Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Grand Hotel Krasnapolsky » Бизнес Центр Grand Hotel Krasnapolsky


Бизнес Центр Grand Hotel Krasnapolsky

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

Вторая все же решила вмешаться. "Как только получила оружие, сразу начала бить. А я-то хотел ее отпустить... значит, не буду. Но сначала заводила". Увеличивать Покров Тьмы Ласомбра не стал, не до того было. А вот Руки... "Все идет по тому же сценарию. Только сейчас у меня сразу есть хоть какое-то оружие". Вентрица открыла рот. "О!"
Как известно, Руки Бездны могут укорениться в любом слабоосвещенном месте и быть направлены в любую сторону. "В каждом из нас есть Тьма. Кое в ком - буквально". Щупальце было создано прямо во рту Констанции, а его бешено извивающийся конец направлен внутрь организма. Клемент сейчас искренне сочувствовал и понимал мусульман, да и в принципе был согласен с тем, что женщина должна молчать. Мужской шовинизм, помноженный на общую усталость, сделал Уайтхеда на редкость неприятным в общении типом.
Второй тентакль произрастал из сгустка созданной Стражем тьмы. Он был скорее поддерживающим элементом. Карлсон превратился в монорельсового котэ, улегшегося на тентакле и приплюснутого щупальцем к самому потолку. Тентакль постоянно двигался, но не позволял телу Ласомбра высунуться за пределы кокона. Клемент в целом старался держаться ближней к автоматчикам кромки, там куда по его мнению стрелять будут поменьше. Да и постоянное движение обеспечивало некоторую надежду на защиту.
"Вот интересно, почему нападают именно на Кошку, а не на по сути куда более опасного меня?"

Два тентакля, согласно броску.

0

62

Кошка попробовала уйти из под пули перекатом, но видимо полученные повреждения мешали делать что-либо. Три пули попали в доблестного стража и вывели его из игры. Кошка больше не двигалась, попытка восстановить силы, так же провалилась. (торпор, лежит рядом с Александром.)
Клемент, непостижимым способом все еще жив,  ему удалось как самому Ласомбра создать щупальце во рту жертвы, и висеть на люстре. Молодец!
Констанция, в вашей ротовой полости что-то образовалось, видимо не нужно соглашаться больше на сомнительные предложения. К счастью ваша выносливость и стойкость, смогли компенсировать потери. Вам просто дискомфортно и больно. Вы не можете говорить.
Анна. Вы живы здоровы, командовать видимо вам.
Автоматчики перезарядили свое оружие, готовы к атаке.
офф:По согласию, с Констанцией, и только с ее разрешения, щупальце зарождается в ее ротовой полости. Более такого не будет, как не соответствующее системе,  и никакие уговоры делу не помогут.

PS:Завтра в 22.30 по МСК рассвет.

0

63

Призыв к смелости охранников нечленораздельно слетел с уст Констанции, как она вдруг почувствовала боль в горле. Что-то двигалось в ее ротовой полости, мешая ей отдавать команды.  Девушка попыталась вскрикнуть  от боли и подняла голову к свету. Затем поднесла руку к гортани в попытке нащупать это нечто, но там уже ничего не оказалось. Девушка снова могла говорить.
Виктор.
Мулатка уже лежала и не двигалась, пули попали точно в цель, наконец, выведя одного преступника из строя. Но оставался еще один, по-видимому, самый хитрый и опасный из этих двоих. Вдохновленный присутствием Констанции, гуль направил свое оружие в тень и начал стрелять.  Выстрелам  Виктора вторили остальные автоматчики.

+1

64

Шустрая мулатка снова дернулась, в попытке уйти от пуль. Анна, в очередной раз сожалея о бескомпромиссности Александра, смотрела на обездвиженное тело. Кажется, существо угомонилось. Между тем, с Констанцией что-то случилось, и мисс Блэк недобро глянула на сгусток тьмы, отвратительно пульсирующей. Виктор, не дожидаясь приказа, выстрелил. Вентру быстро отошла, спрятавшись вместе с сестрой за дверным проемом - чтобы не мешать автоматчикам. Она все еще держала не до конца разряженный пистолет, опасаясь выходки темного.

0

65

После автоматной очереди, все находящиеся в нутрии комнаты впали в торпор.
Через рацию одного из автоматчиков доносится информация о том, что в отель направлена полиция, она еще в пути. Стоит подумать о том как заметать следы, и что делать с тремя жертвами и автоматчиками, что говорить полиции.

0

66

Тишина… Стрельба прекратилась. Облако пыли, поднятое стрельбой, начало рассеиваться. Густой темный туман исчез, наконец, показав всех героев сегодняшней ночи. Все лежали неподвижно.
Констанция кивнула в сторону Виктора. Тот подошел к мулатке, пнул ногой, та не двигалась. Подошел к лысому мужчине, аналогично. Посмотрев на Констанцию, покачал головой. Похоже, пули все же нашли своих долгожданных обладателей.
Все кончено… Для всех…
Девушка медленно двинулась в сторону тел. Переступив женщину, Констанция, как сокрушенная опустилась перед Александром. Нет, сейчас они не победили, вкус победы не может нести с собой привкус боли. Они проиграли, потому, как все же не смогли спасти того, ради кого сражались.
К ранам на шее, добавились следы от пуль. Костюм, который  всегда безупречно сидел на нем, сейчас превратился в лохмотья. Ей хотелось поскорее забрать его отсюда: от этих обломков мебели, грязи и пыли. Ему не пристало вот так тут лежать, как сломанная кукла отслужившее свое. Констанция аккуратно провела рукой по лицу Александра, смахивая щепки и пыль. Приоткрыла губы. Быстро разорвав кожу на своем запястье, поднесла руку к его рту. Девушка вспомнила вдруг свое детство: когда она была маленькой, дедушка с ложкой в руках уговаривал ее выпить сладкую микстурку, чтобы горло не болело. Она всегда была темная на вид, что Констанция никак не могла поверить, что на вкус она будет приятной. Но все же после долгих уговоров, зажмурив глаза, она открывала рот и пила эту жидкость, которая и на самом деле оказывалась приятной на вкус. Сейчас роль дедушки исполняла Констанция, а роль ребенка неподвижный Александр. Правда, будь он в сознании вряд ли бы кривил нос от такого лекарства. Пришедшие на ум картинки, заставили впервые улыбнуться девушку и смелее подтолкнуть запястье ко рту. Кровь как лечебная микстура, начала медленно заполнять рот Александра.
- Что делать с остальными, госпожа? – спросил Виктор.
- Отнеси их в мою лабораторию.
Констанция подняла глаза и посмотрела на сестру. Теперь надо было заметать следы…

0

67

Острая дробь автоматных очередей затихла. Анна все сильнее хмурилась про себя и прилагала усилия, чтобы казаться спокойной. Теперь же она оглядела поле битвы. Или - бойни. Вампиры не рассыпались прахом - а значит, были "живы". Впрочем, это не имело значения.
Констанция склонилась над Александром, поддерживая его существование. Мисс Блэк оглядела охранников. Пятеро здоровых, сильных мужчин сейчас казались немного потерянными - слишком странным было произошедшее, слишком много нового и необычного они сегодня увидели. И с этим нужно было что-то делать.
- Друзья, - мягко улыбнулась девушка, призывая взгляды стрелков на себя. (awe, очарование 3) - Спасибо за то, что вы защитили наш общий дом от врага. Я прошу вас пока ничего никому не говорить, ведь мы должны оградить себя еще и от домыслов и слухов. То, что вы здесь наблюдали может показаться странным, но все объяснения вы получите чуть позже. Пока же вы...?
- Майкл
, - представился светловолосый парень, стоявший ближе всех к гулю, и Анна продолжила.
- Майкл, помогите, пожалуйста, Виктору. Вы...
- Крафт, Винн
, - кивнули все еще напряженные второй и третий.
- Крафт и Винн принесите со склада две коробки фейерверков. Александр хочет их посмотреть.
- Эрик, Дерил
, - поспешно представились последние двое, когда сияющий взгляд прекрасной девушки обратился к ним.
- Вы, Эрик и Дерил, пройдемте в соседний кабинет. Всех остальных я прошу пройти туда же, когда закончите с делами.
Оказать поддержку сестре, решить, что делать дальше со всем этим... сообществом - всё позже. Девушке крайне не хотелось убивать ненужных свидетелей, она избрала путь убеждения. А ведь вполне мог явиться еще кто-то, и в том числе - полиция. 
"Необходимо пока держать этаж закрытым. Пока мы все не закончим... " - подумала вентру.

0

68

Повинуясь команде Анны, охранники последовали в соседнюю комнату, оставив в конференц-зале только Констанцию и Виктора. Тела двух вампиров и Александр уже были отвезены на верхние этажи в лабораторию девушки. Фейверки… Констанция понимала, что возможно сюда уже едет полиция, ведь среди охраны были люди, а их обычная реакция на все необычное -  вызов полиции. Медлить было нельзя. Анна увела охранников, видимо собираясь им внушить, что тут произошел случайный взрыв, раз она просила двоим принести сюда фейверки.
Значит фейверк… После окончания концерта… который проходил сегодня в отеле… администрация отеля, решила закончить прекрасное выступление красочным фейверком… Подходит. Фейверки принесли посмотреть Александру, который находился в конференц-зале, чтобы он окончательно одобрил какие все же из предложенных, будут задействованы по окончанию вечера… Тут Александру поступил важный звонок, вскоре после которого, он поспешно покинул отель, так и не успев одобрить пиротехнику… Через несколько минут в конферец-зале прогремел взрыв… Охрана вызвала полицию… Некачественная продукция… Как ужасно, из-за халатности производителя был нанесен ущерб отелю… Благо, никого рядом не оказалось. Виновные понесут ответственность. Администрация отеля проследит за этим…
В голове девушки, пронеслись все возможные варианты, как убедить защитников правопорядка в случайности необычного шума в отеле.
- Собери все гильзы от пуль, Виктор.
Двое охранников уже принесли ящики фейверков к конферец-залу. Поставив их на пол, тут же развернулись и пошли в соседнюю комнату.
Констанция подняла саблю Александра с пола.
- Поджигай фейверки, Виктор, и выходи из зала, - сказала девушка, спрятав саблю в один из столов.
После выхода обоих из зала, прогремел взрыв.

