Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Старые анкеты » Анкеты Независимых


Анкеты Независимых

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Имя персонажа
Бланш - так ее зовут сейчас. Хотя имена менялись с годами как стеклышки в калейдоскопе.
Имя настоящее же - только Богу и ангелам.
2. Возраст
Возраст обращения - 14 лет.
После обращения - "неприлично девушку спрашивать о ее возрасте".
Из явного - не позиционирует себя как неонант.
3. Клан
Равнос, Линия Крови Урмен.
4. Секта
Независимые.
Исповедует Путь Парадокса.
5. Статус/титул в секте
-----
6. Поколение
В случае получения вами таковой информации - вам будет сообщено по ЛС.
7. Отношение к кланам и сектам
Шабаш, Камарилья - все это клубы по интересам, в которые не-мертвые объединяются по сиюминутным прихотям. И глупцы все те, кто считает это чем-то большим.
8. Внешность
От рождения девушка типичная рома. Невысокого роста, еще не лишенная девичей хрупкости фигура с очень женственными формами. Черные чуть вьющиеся волосы ниже локтя, смуглая кожа. Темный волоокий взгляд и пухлые губы, характерно прямая линия переносицы. Выражение лица таит в себе привычку к смешливости, подвижная мимика.
В ушах остались дырочки от серег, которые носит исключительно по настроению.
Любит пряные травяные благовония и ароматические масла, отчего для обладающих тонким обонянием имеет характерный запах, хоть это и не свойственно не-мертвым.
Одевается (чаще всего) "по женски" - длинные или хотя бы закрывающие ноги до колена юбки, блузки. Не любит вульгарно-гламурный молодежный стиль, терпеть не может футболки с принтами. Любит платья, из брючного единственно приятны душе джинсы.
Это что касается личного вкуса. Ради красоты игры и момента, ради эффекта - готова практически на все.
9. Характер
Кем вы хотите чтобы я для вас была? Но я никогда не задам вам этот вопрос, я просто ею стану. Или тем, кем вы меньше всего хотите чтобы я стала.
Как типичный равнос - она кажется легкомысленной. Она любит жить. Как всякий равнос, она скрытна и эгоцентрична. Азартна и любопытна.
Ранее можно было сказать что она человек пылкой души и крайностей. С годами привычка бросаться из крайности в крайность сменилась любовью к окружению себя тем, что любо сию секунду, смакованию момента. Наверное это обратная сторона усталости.
Влюбчива, но отходчива.
Говорить о характере Плута все равно что спрашивать у швейцарского банка состояние счета, который принадлежит не вам.
10. Любит/не любит
Вкусы преходящи, даже будучи людьми мы успеваем полюбить или возненавидеть тот или иной цвет, вкус, звук. Что же говорить о долгоживущих?
11. Подробная информация о клановом недостатке
Ложь. Патологически лжива, даже если нет никаких объективных причин говорить неправду. Если ситуация вынуждает ее говорить правду, то даже тогда будет излагать не напрямую, а метафорически или коверкая незначительные детали.
Сильнее этого в мелких бытовых мелочах, например когда ее спрашивают о ее пожеланиях(указывая на желаемую вещь и говоря "Я хочу эту красную блузку" она будет иметь ввиду именно то что говорит), но в области неконкретного или значимого оперирования информацией удержаться от коверканья исходных фактов удержаться выше ее сил. Если она к вам благонастроена - может упустить незначительную деталь, к примеру просто соврав насчет цвета глаз интересующего обьекта, с которым вы идете на встречу. А если она не в духе или собеседник ей не люб - вполне может "забыть", что охраны было не три, а тридцать человек.
12. Биография. (официальная ее часть)
То что вы легко сможете узнать у девушки - она много путешествовала. А зная ее чуть дольше пары дней - узнать что родилась она где-то в пределах Восточной Европы(наверное). Когда родилась - вот это узнать сложнее, так как в то время пока в центральной Европе царило Просвещение и Свет, в Восточной Европе до недавнего времени полноправно властвовало во многих уголках Бескультурье и Тьма. В понимании Европы, конечно, а не той прекрасной земли, что до сих пор напоена сказками и суевериями.
В ее речи вы услышите акцент. Какой - не понять сходу даже хорошему лингвисту. Хотя если вы действительно лингвист от бога, поймете - это следствия знания множества языков, а более всего в этом слышны ноты индоарийского наследия.
Из явного - не так давно она была в Южной Америке и Канаде, о чем может как раз говорить много, рассказывая со смехом про различные эпизоды своей жизни. В большей части это истории о том "Почему я еще жива, а вернее вопреки каким обстоятельствам". Судя по всему, сталкивалась в Канаде с люпинами и вынесенный опыт заставит сильно подумать о целесообразности повторения вами такого приключения.
Вообще в ходе общения девушка, если вам доведется с ней нормально поговорить, обнаруживает познания в самых неожиданный сферах.
Она певица и артист, и отнюдь не гнушается выступать на публику. Кажется, можно понять как были исхожены и под какой маской дороги нашего земного шара.
В Европе западной она видимо бывала, но теплоты в ее словах об этих краях вы не услышите. Больше сложится впечатление, что Европа наименее исхоженный участок Земли, а о христианах выражения ее будут далеки от парламентерских. Охотнее она вам расскажет про Северный Полюс. Верить или нет - ваше дело.
В Амстердаме она недавно, от силы месяц. И пока что в городе все пребывают в блаженном неведении относительно того, что ветрами на его улицы принесло равноса. Повод поберечь то, что вам дорого, или же вы можете быть выше этого. Бланш вряд ли расстроится от того, что ее не принимают всерьез. Ведь с этим так удобно жить.

Все хорошо. Пробный пост про... Северный Полюс

В Провиденсе умирало лето 1895 года. Короткие ночи уже были холодны, как пальцы покойника, а вода..да впрочем вода морская здесь никогда и не прогревалась толком.
Девушка сидела на подоконнике и болтала беззвучно ногами. За спиной расстилалась ночь, а влажный ветер мокрыми мягкими лапами залезал под покрывало.
Мальчик поворочался и проснулся. Сел на кровати и ничуть не удивился, глядя на силуэт на фоне звезд.
- Я думал ты больше не придешь. Холодно, - в последнем послышалось глухое недовольство.
- Что ты, милый. Просто у меня были дела, - Шукар улыбнулась ласково и спорхнула, невесомо как балерина, с подоконника. Присела на кровать рядом с мальчиком и провела ладонью по встрепанным темным волосам мальчишки. - Как твои дела?
- Нормально, - прозвучало..отстраненно. - Ты скоро уйдешь опять, да?
Вампирша знала, что на самом деле отец его сидит в психиатрической больнице, а мать хоть и неплохая женщина, но истеричка.
Пятилетний ребенок, парадоксально смышленый для своих лет, обладал еще много каким талантами, но Бланш, а вернее Шукар, не была малкавиан, чтобы толкать мальчишку глубже в бездну безумия его снов и видений. Хотя все ли было видениями разума? Равнос нравилось сплетать сны с иллюзиями. И она знала что такое видеть.
- Нет, мой хороший, я не уйду, - о смысле этих слов она даже не задумывалась. Встав, закрыла окна, на которых с внутренней стороны маревом ложилась испарина.
- У меня сегодня день рождения, - он посмотрел на часы, тикающие заводным механизмом на стене, - Да, уже сегодня. Ты поэтому пришла?
- Конечно, - улыбка искренняя и теплая. Шукар ни сном ни духом не знала что сегодня этот знаменательный для смертных день. Свой она даже никогда не знала.
Взяв спички со стола, она подошла к  газовому светильнику. Точеные движения, тихое "чурх" зажегшейся серной головки и мягко пламя в плафоне. Тени раскидались по стенам, танцуя свои странные танцы. Мальчик с неуютом покосился на силуэты и передернул плечами. Подкрутив колесико, чтобы язычок огня еле трепетал, не-мертвая села на кровать рядом с ним. От влажных юбок пахло дождем и осенними листьями. А еще от Шукар пахло чем-то пряно-теплым, так что аромат оставлял привкус чего-то липко-обволакивающего в гортани. Этот запах навсегда запечатлелся в памяти Говарда неотрывно от девушки с ледяными руками и бездонно-черными глазами.
- Не бойся теней и тварей. Пока я с тобой - они тебя не тронут. Ты хотел послушать продолжение рассказа, так ведь?
Говард кивнул, поудобнее садясь к подбитым повыше подушкам. В глазах зажегся интерес.
- Ты расказывала про книгу, "Аль Азиф". И ты говорила что расскажешь про Старцев. В "Аль Азифе" ты говорила что про них есть.
- Ах да, припоминаю...
Действительно, непонятно для него почему, девушка называла мальчика арабским именем Абдул Альхазред..Имя давно умершего мага, безумного треми, доигравшегося с демонами. Шукар видела душу, наконец вернувшуюся в круг..знак того, что и немертвые братья могут вырваться из ловушки майа.
- Ну тогда послушай. Старцы жили слишком давно. Если кто-нибудь когда-нибудь сможет раскопать вечные льды на полюсах нашего земного шара, то сможет найти их сокрытые снегами города.
- Ты была там?
- он подался вперед. В темных глазах мальчишки полыхнуло таким воодушевлением, что казалось он сейчас забыл про все.
- Ш-ш.., - приложила палец к губам девушка. - Не перебивай, Абдул. Так вот, города те - без единого механизма. Ты бы увидел величественные переходы и коридоры, льды - встающие гладкой стеной, прозрачные и темные, как гигантская линзы. О, видел бы ты их творения! Старцы были непревзойденными мастерами ваяния и резьбы. Фигуры, как живые, вились узором по этим стенам. Вся их история была там, история народа, куда как более совершенного чем были люди! И появившаяся задолго до них.
Голос девушки тек как живой, то падая до бархатного шепота, то взлетая до чистоты напряженной струны, заставляющей самому забывать где ты и душу сжиматься от ощущения прикосновения к тайне. Танцующие тени давно не внушали страха, а мальчик как завороженный вслушивался в слова Шукар, даже не видя девушки перед собой. Перед его взором как наяву проносились видения забытого города. Как будто он сам оказался в ледяной пустыне, глядя на вздымающиеся горные и ледяные пики несокрушимых костей мира. Сердце тревожно сжималось, когда ночная гостья рассказывала ему о шогготах - бессмертных монстрах, тварях, способных из своей плоти лепить все, что заблагорассудится. Но лишенных интеллекта, только животными дикими инстинктами ведомые, жаждущие рвать и разрушать, чуждые разума.
О, как смеялась при этом про себя Шукар, думая какие эмоции испытывали бы тзимицу, слушая ее сказки!
Небо за окном приобрело серо-стальной оттенок.
- Ну все..Шехерезада кончила дозволенные речи. Засыпай, - тени утекали в щели, а туманные миражи больше не проступали за окном. Повернув колесико, вампирша загасила светильник.
- А ты расскажешь потом кто же издавал крик, который "текели-ли"?
- Расскажу...засыпай.

...
1933год, Англия.
"Чертовски снежная зима. Ненавижу просто!" Снег налипал на подол юбки и ходить становилось не так то удобно, не считая неприятно-мокрой одежды. Впрочем виной скорее было настроение побурчать. И не такие неудобства терпели. Хотя нет такого равноса, что был бы белоручкой, и нет такого равноса, который откажется жить в роскоши и уюте.
Витрины улиц переливались огоньками, отовсюду лилась веселая музыка. Ветерок донес аромат корицы, какао и свежей выпечки. Город готовился к Рождеству.
Над дверью тренькнул латунный колокольчик, но в суматохе толкущихся у кассы покупателей на нее мало кто обратил внимание. Бланш решила взять себе какую-нибудь книжку. Именно что взять, ведь просвещение должно идти в массы. Идя вдоль стеллажа, она внезапно заметила знакомое имя. Брови поползли вверх, выдавая удивление. Выцепив томик, она раскрыла его оглавление, пробегаясь глазами по названиям. На губах заиграла улыбка.
Касание рукой и на полке пустоту заполнил иллюзорный муляж книги, взятой равнос. Золоченые буковки складывались в два слова - "Хребты Безумия".

Прекрасно, принята :)
http://megainf.ru/photo/people/actress/monika-beluchchi/6.jpg

Отредактировано Бланш (2010-12-20 23:31:35)

0

2

Всем, кто вне сект - отписаться тут.

0

3

1. Имя персонажа
Дэмиан Грэхем
2. Возраст
Возраст до становления 31 год, после 93, всего 124 года на земле.
3. Пол
М
4. Клан
Ласомбра - Антитрибу
5. Секта
Независимый, хотя другими сородичами довольно часто причисляться к Анархам, против чего не имеет особых возражений.
6. Статус/титул в секте
Нет секты, нет и статуса.
7. Поколение
9
8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья – "Маскарад? Первые сорок три года нежизни были проведены мною в Палермо, тридцать три из них, я знал что мой сир, впрочем как и я – отступник, шпион и предатель! Не говорите мне о Маскараде."
Шабаш – "Отличные ребята! Жалко только жаждут одарить меня окончательной смертью, после чего поглумиться над оставшимся прахом. Не будь этой досадной мелочи, ну и жесткого контроля с их стороны, мы вполне могли бы общаться… только не слишком часто."
Анархии – "Свобода – отлично! Нет эксплуатации – замечательно! Разнообразие – потрясающе! Революция – стоп, стоп, я на это не подписывался!"
9. Внешность
Средний рост и стройное тело, приятное пропорциональное лицо, бледная кожа и темно-зеленые глаза, с довольно широкой радужной оболочкой. Не слишком короткие, темные и густые волосы, слегка растрепанные и торчащие в разные стороны. Настолько же темная, недельная щетина, обрамляющая подбородок и щеки. Усталый, словно у старого человека, взгляд, мечтающий зацепиться за что-нибудь интересное. При разговоре частенько выглядит безмятежным, слегка отстраненным, поглощенным мыслями, не связанными с сутью беседы. Обладает диким, не убиваемым северо-английским акцентом. Владелец легкой, расслабленной и неспешной походки.
В одежде предпочитает классические черный и белый цвета, изредка разбавленные красным. Как правило носит темные брюки, в сочетании с кожаными туфлями, или легкой спортивной обувью, к примеру черно-белыми кедами. Выпущенную наружу, всегда белую, рубашку, покрывает черный, никогда не застегивающийся пиджак. На шее болтается черный или красный галстук, всегда сильно ослабленный, а иногда даже и вовсе развязанный. В холодную или дождливую погоду, все это может покрывать серое пальто и классический черный зонт.
10. Характер
Возмутительно циничный, нетактичный, презирающий правила, рациональный и самодовольный эгоист. Плевавший на общественный устои западной цивилизации, и имеющий свою собственную «аморальную мораль». Изо всех сил старающийся испытывать новые ощущения и удовлетворять свое любопытство. Видит красоту окружающего мира, но не идеализирует его. Готов отдать все за свое право существовать в нем, сделать что угодно, чтобы насладиться им.
Общителен, довольно редко скрывает свои эмоции, за исключение ситуаций в которых это может стоить нежизни. Любит слушать и рассказывать различные истории. Наслаждается человеческим обществом, правда в несколько изощренном виде - заставляя «собеседника» отринуть сформировавшуюся под воздействием общественной среды линию поведения, показать настоящего себя, и выжить при этом.
Стремиться успевать за технологическим прогрессом и прочими переменами в человеческом обществе, удается не всегда, но в целом вполне успешно.
11. Любит/не любит
Любит: Свою нежизнь; кровь; путешествия; перемены; кино; современную музыку; мощные автомобили;
Не любит: Слюнтяйство; наивность; предубеждения; высокомерие; привередливость; французов;
12. Подробная информация о клановом недостатке
Не отражается в зеркальных поверхностях, совсем. Представления о своем облике состоят из воспоминаний и фантазии, перемешанных между собой, и слегка приправленных мнением окружающих людей и нелюдей. К стилистам, непременно норовящим усадить клиента перед зеркалом, не ходит. И вообще, имеет привычку, отражающие поверхности обходить стороной.
13. Биография.
Окраины Амстердама мало чем отличались от окраин других европейских городов, даже куда боле больших, с их одинаковыми, выстроенными в ряд двухэтажными домиками, вперемешку разбавленными многоквартирными зданиями различной величины, обрамленные хозяйственными постройками вроде гаражей или небольших складов. Дэмиан находился на крыше серого, продолговатого здания пятнадцати метров в высоту, окруженного такими-же невзрачными братьями близнецами. Здесь, на высоте, отчетливо ощущался ночной ветер, тихонько ласкающий холодные щеки Дэмиана, приносящий с собой далекий запах северного моря и отдельные, плохо распознаваемые ароматы города. Но все они меркли на фоне куда более близкого, сладкого и манящего запаха крови.
Слегка отстранившись от ограждения, на которое Дэмиан до этого облокачивался, он толкнул в плечо находившегося рядом и буквально висящего на перилах человека. Руки его медленно сползли с тонких металлических труб и тело глухо, как кусок мяса коим оно собственно и являлось, шлепнулось на шершавую кровлю, демонстрируя Дэмиану залитую кровью одежду а также гримасу ужаса и боли на лице «Боба». Именно так, за неимение настоящего имени, мистер Грэхем называл своего ныне мертвого собеседника. Дэмиан презирал Боба - этого банального, не обладающего даже каплей воображения убийцу, совершающего свои преступления скорее из необходимости, вследствие неспособности контролировать себя. Убийцу, превращающего сие завораживающее действие в испражнения – ежедневную, малоприятную рутину.
Возможно Дэмиан мог бы даже побрезговать кровью Боба, хотя его обычно мало волновало ее происхождение, но вид красного эликсира уже разжег угли желания в холодном, мертвом теле. Склонившись над Бобом, Грэхем запустил свои бледные пальцы в широкую, кровавую дыру, оставленную сталью кухонного ножа, и вынув их через некоторое время поспешил тщательно облизать, палец за пальцем. Наслаждение, физическое и эмоциональное нахлынуло на Дэмиана, если бы его сердце все еще функционировало, то оно билось бы сейчас как у ребенка поедающего запретные сладости и рискующего быть обнаруженным в любой момент. Но крови было слишком мало, и будь Грэхем более расторопным с Бобом, он мог бы выпить его досуха и оставив тело над водостоком куда якобы и попала бы большая часть крови, избавить себя от визита подозрительный личностей, кричащих о Маскараде, но время было упущено и драгоценная жидкость была давно разлита по всей крыше.
Маскарад кстати Дэмиан считал вещью необходимой, но излишне часто доводимой до абсурда – у людей хватало жестокости, чтобы даже самое жутко изувеченное тело не вызывало подозрений о причастности чего-то не представляющего из себя человека. Маскарад у Грэхема вызывал ассоциации с крышей на которой он сейчас находился – можно стоять за ограждением и безучастно смотреть за жизнью протекающей у твоих ног, это безопасно, но отрезая себя от живого мира ощущений, гораздо легче обезумить от скуки и одиночества. Дэмиан-же предпочитал ходить по самому ограждению, балансируя на краю пропасти, с головой окунаясь в море удовольствия, которое он сам себе создавал, платя за это опасностью сорваться вниз. Был еще и третий вариант – спрыгнуть, и ощутить блаженство полета, пусть и всего лишь на краткий миг, неизбежно встретившись с последствиями, если конечно заранее не позаботиться о безопасном приземлении…
От дальнейших размышлений о сути Маскарада, Грэхема отвлек голос «свыше», вопрошающий – мертв ли Боб. Оторвав взгляд от своей кровавой руки, Дэмиан посмотрел влево и немного вверх, где на небольшом кирпичном столбике, соединяющем  участи металлических перил, расправив руки в разные стороны, будто готовясь к прыжку, стояла заплаканная, молодая девушка, предполагаемая сегодняшняя жертва Боба. Непроизвольно приподняв левую бровь, и слизнув остатки крови с мизинца, Грэхем удивленным и снисходительным тоном, на далеком от идеала голландском произнес,
- Грета, ты же повредила ему брюшную аорту, он целиком вытек еще пять минут назад. Посмотри на эту лужищю, да кто с такой кровопотерей выживет?
Отчитав Грету, Дэмиан, совершенно не обращая внимание на ее реакцию, одним движением вскочил на ограждение, и без каких-либо усилий к поддержке равновесия, буквально проскользил  до крохотного, незанятого клочка ее столбика. Затем, осторожно обняв не сопротивляющуюся Грету, Дэмиан принялся ее успокаивать, тихо шепча ей на ухо, что этот ужас скоро закончиться, и все будет хорошо. Сейчас Грэхем размышлял о том, что ему делать с Гретой, он уже убедил ее отнять жизнь, хотя и строго в порядке самообороны, интересно на что еще она способна…
Высокоскоростная встреча Греты и асфальта на секунду преобразила тихий переулок звуком шлепка, похожим на звук падения мешка наполненного свежим цементом, лишь для того, чтобы слившись с тишиной, стать полноценной частью ночного пейзажа.

