскорее получить Признание. Князь Мак'кави у себя, как я слышал.
Эдвард стал говорить довольно быстро, ему действительно хотелось поскорее убрать от своей шеи незримый меч Традиции Владений, но теперь к волнению примешивалась и небольшая толика ажиотажа от предстоящей встречи.

Батори всё более убеждался, что Прескотт явно нервничает. «Какое трепетное отношение к традциям, - скептическая мысль, переходящая в параноидальное подозрение промелькнула в разуме регента. – Если он действительно напряжен из-за того, что всё еще не представлен князю. Но так ли это на самом деле? Да и кстати, как он узнал, что князем стал Мак’кави?! Дьявол! Совет закончился только чуть более двух часов назад и Прескотт, скорее всего, не должен был общаться ни с кем из Сородичей, если он действительно прибыл в Амстердам только этой ночью». Руки тремер непроизвольно сжались на набалдашнике трости.
- Катерина, будь так любезна, разыщи Алекса Норда, - промолвил тремер, после того как Эдвард торопливо закончил фразу. – Он, скорее всего, на первом этаже. Попроси его, чтобы проводил нас к многоуважаемому Князю.
Аньези, кивнув в ответ, спустилась обратно на первый этаж, немного расстроенная, что её ручка не удостоилась поцелуя, а колдун вновь вполголоса, всё так же на языке «страны телят» обратился к Эдварду:
- Тогда, для того, чтобы я имел представление, что сказать господину Мак’кави, поведай мне когда ты прибыл, откуда и с какой целью?
В это же время тремер внимательно и незаметно осматривал этаж, пытаясь найти шпионов или же уже знакомых сородичей. Когда же его взгляд вновь вернулся к столику ван Стаатена, он приветственно кивнул в том направлении, так как Примоген тореадор, кажется, взглянул в его сторону, хотя колдуну, быть может, это лишь почудилось в полумраке помещения.

Прескотт славился самоконтролем, но сейчас он нервничал не в пример сильнее, чем обычно. Он и сам не мог до конца осознать, отчего он так волнуется, но списывал это на непривычную обстановку и ощущение чуждого города.
Однако вопросы Батори подлили масла в огонь: брови Эдварда подскочили ко лбу, глаза на миг округлились. Он опешил при мысли, что Регент не был оповещён о приезде помощника. Он подался ещё ближе к Батори и, вслед за ним, стал говорить свистящим шёпотом.
- Я... я думал, что тебя предупредили,- он растерянно покачал головой, глядя собеседнику прямо в глаза, и во взгляде Служителя читались волнение и удивление,- меня прислали из Рима, чтобы помочь тебе, Шандор, в обустройстве и защите Капеллы. Этой ночью Старейшины послали меня сюда, я прилетел первым же рейсом. В городе я где-то с полуночи. Я нашёл себе временное Убежище, а потом сразу связался с тобой.

0

64

- Да, пожалуй. Для меня будет честью встретиться лично с... известным в определенных кругах личностью Таркина МакКави. Проследуем, - сказал Жалил вставая. Невинные фразы, не раскрывающие подлинной сути ночных хищников. Уже ван Стаатену:
- Я рад, что розы и змеи достигли взаимопонимания. Для меня, уверен, - отработанная десятилетиями вежливая располагающая улыбка, однако сохраняющая в уголках губ и блеске глаз чувство собственного достоинства. "Ты хорош, но и я тебе ровня". - будет такой же радостью наша возможная вторая встреча.
- Я тоже очень этому рад. - искренне сказал Ян, тоже вставая. Особых иллюзий у него не было, но все таки - чем лучше отношения с другим кланами и Сородичами, тем лучше.
Сородичи проследовали в кабинет нового князя города.

Ян, Жалил>>>Кабинет Таркина
8 мая 2012 года. Ночь с 00 до 3.