Отредактировано Констанция (2011-05-06 00:07:25)

0

69

Кто сказал, что пудрить людям мозги - легко? Как, никто не говорил? Правильно... - с долей раздражения думала Анна, когда последний из околдованных охранников скрылся за дверью. Разобраться с воспоминаниями каждого, заменить темную свару яркими вспышками и трескотней фейерверков - благо, в соседнем помещении Констанция и Виктор продолжали свое черное дело. Выдохнув и сосредоточившись на пару минут, девушка надела на лицо маску дружелюбия и искренности. И не важно, что под ней собиралась гроза в адрес Сира, подогреваемая лишними тратами крови.
Скоро навстречу непререкаемым сотрудникам в форме вышло само обаяние. Двое - мужчина и женщина - тут же принялась оценивать мисс Блэк - темноволосый, с подозрительным взглядом и упрямой складкой у подбородка - наверняка считает себя главным и очень важным. Женщина, со светлыми, гладко зачесанными волосами, ничуть не менее сурова, но кажется более адекватной. Анна тепло улыбнулась обоим, жестом пригласила остановиться и побеседовать. Полицейские представились, вентру сказалась одним из администраторов центра. Обстоятельно, не без шуток, рассказала грустную историю о нескольких коробках фейерверков, которые пожелал посмотреть владелец, одной сигарете и пяти внимательных, но очень подозрительных охранниках. Полицейские, взглянув на изрядно потрепанный, со следами работы огнетушителей зал, согласились простить ложный вызов и ушли, крайне довольные собой. Последним моментом Анна гордилась - ей нравилось делать людям приятное, несмотря ни на что. И лишь затем, поразмышляв какое-то время о вариантах и возможностях, девушка сдалась сну в своих покоях.

Последний этаж, комнаты мисс Блэк.

0

70

Ночь закончилась, управляющий  отеля и заведующий службой противопожарной безопасности были привлечены к административной ответственности в виде штрафа. Девушки могут начинать новый день.
Если получится, то и ночь.

0

71

Дом 5 по улице Borgerstraat.

Проведя некоторое время в безмолвной обстановке движущегося конвоя, Дэмиан не мог не задуматься о вероятности наблюдать в конце путешествия уже предрешенный кем-то сверху, расстрел одного из пассажиров, к примеру его самого. Какие еще перспективы могут быть у Ласомбра в гнезде Камарильи? А якобы незнание секретаря примогена о его визите, не только никак не добавляло уверенности в своем будущем, но и наводила на мысли о неком тайном коде, переданном Вернером в телефонную трубку. К примеру упоминание о двери и пятистах евро – ну чем не сигнал бедствия? Поразмыслив пару мгновения о возможных путях отхода, довольно стандартных в такой ситуации, вроде тентакля в салоне, убивающего всех встречных; еще одного под днищем автомобиля, поднимающего транспорт в воздух; ну и конечно стремительного ретирования, с возможно прихваченным с собой завтраком, Грэхем довольно улыбнулся, красочно представляя себе картину в духе лучших современных блокбастеров…
Бросив взгляд сначала на Вернера, потом на водителя и его зеркало заднего вида, Дэмиан наклонился к окну, и немного задрав голову, уставился на проскакивающих мимо представителей Амстердамской архитектуры. Увидел он и вывеску отеля «Krasnapolsky», «Что-то польское, или русское, может даже венгерское…» успела только проскользнуть мыслишка в плохо знакомой в языками восточной Европы голове Грэхема, как тут-же небольшая колонна черных автомобилей, повернула к отелю, заезжая с некой, слишком очевидно не парадной стороны.
Люди, гули или кто они там были, довольно суровым тоном потребовали сородичей вылезти из транспорта, но к счастью для кого-то, «слугам» хватило ума не трогать мертвецов руками. Дальнейший путь не представлял из себя ничего выдающегося – Гангрела и Ласомбру, облаченных в относительно черный гардероб, провели через черный вход, возле которого несомненно ошивались черные охранники, в черных солнечных очках и черных костюмах. Затем последовало продолжение довольно обычного путешествия по служебным помещениям и закрытым ночью этажам, до тех пор пока «слуги» не затребовали отдать им оружие.
Грэхем сначала посмотрел на Мейснера, которого вполне можно было назвать «запасливым казачком», со всем его обилием холодного и огнестрельного оружия спрятанного где-то на теле, затем Дэмиан взглянул на протягивающего свои жадные руки охранника, довольно ехидным взглядом, словно вопрошающим о наличии у него некоторых качеств, которые позволи-ли бы передать ему на временное хранение сей «проклятый» пистолет.
Я могу сдать пару пуль, куда вы их хотите? – тоном владельца Зеленого Берета, ответил Дэмиан. Силы вероятного противника однозначно превосходили его числом, и в данной ситуации, скорее он должен был требовать какого-либо разоружения, - Да вас тут долбанная дюжина, вы ведь можете защитить своего работодателя? К тому-же, если я захочу пойти на значительное обострение отношений, пистолет это не та вещь, за которую я буду хвататься. – несколько устало, не глядя ни на кого конкретно, проговорил Грэхем. Впрочем не получив какого либо «позволения» пройти, Дэмиан еще раз взглянул на тянущего руки «слугу» и с наигранно громким выдохом, достал оружие из кобуры, и шлепнул пистолет на ладонь охранника. Дэмиан хотел еще добавить сакраментальную фразу «Не потеряй», но в прошлый раз когда он это произнес, его «имущество» было утеряно, и он теперь был вынужден торчать здесь.
Мейснер неторопливо достал из внутреннего кармана пиджака кошелёк и, взглянув на загребуще расставленные ручонки мудилы перед ним, бросил туда самую-самую покомканную пятисотку евро.
На непонимающий взгляд начавшего было открывать рот холуя, Мейнсер коротко бросил:
- Я долги свои отдаю. Сгоняешь и отдашь деньги швейрцару, что вчера в ночь дежурил.
Расставив полы своего пиджака в стороны, Гангрел по-македонски с двух рук прицелился в офигевающего человека и, нажав на кнопку на рукояти, обрушил в его ладони обоймы из двух своих пистолетов.
Запихнув стволы вновь за пояс, Мейснер пробормотал:
- И хоть один патрончик пропадёт, гад, я тебя найду...
Пройдя уже по свойски по остатку коридора Мейснер что было силы ударил по злополучным дверям, которые напоминали ему о Примогене Вентру.
Придерживая одной из рук дверь, а второй касаясь поля шляпы, Гангрел прокричал куда-то в бизнес-совещательную:
- Мисс секретарь, я тут с камрадом...Уж примите нас, сирых и убогих...

Констанция пришла первой. Конференц-зал был еще пуст. Персонал отеля хорошо поработал за ночь, были уничтожены все следы вчерашних событий. Новая дверь, мебель, даже стены были перекрашены, чистые картины висели на своих местах, ничем не выдавая произошедшего. Констанция заняла место в центре стола, открыв шуфляду, убедилась, что сабля Александра осталась лежать там же. Туда же отправилась папка-досье с ее именем. Девушка достала из другой шуфляды  блокнот с ручкой, подумав, что полезнее было бы захватить с собой нетбук, чтобы записать, если понадобиться информацию. Придется выручать обычному листку бумаги и ручке. Констанция прикрыла глаза, она собиралась с мыслями, направляя их в нужное сейчас ей русло.
В дверь постучали.
- Входите, - ответила девушка спокойным голосом. Первым зашел Виктор. Посмотрев вампиру в глаза, кивнул, все условия были соблюдены: никакого оружие пришедшие при себе не имели. После вошедших гостей, вошло еще четыре гуля, которые остались стоять около дверей. Все меры предосторожности были соблюдены, теперь остается узнать причину столь неожиданного визита.
Теперь Констанция могла внимательно рассмотреть вошедших. Оказалось двое мужчин, который из них звонил и просил помощь она сказать не могла. По одному их внешнему виду было видно – помощь им точно нужна, осталась разобраться в какую дверь указать. Оба вошедших стояли в деловых костюмах, даже галстук имелся. Правда один из них был в мокром костюме и кедах, а другой одет был, наверное, немного получше. Впрочем, разглядеть это мешало грязь, которая покрывала костюм второго гостя. Ну что ж, чем скорее начнем, тем быстрее освобожусь.
Девушка встала, рукой указывая на свободные места за столом.
- Прошу Вас, присаживайтесь. Пожалуйста представьтесь.
- Благодарю. – без каких либо издевательств в своем тоне произнес Дэмиан, после чего бросил взгляд на красиво вошедшего Вернера, и принялся искать место, которое можно было бы запачкать небольшим количеством земли. Сохранность чужой мебели его не особо заботила, и поэтому найдя стоящее недалеко от большого стола кресло, Грэхем громко плюхнулся на седалище, и заинтересованно, но недолго осмотрев помещение, прервал краткий миг образовавшийся тишины, - Я думаю мой некоторые «рефлекторные» особенности, уже были замечены… И водить хороводы вокруг этой темы долго не стоит. – откинувшись на спинку довольно удобного предмета мебели, Ласомбра на корню загубил игру в «притворись Вентру».