Что же за монстра представляет из себя мистер Дэмиан Грэхем? Как он жил, как умер, и что делал все оставшееся время после? Начал Дэмиан совсем не оригинально - как и все родился, в 1888 году нашей эры, притом еще и не в самом маленьком по населению городе, Бирмингеме. Произошло это событие в семье члена городского совета Арчибальда Грэхема и его жены Марии. Со временем Дэмиан также «обзавелся» младшим братом Чарльзом и сестрой Изабеллой. Отец хорошо зарабатывал, и Дэмиан не в чем не нуждался, и всячески опекался. Наверное это стало одной из сотен причин, почему он вырос эгоистом и циником, которого мало волновала  жизнь чуждых ему людей. Заботился Дэмиан только о сестре и брате. Как старшему ребенку, ему приходилось присматривать за ними, воспитывать и защищать. За любые их проказы влетало Дэмиану, но ответственности и исполнительности это ему так и не привило.
С самого детства Дэмиан обладал излишней тягой к познанию – все запретное становилось для него самым желанным к изучению. Стараясь вникнуть в суть вещей, он ломал их, сначала это были игрушки, позже догмы и общественные устои. Сверхспособностями Грэхем, как и большинство жителей Объединенного Королевства, к сожалению не обладал, но это не мешало ему преспокойно расти, развиваться и учиться. Учился он кстати хорошо, хотя и не особо это дело любил, но что поделаешь образование вещь необходимая. А высшее образование вещь еще и сложная, особенно мучительный выбор специальности, карьеры и всей последующей жизни. Первое время Дэмиан мечтал пойти по стопам своего деда, кавалера креста Виктории, отличившегося в Крымскую Войну. Но со временем перспектива прозябать где-нибудь в Бирме, отстреливая полуголых индусов, подыхая от дизентерии, и просто находиться в долбанных джунглях, прельщала Грэхема все меньше и меньше. К счастью его вовремя заинтересовала куда более гуманная и кровавая специальность - медицина, скорость прогресса которой удваивалась с каждым десятилетием. Чудный девятнадцатый век и его открытия – анестезия и антисептика, мытье рук перед операцией, дезинфекция, зарождение неврологии, психологии и иммунологии, открытие причин эпидемических и инфекционных заболеваний. К тому же Дэмиан воспользовался возможностью объединить новый интерес и старую мечту в виде специализации в военно-полевой хирургии.
У Грэхема оказывается был определенный талант к спасению жизней, хотя ему и не доставало простора для «творчества». Спустя годы, получив степень доктора медицины, Дэмиан начал свою службу в военном госпитале, к счастью располагавшемся в Метрополии, а не богом забытой колонии. По прошествии еще некоторого количества лет, доктор Грэхем был произведен в звание лейтенанта медицинской службы армии Его Величества. Сие событие родина незамедлительно отпраздновала вступлением в Великую Войну, с последующей командировкой Дэмиана на материк.
Здесь, проводя большую часть времени в одном из многочисленных полевых госпиталей, сталкиваясь с нескончаемым потоком раненых, нехваткой снабжения и персонала, Дэмиан затрачивал все свои физические и моральные силы, только чтобы продолжать хорошо делать свою работу. Ему зачастую приходилось идти на кардинальные хирургические меры, даже импровизировать и экспериментировать ради спасения жизней. Люди на его операционном столе переставали быть личностями, они становились механизмами, которые во чтобы-то ни стало должны продолжать функционировать. Пусть даже и без некоторых «деталей», а о рискованных, трудоемких и чрезвычайно долгих попытках их сохранить, не могло быть и речи. Так прошли долгие четыре года военных действий, которые привнесли в его итак довольно циничную картину мира, еще большей глубины. Теперь Дэмиана не только совершенно не интересовало как люди прожигают свою жизнь, ему было плевать и на то, как, где и в каком количестве они умирают, до тех пор, пока это не касается его обязанностей и лично его.
Закончилась война, но Грэхем и представить себе не мог, что по возвращению домой, ему будет не хватать испытаний, сложных медицинских случаев, требующих скорости и изобретательности, того чувства превосходства над неизбежностью смерти, заставлявшего его раз за разом браться за эту кровавую работу, являвшуюся для Дэмиана уже некой формой искусства. Но в мирное время с солдатами в Метрополии редко случается что-нибудь сложнее пищевого отравления, а так как даже мысль о путешествии в колонию, особенно имеющую на своей территории джунгли, вызывала моментальное отторжение и желание уйти в запой, Дэмиан отчетливо почувствовал себя не в своей тарелке. Может быть, со временем он бы привык и вернулся к «нормальной» жизни, но тут в дело вмешался друг и коллега Дэмиана, доктор Уайвел, предложивший альтернативу – гражданский госпиталь в небольшом городке, раскинувшегося где-то на просторах Сицилии, острова, где на тот момент явно не наблюдалось недостатка в огнестрельных ранениях.
Поразмыслив как следует, Грэхем согласился. Покинув ряды вооруженных сил Объединенного Королевства, Дэмиан потратил следующие четыре месяца доводя свое несуществующие знание итальянского языка до сколько-нибудь приемлемого уровня. Что давалось ему довольно легко, в отличии от другой, по истине монументальной задачи – уговорить свою супругу Викторию на это довольно авантюрное путешествие. С Викторией Дэмиан познакомился на войне, когда она, совсем еще молодой гражданский врач из Шотландии, поступила под его командование в разгар Марнского сражения. За последующие военные годы она повидала достаточно крови и непредназначенных для нахождения в человеческом теле металлических осколков, что никоим образом не располагало ее к затеянному мужем мероприятию. Изменилась ли бы судьба Дэмиана, не сумей он уговорить Викторию, был бы им достигнут преклонный возраст, и окружение множества внуков? Скорее всего нет, Грэхем в любом случае собирался уезжать, с супругой или без. Любил ли он жену? Дэмиан не пользовался такими громкими словами, да, ему было хорошо с Викторией, они многое вместе пережили, с ней было весело, и он обожал ее тяжелый, стервозный характер, но он мог прожить без нее…
Сицилия встретила Грэхемов размеренной, небогатой жизнью, лишь изредка, в буквальном смысле, прерываемой перестрелками. Город, в котором жил и работал Дэмиан, тоже не был исключением. И хотя большую часть времени Дэмиан проводил отдыхая вместе с Викторией под теплым средиземноморским солнцем, примерно раз в две, три недели, когда становилось совсем скучно, обязательно появлялся человек наполненный пулями, и в силу своего тяжелого состояния не способный пережить дорогу до Палермо. Такое положение вещей устраивало Дэмиана, и так продолжалось до тех пор, пока его не огрели чем-то тяжелым, в темном, ночном переулке.

Открыв глаза, Дэмиан обнаружил себя лежащим в неком металлическом, открытом контейнере, стоявшем посреди темного, без единого источника света, помещения. Ему потребовалось некоторое время, и усилия, только для того, чтобы заставить свои руки слегка приподняться, и дотянуться до краев контейнера. При последующем недолгом ощупывании, объект, вмещающий в себя мистера Грэхема, оказался ни чем иным, как тяжелой, большой и холодной ванной. После первого открытия, в процессе распознавания мира, произошла замена участников - осязание передало эстафету слуху, когда Дэмиан перестал двигаться, и не издавая ни звука, прислушался к окружавшей его темноте, надеясь определить, есть ли кто-то в помещении помимо его самого. Лежа неподвижно в своем «саркофаге», Дэмиан ощутил необычную легкость, свободу от чего-то обыденного, привычного – с момента своего пробуждения, он не сделал не одного вдоха! Осознав ситуацию, Грэхем дернулся в попытке выскочить из ванны, лишь для того, чтобы притянутым цепями обмотанными вокруг его ног, с грохотом и звоном упасть обратно. Дэмиан, словно в приступе астмы, принялся глотать холодный, сырой воздух, но все его попытки терпели неудачу, заполняя легкие лишь чувством сильнейшего страха. А сердце Дэмиана, которое в данной ситуации должно было биться с невероятной частотой, буквально вырываясь из под грудной клетки, оставалось совершенно неподвижным, спокойным, что конечно же не привносило ни капли спокойствия в паническое состояния его владельца. Впрочем весь остальной организм, тоже никак не реагировал на эту крайне стрессовую ситуацию. Исключением являлись только конечности, которыми Дэмиан отчаянно пытался вырваться из держащих его цепей.
Эти попытки продолжались достаточно долго, чтобы Дэмиан окончательно убедился в невозможности выбраться из заключения при помощи физической силы. Бросив сие бесполезное занятие, Грэхем откинулся спиной обратно, на дно ванной, и попытался вспомнить, что с ним приключилось, а также  понять, чего хотят от него «похитители». Единственные воспоминания, которые Дэмиану удалось вытащить из глубин сознания - это он, раскинувший руки по мостовой и смотрящий в ночное небо, уже не чувствующий ничего кроме, с каждой секундой слабеющей, боли, от рваной раны в районе яремной вены. А дальше… одна капля, попавшая Дэмиану в рот; одна капля, вернувшая и в несколько раз усилившая боль и чувства; одна капля, возродившая в нем жизнь; одна капля являвшаяся жизнью…
У Грэхема было еще достаточно времени, чтобы поразмыслить о сути принятого им вещества, ведь его оставили одного, в кромешной тьме, на двое или даже трое суток, вот только был он там вовсе не один. Его собственное подсознание, гипертрофированные звериные инстинкты, возбужденные с каждым часом усиливающимся голодом, жаждущие заглушить его мысли, получить контроль над телом. Грэхем, желавший оставаться у руля, сопротивлялся как мог, а перечень его возможностей в тот момент был излишне скуден, и время, работавшее против него, не способствовало расширению этого списка. К концу третьих суток, Дэмиан вопил от… голода, приносящего физическую боль, словно некий паразит, поедал его изнутри. Дэмиан был готов лезть на стены, и биться о них головой, если бы не цепи, прочно держащие его на месте. Так продолжалось до тех пор, пока во тьме не появился ареол яркого света, из которого вышла она – Амелия, его спасительница, мать, принесшая так необходимую пищу своему дитя. Пищей был человек, Дэмиан не разобрал, женщина или мужчина, ему было без разницы, как только жертва оказалась на достаточном расстоянии, он схватил ее за руку, и с огромной силой втащил в свое «убежище», разрывая зубами плоть, и поглощая горячую кровь. Это действие произошло автоматически, словно Грэхем проводил его раз за разом в течении многих лет, никакого сожаления к трепыхающейся в руках жертве, ничего примечательного, обыденно. Но кровь… будоражащая и одновременно опьяняющая, в миг заткнувшая голод и его товарищей, показавшая кто в теле хозяин. Дэмиан чувствовал ее запах, вкус, дарящий незабываемое наслаждение, чувствовал как бешено колотящееся сердце человека, продолжало толкать кровь к ране, пока ее не стало слишком мало, пока оно не остановилось…
Голод был утолен, и Дэмиан, весь испачканный в крови, спокойно лежал в своей ванной в обнимку с трупом, в то время как его создательница, гладила его по волосам и рассказывала о «звере», той, всю жизнь дремавшей, частью его личности, с которой он познакомился за прошедшие дни. Зачем Амелия дала ему становления? Грэхему не суждено было узнать причин, за исключением помощи в неком «дельце», возможно Дэмиан должен был скрасить ее одиночество, или будучи выходцем другого времени и другой культуры, привнести что-то новое в ее существование…