0

65

"Неужто ты, Эдвард, так хорошо научился играть? - подумал Александр, не доверяя растерянному виду собеседника. - Лжешь ли ты, или говоришь правду? Но, сейчас мы с легкостью об этом узнаем". Прескотт смотрел прямо в глаза регенту, тем самым открывая тому власть над своим сознанием. Понимал ли это служитель? Быть может, он давал понять старшему сородичу, что ему нечего скрывать и он готов даже предоставить свой разум для проверки? Но, в любом случае, Батори решил воспользоваться дарованной возможностью и, концентрируя свои мысли, всмотрелся в глаза Цербера, пробиваясь к его сознанию и захватывая его внимание, отсекая всё извне, что могло бы помешать гипнозу и подчиняя сознание служителя своей воле. Долгая практика позволила тремеру произвести все эти сложные манипуляции всего-лишь за пару секунд и он, полностью погрузившись в сознание Прескотта и утопив его во взгляде своих непроницаемых карих глаз, произнес, чуть растягивая и чеканя каждое слово, что внешне было практически незаметно:

- Скажи мне Эдвард, кто именно направил тебя в Амстердам и что повелел тебе перед отбытием? (Доминирование 2: Гипноз)

Батори практически не сомневался, что Эдвард скорее всего даже не заметит гипноза, если действительно честен, ибо в таком случае ответ должен быть честным и без применения Доминирования, поэтому внушение колдуна не будет противоречит воле, убеждениям и желаниям Прескотта, по крайней мере регент так думал. Если же Цербер лгал, или что-то скрывал, то он несомненно почувствует, что его заставили дать честный ответ. Но это уже не имеет значения, ибо участь его, в таком случае, будет предрешена.

Пока регент был занят манипуляциями с сознанием Эдварда, господин ван Стаатен с мужчиной в белом костюме покинули второй этаж. А посему он немного удивился, когда обнаружил, что их уже нет.

+1

66

На вопрос Регента Эдвард бы и не подумал врать. Для него это было немыслимо само по себе, даже в случаях, когда Прескотту приходилось признаваться в своих промахах и ошибках, которые рано или поздно все мы совершаем. Цербер был приучен смотреть в глаза всем представителям Клана Тремер, особенно если тот был старше. И дело было не в раболепстве, как могло бы показаться со стороны, просто Эдвард никогда не был лидером "стаи", он всю жизнь был ведомым и считал ношу лидера непосильной для себя. Хотя в этом его пытались разубедить, поручая руководство боевыми операциями, но он всё равно продолжал воспринимать себя как чей-то инструмент.
- Понтифик Андреас вызвал меня сегодня ночью и сообщил, что с Капеллой в Амстердаме произошло несчастье и туда отправили тебя, Шандора Батори. Понтифик не давал подробных сведений о произошедшем, сославшись на то, что ты просветишь меня по этому поводу и сориентируешь на местности. Андреас пояснил, что мне надлежит оказать тебе всю посильную помощь в обустройстве Капеллы и очищении города от мерзости Саббата. За последние десятилетия я добился очень больших успехов на этом поприще. И год назад я руководил операцией по зачистке пригорода Флоренции от Отступников Гангрел. Как сказал Понтифик, я был выбран по трём причинам: за заслуги перед Кланом, из-за нашего давнего сотрудничества и благодаря личностным качествам. Сразу же после получения приказа я отправился сюда, устроил себе Убежище на грядущий день и сразу же связался с тобой.
Он говорил всё это вполголоса, по-итальянски, довольно быстро, словно бы на автопилоте. Ему нечего было скрывать от Регента, но его немного насторожило то, что он излагает такую длинную речь так складно и чётко. Обычно он начинал сбиваться к середине подобной тирады.
Однако, он не предпринял ни малейшей попытки остановить себя. Эдвард заподозрил ментальное вмешательство, но был совершенно не против подобных мер, поскольку зачастую его косноязычность обращалась против него, и Старейшины нередко просто "считывали" его память, избавляя всех от глупых ошибок из-за пробелов в вербальном общении Цербера.