Приворив дверцу, за которую уже было заплачено и которая стала вторым по частоте ночным кошмаром Вернера после решёток и белых халатов, Гангрел присел в креслице, расположенное поближе к выходу – возможность задержаться в этом обиталище Примогена Вентру его не улыбала.
Оправив шляпу, которую и не подумал снимать в помещении и даже при барышне, Мейснер выдал:
- Уважаемый Вернер Мейснер...Это я вам звонил.
Тоже поводив глазами по комнате и не обнаружив присутствия Александра, Гангрел пробормотал:
- Нашу "интимную" проблему я, пожалуй, буду решать непосредственно с Примогеном, а вот помощь, которой вы могли бы нас осчастливить...
Мейснер, замявшись, продолжил:
- А как Вас всё же зовут, милочка? И кем вы доводитесь дяде Саше?
Смущённо почесав ухо, Мейснер добавил:
- Неудобно говорить с неназванными, знаете ли.

Оба гостя не заставили себя долго ждать и тут же уселись на предложенные стулья поудобнее. Никакого этикета… Да и чему удивляться? Этого можно было ожидать, как только вампир попросил к телефону «дядю Александра».
Тот, что был в грязном костюме, проигнорировал вопрос, чем девушку нисколько не удивил. Ласомбра. Зеркало, расположенное в конференц-зале выдало клан пришедшего. Последний ласомбра, которого она видела, сейчас лежал у нее в холодильной камере, на верху. Ну что ж, всегда можно пополнить коллекцию…
Перевела взгляд на второго. Тот все же представился. Вейнер… Надо будет поискать на него папочку в чудесной коллекции Александра.
- Меня зовут Констанция Шильдкнехт. Александр не может сейчас Вас принять. Вы можете или озвучить свои…проблемы здесь и сейчас или уйти.
Констанция посмотрела сначала на одного, потом на второго. Долго играть в кошки-мышки ей не хотелось.
- Уф, как невежливо - брякнул было Вернер, однако, поздно сообразил, что сморозил глупость. - Выполняя просьбу вашего досточтимого господина случилось непредвиденное горе - мои гули попали чёрти куда. Есть предположение, что их повязала полиция и они сейчас мирно посапывают в какй-нибудь кутузке. Однако, последние события доказывают, что они вполне спокойно могут и начать блеваться ВИтэ от какого-то невнятного ветерка.
Бросив взгляд в сторону Дэмиана, Гангрел продолжил:
- Всего-то надо, чтобы мои гули Джон Смит и Мара воссоединились с их любвеобильным Домитором. Вы можете помощь в сием непростом деле?
Вернер ввернул словечко"сиём", рассчитывая, что, мол, Вентруляка услышит любое уху старое слово и растает от нежности.
Тот, который называл себя Вернер, начал говорить про какие-то задания, на которые посылал якобы Александр, и судя по всему успешно проваленному, раз сейчас он находился здесь и просил помощи. Проблемы его гулей ее не интересовали, их проще ликвидировать. Однако, замечание про «невнятный ветерок» Контанцию заинтересовало.
- Какое задание вам обоим было поручено?
- Простите, а вы уверены, что я имею право сообщать вам такую информацию? Меня, знаете ли, Александр по головке не погладит, если добытая мною ценная информация попадёт не в те руки.
Уж чего-чего, а продавать за дёшево неизвестной вертихвостке, почему-то взявшей телефон Примогена Вентру, информацию от которой зависела сохранность Камарильи, Гангрел не хотел.
Констанция внимательно посмотрела  Вернеру в глаза.
- У Вас нет выбора. Особенно, если вы хотите получить какую-то помощь. Если Вас это утешит - я его секретарь и осведомлена о делах, которые он вел. Итак, какие же задания вам ОБОИМ давал Александр, - еще раз спросила девушка, делая акцент на слове обоим. После вчерашних событий, Констанцию очень интересовала причастность к делам Александра ласомбру.
Грэхем, тем временем не отрываясь от спинки кресла, медленно повернул свою голову в сторону
Вернера, одарив его слегка насмешливой улыбкой, в которой тот вполне мог читать упрек во вранье. Дальше упрека, Дэмиан впрочем идти не собирался, он не знал что за дела у того были с примогеном, но они были куда более веской причиной к предоставлению информации, чем простоя явление Дэмиана. Это если он конечно не найдет чем отплатить за столь необходимые сведения.
- И хотя я соглашусь, что гули господина Мейснера, довольно интересные представители человеческого рода, нам все-же необходим еще и третий. Слуга ныне «пропавшего» Шерифа, которого тоже вполне даже могли посадить в следственный изолятор. – мило и невинно улыбнувшись Констанции, Дэмиан вдруг вклинился в разговор. Без каких-либо смущений выдав всю секретность задания Мейснера, Грэхем дал секретарю насладиться вкусом эксклюзивной информации, которой вполне могло оказаться еще больше, - Да-да, Шериф в своей резиденции больше не живет, а его гуль, обладающий информацией об местонахождении одной моей, дорогой сердцу вещице, находиться в местах неизвестных, и скорее всего трудно-доступных. За информацию о местонахождении, и возможную помощь в вызволении всех трех гулей, я готов заплатить боле менее равную цену… - произнеся последние слова, Грэхем на секунду замолчал, будто перебирая в уме огромное множество полезных сведений, после чего продолжил, - Скажем я сообщу об одном заведении, в подвале которого находятся три сородича в торпоре. И я к этому конечно не причастен! – поспешил уточнить Ласомбра, - Неплохая цена, неправда-ли? Три кайнита, в обмен на трех почти смертных…
- Мисс Шильдкнехт, представь себе, если они из Камарильи, кто-то будет выглядеть героем, спасшим сородичей от ужасной участи, а если они вдруг из некой другой секты… Ну тогда кто-то может выступить в роли карающего меча, основы безопасности этого города. Я уже представляю себе огромные билборды, на которых красуется надпись, «Констанция Шильдкнехт, позаботиться о тебе, кем-бы ты ни-был». – Грэхем закончил свой монолог, довольно запрокинув голову, и отдался мечтаниям о политической рекламе в мире кайнитов.
Мейснер в некотором офигевании воззрился на Дэмиана, придающегося летанию в облаках и еле себя сдержал, чтобы не выматериться.
Нет, блин, вот так всегда - подумал он. - Вот только выгодное дельце по продаже информации наклёвывается... Только свой статус можно приподнять выше плинтуса. И тут нате! Появляется хрен из-за бугра и продаёт за три копейки все твои данные.
Насупившийся Мейснер принялся ожидать что же скажет Констанция на такое заявление.

Ласомбра наконец подал голос, чем окончательно убедил, что не имеет никакого отношения к заданию Александра. Здесь он чисто для получении от гуля шерифа информации, который как назло ему видимо угодил за решетку с несмышлеными гулями Вернера. Его тераду про спасение других сородичей с ее участием, она проигнорировала. Ей было все равно, что с кем случилось. Самое неприятное уже случилось и сейчас эта торпорная неприятность находилась в ее комнате.
- Как зовут гуля шерифа, который вам так нужен? - обратилась девушка к ласомбре.
Грэхем спустился с облаков в «свое» кресло и уставился куда-то в сторону Констанции, которая даже не затребовала сию минуту выдать всю известную ему информацию, и либо она собиралась проверить возможность выполнения своей части сделки, либо она просто не была уполномочена какие либо сделки заключать. Возможность нежелания секретаря примогена угодить своему шефу, или как-либо выделиться на его фоне, Дэмиан в серьез не рассматривал.
- Есть некоторая проблема, которая здорово усложняет дело… - проговорил Дэмиан изображая на своем лице улыбку на грани идиотизма, - Я не знаю его имени. Скорее всего он был владельцем дома на Borgerstraat 5, и на него мог быть оформлен автомобиль с номерами 27 GX 97… - слегка прищурившись, изображая бурную мозговую деятельность, с некоторой натяжкой вспомнил он номер машины, в багажник которой запихали Мери, - Жаль я не расслышал имя другого гуля Шерифа до того, как неаккуратные действия полицейских, разорвали ее на мелкие кусочки… - усмехнувшись, проговорил Дэмиан, после чего слегка наклонился в сторону Мейснера и спросил, -  Ты более тесно общался с той милой, гостеприимной леди, впустившей нас в дом, она не представилась случайно?
- Впрочем это неважно, я почти уверен, что этот мистический, неизвестный гуль, был подставным лицом Шерифа, ширмой для документации. – Грэхем на некоторое мгновение замолчал, словно задумавшись о чем-то, что он мог упустить, - Ба! Этот проклятый гуль лишь небольшой бонус. Вот кто действительно обладает некой ценностью, так это подчиненные мистера Мейснера, особенно та американка, Меридит! – обозначив приоритеты, воскликнул Дэмиан. Сейчас он ждал ответа Констанции, ее встречного предложения, просьбы убираться отсюда как можно быстрее, или даже попытки шантажа, с использованием так «дорогих» сердцу «людей». И ему даже немного нравилось раз за разом называть Вернера якобы хозяином Мери, лишая себя некоторой уязвимости к давлению на ее жизнь. Вот если-бы Грэхем еще успел как следует позавтракать, начало ночи можно-было считать не таким уж и плохим.