Что было дальше? Дальше Амелия объяснила Дэмиану основы его новой формы бытия, остальное он должен был понять сам, в «небольшой» серии испытаний, затянувшейся на несколько лет. В ходе которых, Грэхем существовал на грани безумия, все ближе и ближе знакомясь со своим зверем – его главным союзником, основной целью которого, было их совместное выживание. Зверь был дикой, первобытной частью Дэмиана, через призму которой, он учился понимать себя, свои мотивы и желания. Потакая им, он обретал так долго искомую им целостность, ощущение жизни, которого раньше ему всегда не хватало, и которого было гораздо сложнее добиться теперь, имея по сути мертвое тело. Но куда важнее было сохранять контроль, прислушиваться к зверю, но отобрать у него право голоса, право решать, как поступать Дэмиану.
Грэхем потратил следующие пять лет достигая некоторого подобия «просветления», определяясь с принципами своей нежизни, и поглощая при этом все знания, которые ему могла дать Амелия. Он не знал, что делала Виктория после его пропажи, его это не волновало. Его больше не интересовала медицина, ведь Дэмиан победил смерть, пусть и в одном конкретном случае. Он был бессмертен, гипотетически, и поддержание этого бессмертия стало основной задачей Дэмиана. Для этого было необходимо успешно интегрироваться в сообщество сородичей, вот только Грэхему совсем не хотелось сражаться за идеалы которые он не разделял, добиваться власти, которая ему была не нужна, или обеспечивать процветание секте, на которую ему было плевать. Вдобавок Амелия еще больше усложнила этот процесс, окончательно доверившись своему дитя на десятый год его нежизни, и сообщив ему что она отступник, шпион, при помощи эмигрантов поставляющая разведданные за океан. И если они переживут ту ночь, в которую об этом кто-нибудь узнает, то в интересах Дэмиана будет никогда больше не приближаться к Шабашу.
Впрочем Грэхем решил не особо-то к нему и приближаться изначально, сохраняя некую дистанцию между собой и сектой, оставаясь на внешнем краю всеобщего хоровода. Отрешенный от дел Шабаша, и не имевший доступа к какой-либо важной информации, Дэмиан занялся другим, куда менее опасным проектом Амелии – «обществом благородных людей», а точнее продвижением молодого, весьма преуспевающего Кальчедонио Ди Пиза, контролирующего один из районов Палермо. Работая над проектом, Грэхем изучил основы организации криминального, и не очень, бизнеса – рэкет, контрабанда, игорное дело и мошенничество, подкуп представителей власти. Но одна сторона его нового занятия, привлекала Дэмиана больше всего – возможность задавать вопросы… и получать на них ответы, от людей, совершенно не желающих эти ответы давать. Изучив легкие пути достижения сотрудничества, таких как физическая боль и в меньшей степени дисциплина доминирования, Дэмиан перешел к длительным, изощренным способам. Ему хотелось убеждать людей, молчащих по какой-то дурацкой причине, отказаться от своих принципов, изменить их.
К сожалению, случаи в которых Дэмиан мог бы практиковаться в новом увлечении, выпадали не часто, и Грэхем начал подумывать о карьере дознавателя внутри секты, которая могла обеспечить ему доступ к информации в будущем. Но все его планы разрушила смерть Кальчедонио в декабре шестьдесят второго года, спровоцировавшая Первую Мафиозную Войну, и превратившая Палермо в слишком жаркое место для двух определенных холодных трупов. Трупы эти поспешили бежать с острова, сначала на Гибралтар, затем после пятилетней передышки в Шотландию, откуда спустя десять лет перебрались в Норвегию. Где Амелия благополучно предпочла слечь в торпор где-то в скандинавских горах, оставив дитя наедине с огромным миром, который он, в силу своего любопытства, поспешил исколесить - Исландия, Гренландия и Канада, восточное побережье США, затем западное и снова восточное. Дэмиан передвигался на небольшие расстояния, снижая к минимуму возможность перехвата, не задерживался в крупных городах дольше чем на пять лет, в маленьких проводил не больше недели. За время путешествия по Америке, Грэхем успел поучаствовать в некотором количестве «акций» Анархов, в основном заключающихся в подрыве влияния Шабаша на территориях, признанных «свободными». За что получил известность в кругу диверсантов-революционеров, хотя сам он революций не видел, в них не участвовал, и обрести окончательную смерть в борьбе за свободу вовсе не желал.
И как все же этот замечательный сородич очутился в Нидерландах? Да очень просто – делая очередной крюк в несколько тысяч километров вокруг Сарагосы, Грэхем обнаружив себя в Бостоне, решил преодолеть океан, и вернуться в старушку Европу, а точнее ее восточную часть, дабы посмотреть как существуют тамошние Анархии. Пообщавшись с контрабандистами на предмет собственной транспортировки, вместе с некоторым имуществом, в виде Понтиака ГТО шестьдесят седьмого года, Дэмиан не сдержался и задал пару лишних «вопросов». Результатом которых стала информация об украденном из частной коллекции алмазе «Нассак», весом в 43.8 карат, и отправленного ранее в Амстердам. После чего пункт назначения мистера Грэхема, заметно сместился на запад.

*Еле прочел такую длинную биографию* Нет, если еще и посты такие будут... принят без пробника. В ЛС мне дисциплины и прочее.

0

4

1) Имя Персонажа
       Сир приучил скрывать настоящее имя, взамен него отзывается на прозвище Лузидж, что означает саранча.
2) Возраст
До обращения было 32 года, после него прошло уже 232 года.
3) Пол
Мужской
4) Клан
         Последователь Великого Сета
5)Секта
       Независимый
6)Статус \ титул в секте 
жрец
7) Поколение
А этого знать всем не обязательно.
8) Отношение к кланам и сектам
Камарилья: «Посмотрите, как они прекрасно пляшут в своих человеческих масках по стрункам Матзухаилов. На это можно смотреть вечно, но выставлять себя клоуном я не собираюсь».
Шабаш: «Детишки играют в монстров, жаль их огорчать, но у нас это получается лучше. Конечно, это их злит, но трудно быть страшнее истинных чудовищ».
Анархии: «Они могут всю ночь твердить про равенство, братство и свободу, в их глаз я вижу совсем иные мотивы».
Инконню: «Я ни разу не видел ни одного члена этой секты, только лгунов, притворяющихся ими. Однако, по слухам эти ребята очень старые и давно уже сдали позиции».
Инферналисты: «Спасибо большое, но мне не нужны демонические хозяева. Сет учил нас управлять грехом и пороком, а не служить ему»
Свой клан: «Не хочу сильно распространяться о своей семье. Скажу лишь одно – будущее за нами».
Квей-Джин: «Ничего не видел, ничего не слышал, ничего не говорил».
9) Внешность
Высокий (рост 2 м), кудрявый, черноволосый мужчина с усами и бородой, которая плавно перетекает в бакенбарды, глаза карие, широкие. Читатель, наверное, уже заметил, что у Змея преобладают еврейские черты лица. Сетит обладает воистину странным для вампиров выражением лица: на нём постоянно сверкает добродушная улыбка до ушей. Какая бы неприятность не случилось, что ни делай с Лузиджем, вампир всегда будет улыбаться. Из одежды Каинит, в силу своего возраста, более старый стиль, хотя в некоторых моментах ограничивается деловыми костюмами.
Чаще всего Сетита можно увидеть в чёрном пальто с цилиндром такого же цвета. Под пальто располагается белая рубашка, всегда не заправленная в чёрные брюки. На ногах находятся чёрные лаковые туфли, всегда начищенные до блеска. Походка Змея также отличается фальшивой радостью. Многим кажется, что сейчас Лузидж подпрыгнет, как в американской комедии, только немногие раскрывают актёрскую игру Сетита.
10) Характер
У Змея всегда приподнятое настроение, чтобы с ним не происходило. Вся это приподнятость и жизнерадостность выражается как в разговоре, так и в поведении. Другие могут поливать Сетита грязью, угрожать ему, но ничто не может заставить вампира перестать улыбаться или перейти на деловой стиль общения. Однако, вольный стиль общения заканчивается на молодёжным сленге,  который Лузидж так любит парадировать. К собеседникам всегда относится с добродушием, скорее даже с  наивностью, очень любит притворяться, что ничего не понимает. Многие птенцы и неонаты часто покупаются на фальшивое простодушие, но более старые вампиры не доверяют этому и правильно делают. На самом деле вампир совсем не глуп, а в некоторых моментах очень легко может обвести вокруг пальца. Как бы усердно не строил из себя шута Лузидж,  он всё равно будет следить за своим собеседником. Стоит только на мгновение проявить хотя бы лёгкое влечение к чему-нибудь, как Сетит моментально это заметит и теперь будет постоянно этим пользоваться. К вере в Сета не менее фанатичен, чем другие Змеи, только говорят, что причины для этого несколько другие, в отличии от других Последователей Сета.
11) Любит\ Не любит
Оставим за кадром
12) Клановая слабость
Противный яркий свет, недолго ещё проклятию Ра осталась клеймить наш род.
13) Биография
Нашего будущего каинита звали Лузидж, просто, Лузидж. Своего отца он никогда не видел, может потому что он был простым посетителем ночной бабочке из Каира, которая по совместительству является матерью Сетита. Кто знает? У незадачливой мамы не было ни денег, ни желания прокармливать ребёнка, потому она продала его знакомому торговцу тайнами по имени Амид аль Хазре, который нуждался в маленьких, легко мотивируемых и незаметных работниках, именно он дал нашему герою имя Лузидж. Амид растил мальчика с трёхлетнего возраста, а в шесть лет уже стал пользоваться его глазами и ушами. Будущего вампира каждый день отправляли на базар подслушивать за определёнными людьми и докладывать всё до малейших деталей, за каждую важную информацию Лузиджу давали по медной монетки, а за то, что Амид считал бесполезным, такую же сумму забирал. Таким образом, он считал, что будет постоянно мотивировать мальчика к пониманию смысла услышанного и заодно расходы будут не велики. Когда Амид считал, что будущий Сетит узнал что-то действительно стоящие, то отдавал приказы уже своим контактов, которые могли более профессионально проследить за целью. Самым интересным моментом в этой системе было то, что все пытались друг друга обмануть и сохранить как можно больше ценных сплетен для собственного пользования. Юный Лузидж всё это прекрасно видел и слышал, он наблюдал за торжеством алчности и порочности людей. Из последних слухов, которые всегда проносились через уши маленького ребёнка,  Лузидж узнавал столько грязных самых на вид благородных и благодетельных жителей Каира, что детская вера в чудо и добро зачахло, не успев расцвести. Уже в таком малом возрасте будущий Сетит сменил веру и надежду на эгоизм с цинизмом. Обучение он получал от Амида и от его сослуживцев, и оно было чисто профессиональным: как быть более незаметным, воровство, этикет, как правильно делать невинное личико, а хитрости интриг и обмана он изучал по чужому опыту, с которым он сталкивался почти каждый день. Так и продолжалась жизнь Лузиджа, и в возрасте 15ти лет он уже был прекрасно  осведомлён о многих вещах, творящихся в городе, а также в его голове хранился компромат почти на любую важную персону, чем отрок и воспользовался, сдав своего бывшего учителя тем, кого тот шантажировал. Получив солидную суму денег, Лузидж сам стал торговать информацией, конечно не в таких масштабах, как это делал Амид, все-таки будущий Сетит был один, но и его накопленные знания уже стоили того. Чтобы мальчик держал их за зубами, притом, что просил он не так много, потому что понимал, что за наглость ему могли просто отрубить язык. Если говорить  вкратце, то Лузидж стал торговцем информацией среднего звена, чаще всего работая на лавочников и владельцев мелких магазинов, продавая им тайны о ненавидимых ими конкурентах. Так бы и продолжал своё обыденное существования парень, но среди его клиентов затесался очень странный тип, который представлялся под странным именем Ньярлатотеп. Это был мужчина уже преклонных лет, но сохранивший внешность человека средних лет. Старик являлся владельцем множества рабочих, а также в его руках было много земель, где позже обнаружились древних храмы прошлого, занесённые песками пустынь.  Продавая свои находки, Ньярлатотеп вошёл в ряд торговцев средней руки, хотя сам никогда на местах раскопок не появлялся, он  редко покидал свой дом, а днём вообще никогда. Согласитесь, когда такая странная личность проявляет к тебе большой интерес, а старик приходил иногда просто так, то становиться как-то не по себе. Однажды, как раз в тот самый день, когда Лузиджу исполнилось шестнадцать, таинственный клиент пригласил отрока к себе в дом, пообещав крупную сделку, за которую он получит 30 золотых монет. Жилище Ньярлатотепа – одно из тех мест, в которое торговец информацией бы в жизни не пошёл за просто так,  ибо пользовалось оно очень дурной славой, но блеск золота ослепил разум мальчика. Старик усадил Лузиджа за стол и предложил ему для начала выполнить «ритуал доверия», проводимый в его семье при заключении больших денег. Суть ритуала заключалась в том, чтобы обе стороны впили крови друг друга. Такой варварский обряд очень испугал Лузиджа, но звон денег всё ещё заглушал голос рассудка. Подросток отпил крови Ньярлатотепа и почувствовал, как его переполняет сила, как по венам растекается могущество, а в разум ударила блаженная волна удовольствия. Все эти ощущения накрыли торговца, но, то было не самое странное, глаза хозяина дома – они стали змеиными. Несчастного мальчика парализовала, а после он упал без сознания. Очнулся Лузидж уже вне дома Ньярлатотепа, а если точнее, в каком-то странном подземном храме без окон и с огромным количеством статуй древних божеств египетской земли. Мальчик лежал на полу, а по нему ползали ядовитые гадюки. Не успел он оправиться от предыдущего потрясения, как на него свалилась новая доза кошмаров. Почти мгновенно, над ним появился старик, который стал предлагать поступить Лузиджа к нему возлужение. Молодой торговец информацией напряг всю свою силу воли и произнёс чёткий и спокойный ответ: «Да». Я думаю, и так понятно, что теперь наш герой стал гулем при старом Сетите. Ньярлатотеп ещё давно заметил мальчика, но обратил на него внимание именно в тот момент, когда тот сдал своего старого «хозяина».  Во время гульского обучения Лузидж не выходил из храма, там его научили читать и писать, потом разговаривать на разных языках. Гигантская библиотека храма была заполнена огромным количеством сводок  вампирских и человеческих интриг и случаев искусного манипулирования, а один из местных гулей с радостью согласился улучшить навыки актёрского мастерства, за тайны конкурентов конечно. Кстати о конкурентах, у Ньярлатотепа было очень много гулей, которые постоянно сражались между собой за праву получить становление, чем Лузидж пользовался на полную катушку. Шло время, будущий Сетит за это время раскинул большие сети из интриг и грязных тайн, в которые попались множество его коллег, лишившись тем самым возможности стать вампиром. Только два человека стояли на пути нашего героя – Давид и Галий. Первый был очень прямолинеен и силён, как характером, так и телом, а второй имел очень острый ум и лёгкий характер. Оба не интересовались слабостями других, ибо были уверенны в своей победе, всегда держали себя в руках и на провокации не велись, а страшных тайн за их душой не числилось. Неизвестно бы как пошли события, если бы Лузидж не придумал план, который даже заставил слегка улыбнуться Ньярлатотепа, когда тот о нём услышал. Дело было в том, что Давид имел слабость  к одной женщине, которую хотел в будущем сделать гулем, а Галлий имел привычку овладевать любой женщиной, которая его заинтересует. Оперируя эти двумя фактами, Лузидж составил план, который бы стравил двух его главных оппонентов, выставив их некомпетентными перед лицом Ньярлатотепа. Торговец информацией проследил за Давидом, узнав личность его возлюбленной. Затем под наблюдения попала сама женщина, оказалось, что её брат попал в плен к бандитам, когда она была ещё маленькой, а родители умерли от чумы. Узнав имя брата, Лузидж предстал перед несчастной девушкой в лице её несчастного брата, который вырос в Акре, как оруженосец рыцаря храма. Пользуясь своими навыками, будущий Каинит легко смог сыграть на душевной ране любимой Давида, после чего назначил ей встречу вечером в трактире, где они обо всём уже смогут поговорить. Следующим шагом был разговором с Галлием, в котором Лузидж вскользь упомянул, что должен срочно идти на встречу с заинтересовавшей его женщиной. У горе-любовника сразу прошла искра в глазах, ведь Лузидж никогда противоположным полом сильно не увлекался, а тут ни с того ни сего, видно какая-нибудь красавица, наверное думал Галлий. Не будем дотошно описывать эту ночь, но будущий Сетит отлично поработал свахой, обеспечив весёлую ночку двум несчастным птенчикам. Однако самое интересное произошло, когда Давид обо всём этом узнал. Солдафон был просто вне себя от гнева, он ворвался в зал Ньярлатотепа и убил Галлия прямо на глазах Лузиджа и своего господина. Таким вот образом хитрец избавил себя сразу от двоих конкурентов, наконец-то получив столь долгожданное становление. Для каждого Змея этот момент особенный, но не будем разглашать здесь все секреты таинства Последователей, нам хватит и того, что Лузидж теперь стал самым настоящим каинитом. Начался другой процесс обучения, хотя он не слишком отличался от первого, только знания и уроки были пообъёмнее и другого характера.  Ньярлатотеп был одним из тех вампиров, которые держа своих птенцов под сильным родительским крылом, пока они самолично не смогут справляться со всем трудностями внешнего мира. Иногда Лузиджа посылали что-нибудь послушать или быть посредником, но большую часть времени Сетит провёл в храме Каира. Последний этап подготовки Змея закончился, так сказать, выпускным экзаменом. Дело было достаточно непростое, а именно расправится с другим каинитом равного уровня из клана Баали. Думаю, для более точного разъяснения смысла сего задания нужно рассказать предыстория отношения Ньрлатотепа и одного старого Баали. Как эти двое наладили между собой деловые отношения Лузидж не знает, но сир не редко встречался с демонам, обменивался с ним оккультными знаниями и древними реликвиями. В один прекрасный день, точнее ночь, старый Змей решил избавиться от своего слишком любознательного друга, но на пути Ньярлатотепа стояло множество преград, одна из которых был потомок Баали. В общем, неонату было поручено вывести из строя сородича, при этом на стороне Лузиджа было одно преимущество: Баали не подозревали, что их собираются предать. План по устранению конкурента был прост, но требователен к времени, которое, к счастью, Ньярлатотеп предоставил своему птенцу. Для начала наш герой встретился с отпрыском Баали, его звали Асмодий, и предложил ему совместно выполнить несколько задач по сбору информации и выкупить у воров украденные артефакты древности. Не будем вас ещё сильнее утомлять, скажем, лишь то, что Демон этой совместной работы не пережил, а с ничего не подозревающим сиром расправился уже сам Ньярлатотеп. Это был конец обучения, и хоть дилось оно олго даже по меркам Каинитов, Лузидж уже был на уровне жреца по силе и по мудрости среди своих братьев и сестёр. Почти сразу же, Змея послали в Амстердам для поддержки местного храма и по личным прихотям Ньярлатотепа.