0

67

"Значит всё же ты не лжешь, - подумал Батори. - Тем лучше для тебя. Но почему Понтифик не предупредил меня сразу? Что за игру он ведет? В любом случае, нужно быть осторожным".

Регент немного расслабился, осознав, что Прескотт остался столь же честным, как и прежде. Но куда же подевался тореадор со своим собеседником? И кем же был тот мужчина с тростью, в белом костюме? Быть может, Церберу удалось узнать что-то о нем? Он всегда отличался чутьем ищейки, что очень помогало Батори тогда, в Италии, когда приходилось выслеживать врагов и получать информацию. Поэтому, надеясь получить ответ на интересующий его вопрос, регент промолвил:

- Отлично. В таком случае, нам осталось лишь дождаться, когда слуги господина Мак'кави соблаговолят проводить нас к нему. Кстати, ничего ли ты не знаешь о мужчине в белом костюме, который совсем недавно сидел вон за тем столиком? - тремер указал тростью на пустующий стол, который совсем недавно покинули сеттит с тореадором.

И тут, на второй этаж поднялся Алекс Норд. Добравшись до столика, за которым сидели тремеры, гуль поприветствовал их:

- Доброй ночи, уважаемые. Мадмуазель Аньези просила проводить вас в Элизиум, к Князю. Вас проводить сейчас или позже?

Батори в любом случае предпочел бы поговорить вне этих стен. Его беспокоило неприятное чувство, словно за ними кто-то пристально следит. Быть может, это реакция на развешанные повсюду камеры, после вчерашнего телефонного разговора с Таркином? В любом случае, представления новоприбывшего тремера не стоило откладывать, чтобы затем, со спокойным сердцем, приступить к делам. Поэтому, ответив на приветствие гуля кивком, колдун промолвил:

- Думаю, мы предпочтем сейчас, - и, обращаясь к Эдварду, добавил уже на английском. - Пойдем, покончим с формальностями, а затем уже перейдем к делам.

И регент, поднявшись, последовал за гулем вниз, по уже известному ему пути, ведущему  на нижние этажи клуба, словно лестница в ад.

» Элизиум Таркина, Клуб "Momentum" » Кабинет Таркина

0

68

Внезапно Эдварда осенило, он осознал отчего так волнуется. Сейчас он находился в Элизиуме, вероятно, нарушая его правила. Конечно, он опасался наказания, но не это было главным. Последние восемьдесят лет он стоял на страже закона Сородичей, являлся его блюстителем, но теперь он как будто оказался по другую сторону "баррикад". Он был нарушителем, и внутренне содрогался не столько из страха перед расплатой, сколько из чувства предательства, словно он предал самого себя и свой Клан. Конечно же, он знал, что это не так, но глубоко внутри ощущение нарушения правил и собственного закона чести, даже теоретическое, ввергало его в ужас. Прескотт взял себя в руки, приказав себе не беспокоиться. Это не сильно помогло, но позволило вернуть львиную долю самообладания.
Вопрос о незнакомце в белом костюме придал Эдварду сил. Оказаться полезным было приятно, это подкрепляло уверенность в своих силах и правильности своих действий. Он уже хотел было рассказать всё, что узнал, но тут подошёл незнакомый человек с интересным выговором. Поприветствовав подошедшего вслед за Регентом, Цербер замолчал. Он окинул человека оценивающим и запоминающим взглядом. Если Аньези просила аудиенции у Князя через него, то, скорее всего, это либо гуль, либо Сородич. В любом случае, знать в лицо подобных обитателей Домена было необходимо.
- Согласен,- лаконично ответил на английском Эдвард. Он почти физически чувствовал, что входит в привычную колею: есть тот, за кем следовать, кто много мудрее и примет верное решение там, где сам Прескотт обязательно совершит ошибку.

Кабинет Таркина
Ночь с 8 на 9 мая, промежуток между 02:50 и примерно 03:20

Отредактировано Эдвард Прескотт (2011-08-11 16:12:28)

0