0

72

Как и предполагала Констанция, ласомбра не вел никаких дел с Александром, а в этом Доме № 5, оказался исключительно из своих собственных соображений: искал нужную вещицу. Но так уж сложились обстоятельства, что оба оказались некомпетентны и теперь один из них сидит здесь и торгуется с ней за информацию, а второй предлагает сведения о местонахождении торпорных сородичей, в обмен на оказание помощи этим гулям. Констанции даже захотелось взглянуть на этих загадочных гулей, раз о них так пекутся.  Но все по порядку. Надо разобраться сначала с ласомбра, он не владеет никакой информацией, порученной узнать Александром, поэтому его присутствие здесь уже не так актуально. С Вернером стоило все же остаться поговорить.
Взяв в руку ручку и пододвинув блокнот, вентру обратилась к ласомбре.
- Назовите ваше имя и телефон, по которому с вами можно связаться. – Девушка еще не решила, что она будет делать с его информацией, но если эти гули нужны обоим, можно убить сразу двух зайцев, отдав им гулей и получив в два раза больше полезной информации. – И еще одну мелочь… - Девушка сверлила взглядом вампира, но тот упорно не желал смотреть ей в глаза. – К какой секте вы принадлежите, многоуважаемый ласомбра?
- Дэмиан Грэхем, антитрибу. – отчеканивая каждое слово, отозвался он на «многоуважаемого ласомбру», словно заявляя, что это имя стоит запомнить, - 58442155. – с небольшими паузами после каждых двух цифр, позволяющими секретарю примогена безошибочно записать номер телефона, четко проговорил Дэмиан. – Что касается секты, то тут волноваться особо не стоит, я не из Шабаша. Я конечно не ожидаю что моего слова достаточно, чтобы в этом убедить кого-либо, но если вдруг пустить слух о моем здесь присутствии, сюда вполне могут нагрянуть некие подозрительные личности. Которые всегда ошиваются где-то поблизости… - неутешительно «обмолвился» Грэхем о кайнитах, ничего личного против него не имеющих, но жаждущих прикончить его только за то, чем он является, - Как кстати март прошел, без происшествий? Много ли было относительно свежих тел, похищенных из моргов и кладбищ?  Или пропавших людей и пожаров? – странно ухмыльнувшись, будто предавшись ностальгии, поинтересовался Дэмиан о самых очевидных признаках прошедшего «Festivo dello Estinto».

Дэмиан Грэхем… Ну вот, есть еще одно имя собеседника. Девушка продолжала внимательно смотреть на вампира, отмечая про себя, кажется зеленого цвета глаза. Взгляд медленно скользнул по костюму. А ведь его можно даже назвать симпатичным… Не определился правда с кем он, но все поправимо… Хотя в свободе есть свой особый шарм…
Вернуло в действительность девушку, когда ласомбра начал говорить про какие-то происшествия в марте. Похищения тел из кладбищ и моргов? В любом случае о них ей ничего не известно, поэтому продолжать дальше с ним беседу не имело пока смысла. Сейчас важна была информация от Вернера.
- Я обещаю рассмотреть Ваши предложения, мистер Дэмиан Грэхем, касательно обмена информацией. Позвольте уточнить только: вам нужна некая важная для Вас информация, которую знают предположительно гули мистера Вернера? В обмен на эту информацию, вы даете мне адрес местонахождения нескольких торпорных тел…?
- Ну не ёперный ли театр - взвизгнул Мейснер, вскакивая с креслица и картинно растопыривая руки в стороны. - Вот пыхтишь тут, стараешься на благо политического строя, так сказать, а твою информацию толкают всякие любители галстучков...
Не успел ласомбра ответить, как вскочил с кресла этот Вернер. До чего же неуравновешенный тип. Охрана в конференц-зале заметно зашевелилась.
- Вам лучше присесть, мистер Вернер Майснер. Иначе вы никак не сможете быть полезным. – ответила спокойно вентру, не шелохнувшись с места.
Сама же продолжала смотреть на ласомбру.

Грэхем несколько удивленно посмотрел сначала на вскочившего Гангрела, затем на свой гардероб, после чего ухмыльнувшись, и щелкнув пальцами правой руки, плавно и молниеносно перевел это движение в «перст указующий», направленный на Мейснера.
- Вернер, мой потрепанный, окровавленный галстук сейчас или валяется где-то на грязной улице, или лежит в пакете для улик, в одном из полицейских участков, а вот «твой», сейчас болтается на твоей-же шее. Или ты еще не привык к этой мысли? – спокойно указал на наличие у Гангрела Шерифского аксессуара Грэхем, - Расслабься! Я не торгую твоими наиценнейшими сведениями. Или ты хочешь сказать что слушок об отсутствии Шерифа, даже без каких-либо упоминании о его нынешнем состоянии и месте нахождения, это все чем ты можешь похвастаться? Мы ведь оба знаем что это не так, ты обладаешь огромным количеством эксклюзивной информации… - попытался успокоить слегка вспылившего сородича Дэмиан, заодно прорекламировав его как надежный источник важнейших сведений. После чего повернувшись в сторону Констанции, Ласомбра ответил и на ее вопрос.
- Да, я был совершенно правильно понят, разве что от некоторых из этих гулей мне нужно больше чем информация, к примеру продолжительная личная беседа. – проговорил Дэмиан, борясь с желанием наклонить голову в сторону стоящего сейчас Мейснера, и прошептать ему вопрос «а примогеном какого собственно клана, является босс мисс Шильдкнехт?».
Не обращая внимания на разборки уже между собой, этих двух вампиров, девушка продолжила.
- Мои люди узнают, что стало с гулями мистера Вернера. – Констанция посмотрела на стоявшего рядом Виктора. Тот, коротко кивнув, что-то шепнул охраннику, после чего охранник поспешно вышел. – С каким именно гулем вы хотели бы остаться наедине?
Констанция не стала спрашивать, не против ли такой личной аудиенции сам домитор Вернер. Его поведение напоминало ей капризного ребенка, у которого отобрали сладкий сюрприз и теперь он спрашивал, почему тот достался не ему.
Дэмиан немного, буквально две секунды помолчал. Сейчас он задумался над необходимостью улучшения своего далекого от идеала знания Голландского языка. Он никак не мог вспомнить, есть ли в нем формальная форма местоимений, как в немецком, и понять почему Констанция все-время обращается к нему при помощи личностного местоимения множественного числа. Может она была из Малкавиан? Но предлагать перейти на английский, Грэхем не стал, в конце концов он мог более-менее связно изъясняться и понимать собеседника, в гостях у которого он сейчас находился.
- Я просто жажду увидится с американской рыжей бестией, Меридит… как ее там… - улыбнувшись начал предложение Дэмиан, после чего нахмурился вспоминая слышал-ли он фамилию своей зверушки. Произнося эти слова, Грэхем хотел еще и встать, подойти к Вернеру, и «дружески» похлопать его по плечу, благодаря за предоставленную возможность насладиться обществом «его» гуля. Жалко только, что после таких маневров, Гангрел, играющий роль заботливого домитора, должен был как минимум ударить кого-то из присутствующих. Против чего Дэмиан в принципе не возражал, если-бы рядом не ошивались суровые охранники с оружием.
- Фамилии я ее к сожалению не слышал, но живет она где-то на Oudezijds Achterburgwal. Вернер, что скажешь, это ведь твой гуль? – откровенно издеваясь спросил мистер Грэхем, после чего решил вернуться к вопросу о признаках присутствия Шабаша.
- Так значит трупы не исчезали? Ну это не может не радовать, а то я что-то разволновался… все эти странные исчезновения… - толи намекая на некоторую осведомленность в недавних происшествиях, толи изображая излишне впечатлительного молодого сородича, обратился Дэмиан к секретарю примогена, очевидно желая выслушать хотя-бы крупицу от ее мнения по поводу произошедшего.

Мейснер присел на кресло и внутренне расцвёл. Ему показалось, что он добился того, чего хотел - восстановление status quo ante. Свободолюбивого Сородича отнюдь не улыбала возможность бегать, поджав хвост, выполняя какие-то поручения весьма сомнительных персон. Властные нотки в голоске секретутки его так же не особо проняли.
Он присел да так, что показал, мол, сажусь по своей воле и разумению, понимая всю бесполезность махания руками и довольно бесполезной в данной ситуации истерии.
Сердобольная и подкожная издёвочка Дэмиана была записана на счёт Сторожа - Гангрелы умели помнить не только помощь в трудных моментах не-жизни, но и время, когда их выставили неудобным образом.
- Нашло знаете ли что-то - буркнул Вернер, особо не адресуя свой поток фраз. - Долгое общение с Бруджа сказывается.
Премерзкий галстук, ставший неким камнем преткновения из-за которого спотыкалось любое возможное сотрудничество был рывком руки ослаблен и запихнут в торбу с ноутбуком.
- Собственно, о некоторых " торпорнутых" Сородичах известно не только камраду Дэмиану. Кое-кто грохнулся в него в присутствии моего гуля.