Принят без пробного поста. Вы очень понравились Хрусталю, было бы хорошо, если бы вы с ним списались.
И да, поставьте аватарку побольше. :)

+1

5

1. Имя персонажа
Катарина
2. Возраст
До обращения 20лет. После обращения 61 год.
3. Пол
Женский.
4. Клан
Тореадор.
5. Секта
Не состою
6. Статус/титул в секте
Не имею.
7. Поколение
11 поколение
8. Отношение к кланам и сектам
Анархи. Всегда привлекали ее. Но обременять себя ничем не хочется.
Шабаш. Безумцы, которые открыли себя Зверю. Если сойдусь с одним из них на узкой дорожке — убью, не сомневаясь.
9. Внешность
Невысокая, рост около 175 см, изящно сложенная девушка, на вид не старше 25 лет. Обладательница длинной рыжей шевелюры, и глубоких глаз зеленого  цвета. Тонкий нос и небольшие аккуратные губы. Походка плавная и медленная, исполненная горделивого спокойствия. На шее, с левой стороны, две маленькие родинки, похожие на след от укуса вампира. Особая примета девушки, напоминающая ей о её происхождении.  Предпочитает классические, женственные наряды, подчеркивающие фигуру и приоткрывающие достоинства глазам благодарной публики. Одевается, в основном, в открытые платья с глубокими декольте и разрезом до бедра.

10. Характер
Иронична, надменна, непредсказуема, жестока. При этом в общении весьма обаятельна, предпочитает улыбки и нежный голос. Частенько прикидывается раненым воробышком. Может долго рыдать на вашем плече, рассказывая про потерянную любовь и в следующую секунду вцепиться клыками в шею, не спросив согласия. Прямолинейна и своенравна, что является по большому счёту её отрицательной чертой. Не любит конфликтов, потому старается всячески их избежать. Однако если приходится отстаивать свою точку зрения в жарком споре, то делает это без внешних эмоций, хоть и стоит это ей больших сил. Что касается эмоций, то выражает их очень слабо. Пылающих от восторга глаз или широкой улыбки от неё можно не ждать. В основном она ограничивается лёгкой полуулыбкой. Злопамятна.
Спустя почти полвека, Катарина изменилась, правда ее изменения сказались только на характере. Она стала впадать в крайности. Совсем как юношеский максимализм. Либо все, либо ничего. Такая ее позиция.
11. Любит,/не любит
- любит (нравится): крепкий алкоголь, секс с молоденькими девушками.
- не любит (не нравится): запах сигарет
12. Подробная информация о клановом недостатке
Секс... Убийства... Она может подолгу смотреть на обнаженное тело, если, конечно, оно заинтересует Катарину. Картины, последнее время это стало ее страстью... Там, где люди видят красивые пейзажи и распускавшиеся цветы, вы Катарину не найдете. А вот темные, готические полотна заставляют остановиться и удерживают надолго.
13. Биография.
Родилась в Амстердаме. С детства была спокойным ребёнком. С удовольствием получала образование, старалась достичь в обучении больших высот, что, несомненно, дало свои плоды. Как и все уважаемые девушки, обучалась игре на фортепиано, причём, весьма не безуспешно, пению, танцам, искусству, литературе, верховой езде и прочим наукам. Друзей у Катарины никогда не было, так как родители девушки не поддерживали ни с одной семьёй тесных отношений. «Привет Дневник. Я так давно хотела сесть и написать, но занятия занимают столько времени… Мои родители совсем забыли про меня… Сегодня мой 16 день рождения… меня до сих пор никто не поздравил… Может они готовят сюрприз?!» — Катарина вытерла набежавшую слезу и продолжила писать. — «Мама с утра ходила расстроенная. Они опять поругались. Папа кричал, возмущался,… но я не поняла что случилось. Но закрылись от меня после того, как умерла моя младшая сестра… » — у девочки набежали слезы, она отложила ручку и тихо заплакала. Катарина ждала этого ребенка, свою сестру, но у матери случились осложнения, и девочка родилась раньше срока… Врачи не спасли ее. После этого отношения между родителями разладились.
«Папа обвиняет во всем маму. Говорит, что она виновата… она пила и курила... Я думаю, что папа прав, но боюсь об этом говорить… Мама рассердиться. Кажется, кто-то идет. Мне пора. Пока дневник. 19 октября 1947 год.» В возрасте 17 лет сбежала из дома. «Здравствуй дневник. Я так долго не писала тебе, а сколько много изменилось. Я ушла из дома… родители подали на развод… Я больше не могла там оставаться… Эта атмосфера угнетала меня… Сейчас я работаю в ночном клубе. Работа у меня… не очень-то уж и правильная… Я доставляю людям удовольствие за деньги. Люси, моя хозяйка, говорит, что это неплохой бизнес. Сначала, я так не думала, но теперь понимаю, что она оказалась права. Свой первый раз я продала за огромные деньги, хотя Люси была недовольна, ворчала… но деньги взяла и привела меня в комнату, располагавшуюся на 3-м этаже этого же клуба. Там меня ожидал мужчина. Когда я первый раз его увидела, то замерла в ужасе. Невозможно толстый, некрасивый… Я не могла даже сказать, на кого он был похож… Меня попросту изнасиловали… Я плохо помню ту ночь… было больно… Но после этого, Люси оберегала меня… Я доставалась избранным клиентам. Сейчас меня ждет работа, я потом вернусь. До встречи. 14 октября 1949 год.» Через два года узнала о зверском убийстве своей семьи.
«Родителей больше нет… Я услышала в новостях про зверское убийство… Это были они… Я приехала домой… Меня чуть не вывернуло… Всюду кровь… останки… Тело мамы изуродовано… Отец разрезан на части… Я убежала.. Я не в силах была на это смотреть… 29 августа 1950 год.» На протяжении долгих лет занималась проституцией, чтобы выжить. Роковым поворотам стала встреча с необычно красивым, но бледным мужчиной. Когда проснулась утром, то обнаружила на шее следы укуса. «Что со мной?! Я чувствую себя иначе… не так как раньше… шея болит… Укус… он меня пугает… уже прошла неделя, а он не заживает… Я постоянно чего-то хочу… но не знаю чего… Меня пугает это… И тот молодой человек… красивый… ухоженный, утонченный… но слишком бледный… не идет у меня из головы… Он сказал, что я особенная… Что я теперь принадлежу клану… клану Тореадоров… Это слово ничего мне не объяснило… А он исчез… Ох, извини, мне пора. Работа. Люси будет ругаться. Я пошла. 5 мая 1951 год.» «Боже!!! Я убила его!!! На мне его кровь… Моя одежда, лицо, губы в его крови… Он мертвый… Он не дышал… Я укусила его… Его кровь у меня во рту… я пила ее… Что со мной?! Я боюсь….. 12 мая 1951 год.» Потом она ушла от мира. «Привет. Сегодня хорошая ночь. Я ушла от Люси. Мне хочется побыть одной. Я поняла, что со мной случилось… кем я стала… Но я не понимаю, как мне с этим дальше жить… Я стала чудовищем… Я убиваю… Я Вампир… Он вернулся… Он сказал, что он мой Сир… Он рассказал мне се… он учит меня… я перестала бояться, начила учиться питаться не убивая… Это оказалось сложным… Почти невозможно оторваться… но постепенно я научилась… он обучил меня фехтованию… Сказал, что это мне идет больше… Я хотела научиться стрелать… Но он запретил… Это не для меня… Мне кажется, что он вкоро уйдет…24 июль 1953 год.» Ее Сир ушел, оставив совсем одну. Он многому ее научил, но его уход был для нее роковым… «Как же меня все это бесит!!! Мне стало нравиться убивать… Я теперь получаю от этого удовольствие… Это пугает меня? Нет. Не сколечки. Я хозяйка их жизней… Я могу делать с ними все, что захочу… она мои рабы… кровь… она изменила меня… она сделала меня сильнее, выносливей, краше… Я могу все… Я найду его… Я убью его… Убью за то, что он меня бросил… Обратил и бросил… Я ненавижу его… Он ушел… Он представил меня клану и… просто ушел… Они смотрели на меня… Я чувствовала их силу… он меня бросил… Ненавижу его!!! 13 января 1957 год.» Ненависть ко всему: к миру, окружающим и к тому вампиру, порой, вырывались из-под контроля и она убивала. На ее счету 24 убитых человека и 13 человек, связанных  кровью с вампирами. Чуть не довела себя до состояния Зверя. Вовремя опомнилась и поставила вето на убийства. Она выбрала для себя достаточно спокойную жизнь, по сравнению с прошлым. Она активно вмешивалась в жизнь общества, посещала различные тусовки и притоны. Но вскоре ей это наскучило. Время тянулось долго, а жизнь не менялась. Порой она подумывала покончить с собой, но каждый раз ее от этого отвлекали. Она так и не завяла друзей. Все ее связи были мимолетны, на одну ночь. Иногда случались исключения. Таким исключением была молодая девушка по имени Сэм. Она работала в баре, где часто появлялась Катарина. Завязались отношения. «Устала… устала… однообразие убивает… Люди… к черту их, они еда и не больше… Но тогда почему из головы не идет та девушка… Почему?... Сэм… ее имя напоминает мне ее запах… Мне кажется, что при очередной встрече я не удержусь и поцелую ее… это не страшно… Она… она ответит мне… Я это знаю… 1 июля 1962 год.» «Ее больше нет!!!! Сэм больше нет!!! Моей маленькой крошки… ее нет… Я найду эту тварь, которая ее убила…. Я разорву ее… Нет… я заставлю ее мучиться… Сэм…Сэм…Сэм.. 3 сентября 1963 год.» . Это впервые, после тех моментов, пробудили в Катарине хорошо забытые чувства, чувства злости, ненависти и ярости. Долга скрывавшееся чувство почувствовав свободу отразились в Амстердаме новыми убийствами. Но на этот раз жертв просто сжигали заживо. У Катарины случился новый приступ безумия и опять, она чуть не хватила лишнего. «Я нашла эту тварь. Ей оказался вампир… Он был омерзителен… Я разорвала его… на части… было трудно… Но я это сделала… Я отомстила за Сэм… Клан был возмущен… Мне плевать… Сэм… Я так скучаю по тебе… 4 декабря 1965 год.» «Война… по всеми миру война… мне нет до нее дела… Сэм… она не идет у меня из головы… Я любила ее… Но разве вампиры умеют любить?!.. Видимо, да… 17 июля 1969 год.» Рассудок взял верх, и девушка ушла в себя. После этого инцидента, Катарина долго не появлялась в городе, лишь изредка выбиралась, чтобы утолить жажду. Этот затворнический образ своеобразно сказался на ней. Она расцвела. Да. Именно расцвела. На ее лице сияла жизнь, если такое вообще можно сказать про вампира, глаза сияли, губы все чаще расплывались в улыбке. Правда это все, со стороны, казалось немного странным, безумным что ли. «Я так давно не писала… на дворе уже 2000 год… Столько всего произошло… Техника далеко шагнула вперед… Появились телевизоры… очень интересная вещь… Потом компьютеры… люди изобрели интернет… Пришлось учиться… Порой, это было не так легко… но я освоила компьютер и даже интернет. Я почти простила его… Если он ушел, значит так было нужно… Но я не могу забыть Сэм… хотя ее образ давно растаял в мой памяти… Я помню ее запах. Каждую ночь, выходя на улицу, я пытаюсь поймать такой же запах… Но его нет… так пахло только от Сэм. Я вернулась к прежней работе. Дарю любовь и удовольствие за деньги. Мне стало это нравиться, особенно новая мода… Насилие в постели… Людям это нравиться… У меня хорошая клиентура… Богатые люди… Их кровь чиста… Я увлеклась искусством… Нет, не рисую… Покупаю картины… Последнее время, они мрачные… По крайней мере, так говорят клиенты… но мне нравиться… в них что-то есть… от меня… 14 марта 2000 год.»
«Новые места… Я стала путешествовать… Побывала в Англии... Правда, не долго. Климат не по мне. Зато я привезла много новых картин. Я даже собираюсь их все выставить в местной галерее… 21 сентября 2004 год.»
Принята, можете вступать в игру.

Отредактировано Катарина (2011-03-21 23:30:44)

0

6

1. Имя персонажа.
Дарт Март.
2. Возраст.
17 лет как человек, и 16 как вампир.
3. Пол.
М
4. Клан.
Равнос. Линия крови-Пури Даэ.
5. Секта.
Независимый и свободный на пути Парадокса.
6. Статус.
---
7. Поколение.
11-е поколение.
8. Отношение к кланам и сектам.
И Камарилья и Шабаш наивные глупцы движимые красивыми, но в то же время местами странными идеями. С ними весело иметь дело, особенно когда они остаются ни с чем.
9. Внешность.
Темные волосы, уложенные, чаще всего, в конский хвост, имели притягательный вид. Его глубокие зеленые глаза смотрели на мир лукаво и со смешинкой. Внешне он был хорошо сложен, даже атлетически. Тонкие кисти рук с аристократическими пальчиками создавали ореол величия и притягивали к себе взгляды.  Он любит красиво одеваться, предпочитая классические костюмы черного цвета. Его походка всегда размерена, горделива и спокойна. Как бы он не спешил, это никогда не отразиться на его лице и не скажется на походке. Под его одеждой скрывалась тату в виде змеи, проходившая полностью по его левой руке.
10. Характер.
Обычно, люди обращают первое внимание на внешность молодого человека, а уж потом на его черты характера. Но этот никак не способствует положительному отношению к ним. Обычно, с такими людьми, Дарт ведет себя грубо, позволяет себе сарказм и меткие словечки, цепляющие за живое. Однако, с людьми и близкими не-живыми он совершенно другой. Дарт необычно добр, отзывчив, пытается помочь не взирая на трудности. При этом сохраняет индивидуальность, т.е. не стелется перед другими. Увлеченный своими целями, он может "вылететь" из мира, но упущенное им наверстается за короткое время
Отрицательные черты: эгоистичен, надменен, порой бывает, груб и расчетлив. Не считается с мнением тех, в  ком не видит силы и власти. Считает себя особенным, выше остальных. Редко интересуется жизнью других, тех, которые для него не играют никакой роли в его не-жизни. Поддается порывам желания, о чем часто жалеет. Скрытен по натуре (однако это может быть и хорошим качеством). Постоянно придумывает себе легенды, но постоянно забывает, кому какую рассказал.
Положительные черты: отзывчив , добр, умеет дружить, располагает к себе и слова и действиями. Умен и образован. Умеет слушать человека, легко избавляется от вредных привычек, однако, приобретает их с такой же скоростью. Прежде чем что-либо сделать или на что-либо согласиться, тщательно все продумывает. Весел, остроумен, хотя порой может перегибать палку.