Ласомбра явно хотел получить какую-то информацию о происходящем в городе, задавая Констанции подобные вопросы. Вентру не собиралась так легко и быстро выкладывают свои карты. В очередной раз, проигнорировав его монолог о многочисленных жертвах за последние дни, Констанция приподнявшись из-за стола, произнесла:
- Я посмотрю, чем можно вам помочь…в поисках важной вам информации. Мои люди, каков бы не был ответ, Вас проинформируют. А сейчас я бы хотела переговорить с мистером Вернером наедине.
Встав из-за стола, девушка явно давала понять, что разговор на сегодня окончен.
Перед взглядом Дэмиана, до этого направленного куда-то в лоб Констанции, вдруг появилась ее грудь, что должно было символизировать желание выпроводить Ласомбру из помещения. С неохотой освободившись от крепкого объятия крайне удобного кресла, Грэхем, на языке которого сейчас верталась только одна лишь фраза «I`ll be Back», произнесенная с австрийским акцентом, встал, и тихо хмыкнув, отправился к дверям. По пути он хотел-было развернуться и изобразив комичное Па, попрощаться с секретарем, впрочем даже такой жест, был-бы излишним проявлением «почтения», для всего-лишь одного сородича, не говоря уже о мимолетно-легком смущении, которое почувствовал Грэхем, когда заметил свои отвисшие карманы пиджака, наполненные ручными гранатами, о которых он совершенно забыл.
Преодолев относительно небольшое расстояние, и оказавшись в коридоре, отделенный дверями от Вернера и Констанции, Грэхем, не ставший пока требовать возвращения своего оружия, прислонился спиной к стене, и сложив руки на груди, посмотрел на одного из охранников, после чего с каким-то пренебрежительным тоном, спросил. – Как дела?

Подождав, пока дверь закроется, девушка посмотрела на Вернера.
- Выкладывайте все начистоту. Что вы нашли? Ваши гули будут в порядке.
Констанция понимала, что чем проще разговариваешь с этим вампиром, тем быстрее он наконец все расскажет. Часы, висевшие напротив, пробили десять вечера, она хотела поскорее закончить эту встречу.
Мейснер, потянувшись, поправил свою шляпу и посмотрев на затворившуюся дверцу, и начал неспешно говорить:
- Я, конечно, положительно не понимаю, почему Примоген сам не мог со мной побеседовать, а доверил это Вам. Надеюсь, что Вы заслуживаете оказанное вам доверие.
В разговоре Гангрела не чувствовалось и следа былого ребячества или нетерпеливости - лишь хладный прагматизм и расчёт. Конечно, на этом поле вентрицу (а Мейснер уже не сомневался, что это она) вряд ли можно победить, но... По одному досланному патрону в пистолетах всё же осталось и их могло хватить гулям, буде дело примет серьёзный оборот.
- Господин Александр попросил меня проверить состояние "здоровья" некоторых видных Сородичей города, сообщив, что княжеского Элизиума более нет да и двое высокопоставленных СОродичей "торпрнулись".Хотя, я надеюсь, что вам это уже известно?
- Продолжайте. - ответила Констанция, не удостоив ответом.
- Ээээ - протянул Мейснер, оглядывая бугайчиков подпирающих стены. - А их наличие обязательно при нашей душеспасительной беседе?
Констанция улыбнулась. Похоже, чтобы наконец развязать язык этому непомерно нервному вампиру, надо пойти на его условия. Посмотрев сначала на Виктора, потом кивнув в сторону двоих, которые стояли ближе всего к ним, вентру отдала команду уйти. В комнате остались двое: Виктор и еще один охранник у двери.
Вновь посмотрела на Вернера, ждя продолжения.
Удовлетворённый Мейснер, слегка откинулся в кресле, показывая некоторое повышение расположения духа.
- Итак, сообщив мне сии печальные известия, господин Александр спровадил меня по адресу Шерифа. Проверить, мол, жив ли он или нет. Этим, собственно, я и занялся.
Наконец начала поступать хоть какая-то ценная информация. Паузы в разговоре начали откровенно надоедать.
- Чем же закончился ваш визит к Шерифу? Что вы узнали? - в голосе девушки проскальзывало нетерпение.
- Собственно, самого Шерифа мы не обнаружили в доме, но что-то невнятное бормотала его гуль, мол, уехал или чего-то там такое. Далее произошёл пренеприятнейший инциндент - подъехавшая полиция устроила шум и гам, но это особо неинтересно. Важнее то, что пострадала гульша Шерифа и двое моих гулей были увезены в неизвестном направлении.
Опять много ненужной совсем ей информации, опять его гули, будь они неладны.
- Мистер Вернер, меня интересует информация, которую вы смогли собрать, если такова вообще имеется. Из ваших слов я слышу лишь одно - это проблемы с вашим имуществом. Если вам есть, что мне поведать полезное, говорите, в противном случае наш разговор никуда не приведет.
- Однажды обжегшийся на молоке с остервенением дует на воду, знаете ли. - проговорил Мейснер философски. - А что ещё, собственно, я должен сообщить? Меня послали на задание, на мой взгляд, не самое простое. И в первую очередь, Примоген весьма открыто говорил, что, мол, устои Камарильи под угрозой и в предстоящем противостоянии главное правильно выбрать сторону. Не кажется ли Вам, что совершённое мною доказывает и мою лояльность идеалам Камарильи и мой статус, о изменении которого, к слову, обещал походатайствовать Александр.
Хлопнув себя по голове, Гангрел выдал ещё толику информации:
- Мой, с позволения сказать, товарищ из клана Тореадор сообщил мне, что многие из его знакомых Сородичей так же не отзываются на звонки.
Оторвав от рукава пуговицу и подбросив её в воздух, Гангрел заявил:
- Мне кажется, что более ценной информации, чем ослабление обороноспособности Камарильи по всем фронтам я принести не мог.
" И нафиг вам милочка пока не надо знать про Сенешаля и Помощника Шерифа" - подумал Мейснер, ловя пуговицу в ладонь.

Констанция чуть не вздохнула от разочарования. То, что Камарилья совсем ослабла, она итак знала, пускай и не в таких подробностях.
Вентру устало провела рукой по лбу, события последних ночей выбили ее из колеи. Надо было срочно отправляться на охоту вслед за Анной. Отгоняя сладкие мысли о предстоящем завтраке, девушка спросила у Вернера:
- Я так поняла, что вы сами торпорных тел вампиров не видели. А значит, ваша информация основывается на домыслах и предположениях. Вам удалось добыть какие-нибудь ценные бумаги, может дискеты?
Брови Вернера в очередной раз за этот вечер поползли вверх.
- Я, конечно, понимаю, что на вас как на секретаря многое навалилось, но...
Мейснер облизнул губы, не зная, как бы лучше высказать своё предположение:
- Насколько я знал отбывшего в неизвестном направлении мсье Дарсена, а именно он был бессменным Шерифом стольного града Амстердама на протяжении долгих лет, могу с уверенностью заявить, что он не доверял компьютерам. Да и почтенный возраст и склонность к одежде выдавала его Становление в далёкие от современности века.
Театрально прищёлкнув пальцами, Мейснер произнёс:
- Да и что я вас просвещаю?  Он ведь был один из вас - Вентру...
Пытаясь насладиться отзвуками названия сего препротивнейшего клана, Мейснер вынул из торбы парочку листов, обнаруженных им у Помощника Шерифа в квартире.
- В доме, пострадавшем от затопления и парочки-другой взрывов мало на какие ценные бумаги можно было бы рассчитывать, но..
Протянув одному из торчащих у дверей гулю распечатки, Мейснер продолжил:
- Понятия не имею чего это за хрень, но, полагаю, это может помочь.

О том, что эти бумаги были взяты не у Шерифа, а у его Помощника, Гангрел технично умолчал. Он не доверял ещё своей собеседнице настолько, чтобы выдавать покоящегося в торпоре  Анастаса.
- И зрявы так предвзяты, Констанция, зря...Одного из грохнувшихся в торпор видел мой гуль. И произошло это не где-нибудь, а в моём убежище.
Виктор положил на стол перед девушкой листок бумаги с изображением, напоминавшим размытую пиктограмму. Констанция не могла вспомнить видела она такую когда либо или нет. Лучше спросить у Анны, когда та вернется, у нее большой журналистский опыт, наверняка она даст зацепку.
- Ну что ж, если это все, я благодарю Вас за помощь, оказанную Камарилье и лично Александру, - произнесла Констанция вставая из-за стола. – Ваши заслуги не окажутся не учтенными, и я помогу вам с освобождением ваших гулей. Это касается и вашего статуса.
Охранники у дверей зашевелились, понимая, что разговор окончен.
- Как только мы узнаем какую-либо информацию о ваших гулях, мы дадим вам знать. Всего доброго.

0

73

Мейснер встал и кивнув головой вышел из кабинета.Когда требовалось он был и милым и способным обуздать свою "вспыльчивость".
Дорогой взору Ласомбра-антитрибу, как  он себя соизволил назвать,стоял опершись на стену и возведши очи на одного из охранников.
-Какая глупость...Сторож беседует со сторожем - подумал Мейснер.
Карманы у вампира топорщились и Гангрел улыбнулся, вспомнив как его гуль отдал парочку своих гранат Дэмиану.
Гуль...При воспоминании  о Джоне, этом верном спутнике его нежизни, у Мейснера почти заняло дух. Хотя, он и не дышал, но взволновался он сильно.Только сейчас, добившись того, что Вентру "впрягуться" и помогут его освободить с немёртвого сердца Гангрела будто свалился маленький камень.
Прервав попытку Грехэма заговорить с охраной, Мейснер прищёлкнул несколько раз пальцами, привлекая внимания одного из холуёв.
-Слушай сюда, мил человек...Нам нужны наши "пушки".
Холуй соизволил перевести взгляд с одного вампира на другого, а потом скорчил удивлённую гримасу.
-Мисс Констанция разрешила.
На удивление произнесение имени госпожи секретаря всуе произвело должный эффект - орудия убиения им возвернули.
Воткнув обоймы в рукояти пистолетов, Мейснер проговорил:
-На сегодня приём у барыни окончен.Пошли глотнём грешного воздуха ночи?
Собственно, Вейснер и не рассчитывал, что Ласмобра останется в покоях Вентру, но намекнуть о глупости попыток остаться стоило.
Да и зачем провоцировать никому ненужный конфликт,пытаясь разговаривать с охраной, взвинченной до предела.
Проходка по запутанным коридорам тоже не принесла особого наслаждения,однако, Мейснер понимал, что нельзя ускориться и пойти хоть чуть побыстрее - несупное око камер наблюдало за двумя посетителями.
Наконец, толкнув входную дверь, Гангрел вывалился на улицу, подумывая чем бы заняться дальше.

0

74

Наконец последний вампир покинул конференц-зал. Констанция простояла в тишине так с полминуты, слушая как удаляющиеся шаги вампира. Охрана в зале продолжала стоять не шелохнувшись. Девушка повернулась к Виктору.
- К завтрашнему вечеру мне нужна вся информация о местонахождении этих гулей.
Виктор молча кивнул и, подав знак второму охраннику, вышел из кабинета. Девушка осталась одна. Подойдя к столу, вынула из шуфляды папку и саблю Александра. Прихватив со стола лист с пиктограммой и листок с номером ласомбра, уже направлялась в двери, как вдруг зазвонил ее телефон. На дисплее высвечивался примоген малкавиан – Тарк. Похоже дела в Камарилье совсем плохи, промелькнула догадка у девушки. Голод и события последних ночей, давали о себе знать: Констанция становилась все раздражительней. Не ответить нельзя было. Подняв трубку, ответила как можно спокойнее. Примоген поведал о случившихся беспорядках в городе и выразил надежду сегодня встретиться с Александром и ней. Оставлять еще одну проблему на завтра ей не хотелось, поэтому ответив на приглашение в Элизиум положительно, повесила трубку. Выйдя наконец из конференц-зала подошла к посту охраны. Быстро написав в блокноте записку Анне: «Ушла на встречу с Тарком», оторвала листок и передала в руки одному из охранников. Но так и замерла на месте с протянутой рукой. Все дело было в серо-синих глазах охранника, который мило ей улыбался в ответ. В глазах вспыхнул огонь желания и девушка улыбнулась в ответ.
- Похоже мы еще не знакомы? – спросила девушка, смотря охраннику прямо в глаза.
- Ох, ну что вы, мисс Шильдкнехт. Я Филипп Карнеги, уже как около года работаю у вас здесь. – Ответил молодой человек, продолжая улыбаться и взяв листок бумаги, предназначавшийся Анне.
- Это для мисс Блэк, как я полагаю? Филипп давно интересовался верхушкой отеля. Они были такие странные люди. Взять хотя бы их фамилии, язык поломаешь, пока выговоришь. А что делать, начальство…  У одного, видимо самого главного, который вечно ходит на своей волне, Скшетуски фамилия. У второй, которая вечно где-то пропадает, а потом вдруг откуда ни возьмись появляется – Шильдкнехт. Пожалуй, только у одной была нормальная, Анна Блэк. Ну что поделаешь, приходится ломать язык и заучивать. Зато они всегда выглядели элегантно в полном смысле этого слово. Даже одень они кроссовки со спортивным костюмом и то выглядели бы прекрасно. М-да, девушки ему особенно нравились. Они были непохожие на остальных в отеле, хотя отель считался самым лучшим в городе и люди здесь не из бедных. И вот сейчас одна из див обратила на него внимания. Мммм… Да, давайте познакомимся поближе.
- Да, это для мисс Блэк.[/b] – Ответила девушка, в уме перебирая причины, по которым можно заставить охранника покинуть свой пост. – Филипп… - назвала Констанция охранника по имени, вкладывая в свой голос дружелюбные нотки. – Не хотели бы вы поучаствовать в благотворительной акции, стать донором крови? У нас сейчас проходит благотворительное мероприятие, направленное на оказание помощи детям, страдающим лейкемией. Тысячный участник акции получает 2000 евро. Но вот беда, я потеряла список с донорами, а мне очень нужен этот «победитель» сегодня. – Вентру не моргая посмотрела на охранника. – Не поможете ли вы, Филипп мне, став им?
Последние слова девушки мужчина слышал как в тумане. Для нее все что угодно.
- Конечно мисс, что мне делать? - Слова как будто сами собой вырвались.
Констанция мило улыбнулась и положила свою ладонь на руку охранника.
- Пройдемте ко мне в лабораторию, там я возьму у вас кровь, чтобы все было…по честному.
Мужчина, обрадованный таким вниманием со стороны начальства, последовал за девушкой.

Через полчаса Филипп Карнеги вернулся на свой пост в полной уверенности, что сделал сегодня для мира много полезного, да и деньжат за это получил прилично.
Констанция же вышла через час из отеля, в сопровождении гуля Александра, Виктора. Одежда на ней осталась такая же, разве что всю ее прикрывал длинный черный бархатный плащ, капюшон которого был одет на голову.
Вентру села в машину и она направилась прямо в клуб «Моменто», где ей предстояла встреча с примогеном.

---Бар Моменто---

Офф: Глючит сайт, поэтому не удается выделить где надо текст и поставить ссылку, простите)

0

75

Мейснер, оперевшись спиною о стену, засунул руку в карман.Появилась она оттуда уже с кошельком и ручкой, стибренной,вероятно, у пропавшего Шерифа.
Черкнув чего-то на какой-то купюре, Вернер протянул её Ласомбра:
-Держи вот...Мой телефонный номер.Звони если чё.У нас в принципе городок мирный, проблем быть не должно.Если эти твои теневые извращенцы подкатывать будут, то...
Гангрел решил говорить всё как на духу:
-В общем, ежели ты бы вступил в Камарилью, то жить бы тебе стало немного проще.Да и честно говоря сейчас эта неразбериха,кутерьма всякая.Думаешь не посрать всем будет какого ты роду-племени?
Вспомнив о наставлениях своего Сира касательно того с какого фланга подходить к представителям разных кланов, Гангрел засунул кошель в карман и произнёс:
-Опять же похлопотать можно было бы и выбить тебе территорию с видом на воду.Скажем, док или причал.
Голос у Вернера не то чтобы сильно дрожал, но выдал некоторую обеспокоенность - ведь даже тот с кем  ночевали в одной могиле другом-товарищем не становится.И какой сейчас путь жизненный выберет Дэмиан Гагнрела серьёзно интересовало, что и не замедлило отразиться на его лице.
-Ну, и мой интерес опять же.Привёл такого Сородича в Камарилью - потенциально ослабил псин из Шабаша.Авторитет там, все дела...

0

76

Выходя из здания вслед за Мейснером, Дэмиан представлял себе, сколько раз Гангрел, оставшись наедине с Констанцией, мог произнести слово «гуль». Чтобы надежно вбить в голову секретаря примогена мысль о этих существах, данное слово нужно было произнести как минимум раз десять, что вполне даже было возможно, ведь Дэмиан, за все время проведенное в кабинете, повторил это ненавистное ему название раз восемь. «Гууулль» - мысленно протянул Грэхем, будто пытаясь распробовать каждый звук, и пытаясь понять, что именно отталкивает его от применения этого термина.
Впрочем закончить мысль Ласомбра не успел – его отвлек Вернер, протягивающий помятый денежный знак, на котором к тому-же имелся и телефонный номер. От лишних денег Грэхем отказываться не стал.
- Мирный? – хмыкнул Дэмиан запихивая купюру в свой кошелек, - Разом пропавшая верхушка секты, массовые падения в торпор среди остальных «жителей» города… Да я такой мирной хрени лет тридцать не видел! – махнув рукой, и несколько громче чем хотел, воскликнул Ласомбра.
- Хотя может ты и прав. – через короткое мгновение задумчивого молчания, продолжил Дэмиан, - За всеми этими событиями должен кто-то стоять, и комун… камми, вполне могут потребоваться услуги кхмм… «эксперта по диким Шабашеским ордам». – с небольшой запинкой, озвучил он наиболее вероятную, после «наживки для той, другой секты», роль, которую ему еще могут предоставить сейчас в Камарилье.
- Доки, вид на воду… - немного мечтательно пробормотал Грэхем, после чего слегка встряхнул головой, отгоняя преждевременные сейчас мысли, и взглянув куда-то в лицо Вернеру, спросил, - У тебя есть конкретные предложения как все это осуществить? Помимо конечно покорного дефиле перед самыми влиятельными мертвецами города, с жалостливой просьбой принять меня в их элитный клуб?
И хотя вступать в секту у Дэмиана особого желания по прежнему не было, он не смог отказать себе в этом довольно авантюрном приключении, которое к тому-же позволит закрепиться во внезапно  опустевшем городе. В котором теперь было достаточно пространства для комфортной, и относительно свободной нежизни.