11. Любит/не любит.
любит:воровство,лгать,красивые вещи,ловкие трюки и безнаказанность.
не любит: глупое насилия , солнце, глупых и не понятливых существ.
12. Подробная информация о клановом недостатке.
Кровь Равносов привила любовь к лжи и воровству. Как приятно не любимому родичу дать не правильное направление пути в любом их начинании и смотреть как он пытается понять что он так сделал , что всё для него обернулось крахом. Про воровство можно даже и не говорить. В мире очень много красивых вещей и все имеют свою цену. Если зарабатывать честным трудом то можно состарится. Как приятно когда вещь терят свою цену и начинает сразу принадлежать тебе. Именно это и есть самое интересное в кражах, по моему мнению.
13. Биография.
Портовый район. Кто там живёт? Нищии, бомжи, те кому некуда пойти. Место, куда даже не взбредёт в голову пойти состоятельному человеку, если конечно он не хочет, лишится денег, а может быть и жизни. Род занятий в этом месте был самым разнообразным, но основной доход приносило воровство. Это в основном и повлияло на мировоззрение и отношение к людям юного Дарта.
Конец 70-х годов. В этот день на улице был ужасный ливень и гроза. На улице вместо дорог было месиво из грязи. В доме на окраине района несмотря на поздний час была суматошная обстановка. Несмотря на  мрачность места, все знали, что в нём живёт семья которая, возможно, заслуживала лучшей участи. Добропорядочная и милая пара всегда готова помочь нуждающемуся человеку. И вот в семье вот-вот должен родиться второй ребёнок. О больницах и речи быть не могло. Деньги брали за всё. Роды приходилось принимать на дому. Комната выбралась самая подходящая. Спальня. Она была довольно темная, света в квартире не было и приходилось освещать свечами. Через 12 часов безумных усилий на свет появился долгожданные ребёнок. Его ещё до рождения нарекли Дартом. Отец взял кричащего и завёрнутого в простыню ребёнка, на руки и произнёс: "У этого ребёнка будет не лёгкая судьба".
Что люди делали с самых древних времён? Выживали. Именно этим и занимался Дарт всю свою жизнь, даже если при этом приходилось переступить закон. Он был похож на эгоистичного Робина Гуда. Он крал у богатых и отдавал... бедному. Детство было наполнено страхом и  голодом. Он считал, что надо ценить жизнь, так как она одна, а деньги это нажитое и они-то приходят, то уходят, так что пусть они уйдут не очередному торгашу, а человеку действительно в этом нуждающимся. Родители оставили попытки поставить сына на путь истинный. Они знали, что ни побои, ни строгие выговоры не повлияют на сына, но они уже устали от штрафов правоохранительных органов. Почти все знали о роде занятий Дарта, именно поэтому вскоре воровать, почти не получалось. Каждый продавец и на милю не подпускал вора. Он стал подумывать о побеге из дома и переезде в другой город. Вещей у него не было, так что можно было идти налегке, родитель его особо не держали, они давно потеряли для него ценность. И вот после очередного ухода сына из дома он не вернулся. 14 лет ещё не тот возраст, при котором можно вести самостоятельный образ жизни, но Дарт почти всю жизнь, как раз так и жил.
В переходах, Дарту могли бы очень пригодиться карты месности, но откуда их взять. Знать бы, сколько между  городами расстояние и то радость. Но у Дарта не было дажеэтих знаний. Он голодал. Ел, что находил, ягоды грибы иногда даже приходилось, есть мох, но, несмотря на это решение уйти из дома казалось ему правильным. Что-то тянуло Дарта туда, как ему казалось. Сил часто не оставалось даже на то, что бы дойти до ближайшего дерева, дабы укрыться от дождя. Дарту казалось, что город уже близко, но он всё время убегал от него. Удача переменчивая штука, но вскоре бедняге повезло, и на горизонте он увидел возвышающийся на холме городок. Дарт благодарил небеса за эту удачу. Даже сил стало больше. Появилось ярое желание добраться скорее до города. Город был не больше его старого, но всё же  они сильно отличались по построению. В первый день была мысль только об одном - скорее найти ночлег. Он устроил его в заброшенном доме. Он надеялся, что там никто не живёт, но зайдя внутрь Дарт увидел группу таких же бродяг как и я. Они на удивление были добры ко мне, приютили и накормили. Добрые люди. Меня сразу заприметил один из них, видимо большая шишка у них. Он подозвал меня ко мне после ужина и поинтересовался, как Дарт попал в город, ведь раньше он его не видел. Он рассказал ему почти всю свою историю и род занятий. Ему это очень понравилось. Вскоре, к удивлению Дарта, он стал обучать его интересным трюкам в этой сфере. Человек, на вид лет тридцати, знал больше чем 70-ти летний старик. Дарт остался в этом городе, выучил его каждый закоулок и лучшие места. Но вскоре его учитель решил покинуть город, прямо перед уходом он предложил Дарту пойти с ним. Тот не раздумывая согласился, за всё это время учитель стал ему как родной, отказаться было бы по меньшей мере глупым с его стороны.

Города, города, города Дарт и Тил сменяли города как умалишённые. Дарт всё не мог понять, к чему такая спешка, и куда они торопятся, если торопятся? Мастер не желал оставаться ни в одном городе надолго, не проходило и 2 недель, как они снова собирались в дорогу. Пешие переходы и попутки, вот всё, то составляло переезды из города в город. Денег и так не было, чтобы растрачивать на поезда или автобусы. Приезжая в каждый город, Дарт узнавал, что во всех городах преступность не дремлет и страшно бушует по ночам, а Дарт-то думал, что только в его городе высокий уровень преступности. Как бы то ни было, он привык общаться с преступниками, как со знакомыми, и в других городах от этой привычки приходилось избавляться. Все с кем он говорил, отталкивали его и угрожали. Глупцы, как они не понимают, что мы все на дне этой бочки бедности, помощь друг другу есть прекрасная возможность обзавестись знакомыми и поддержкой. Из за этого городские бандиты не особо нравились Дарту, но именно они сыграли один из важнейших поворотов в его судьбе.
Вставай Дарт у нас дело, ты не забыл - сказал Тил, пробуждая ученика. Да, Дарт помнил, что сегодня у них снова обчистка местных жителей. Сомнения на счёт успеха, часто приходили на ум, но сегодня они были особенно тревожными, но Дарт уже привык бороться с чувствами и просто забил на сомнения. Путь до цели всегда проходил через самые тёмные места города. Дарт давно приметил эти места для разбоев и нападений, но он и не думал, что сегодня именно они выступят в роле жертвы. На середине переулка,  их неожиданно окружило 4 человека. Каждый был с ножом, так что вряд ли они подошли попросить закурить. Долго бандиты церемонится не стали, после нескольких требований и ловких ответов Тила, один нанёс Дарту удар в грудь ножом. Невыносимая боль пронеслась по всему телу, Дарт упал на колени, кровь текла из него со страшной скоростью, все звуки пропадали, он ощутил ужасающий холод, поглощающий его. Последнее, что он слышал, были яростные крики мастера и звуки боя. Дарт упал, время замедлилось, всё будто стало медленнее,  он почти потерял сознание, как вдруг кто-то его приподнял, это был Тил, израненный, но живой, последнее, что помнил Дарт - это был укус.. Пробуждение было не из легких. Дарт минуту лежал и не двигался, хоть и был в сознании. Он боялся их открыть, не известно, что он увидит. Веки были тяжелее раза в 2. Открыв глаза, Дарт с удивление увидел мастера. Тот сидел и не сводил глаз с Дарта. Они находились в мало освещённой комнате в каком-то, видимо, заброшенном доме. Как они сюда попали, и что произошло? - эта мысль закралась в голову Дарта первой, но он не стал вдумываться в это, вместо этого он решил осмотреться по сторонам. В одном углу он увидел одного из бандитов, он был связан и угрозы не представлял, но ярость и неожиданное чувство голода овладело им, Дарт дернулся места и вцепился в горло этого человека, Кровь, казалось это всё, что сейчас хотел он. Резкое движение, отдёрнувшее его от жертвы, заставило его очнуться  от "кровавой" эйфории. Дарт было дернулся обратно, но мастер крепко прижал его к стенке, мысли развеялись, и голова пришла в себя после этого приступа жажды. Но почему это произошло, и почему Дарт делал это, как будто занимался этим чуть ли не всю жизнь? Мастер отпустил Дарта и сказал: " Прости меня. Знаю, у тебя много вопросов, я отвечу на все, со временем. Той ночью, когда тебя чуть не убили, я.. я не мог позволить тебе умереть, за это время я немного привязался к тебе, непозволительный проступок, и.. обратил тебя. Теперь ты вампир". "Вампир!"- не может быть, Дарт не мог поверить, слишком неожиданно всё это свалилось на него. Мыслей с каждой секундой приходило всё больше, но Дарт продолжал молчать, и мастер продолжил своё повествование о вампирах. Рассказ Тила занял не меньше 3-х часов, из него Дарт понял многое. Начиная с того, кем он стал и, заканчивая мелкими подробностями о жизни и бытие вампиров.
На следующую ночь Дарт проснулся и был полон сил. Мастер уже ждал его и приготовил еды. "Дитя обучение у меня будет не долгим, я везу тебя в Амстердам. У меня там дела, а у тебя там новая жизнь. Там мы расстанемся, но не грусти, ты и сам к этому времени поймёшь, что твоя натура немного изменилась и расставание будет на руку как мне , так и тебе. А до этого времени мне так много тебе надо рассказать." До Амстердама дорога заводила нас ещё во многие места. Оказавшись в Амстердаме, мастер исчез, а Дарт решил, что останется здесь, раз Тил так настойчиво вел его сюда. Чтобы хоть как то развеяться он начал заниматься прежним делом. Интересно, много ли дорогих вещей у жителей этого города?".

Пробный пост на тему "самое сильное чувство"

Дарт вышел на улицу и вдохнул холодного воздуха. На дворе было начало ноября. Грязь и слякоть - гадкая погода. Дарт достал из кармана сигарету, привычка к курению появилась совсем недавно. Часто ему приходилось много быть одному, в голову забирались многие противные  мысли. Невыносимо. Надо было чем-то себя занять. Курение подошло на эту роль лучше всего, да и запах дыма был не плохим. Он двинулся по дороге, до Амстердама оставалось совсем немного, но идти уже приходилось в одиночку. Мастер покинул его этой ночью. Сначала Дарт подумал, что Тил на время отошёл, такое часто случалось, но вскоре он обнаружил записку, гласящую, что мастер покидает его и , что так будет лучше для него же. Дарт не понимал этого. Чем мастер может навредить ему? Странно, но возможно за этим кроется, что-то более серьёзное. За этими мыслями Дарт не заметил группу людей, двигающимися к нему на встречу.
Стой! Кто ты? - неожиданный вопрос заставил Дарта остановиться.
А тебе какое дело?- так он и рассказал ему всё и сразу.
Ребята не сплоховали и, в доказательство серьёзных намерений, достали ножи и пистолеты. Он их оглядел, с оружием в руках они были похожи на детей с слишком большим количеством игрушек. Жалкое зрелище.
Денег нет, драгоценности не ношу, если похитите, выкуп просить не с кого. Зачем я вам такой?- Дарт решил сразу взять инициативу на себя, глупо было бы спрашивать их бандиты ли они.
А нам ты и не нужен,- грозного вида мужчина выступил вперёд, может он главный у них.
Дарт сделал вопросительное выражение лица. Ребята с оружием и не грабители, удивительно. Главарь сразу понял, что парень не сообразительный, с ноткой ярости он сказал:
Где твой спутник, где тот хитрый гад?! Тил!?
Зачем это он им понадобился, да и откуда они его знают? Странные ребята. Думаю, не узнав от меня ничего, они вряд ли оставят, Дарта в живых, надо придумывать и импровизировать, по-другому никак.
Он ушел сегодня, говорил, что во Францию хотел съездить, тут, мол, скучно немного и посмотреть не на что.
У мужчины впереди лицо исказила гримаса ярости, но тут же сменилась на ухмылку.
Берите его, он точно что-то знает, - сказал он глядя куда-то ко мне за спину. Куда он смотрит? Через мгновение со спины Дарт почувствовал дыхание, но среагировать не успел... Дарт почувствовал удар в левую лопатку, отчего его накрыла пелена, и он погрузился в небытие.
Чёрт, что это было?- мысль после пробуждения была очень резка и неожиданно для самого Дарта. Хитрые ублюдки, но он думал, что его убили, так быстро и неожиданно. Так нужно идти - Дарт попытался встать, но оказался связан.
Что за нафиг!?- вырвалось неожиданно у него. — Где я? Как я сюда попал?- мысли наполняли голову, как бешенные. Он находился в маленькой комнатке, освещена она была только не большой настольной лампой, стены были покрыты плиткой, по углам валялись разбитые шкафы и крохотные скляночки, пол был покрыт осколками стекла. Возможно, это старая и заброшенная больница. Дарт был в середине комнаты, привязанный крепко к стулу толстыми верёвками. Какое же всё-таки противное чувство попасться, да ещё так. Надо выбираться, но как? Верёвки слишком крепкие и узлы хитрые, просто так не развязать. Проклятие! Не успел Дарт и подумать как следует над побегом в комнату вошёл то самый мужчина, что был главным у тех парней. Пленник резко попытался встать, чтобы как следует приложить мерзавцу по лицу. Попытки были тщетными, но парень не унимался, злость в нём кипела как никогда. Мужчина размахнулся и ударил Дарта по лицу. Нос хрустнул. Сломанный нос, заставил Дарта притихнуть.
Ну что ж, здравствуй. Ты не захотел по беседовать там, будь по-твоему. Вижу ты уже осмотрелся, - человек улыбался. Как же это раздражало Дарта. Интересно, как бы он заговорил, когда он ткнул бы его лицом в его собственную лужу крови. С тяжёлым дыханием и злостью в глазах Дарту не оставалось ничего, как слушать этого ублюдка.
- Нам ты и правда особо не нужен. С самого начала нашей целью был твой спутник. Первая попытка захватить его провалилась. Кажется ты был тогда с ним? Ярость охватила Дарта ещё сильнее, он нашёл тех, кто напал на них в ту ночь, когда мастер обратил его. Ещё один удар, но уже в живот.
- Так вот ты нам всё расскажешь сам или нам придётся вытаскивать информацию из тебя. Берите его и несите в комнату. Неожиданно вошли два омбала и понесли стул вместе с пленником куда-то. Поставили они его в комнате “смерти”, как сам Дарт назвал её. Окровавленный пол, отрубленные конечности, сразу видно он тут не первый гость. Место наводило отвращение даже на мертвого. Следующую пару ночей Дарт провёл в пытках. Ножи, скальпели и раскалённые предметы. Огонь доставлял неимоверную боль. Дарт всё думал о плане побега. Думать было время, только когда его возвращали в комнату. Меньше всего охраны было во время смены постов. В это время и надо было бежать. На третью ночь, не дожидаясь очередной порции пыток, Дарт стал пытаться освободится. Он раскачал стул и упал на бок вместе со стулом. Стеклышки впились в плечё, но это было не важно, мысли были заполнены другим. Взяв самый большой кусок стекла, он начал резать верёвки. Верёвки поддавались с трудом, как же это раздражало, но когда они разорвались, он почувствовал лёгкое облегчение.
Дверь никогда не запиралась, так что препятствием не служила. Дарт вышел в коридор и осмотрелся, в одном конце он увидел тех двух ребят и главного. Ооооо!! Не описать того что происходило в теле Дарта в тот момент. Безумная радость, он наконец-то оказался с ними один на один, взрыв ярости охватил всё тело, от напряжения сжатые кулаки задрожали. Потеря контроля - это всё что запомнил Дарт. Он никогда раньше такого не испытывал. Как будто внутри него кто-то пробудился, и этот кто-то жаждал крови и убийств. Сопротивляться в тот момент Дарт не хотел, как он давно желал расправы над ними. И вот шанс настал. ДА! СМЕРТЬ, КРОВЬ, РАСПРАВА. Подобраться по ближе, и отрывать от них кусочек за кусочком, разорвать в клочья и ни при каких обстоятельствах не оставлять в живых. Эти мысли только и были в его голове. Дарт резко сорвался с места и в безумстве налетел на них. Хоть и оружие они не оставляли, это не могло остановить Дарта. Вскоре двое уже лежали на полу с истерзанными лицами и окровавленными телами. Дарт остался один на один с главарём. Для не го он приготовил самое сладкое. Он налетел на него и вцепился в шею, он выпил его досуха. Только после этого Дарт пришёл в себя. Он осмотрел своё полностью истерзанное и изрезанное тело. Трупы на полу послужили ещё одним фактором, на мгновение задуматься, что это было. Похожее было сразу после обращение. Но тогда это была просто жажда. А здесь это было желание выжить и желание расправы. Ладно, поразмыслим над этим позже. Сейчас надо выбираться. В конце коридора было не большое окошко. Разбег, прыжок, полёт. Всё прошло как мгновение. Падение не было сильно болезненным. Окно оказалось на втором этаже, но приземление нельзя было назвать мягким. Небольшой перекат при приземлении и бежать. Бежать - это всё что оставалось ему, надо уносить свои ноги из этого места, больше он им в лапы попадать не собирался. Забег Дарта продолжался довольно долго, как оказалось, больница находилась в городе. Видимо это и есть Амстердам. Самый ближайший город к тому месту, где схватили Дарта. Он нашёл небольшое здание, забежал на пустой чердак и упал без сил. Все проблемы будут завтра, а сегодня он выжил и этого достаточно.

Принят. При условии, что каждое сообщение будет тщательнейшим образом проверятся.
+ Аватар побольше.

Отредактировано Дарт (2011-04-09 21:12:37)

0

7

1. Имя персонажа.
   Будучи человеком, звался  Зулианом Орлиановским. После обращения оставил только инициалы, теперь его зовут Зо.
2. Возраст.   
   23 до обращения и очень много после. ^_^
3. Пол.
Мужской.
4. Клан.
Ассамит-воин.
5. Секта.

Независимый.
6. Статус/титул в секте.

Сам себе слуга и господин.

7. Поколение.
    ^_^
8. Отношение к кланам и сектам.
   Равнос: Мне не по нраву их цыганские песенки и танцы.
Да и их отвратная привычка вечно врать и тырить всё, что видят - противна.

  Тзимицы: Пережитки прошлого, ничего уже не значат сейчас.

  Гангрел: Я бы отказался от порченой крови животных, хотя если слишком голоден...

Малкавиан: Они очень забавные! С ними так весело общаться! Но с ними нужно быть аккуратнее, их кровь…лучше не пить.

Тремер: Проклятые чародеи! Это они наложили проклятье крови! С радостью перережу глотку при встрече.

Камарилья: Довольно сильная и хорошо организованная организация, когда-то был не прочь стать одним из них... но разве можно забыть о проклятии? А ведь именно они проявили инициативу…

Шабаш: Слишком грубые и лишенные класса, и настолько агрессивно настроенные против того, чтобы прислушиваться к советам своих старейшин, что похожи на детей-подростков.

9. Внешность.
        Длинные, абсолютно белые волосы. Глаза смесь моря и огня, голубо-карие в которых всегда видна тень угрозы и насмешки. Когда-то аккуратный овал лица ныне испорчен шрамом, проходящим ото лба и до щеки через левый глаз. Прямой, средних размеров нос. Чёрная кожа, которая всегда привлекала излишнее внимание. Довольно худощавое, но очень жилистое телосложение. Обладает почти змеиной гибкостью, от части это дано от природы и тренировок, а от части ему помогла магия.
        Отдает предпочтение удобной, не стесняющей движения одежде, желательно также с капюшоном и длинными свободными рукавами. Терпеть не может обувь с каблуками. Но может спокойно приспособится под любой вид одежды – убийца должен уметь маскироваться. 
       
10. Характер.
     Дерзкий и решительный. Довольно вежлив, если не грубить ему. Общителен для тех, с кем действительно есть, о чём побеседовать. Любит поговорить с теми, у кого полный кошель и/или интересующая информация. Когда свободно проводит время, бывает и злым и добрым, всё зависит от настроения, но как только есть цель, есть тот, чью жизнь нужно оборвать, он абсолютно хладнокровен. Всегда любил поразвлечься, неважно как, где и с кем – главное, что бы было весело! Но со временем многие из обыденные развлечения стали ему надоедать, и потому стал, склонен к поискам всё новых способов по - веселиться. Обладает своеобразными представлениями о прекрасном и безобразном.
Очень сдержан, никто, и ничто не может вывести его из себя без его желания. Ненавидит, когда   им кто-то командует. Стремится к абсолютной свободе.
11. Любит, не любит.
   Любит, ну просто обожает – убивать, быстро и красиво. Считает искусство убивать самым сложным и одновременно самым прекрасным. Любит вино, особенно красное. Искусно сделанные, мастерами своего дела, кинжалы и другое холодное оружие. Классическую очень утончённую музыку, особенно по нраву скрипка. Всегда не прочь поучаствовать на балу или просто в застолье. Любит жизнь на грани смерти. Адреналин и острые ощущения. Любит красивых девушек. Ну и…кровь, особенно сородичей…
   Не любит:  Вспыльчивых и излишни грубых. Неуклюжесть. Огнестрельное оружие. Презирает слабость и немощность. Высокомерие. Тех, кто пытается указывать.
12. Подробная информация о клановом недостатке.
      Пристрастие к витэ, особенно старших сородичей. Из-за этого вынужден пить алхимические зелья крови. И самое опасное это кровавое безумие. Ассамит  пьющий кровь сородичей быстро до этого доходит…
      Но это только сейчас. Проклятие крови спало совсем недавно в 1998 году. А до этого проклятие крови было страшным кошмаром каждого Ассамита. Оно не давало пить кровь сородичей. А так же была обязанность отдавать часть крови от контрактов своему Сиру. Не многим это нравилось…
13. Биография. (очень краткая)   
           Ну,… вначале он родился, потом рос в принципе, как и все. Не отличался от сверстников ни крыльями, ни огненным дыханием,… в общем - ничем особо не отличался. Но вот когда мальчику исполнилось 8 лет, случился несчастный случай, и в нём погибли оба родителя. Это стало первой в жизни потерей, одной и самых тяжелых и важных. Первые мысли как неудивительно были о том, что теперь он теперь один, никому не нужен, ну и так далее. Мысль отправиться на тот свет к родителям тоже была, представилась даже такая возможность, но стоя на краю обрыва Зуиан всё же одумался и решил для себя, что он будет жить. С тех пор он был на попечении своего дяди Серафима. Серафим был довольно приятным общительным и добродушным на вид человеком. Наверное, оно так и было, но вот его профессия… оставляла желать лучшего, он был убийцей. Дядя учил его грамоте и другим, полезным в жизни наукам. Зулиан был смышлёным малым и к 14 годам начал подозревать, что его дядя не простой человек. А через год дяде всё же пришлось открыть, кто он есть на самом деле. Правда, в то, что дядя вампир он не поверил и счёл поначалу шуткой. А вот профессия убийцы его очень заинтересовала, и он упросил дядю взяться за его обучение. К 18 годам Зулиан знал уже очень много про ремесло убийц, и многому научился, а так же убедился в том, что вампиры существуют и Серафим один из них. С дядей они сдружились, и разногласий между ними не было. Зулиан уважал его как учителя, а дядя любил как сына, которого у него никогда не было. Наслушавшись историй про вампиров, у Зулиана сложилась к ним нейтральное отношение, и на предложение Серафима сделать его вампиром ответил: - я обязательно подумаю над этим и дам тебе знать, но сейчас пока у меня есть дела поинтереснее.
          В 19 лет закончив обучение у дяди, отправился в Англию, где практиковался убивать и учился искусству живописи. После направился в путешествие по Европе. В одном из городов его пригласили в местную гильдию наёмных убийц. Зулиан с легкостью прошел испытание необходимое для принятия в гильдию. Смысл испытания был простой: ему назначили жертву и время, к концу которого она должна погибнуть. Благодаря хорошей подготовке он быстро стал одним из лучших убийц  в гильдии. Их порядки и законы, нравы и повадки были ему по душе. А глава гильдии Мартин предложил ему стать учеником и Зулиан с радостью согласился.
          Через 4 года он в совершенстве овладел искусством ассасина и не уступал учителю в мастерстве, но все же тот был сильнее. Причина того была проста, учитель был вампиром и его физические данные были куда выше человеческих. Тогда Зулиан решился стать вампиром, на это у него тогда было несколько причин, ну, во-первых, это давало особые привилегии в гильдии, во-вторых, было чему учиться дальше. Мартин одобрительно отнёсся к этому и согласился обратить его.
                                                    * * *
        - ты готов? – смотря мне в глаза, спросил Мартин
        - если к этому вообще можно быть готовым… - с вдохом пробормотал я.
        - что ж тогда приступим. – Сказал он, подходя ко мне ближе.
Было ли страшно? Пожалуй, да. Я не боялся смерти или боли, но вот неизвестность это всегда страшно. Глубоко вдохнув, словно перед прыжком в бездну, я кивнул в знак того, что пора приступать к обращению…
          Всё как в тумане, что со мной? Голова раскалывается. Я с большим трудом приоткрыл глаза. Какой-то тёмный подвал, вокруг никого. Мда,… похоже, я опять изрядно перебрал с выпивкой. Я прислушался к своим чувствам, мне жутко хотелось пить. Жажда тут же заняла всё моё сознание. Еле как, поднявшись на ноги, я огляделся, в паре шагов на столе стоял стакан, судя по всему с водой. Обрадовавшись, я доковылял до столика и, схватив стакан, залпом осушил его. Странно, жажда никуда не пропала, а наоборот лишь усилилась. В дальнем углу я разглядел Мартина, он  стоял, глядя на меня. На его руках лежала девушка, похоже она была без сознания. Вдруг, я рванулся к ним, будто бы в меня бес вселился. Подбежав к Мартину, я вырвал из его рук девушку и впился зубами в её горло. Внезапно меня с ног до головы окатила волна наслаждения! Это было не забываемо, и непохоже ни на одно из ранее испытанных мной ощущений. Не знаю, как долго я вытягивал из неё кровь, но меня отдёрнула чья-то рука.
      - хватит! У неё и так уже немного шансов остаться в живых - строгим голосом сказал Мартин.   
      - что это со мной? – уставившись на него, спросил я.
      - а ты попробуй вспомнить!- со злой усмешкой рявкнул он.
  Я изо всех сил напряг память и пытался вспомнить, что же было до этого забвенья. Вот чёрт! Я же хотел стать вампиром! Неужели я теперь…
        - Мартин! Я…я теперь один из вас? Вампир? – неуверенно спросил я.
        - да теперь ты вампир, а я твой сир. Вставай, тебе многому предстоит обучиться. Вскоре тебе представиться шанс испытать твои новые способности…
                   
                                                               * * *
       Следующие два месяца он упорно обучался своим новым способностям. Мартин поведал своему ученику о правилах вампирах, о маскараде, о существовании многих кланов и рассказл о возможностях и недостатках их клана - Ассамитов. Как оказалось у ассамитом есть свои правила и понятия о чести, но учитель покинул клан, найдя способ разорвать кровные узы с сиром. Его не устраивали некоторые обычаи клана и зависимость от сиров, да и проклятие обязывающее недоющие пить кровь сородичей и обязывающее отдовать часть крови сиру, сыграло совю роль. Узнав больше о их клане, он понял, что ему нет места в клане, слишком свободолюбив... Так же учитель рассказал, что существуют несколько путей в их клане: воины, визири и чародеи. Ну тут выбирать не приходилось, он был убийцей он им и осталься, разве что с клыками.         
       И вот когда молодой вампир овладел основами своих способностей, сир, решил пора бы ему опробовать свои силы в деле. Как раз подвернулся удачное дельце для этого. Нужно было убить одного очень важного человека, Мартин выбрал для убийства бал-маскарад, на котором и должен присутствовать Сагал – их жертва. Заказчик сразу предупредил, что это клиент не простой, но цена…она того стоила!
                                               
                                                            * * *
             - Вон он, высокий человек у лестницы на 2 этаже – произнёс Мартин, кивком указывая в сторону жертвы.
              - хорошо…всё, как и задумали? – спросил я, осматривая зал.
              - да, я подберусь как можно ближе и подам сигнал, будь наготове, тут полно охраны – сказал он уже шёпотом и, смешавшись с толпой, отправился к лестнице на второй этаж.
   Осмотревшись, я двинулся к окну находившимся напротив той самой лестницы, на которой стоял Сагал. По плану, придуманному нами с Мартином, когда он подаст сигнал, я должен привлечь внимание всех присутствующих любым доступным способом. В это время  сир должен был перерезать глотку жертве и исчезнуть, слившись с толпой. Да пожалуй, план составлен на «абум», но это лишь для обычных людей,  а способности вампира вполне давали возможности сиру за пару секунд убить и скрыться. Кого обвинить в убийстве? Если никто ничего не увидит? Нужен был лишь хороший отвлекающий манёвр, и я его придумал! На такое точно обратят внимание все. А после я выпрыгну в окно и попробуй в ночи поймать ассамита прекрасно знающего все закоулки тут. Дойдя до нужного места и встав точно под огромной люстрой, висящей над потолком я начал ждать сигнала Мартина. Дабы не привлекать внимание, стоя посреди толпы, я решил потанцевать. Найдя в толпе приглянувшеюся мне девушку, я пригласил её на танец. Мне попалась действительно красавица! Она была примерно моего роста, русые волосы, аккуратное личико и голубые глаза, великолепная фигура была облачена в красное платье. Я пригласил её на танец, и видно тоже ей понравился. Она улыбнулась и приняла моё предложение. Кружась в танце, я старался не выпускать из вида Мартина, при этом уделять внимание девушке и старался не наступить никому на ноги. Из общения с ней я узнал, что её зовут Мэри, и она не прочь провести со мной этот вечер. Это было очень заманчивое предложение, но всё же оно было не совместимо с предстоящим убийством. Вежливо извинившись, я откланялся и стал ждать сигала к началу нашего представления. Вдруг раздался выстрел, и Мартин пошатнулся, а на его рубахе выступило пятно крови. Я, было, рванулся к нему на помощь, зная, что обычной пулей вампира не убить. Но как оказалось на этом всё не закончилось, Сагал выхватил клинок и кинулся на Мартина, а несколько человек из его охраны начали в упор стрелять в Мартина. Всё было подстроено, это охотники и Сагал один из них. Мда… неудачно получилось…Хотя, я теперь сам по себе и не от кого не завишу…
         
                                                                         * * *
           Зо не особо сожалел о смерти сира и провёл остаток ночи с Мэри, которой познакомился на бале. После он ещё несколько недель скитался по городу, а после решил отправиться попутешествовать. Во время своих странствий он узнал о вампирсих сектах, но не содной из них ему было явно не попути. Долгие годы он странствовал по Земле, был в Африке кормил слонов, был в Индии, дегустировал наркоту в Голландии. И вот наконец добрался до Амстердама.

Ассамиты, клан который крайне предан своей верхушке. Такое стремление к независимости кажется мне сомнительным. Есл вы действительно собераетесь отыгрывать одиночку, то из клана, вам придется выйти.
Подумайте о саббате, или камарилье, возможно о независимом, но вне клановой иерархии.
В древние ночи, на сколько известно мне, все Ассамиты и процесс их обучения были завязаны на Аламуте и Орлином гнезде. Как вышло так, что вы обучались не там и о Аламуте и Хакиме в вашей анкете нет ни слова? К какой касте асамитов вы принадлежите? Воинов, визирей,чародеев? Какому пути вы следуете ? Как именно проходила ваша долгая не-жизнь, после убийства вашего сира ? Как вы относитесь к внутрикастовой иерархии ? Как она соотносится с вашим свободолюбием ?
Кори
Чарлист мне в ЛС либо скайп

Отредактировано Zo (2011-05-01 16:10:14)

0

8

1. Имя персонажа: представляется всем как мадам Беатрис, настоящие имя известно  только самым близким знакомым (и мастерам), так как последнее время использует именно псевдоним шоубизнес такой шоубизнес.

2. Возраст: 121, становление в 38, из которых 10 лет гулем пробыл.

3. Пол: М (внезапно)

4. Клан: тореадор

5. Секта: независимый

6. Статус/титул в секте: -----

7. Поколение: у мастеров

8. Отношение к кланам и сектам
А) Камарилья: в принципе хорошие ребята, но слишком уж зацикленные на этикете и взаимных расшаркиваниях. Были бы попроще- были бы совсем молодцы.

Б) Шабаш. тоже милые ребята, пока не начинают что либо ломать, крушить и орать про Джихад. Но общий язык найти можно, если очень захотеть.

Свой клан, то есть тореадор: О, клан занят очень важным делом, не давая забывать всем, кто рядом о том, что в мире есть не только война и политика. Развлечения и искусство-это важно.

9. Внешность: Рост 185, вес 75, то есть худощавый, при том что физическая форма вполне неплохая. Жилистый, костлявый, телосложение танцора. Волосы вьющиеся, черные, длиной примерно до лопаток, глаза серо-голубые. Черты лица умеренно смазливые, что тщательно подчеркивается макияжем. Макияжа откровенно много, надо заметить. Это и густые тени, и пудра, и яркая, чуть не до тошноты помада. Голос красивый, глубокий, хорошо поставленный с точки зрения сценической речи- сказывается театральное прошлое. То же самое с манерой двигаться, он почти всегда будто бы играет на публику, отсюда несколько преувеличенная эмоциональность мимики и жестов. Одевается он тоже, мягко говоря экстравагантно. Представляете, если бы Мортишу Аддамс играл мужчина? Вот примерно оно и будет, то есть для него более чем естественно появиться на публике в платье и на каблуках. При всем при том, он честный травести, то есть не пытается убедить зрителей в том, что перед ними находится женщина. Нет, это честно мужчина в платье, фишка именно в этом.

10. Характер:   Спокойный, созерцательный в чем то. Это тот человек, которому действительно интересно разговаривать с людьми об их проблемах, выслушивать жалобы на жизнь и как следствие, любит он давать советы, считая себя большим специалистом по части разбора чужих душ. В меру циничный, но не злой, хотя случайно может обидеть словом, но опять-таки не из вредности, а по недочету. Он имеет дурную привычку мерить других людей по себе, а его самого обидеть словом очень и очень сложно. В минуты особого благодушия или особенной увлеченности разговором с собеседником может говорить о себе в третьем лице, разыгрывая роль этакой "заботливой мамочки", что опять таки не всем нравиться. Любит быть в центре внимания, любит шоковую реакцию на себя со стороны собеседника, все таки не зря в свое время мечтал о большой сцене. Как видно из вышеописанного, любит длинные, неторопливые разговоры обо всем, в какой то мере сплетник и сарафанное радио. А вот чего терпеть не может, так это хамства и трамвайного поведения- тут, будьте уверены, ответит вполне симметрично. Расчлененки, мата и прочих подобных вещей не боится, относясь к этому опять таки, философски.

11. Любит/не любит: Оу, тут список будет весьма обширным...
Любит: комфорт, общение, приглушенный свет, голос Марлен Дитрих, одежду и вещи в винтажном стиле, лояльно относится к БДСМ, почитая его еще одним видом сценического (!!) искусства.
Не любит: неудобной обуви, фильмов-мелодрам, музыку в стиле рэп, гомофобов, когда учат жить.

12. Подробная информация о клановом недостатке: В данном случае это женский вокал, а точнее, низкий, хрипловато бархатистый голос какой либо исполнительницы. Причем это должно быть именно пение, либо плавная декламация (гроул, хоть бы и женский, определенно не вписывается в эту картину, а вот "черный блюз" или пение той же Марлен запросто).