0

77

-Нуу - задумчиво протянул Мейснер.- Знаешь ли дефиле тебе не избежать в любом случае.
Гангрел почесал ухо.Почему-то в последнее время оно у него жутко чесалось - не иначе к проблемам.
-Эх-хе-хе, вот много в городе живу,много чего знаю, а вот кто там, что там в доках заправляет  -знать не знаю и ведать не ведаю.Впрочем, и не Носфератик-извратик я тебе, чтобы всё бо всех знать.
Вернер взглянул на новообретённые часы и поболтал рукой, приноравливаясь эффектным движением поднимать руку, отодвигая край рукава в сторону и оценивая утерянные впустую мгновения нежизни.
-Как-то так, в общем - зачем-то добавил Вернер, поправив шляпу с которой уже успел сродниться.
Молча уставившись на Мейснера, Грэхем выдержал небольшую паузу, после чего картинно расставив руки в стороны, с сарказмом произнес.
- Ну ты меня просто завалил информацией! И как теперь все это переварить? Все ясно, о процедурах вступления в Камми, ты знаешь не многим больше чем я. Но зато у тебя есть возможность сильных мира сего найти, желательно по одиночке, а это просто отлично! – как-то хищно ухмыльнувшись, будто представив себе последствия таких встреч, воскликнул Дэмиан. После чего изобразив на своем лице некую кислую рожу, щелкнул пальцами правой руки, и выдал простую идею, - Вернер! Давай пожрем! Заодно и транспорт раздобудем… - последнее предложение, Грэхем говорил уже повернувшись к Гангрелу спиной, и неспешно направившись куда-то вглубь улицы.
- Камарилья… - распробовав каждую букву, бросил он это слово куда-то на ветер, - Буду чувствовать себя как англичанин в ирландском парламенте, причем будучи независимым депутатом, без веса партии за моей спиной… - пробормотал Грэхем себе под нос.
Мейснер осознал, что никогда не видел как охотятся Ласомбра на своих жертв.Ведь наверняка, если своими тентаклями они могут ломать бетон, то и добыча пропитания происходит по-иному.
-Слушай, Дэмиан..Ты вот иногда как-то чё-то затрусишь, что хоть опять берись окоп копать.Мне твои метафоры до фени.
Погладив животик вокруг пупка как мама в детстве учила - 15 раз по часовой стрелке и 15 раз против, Гангрел улыбнулся.
-Ну, раз уж так скорефанились, то почему бы и не распить чего-то вкусненького. Только эм...Ты сможешь обойтись без летальных исходов?
Догоняя невесть куда заспешившего Ласомбра, Вернер выдохнул:
-Найти-то я может и смогу, но вот сказал ты это не просто так...Есть какие-то грязненькие мыслишки?
Усмехнувшись в кулак, Гангрел буркнул:
-Я,конечно, молодой и относительно горячий, но...Как ты собираешься совместить поиск автотранспорта и питание?

Грэхем вдруг резко остановился, и обернувшись на Мейснера, смерил того пронзительно-усталым взглядом, после чего с издевкой, будто умиляясь глядя на милого котенка, ответил.
- Ооо… как чудно, не хочешь поранить бедного, не в чем не виноватого человека… Как трогательно! – сложив свои руки ладонями друг к другу, и слегка наклонивши голову в право, изобразив некое благоговение на лице, произнес Грэхем. Он отлично понимал, что желание не-летального завтрака, мало связано с некими принципами или моралью, а было продиктовано сугубо эгоистичным нежеланием давать полиции лишний повод для розысков, - После твоих шуток с трупами, копами и гранатами, нас итак наверное ищут по всему городу, одним мертвяком больше, одним меньше… Главное не оставляй свой фирменный знак! – улыбнулся Дэмиан, глядя на свои карманы с гранатами.
- Что касается твоего третьего вопроса, - изобразив легкий, старческий тон, немного прохрипел Дэмиан, готовясь раздавать направо и на лево «старческие» полезные советы, - Сынок! Водитель, его пассажиры и завтрак, они все суть одно и то-же.
- И мыслишки у меня всегда грязные! – бросил он, снова отворачиваясь от Гангрела, и продолжая движение, выискивая возможность свернуть на улицу поуже, - Просто как-то не в моих привычках, встречаться с могущественными сородичами, когда их вдруг больше одного.
Вернер, решил тоже по полной оторваться и раз уж Дэмиан изобрал старика-пердуна, то Гангрел примерил на себя роль малыша-крепыша.
-Дедуфка - шамкнул Мейснер,словно имеющиеся зубки меняются и воздух посвистывая,пролетает сквозь щели между ними.- А тафай ты мне клашсссс покажешь.Шчтобы ффнучек знал как кушатки добывать ссебе...
Улыбнувшись, Мейснер проговорил:
-Тьфу ты блин,заигрался в Маскарад.Ну вот ты мне скажи какого меня должна розыскивать полиция, если я был у девушки, сношающейся с Примогеном Вентру.
Постучав по сумке в которой был ноутбук и спёртые шляпы Шерифа, Гангрел выдал:
-Кто ещё из наших кланов большие звери я бы поспорил.Я ведь дал ей всего лишь косточку, а целое стадо неубитых мамонтов осталось у меня.Но суть-то в другом - гулей наших освободят и из розыска наши мордочки удалят
Распахнув торбу, Мейснер принялся засосовывать шляпу в неё,попутно обращаясь к Ласомбра:
-Ой,подумаешь,взорвал одну грешную гульшу.Они-уже не люди и моя совесть не имеет права меня тискать по этому поводу.А мирных граждан надо поаккуратнее тискать, а то костры Инквизиции и все дела...Ну, я думаю ты сам знаешь эту байду...Да и не про это речь- какую кепку для дела выбрать - с голубеньким чёртиком или с красненьким чёртиком.Ты ж англичанин,значит и в футболе шаришь...Хотя-я-я...Что лучше выглядеть как гомик или как коммуняка?

0

78

Грэхем не сбавляя шага, на некоторое время всерьез задумался, как один факт пребывания у некой «сношающейся с Примогеном Вентру» особы, избавляет от полицейского преследования. Или Вернер провернул некую дорогостоящую сделку за закрытыми дверями, или он просто переоценивал чьи-то возможности.
Вентру… Если Констанция была Вентру, то довольно гладко прошедшую встречу можно было считать просто чудом. Дэмиан даже не услышал в свой адрес какого-либо толкового оскорбления, или быть может отсутствие препираний им и было?
Взглянув на дорогу, Грэхем проводил заинтересованным взглядом, едущую навстречу, и наполненную людьми машину. Пока он ограничился только этим, ведь хотя пирушка могла получиться знатная, людей все-же было слишком много, да и машина ему, откровенно говоря не понравилась.
- Нет, не знаю. – ответил вдруг Грэхем на слова Гангрела об инквизиции, - Я их не разу не встречал. Большая часть историй о них, лишь страшная сказка для детишек, чтобы они лишний раз не загружали «родителей» своими… пакостями. Не думаю, что наемным убийцам Папы есть дело до подохшего вдруг от ножевого ранения амстердамца, кровь которого болтается где-то в ливневой канализации?
- И про кепки не знаю, у нас на футбол как сто лет назад без них ходили, так и сейчас не ходят. – развернувшись на ходу, и замедлив скорость своего движения, попятился Дэмиан спиной вперед.
Гангрел еще пожалеет, о том что поднял сейчас тему футбола, ведь за последние десятилетия проведенный в США, Ласомбра так и не побывал ни на одном матче, что его довольно сильно в свое время огорчало. Глядя на копошащегося в сумке Мейснера, он вдруг вскинул свои руки высоко вверх и заорал на всю улицу известную английскую футбольную кричалку:
- Can you hear the Germans sing?
  No, Nooo,
  Can you hear the Germans sing?
  No, Nooo,
  Can you hear the Germans sing?
  I can't hear a f*****g thing,
  Whoooah…

На последнем слове Дэмиан не опуская руки снова повернулся к автомобильной дороге.
- Fuck yeah! – вдруг радостно воскликнул он, увидев вдалеке силуэт, который сложно было спутать с чем-то другим. К нему неспеша приближался современный вариант Мини Купера С. – Одевай красную! – бросил он Вернеру, после чего не теряя времени, Грэхем выскочил на проезжую часть прямо перед автомобилем, на достаточном расстоянии чтобы не быть сбитым, но довольно близко чтобы вынудить водителя ударить по тормозам.
Выставив вперед руки, и застыв как дурак в одном положении, Дэмиан изобразил из себя шокированного пешехода, не представляющего никакой опасности для водителя. После того как заревели тормоза, а яркая, ослепляющая фара едва не ударила его в коленку, Грэхем медленно подошел к правой стороне автомобиля, по пути ласково погладив его крышу, на которой был изображен британский флаг. «Это будет очень патриотично» подумал Дэмиан перед тем как резко открыл дверь, и уперевшись в нее одной рукой, с силой, несколько раз ударил водителя ногой по голове. Остановившись на мгновение, Ласомбра будто подумал о чем-то важном, после чего добавил еще один сильный удар в лицо.
Потратив некоторые усилия на то, чтобы затолкать уже неспособного сопротивляться человека на заднее сидение, Грэхем как ни в чем не бывало облокотился на крышу Мини, и тоном классического английского слуги, бросил Вернеру. - Овсянка Сэр!
Как-то так обычно питался Дэмиан, без лишних изысков и траты крови. Хотя больше он все-же любил преследовать жертву, неспешно подбираясь к ней поближе, оставаясь где-то на периферии взгляда, но точно обозначая свое присутствие. В общем изображать маньяка. Питание в клубах, кино и прочих увеселительных заведениях, считал вариантом для ленивых сородичей.

+1

79

- Отцам Церкви есть до всего... - хотел было возразить Вернер, однако, вскинувший в какой-то извращённой форме римского салюта руки Дэмиан заставил опешить Гангрела.
И пока Ласомбра пел какую-то странную кричалку не говорящую Мейснеру ни о чём...Перед глазами Вернера пронеслись отрывки чёрно-белых хроник, которые он видел уже в бытность свою вампиром, живописующих парадные колонны воинов-героев Рейха, идущих на войну. И тут же в памяти восресло изображение немного с другого ракурса, однако, уже цветное - Вернер вспомнил как вышел провожать на войну отца.
Мотнув головой, Мейснер осознал, что ещё способен плакать. Правда, слезинка была кровавая, однако, был важен сам факт...
- Таки комунякой буду - подумал Гангрел, нацепив на себя красную кепку и воззрившись на Дэмиана, который любезно озаботился и "овсянкой", и исполнением роли дворецкого.
Нырнув на заднее сиденье, Вернер придирчиво осмотрел ужин на предмет бороды - он терпеть не мог вытаскивать из зубов чужие волосы.
Приникнув к шее, Гангрел сделал несколько глотков и почуял, что если не прекратит, то...
Нет, его ,конечно, не волновала способность пищи продолжить свою жизнь дальше. Вернера просто не улыбала вероятность сблёвывать, срыгивать и плакать кровью, стравливая её избыток, буде он попадёт в организм.
Презрительно сдвинув водилу в сторону, Гангрел воровато осмотрелся и вынул мобилу.
Мейснер просмотрел номера Сородичей, слитые из мобилы Анастаса.
Нда, сколько же нас потягивает кровушку из этого города - подумал Вернер, прокручивая список всё дальше. Мнгие из имён были ему и вовсе незнакомы, кое-кто - уже не отвечал. Скорее всего, именно о них говорил Ян, когда звонил - мелькнула мыслишка у Мейснера.
Оп-па - буркнул он и тут же нажал на вызов. - Вот так-так
Гудок шёл на мобилку многоуважаемого  старейшины клана Гангрел Максимилиана Дрездена.
Экий паршивец...Что удивительное - познакомились, по рюмашке "красненькой" за знакомство дябнули, пообещали не пропадать из виду. А телефонами обменяться и забыли. Ну, я-то понятно, животинка занятая, ну а он-то чего...Непонятно, в общем...
- Э-э-э,это герр Дрезден? - буркнул в трубку Вернер.
- Собственной персоной, Вернер, - отвечал гангрел. - У вас ко мне срочный разговор? Я направляюсь в клуб "Momentum".
- Не сказать бы чтобы уж совсем срочный и нестерпимый - проблеял Мейснер в трубку. - Просто хотел поинтересоваться как ваше здоровье? А то знаете ли в последнее время эти сквозняки...
- Я не жаловался на здоровье вот уже два... в общем, очень долго, - Дрезден, судя по всему, был раздражён обилием иносказаний. - Вы не могли бы выражаться яснее? И, если уж это не телефонный разговор, мы можем встретиться где-нибудь и обсудить это с глазу на глаз.
Вернер с некоторым расстройством выдохнул в трубку - посещать элизиум примогена малкавиан очень не хотелось.
Эти уникалы дают задание, а потом как выполняешь его в спешном порядке куда-то пропадают - подумал Мейснер.
- Хмм - озвучил свои подозрения Вернер.- Знаете ли особо светиться в помещении не хотелось бы. Эм, давайте я вас наберу, когда буду невдалеке и мы побеседуем. Слишком много, знаете ли, прошло за прошедшие ночи и мне жизненно необходим дельный совет.
- Не имею такой привычки, - холодно ответил Дрезден. - Если вы не против, отложим обсуждение этого душещипательного вопроса до той поры, когда мы сможем говорить на чистоту.
Мейснер, захлопнув телефон, удовлетворённо откинулся на спинку сиденья. Приятная теплота крови даровала Вернеру чувство спокойствия и защищённости.
Хоть это не меняется со временем - подумал он.

Не став вмешиваться в процесс питания Вернера, Грэхем понаблюдал за Гангрелом, немного опасаясь что тот выпьет завтрак без остатка, не оставив и капли некоторым другим, голодным сородичам. К счастью бить Мейснера по рукам и голове, приговаривая при этом о необходимости мытья рук перед приемом пищи, не пришлось. Кайнит вовремя остановился, и наевшись, принялся трезвонить своим контактам.
Удовлетворенно хмыкнув себе под нос, Дэмиан поспешил тронуться с места, и как можно скорее убраться куда-нибудь подальше. Быстрая, юркая машина, легко, без сброса скорости входила в прямые повороты узких улиц, доставляя от вождения одно только удовольствие. Хорошая-же звукоизоляция, словно отсекала шумы внешнего мира, оставляя Дэмиана наедине с болтающим о чем-то Вернером, и мирно хрипящим бывшим-водителем, который тщетно пытался схватиться за что-то руками, дрыгал ногами, и вообще всячески изображал волю к жизни.
Выехав наконец на улицу пошире, Грэхем увидел относительно плохо освещенную лесополосу, один из множества амстердамских парков, в который он и поспешил заехать, не обращая особого внимания на разделяющую их встречную полосу и дорожный знак, категорически запрещающий въезд на территорию. После минутной тряски по грунтовой дороге, Дэмиан воткнул Мини в некое темное место, окруженное с многих сторон деревьями, и располагающееся рядом с каналом.
Заглушив двигатель, Ласомбра в пол оборота повернулся назад, и схватив человека за ногу, подтащил его поближе. Успокоив сопротивляющуюся жертву звонким подзатыльником, Дэмиан, взяв человека за черепушку лишь одной рукой, быстро наклонил его к себе, и рванул плоть возле одного из основных, и легко доступных кровеносных сосудов, при этом надеясь что выбранное место было не сильно заслюнявлено Мейснером.
Наслаждаясь наивкуснейшей, согревающей и успокаивающей, избавляющей от любых забот жидкостью, Грэхем периодически закатывал глаза от удовольствия, мычал, и даже запрокидывал свою голову вверх, отрываясь от ранения, и позволяя драгоценным каплям упасть куда-то в недра салона. Этот процесс занял у него довольно много времени, ведь не так уж и просто высосать человека до сухо, рано или поздно сердце останавливается, а кровяное давление падает.
- Ну Боб, ну еще хоть пол пинты! – «умоляюще» воскликнул Дэмиан, обращаясь к безымянной жертве, которую он по своей давно сформировавшейся привычке, называл «Бобом». Поняв что ничего больше не добьется от этого считай уже трупа, он пару раз лизнув место укуса, дабы не оставить ненужных следов, раздосадовано отпустил голову Боба, позволяя той шлепнуться куда-то под ноги Вернеру.
Практически молча, лишь с короткими и негромкими матюгами, Дэмиан выбравшись из автомобиля, помог выйти и своему новому знакомому, все так-же вытянув его за ногу наружу. Взвалив бледную, обескровленную и бездыханную тушу себе на плечо, Грэхем, не оставляя на земле следов волочения, донес человека до берега канала. Где бросив свою ношу на землю, достал из внутреннего кармана своего пиджака острую бритву, и принялся ей кромсать Боба в районе живота, намереваясь повредить брюшную аорту, кишечник, и все что попадется ему по пути.
В машину Грэхем вернулся один, но зато с дополнительным бумажником и пачкой одноразовых салфеток. Усевшись поудобнее за руль, и как следует вытерев свое лицо от крови, Дэмиан, посмотрев на Вернера, выдал наверняка интересующий не его одного вопрос.
- И что будем делать теперь? – словно с ноткой обреченности, проговорил он, понимаю что его наверняка ждет еще одна встреча с «влиятельными» лицами этого города.

Когда голова водятла стукнулась об пол машины Вернер лишь недовольно поёжился и продолжил свой разговор. Лицо его выражало, мол, не трогайте меня, у меня серьёзные тёрки.
Разговоры были действительно серьёзные  - в отсутствие Вернера и Джона в клубе могли наворотить чёрти чего. Гангрел позвонил одному из знакомых и предложил некоторое время спать несколькими этажами ниже.
Сосед должен помочь - думал Вернер, наблюдая за возвращающимся Дэмианом.
Услышав неприятный оттенок в голосе Ласомбра, Вернер ответил:
- Что делать - что делать? Снимать штаны  и бегать...
Вытянув волосок, который таки умудрился забиться между зубами, Гангрел махнул:
- Жми в клуб "Momentum".
Откинувшись, Мейснер вздохнул и пробормотал:
- Быть может умудрённые годами товарищи подскажут чего делать в таких ситуациях.
Сменив тон, Гангрел воскликнул:
- Нет, блин, а что мне ещё делать, пока рожу из розыска не изъяли-с? Только по Элизиумам и шастать...
- Кудабля? – воскликнул Грэхем, усиленно прочесывая взглядом салон автомобиля, в поисках каких-либо следов нафигатора. – Elysium? Oh, you bastard! I fucking hate Elysiums! – язвительно пробубнил Дэмиан на родном языке.
Подумав, что вряд ли вампир принадлежащий к такому славному клану как Ласомбра-антитрибу знает где же расположен один из Элизиумов, Гангрел принялся объяснять как же и куда ехать

Клуб "Momentum"

0


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Grand Hotel Krasnapolsky » Бизнес Центр Grand Hotel Krasnapolsky