13. Биография.
Родился в Миддл-Эссексе, на окраине района, ныне известного как аэропорт Хитроу, в 1852 году, в семье добропорядочного пекаря.  Вышеозначенный пекарь растил ребенка сообразно традициям здорового английского общества того времени. То есть с точки зрения отца, жизненно важных навыков было не так много, а именно: считать на том уровне, чтобы не ошибиться в подсчете выручки и обсчитать покупателя так, чтобы тот ничего не заметил и расписаться в приходной книге. С целью обучения сына  азам грамотности, пекарь даже  договорился с местным пастором, чтобы тот взялся обучать ребенка. Пастор был образованным человеком, не чуждым при том искусству, так что у него сын пекаря не только научился как то писать  (и даже читать) буквы, но и узнал много информации, для пекаря совершенно лишней. Помимо того, как наш герой рос, интересы его расширялись, чему немало способствовали установившиеся с пастором дружеские отношения. Все бы так и шло своим чередом, совершенно не интересно и обыденно, если бы не одно но. Однажды пастор, которого весьма радовала тяга к знаниям, замеченная им в ученике, дал тому почитать книгу из личной библиотеки. Книгой оказался Шекспир "Гамлет". Книга произвела на молодого человека впечатление, мало с чем сравнимое, заронив глупую в общем то идею увидеть это воочию. Что поделать- 14 лет это время радикальных и быстрых решений... Так пекарский сын отправился в сам Лондон. Не сказать, что дорога была чем то примечательна, по крайней мере никаких приключений на ней не случилось, так что описывать ее подробно мы не будем. Скажем только, что в Лондоне театр нашелся без особых проблем. Уточнить стоит разве что три вещи: найденный "театр" оказался банальным притоном в районе Ист-Энда, где конечно, давали Шекспира, но увы- не "Гамлета" , а "Ромео и Джульетту", а денег на посещение этого, с позволения сказать "храма искусства" у нашего героя все равно не было. Впрочем, не отказываться же от своей цели, находясь к ней так близко? Решение было придумано моментально: устроиться в театр работать. Затея удалась, до подметания полов, перетаскивания реквизита и тому подобных вещей пекарского сына допустили. Ну да, вход в мир искусства оказался не вполне романтическим, жизнь такая штука, да. Но сказать можно одно- все это было куда интереснее, чем выпечку продавать. Домой наш герой решил не возвращаться. Что по этому поводу подумал его отец, и что он сказал пастору, подсунувшему молодому человеку вредную книжку, осталось неизвестным.
В общем, в компании швабры и декораций прошло чуть меньше полугода, прежде чем случилось следующее событие, ставшее поворотным в судьбе молодого человека, а именно- болезнь одного из актеров труппы. Роль, конечно, была не главной, но кого то надо было на нее ставить... Так состоялся сценический дебют будущего тореадора. //Тут стоит уточнить, что театр того времени, особенно расположенный в притоне в Ист-Энде, это не тот театр, что в наше время. Целью подобных заведений было скорее привлечение клиентов к "актрисам" нежели что то иное, так что увы, дублерский состав- не про подобные места. Артисты часто и роль то могли не знать. Конец лирического отступления// Тут наш герой проявил вполне житейскую смекалку, и сумел укрепиться в качестве актера (чему немало поспособствовал тот факт, что денег за это он хотел несколько меньше, чем тот, кого он подменял). Можно было сказать,  что жизнь определенно наладилась. Надо ли говорить, что нашему герою нравилось играть... Удивительным скорее является то, что у него действительно оказался талант в данной области. Так, два года спустя он покинул Ист-Эндский "театр", так как ему поступило предложение от одного из посетителей. Переманивание артистов- вполне нормальная практика, сценическая карьера может быть и не шла семимильными шагами, но определенно продолжалась, и продолжалась вполне уверенно. Сменялись подмостки, время меж тем шло, моложе наш теперь уже артист не становился. Карьера определенно шла к завершению, вернее пришла бы, если бы в театре, в котором он скорее всего доигрывал один из последних сезонов ( 28-это уже ОЧЕНЬ значительный возраст, учитывая время) не сменился хозяин. И хозяином тем оказался вампир из клана Тореадор ( ну просто удивительно)). Заметив талант, присущий нашему герою, Тореадор посчитал, что было бы хорошо этот талант развить. Так несостоявшийся булочник и вполне состоявшийся артист стал гулем. Открывшаяся правда о том, что вампиры все-таки есть, и знание о "теневой стороне " жизни на удивление не стали шоком (вероятно, виной тому были Узы крови и дисциплина Презентс :) ), отношения с домитором тоже скалывались гладко, учитывая общность интересов. Так что случившееся спустя 10 лет становление было скорее логичным вариантом развития событий. Так удачно вышло, что как в это время братья Люмьер испытывают то, что в последствии станет кинематоргафом. Сира, естественно, живо интересует это изобретение, наша пара отбывает из Англии во Францию, где кинематограф (на том уровне, на котором он есть) не производит на Сира никакого положительного впечатления. Новинка оказалась не оцененой. Некоторое время они путешествуют по Европе, успевают побывать в России и приобщиться к русскому театру, после чего в 1917 году отбывают обратно в Англию. В целом пара вампиров старается вести спокойный образ жизни, по возможности не влезая в конфликты, занимаясь поистине достойным тореадоров занятием- театром. В 1939 году, решив что в Старом Свете становится как то некомфортно, отбывают в Америку, и с головой окунаются в шоу-бизнес. Жизнь продолжается. В 1948 пути потомка и Сира расходятся: Сир не вполне одобряет увлечение потомка такой отраслью сценических увеселений, как эротические шоу, но ничего не имеет против того, чтобы тот этим занимался самостоятельно. В 1987 году, наш 97-и летний вампир отправляется покорять оправившуюся от ужасов Второй Мировой Войны Европу, а точнее в Голландию, известную определенной легкостью нравов. На данный момент он проживает в Амстердаме, являясь владельцем небольшого кабаре, где регулярно проходят представления в оригинальном жанре бурлеск.
Добавить остается разве что то, что часть артистов его шоу являются его же гулями, а так же то, что в этом кабаре можно не только посмотреть увлекательную программу в стиле ретро, но и за некоторую плату быть облагодетельствованным вниманием одной из очаровательных дам. И не только дам, так как травести-шоу это очень, очень модно и перспективно, и обделять вниманием подобные тенденции в мировой индустрии развлечений ну никак нельзя,это во первых, а во вторых, будем откровенными, ему самому это кажется крайне забавным.
Заверить спешу печатью мастерской, сей юнлинг достойным является

+1

9

1. Имя персонажа - Винченцо Риволи
Альтер-это Луи де Вильфор, Артур Тризон
2. Возраст - с момента рождения 327 лет, с момента становления 305 лет
3. Пол - М
4. Клан - Малкавиан
5. Секта - формально входит в Камарилью, но давно отошел от дел секты и в Амстердам уже прибывает как независимый
6. Статус в секте - не имеет
7. Поколение - 7
8. Отношение к кланам и сектам

Винченцо: 
Бруха: Забавные ребята. Каждый со своей идеей, но все почему-то заканчивают дракой. Спектакль с ними обречен на провал, если эту драку не предусмотреть заранее.
Гангрелы: Они смогли потрясающе ужиться с собственным зверем. Но оттого часто идут на поводу у того, кто может вовремя достать мяса.
Ласомбра: такие же позёры как и Вентру, только без напыщенного лоска, впрочем, режиссеры из них все равно никудышные.
Носферату: Что можно сказать о юродивом? Да, он ужасен, да, возможно, под этой ужасающей внешностью скрывается великая мудрость, но чтобы ее оттуда достать, надо к ним хотя бы подойти, а вот этого делать никто не хочет.
Тореадор: Марионетки, сами себя дергающие за ниточки или передающие их любому, кто захочет заставить их танцевать.
Тремер: Недовампиры, истязатели и источители. Зачем искать сути мира, если не знаешь, куда их стоит применить?
Вентру: Позёры, кичащиеся своей голубой кровью. Она давно ушла в песок, а они все гоняются и гоняются, упуская все, что происходит вокруг.
Каитиффы: Разнообразная шушера, большинство годно лишь для массовки, но ведь и без нее спектакль не сыграть.
Камарилья: Это вроде как «Призрак из Дома-на-Холме», только никак не проснуться. Все играют в свои игры, не видя более масштабной пьесы. Что ж, это может быть мне на руку.
Саббат: Дураки, но, впрочем, пока есть такие как они, таким как я играть в этом Маскараде проще.

Луи:
Бруха: Когда требуется железная рука, дубина или молот, на них всегда можно рассчитывать. Если при этом потешить их мечту, то еще и сдача останется. В остальном бесполезны.
Гангрелы: Дай собаке свиную ногу, она будет тебе служить, дай говяжий бок - она продаст душу.
Ласомбра: Они много добились, хотя их методы порой отвратительнее их компаньонов.
Тореадор: Что говорить о слугах, идущих на что угодно ради абстрактной красоты. Они податливее Бруха, тем хотя бы нужно дать идею.
Тремер: Что они делают, никому лучше не знать. Впрочем, знают ли они сами, что делают?
Вентру: Самодовольные дураки, кичащиеся своим происхождением и властью. А стоит попасть в просак - сдуваются, словно прохудившийся шар.
Каитиффы: Отребье, но если приложить руку, из некоторых выйдет толк.
Камарилья: Идея хорошая и благая - план гнилой как то корыто, воплощение поэтому оставляет желать лучшего. Но вы ведь сами этого хотели.
Саббат: Пушечное мясо для охотников и разменная монета для их верховодов.

Артур: 
Бруха: Можно ли жить без царя в голове, но с идеей в глазах? оказывается, вполне можно.
Гангрелы: Променяв остатки человеческого на животные инстинкты они привязали Зверя на поводок, но кто из них теперь кого ведет?
Ласомбра: (неудержимое истерическое хихиканье, перерастающее в громкий хохот).
Носферату: С ними интересно поболтать, но смотреть при этом им в лицо лучше не стоит, а то любой даже самый стойкий разум может пошатнуться.
Тореадор: Марионетки, сами себя дергающие за ниточки или передающие их любому, кто захочет заставить их танцевать.
Тремер: Убийцы Врачевателя. Или может, он сам выбрал этот путь. Кто знает, но проверять я бы не хотел.
Вентру: Они забавны. Пока все идет так, как они привыкли, все хорошо. Как только что-то выбивается из ритма - они становятся похожи на Льва в стальной клетке.
Каитиффы: Из их рядов выйдет Вестник.
Камарилья: Забавная компания, правда, многим там недостает хорошего психиатора. Но это не моя проблема.
Саббат: Все куда веселее, если не так не пыжиться.

9. Внешность - рост около 176 см, телосложение атлетическое, близкое к худощавому. Волосы черные и довольно короткие. Это все, что объединяет облик трех личностей.
Истинный облик: черные пустые глаза, на мертвенно-бледной коже заметны потертости и небольшие следы тлена. Волосы взъерошенны так же, как были во время Становления.
Винченцо (Актер): предпочитает современную аккуратную прическу, стараясь хотя бы в этом следовать за веяниями времени. Одежду носит удобную и элегантную, чаще всего повседневный костюм или рубашки с джинсами. Из обуви предпочитает мокасины. Глаза у Актера карие.
внешность
Луи (Дворянин): как любой дворянин, всегда стремиться выглядеть с иголочки. Волосы укладывает в идеальную прическу, носит костюмы только лучших модельеров, порой даже старомодные, из обуви предпочитает хорошие кожаные ботинки, прежде всего итальянского производства. У Дворянина глаза имеют оливково-зеленый оттенок.
внешность
Артур (Доктор): никогда не следит за своей прической, а потому она у него почти всегда в беспорядке. В одежде непостоянен, но и неприхотлив, а потому уже который год ходит в одном и том же клетчатом костюме и изрядно стоптанных башмаках. Глаза у Доктора серые.
внешность

10.  Характер. Тут вообще сложно найти что-либо общее, кроме одной детали - все трое совершеннейшие психи. Доказать это при медицинском освидетельствовании еще никому не удавалось, разве что несколько психиатров сами отправились в лечебницы, но можете поверить на слово. Еще одна общая у всех деталь - стремление сохранить Человечность, но каждый идет к этому своим путем.
Винченцо. Актер есть актер, особенно актер малкавиан. Весь мир - театр и этим все сказано. Для него не-жизнь это одна огромная пьеса, в которой он - и режиссер, и постановщик, и центральный персонаж. Правда, он иногда разрешает стать режиссером кому-то еще, но лишь для того, чтобы чуть добавить неожиданности и интереса процессу Игры. В связях непостоянен, в интересах тем более. В общении с ним никогда нельзя быть уверенным, говорит ли он правду или это всего лишь тщательно срежиссированный текст. Потому часто общение с ним оставляет двоякое впечатление того, что с одной стороны, разговор был весьма приятным, с другой, не покидает ощущение, что вас одурачили.
Луи. И снова прозвище говорит все. Истинный дворянин от макушки до кончиков пальцев ног, властный, гордый. Утонченный, но не лишенный силы и мужества, способный ответить вызовом на оскорбление или вовсе без всяческого оружия унизить так, что обидчик сам покинет пределы видимости как можно скорее. Язвителен и ироничен, до того, что одно сменяет другое ходе разговора без всякого предупреждения, легко и незаметно. Если бы не его очевидная шизофрения и отсутствие болезненной привязанности к одному виду пищи, его легко можно было бы принять за Вентру.
Артур. Гораздо более явный псих, чем две другие личности, вероятно потому, что только он оказался напрямую задет болезнью Помешательства. С тех пор ему постоянно грезятся образы и картины из жизни его пациентов, исковерканные и преломленные его собственным сознанием до совершенно сюрреалистического вида. В перерывах между подобными картинами, общаться с ним куда проще, чем с предыдущими двумя, но вот когда случится очередное “помутнение” ни он сам, ни кто бы то ни было другой сказать не в силах. Впрочем, в этом есть и свои плюсы: в этих картинах часто бывают зашифрованы события прошлого настоящего и будущего.

11. Любит/не любит.
Если говорить о пристрастиях этих трех личностей, то можно написать целый трактат, потому приведу только самые явные.
Винченцо: не любит зеленые тона, которые напоминают ему о Милане, предпочитая лиловый цвет, любит веселые компании не очень проницательных людей, таких легко обвести вокруг пальца, если нужно, в остальное же время с ними просто весело. Не любит откровенное насилие и физические извращения.
Луи: любит роскошь и изящество, вплоть до распутства, любит и ценит женщин, в особенности тех, кто не отказывает ему, прочих старается или все же подчинить, или исключить из поля зрения. Не выносит хамства и откровенной глупости.
Артур: любит тишину и уединение, приятную и интересную беседу, в ходе которой больше слушает и спрашивает, чем говорит, не любит многолюдные оживленные места и сомнительные заведения.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Разум столь древнего Малкавиана не может ограничиваться каким-то одним психозом. Даже если этот психоз - шизофрения. Но Безумие Винченцо по-своему уникально, ведь каждая из его личностей в силу определенных причин наделена своим набором этих самых психозов. У всех личностей имеется неустойчивая общая память (каждый может вспомнить отдельные картины и эпизоды того, что делал другой, но не детально и не всегда конкретно). Смена личностей может происходить сознательно, но последние годы все чаще она происходит помимо прямой воли и весьма внезапно.
Винченцо:  основной психоз - Актер. Играет постоянно и в любой ситуации, активно пользуясь при этом техниками Затемнения. Питается тоже исключительно “по ходу пьесы”, вообще превращает свою не-жизнь и существование всех вокруг в одно большое представление. Это же позволяет держаться за высокую человечность. Человечность 9.
Луи: основной психоз - эмпатическая слепота в начальной стадии, всегда стремиться получить то, что хочет, не особенно считаясь при этом с мнением и желаниями других, в особенности когда речь идет о смертных или тех, кто заведомо слабее его. Разумеется, для достижения своих целей активно применяет Доминирование. Человечность 6.
Артур: основные психозы - навязчивые образы и бесконтрольное чтение мыслей. Образы приходят совершенно спонтанно и бесконтрольно, порой открывая картины прошлого или будущего, или просто показывая, что сейчас происходит в том или ином месте. В людных местах бессознательно читает мысли окружающих, которые выплескиваются фоновым шумом, мешая сосредоточиться на чем-то конкретном. Человечность 7.

13. Биография
Винченцо Риволи родился в 1684 году в весьма странной семье. Его мать была актрисой театра Pergola, а отцом - один из управляющих банка Медичи во Флоренции. Конечно, ни о каком браке речи и быть не могло, а потому ребенок рос, воспитываемый матерью и ее коллегами по труппе. С самых ранних лет он хотел стать актером, все время бегал смотреть мамины выступления в театре, порой даже сбегая ради этого с уроков приходской школы, за что отец Висконти его нещадно бранил, считая актерство едва ли не самым низменным из профессий. Но кто же будет его слушать, когда вся жизнь проходит в театре. К 10 годам он уже помогал работникам сцены, чинил и готовил декорации и реквизит, учил роли и иногда даже ему позволяли заполнять паузы, читая миниатюры и стихи. Больше всего он любил Шекспира, и мечтал когда-нибудь сыграть Гамлета. Когда ему едва исполнилось 13 лет, мать умерла от оспы и мальчик остался один. Он перебрался в Милан и фактически напросился в труппу одного драматического театра. Здесь его талант раскрылся в полной мере и уже пару лет спустя все окрестные города только и говорили, что о молодом невероятно талантливом актере, способном сыграть любой, сколь угодно сложный образ так, что и автор пьесы не смог бы написать лучше. Театру Винченцо отдавался весь и всецело, перевоплощение перестало быть просто частью профессии, оно стало необходимостью. Постепенно знаменитое изречение столь любимого им Шекспира, стало его собственным принципом жизни, а театр - самой жизнью. Но в 1706 году к власти пришли Австрийцы и театр разогнали, Винченцо оказался на улице. Он не мог найти себе места, лишь вечерами тенью бродил по городу, устраивая импровизированные представления за милостыню. Но разум его слабел с каждым днем и вскоре сдался. Тогда, летом 1707 года, он и познакомился с Генрихом Майером, Малкавианом и примогеном Милана. Знакомство было весьма быстрым и коротким. Майер вошел ночью к нему в коморку и после непродолжительного разговора стал Сиром Винченцо.

Генрих научил молодого потомка азам выживания, научил Традициям и Маскараду. Маскарад новоявленный малк принял с восхищением, ведь что может быть прекраснее, чем ежечасное представление, в котором ты - главный персонаж хотя бы для самого себя. Помимо этого Майер рассказал ему историю Сородичей, ту ее версию, что знают Малкавианы, научил подчинять слабые разумы смертных, пользоваться Затемнением и Прорицанием. Он часто брал отпрыска с собой на ночные прогулки по городу, собственным примером показывая правила многовековой игры, что шла и до сих пор идет между немертвыми и живыми. Он так же рассказал и о джихаде и о том, что даже Сородичам нельзя доверять, разве что собственной Семье. Он помог Винченцо снова устроиться в театр и играть в вечерних спектаклях, помог обустроить достойное убежище. На какое-то время не-жизнь малка наладилась. Но ненадолго. В 1748 году в Милане вспыхнули беспорядки, и Майер вместе с австрийским губернатором вынужден был бежать, оставив Винченцо только адрес в Вене. Тот собрал все деньги, что успел скопить и отправился вслед за своим Сиром. Но ни в Вене, куда он добрался лишь в 1752, ни где бы то ни было после он его не нашел. В Вене он надевает маску француского барона Луи де Вильфора и, как и подобает актеру, полностью перевоплощается в эту новую личность. Настолько, что сам не замечает, как она становится его собственной частью настолько прочно, что он и сам не в силах определить, где он сам, а где выдуманный персонаж. Психоз постепенно прогрессирует и за 9 лет барон де Вильфор становится совершенно самостоятельной личностью, с собственной памятью и собственными психозами, но все же остается в полном смысле этого слова полноправным потомком великого Безумца.
А Винченцо меж тем продолжает совершенствовать свое актерское искусство, сочетая его с Дисциплинами. Венский князь, до сих пор обращавший на него не больше внимания, чем на пыль под ногами, вскоре начинает присылать посыльных с разного рода поручениями, пользуясь благосклонностью примогена Лунатиков, а в 1803 назначет его на пост Хранителя Элизиума и начальника гарпий. В коей он и пребывает до 1865 года, когда одному предприимчивому Ласомбра по имени Джеймс Сейнтгон удается путем обмана и интриг лишить Вену князя, вместе с шерифом. Винченцо спасается чудом, спрятавшись от идущей по его следу стаи в ящике с письмами и посылками, направлявшемся поездом через Париж в Милан. В Испании он  прожил следующие 70 лет, играя на разных сценах, ставя спектакли, и постоянно колеся по стране. Жизнь менялась все стремительнее и в ней все больше места было тому самому Безумию, что текло вместе с кровью по его собственным жилам. А потому он искал его и учился у него, учился пользоваться Сетью, оттачивал мастерство смены Масок и костюмов, нигде не задерживаясь дольше необходимого. В промежутках, и особенно в дороге, он зачитывался трудами по психологии, стараясь глубже проникнуть в тайну человеческой природы, и продолжая отчаянно цепляться за собственную человечность. В начале 10х годов ХХ столетия Винченцо открыл для себя труды Фрейда и твердо решил заняться психоанализом, тем более, что, как он справедливо рассудил, потомку Малкава эта область знакома в куда более ярких красках, чем описывал ее престарелый австриец. Впрочем, для этого нужна была более плодородная почва для изысканий и опыта. И в 1933 году Винченцо, а если быть совсем точным, то барон де Вильфор, отправляется прямиком в Новый Свет, в Нью Йорк. Здесь он нашел себе поистине гигантское поле для деятельности, тем более, что новоявленный князь Большого Яблока его не беспокоил, справедливо полагая, что с двухсотлетнее Безумие куда хуже тех призрачных выгод, которые можно извлечь из подобного Сородича. В Нью-Йорке малкавиан, конечно же, отправился на Бродвей. Здесь постепенно и неторопливо закипала так знакомая ему жизнь театральных подмостков, которой, казалось, была нипочем даже Великая Депрессия. Участвовать в ней напрямую он уже не мог, но регулярно бывал на постановках и многие скоро выучил дословно. Меж тем он начал воплощать в жизнь свои замыслы и для этого снова выдумал себе новое имя. Теперь он звался Артуром Тризоном, психиатром, принимавшим исключительно по ночам в небольшом доме на углу Патрик авеню и 23 улицы в Бруклине. Вскоре мистер Тризон стал известен не только узкому кругу соседей и к нему потянулись люди со всей ближайшей округи, благо Депрессия и разразившаяся вслед за ней Мировая Война давали более чем предостаточно почв и поводов для порой совершенно невообразимых психозов и болезней. Основной контингент, конечно, составляли ночные гуляки, клубные тусовщики, наркоманы, неблагополучные подростки, пьяницы и проститутки, но его самого подобная узость подопытной группы нисколько не смущала и он продолжал с упоением проникать в самые глубокие уголки сознания своих пациентов, читая, словно раскрытую книгу, самые низменные и извращенные их страхи, мотивы и желания. Практика его стала настолько обширной, что через какое-то время и сам Артур Тризон из очередной Маски стал полноценной личностью, так же незаметно и неотвратимо как до этого барон де Вильфор. Когда контингент пациентов начал казаться ему однообразным, Артур отправился в путешествие по штатам и надолго остановился разве что в Лас-Вегасе, где смог изучить еще несколько типов людей, а заодно и изрядно покутить нажитым за десятилетия практики состоянием.  Здесь же, под ослепительным светом софитов и в окружении шелеста банкнот, его начал настигать стрекот древнего, заложенного Старцами механизма, воплощая столь взлелеянное им Безумие в том виде, в котором оно являлось миру сотни раз еще во времена, когда не существовало ни Камарильи, ни Маскада, ни Традиций. Помешательство словно зараза стала постепенно захватывать его сознание, блокируя возможность использовать Доминирование и предоставляя взамен какие-то совершенно неизвестные техники, которыми пользовались другие члены Семьи, но которые он сам освоить не мог. Помешательство воздействовало только на одну личность, Артура, не касаясь двух прочих, но смены личностей стали совершенно неконтролируемы, чудовищно усложняя и без того непростую жизнь потомка Малкава. Наконец кто-то из трех решил вернуться в Старый Свет, и там подумать, что делать дальше.

Принят, чар листы мне в ЛС либо скайп. на вход в игру осталось 6 дней.

Отредактировано Винченцо Риволи (2011-05-08 20:59:10)

0

10

1. Имя персонажа
Полное имя: Зейн Морель Известен под именем: Зейн
2. Возраст
реальный 147 внешне 32
32 года был человеком, 115 вампиром
3. Пол
М
4. Клан
Тореадор
5. Секта
Анархи
6. Статус/титул в секте

7. Поколение
9 поколение.
8. Отношение к кланам и сектам
Ками - система убивает душу, как можно творить, если ты скован?
Саббат - Сборище психов, склонных к самоуничтожению.
Тореадор - Мы придумали музыку, до нас ее не было!
Остальные кланы - Они просто не могут понять они не тореадоры!
В остальном близко к обычному отношению Тореадоров.
9. Внешность
Красивый мужчина среднего роста около 180 см. Русые волосы, чуть длиннее среднего, хорошо постриженные, но видно, что их обладателя не сильно заботит укладка. Стального цвета глаза. Хорошая фигура. На левом плече татуировка "Роза", На правой руке серебряный перстень с рубином, на шее серебряный медальон, тоже с изображением розы. Любит элегантную и красивую одежду. Спортивный стил - это не к нему? Самое спортивное, что может себе позволить - это джинсы, а так больше придерживается классического стиля в одежде.

10. Характер
ЖИВИ НА ПОЛНУЮ КАТУШКУ - умри молодым и оставь красивый труп! Фраза Моррисона полностью описывает характер Зейна. Не смотря на его возраст он не стал равнодушным, как большинство служителей, единственное что произошло - это то, что ему окончательно стало все равно когда он умрет. Не сказать, что жизнь продолжает его удивлять, но он этого и не ищет. Все что у него есть - это его музыка и его страсть. Страсть, которая окрашивает ночь в немыслимо яркие цвета и влияет на все к чему он прикасается и дает ему свободу. Его невозможно сковать рамками или правилами, жизнь дана только для того, чтобы ей наслаждаться ведь смерть может наступить в любой момент, так что бояться смерти просто не логично, какая разница когда умрешь, если умрешь свободным. Люди и другие кланы не могут этого понять, поэтому они серы и духовно пусты, лишь немногие из них кто обладает исключительными чувствами способны осознать часть этого духа, остальным просто не дано. Сказать, что Зейн самолюбив...да конечно можно, людям всегда кажутся самолюбивыми и самодавольными те, кто не хочет под них подстраиваться и просто хочет быть собой. Высокомерие? Скорее равнодушие к тем кто его не понимает. Но когда это непонимание переходит все границы и его пытаются учить жизни и исправлять, это уже откровенно выводит из себя, как можно что-то говорить, не видя ничего? Впрочем это их проблема.  А саундтрек к его жизни - это Рок-н-Ролл.

11. Любит/не любит

По прежнему любит некоторую еду и напитки, хотя бы просто, чтобы почувствовать вкус.
Любит хорошие вечеринки и женщин, возможно сверх меры, способен быть страстным любовником.
Обожает музыку, но только именно музыку, а не ту ерунду, что зовут репом и чем-то похожим.
Ненавидит, когда невежество рассуждает о прекрасном.
Не переносит ограничения и правила, почему нужно что-то делать, что не приносит удавольствия?
Обожает стильные вещи и не переносит безвкусицу
Ну и конечно как все тореадоры любит искусство.

12. Подробная информация о клановом недостатке
У Зейна довольно оригинально проявилась клановая слабость. По мимо обычного впадения в транс при виде прекрасного, он часто "отключается" от мира когда поет, в это время для него существует только публика и музыка.
Отправлено в ЛС мастеру.
13. Биография.
Зейн Морель родился в Париже 19 июня 1864 года. Отец был военным и второго сентября 1870 года погиб в битве под Седаном. Зейну тогда было всего шесть лет. А 21 мая 1871 года во время "Майской кровавой недели" от шальной пули погибла и его мать. И тогда семилетний Морель, ставший сиротой, чтобы не умереть от голода, стал "мальчиком на побегушках" в одном из парижских клубов того времени. Спустя пол года ему повезло и над ним взяла опеку местная певица. Которая пытаясь восполнить полное отсутствие образования, учила его грамоте. Вскоре она заметила, что у мальчика был удивительный музыкальный талант и она как могла обучала его вокалу, а музыканты из клуба, по ее просьбе обучали его игре на музыкальных инструментах. Казалось жизнь наладилась и к 16 годам Зейн уже пел в этом клубе. Музыка была для него всем и ему нравилось его работа, но этого было мало, он хотел увидеть мир и в 1880 году пошел в армию. Где приписал себе два года, так как правила призыва, что были при наполеоне уже не действовали. Впрочем сержанта который его записывал это похоже мало интересовало.
Конечно карьера военного его не прельщала, но это была возможность выбраться из Парижа и он был рад, когда в 1881 году его направили в Тунис, где в начале мая их взвод взял последнее укрепление и франция окончательно покарила эту страну и 12 мая был подписан Бардоский договор. И в 1882 году Зейна вместе с частью отправили в Гвинею, новую колонию Франции в Африке. Зейн был доволен, хоть он и ненавидел службу за ее рамки и ограничения, она давала возможность увидеть мир, а это для него было более важно.
В 1887 году он демобилизовался из армии и вернулся в Париж. Он был удивлен, насколько все изменилось. Даже внешний вид города поменялся. К выставке 1889 года началась постройка Эйфелевой башни, проект которой многие называли искусством, хотя он считал это просто выпендрежем. В Париже он продолжил карьеру певца, и почти сразу поступил в консерваторию, где комиссия была поражена его талантом.
Там он проучился до 1892 года, пока рамки и правила окончательно не вывели его из себя и он не ушел оттуда.
Следующие 4 года он продолжил учиться музыке, попутно давая концерты, пока в 1896 году не получил приглашение от бывшего сослуживца приехать к нему погостить в Гвинею.
Именно там и произошло его становление. Это случилось 24 июня 1896 года. В тот вечер друг уговорил его спеть и Зейн естественно согласился. Небольшая аудитория недорогого кафе слушала его с удовольствием. Он сразу заметил странную девушку в дальнем углу. Она сидела в стороне с каким-то африканцем, но тем не менее притягивала взгляд. Когда он начал петь она мгновенно повернула голову в его сторону и не отрываясь смотрела на него на протяжении всей песни. Потом когда они продолжили пить он попытался найти ее взглядом, но не смог. Вечер продолжался предсказуемо, очень весело и с большим количеством алкоголя. Вскоре Зейн пошатываясь вышел на улицу подышать и тут он снова ее увидел. Она сидела в повозке недалеко от входа в заведение. Она призывно махнула рукой и Морель пошатываясь подошел к ней.
- Мое имя Франческа, - мягко произнесла она и тут Зейн вдруг почувствовал, что эта женщина ослепительно прекрасна...
- Зейн, - зачарованно произнес он свое имя, не узнавая звук своего голоса, он не мог оторвать от нее глаз.
- Хотите прокатиться со мной? - это скорее было утверждение, чем вопрос.
Всю дорогу он смотрел на нее и просто любовался, а она молчала. Через некоторое время они уже были в ее апартаментах, изящно и с безукоризненным вкусом обставленных. Возле кровати стоял мольберт, накрытый тканью. Франческа протянула Морелю бокал вина и снова заговорила:
- Ты прекрасно пел, - голос казался неземным.
- Благодарю, - по прежнему зачарованно проговорил Зейн, - А вы художница?
- В некотором роде, - она сдернула полотно с картины и перед Морелем предстал странного вида, но искусно написанный пейзаж, на котором было изображено африканское болото со странными животными: разноцветная птица крыльями обнимала большую кошку, цвета были  розовый, желтый и алый. Также на картине присутствовал зеленый козел, желтый с золотом Пегас и синяя змея. Картина была весьма необычной. - Это работа моего творения, он прекрасно изобразил этих людей, неправда ли?
- Людей, - переспросил Морель, не видя на картине ничего похожего.
- Все художники хотят чтобы их творения жили вечно, - как будто не слыша его продолжала она. - Твоя музыка - это тоже шедевр, и он достоин долгой жизни...
Она подняла на него глаза, и ее губы слегка приоткрылись. Зейну показалось, что он увидел клыки, но в следующее мгновение он ощутил боль в шее и отключился.
Следующие несколько дней пошли в агонии и бреду, он не помнил ничего что происходило, лишь череда неясных кошмаров.
Он очнулся на широкой кровати, чувствуя вкус крови на губах. Чувствовал он себя весьма странно. Волны новых чувств и ощущений накрывали его с головой, все немыслимым образом преобразилось, а музыка, она просто звучала в его голове. Повернув голову он увидел ее. В его глазах застыл вопрос.
- Пришло время представиться полностью, - произнесла она, - я Франческа де Руан...
Он очень быстро обучался, он жаждал новых знаний и наслаждался своим не-мертвым состоянием, ведь теперь он был воплощением музыки, а сила Клана давала непередаваемые ощущения.
20 век стал для Мореля настоящим испытанием. практически сразу после его обращения началась мировая война, сильно осложнившая жизнь молодому Тореадору, но как оказалось это было не последнее испытание. В 1939 году началась Вторая Мировая война и Зейн, не желая больше вариться в этом котле войны, направился в Америку, где в Майами примкнул к местным Анархам, а Франческа оставшись верной европе осталась в своем убежище и легла в торпор.
Америка дала Зейну очень многое, но самое большее, что она могла дать ему - это рок-н-ролл. Стиль, зародившийся в 1950-е годы стал для него всем, музыка которая в нем звучала изменилась и он отдался ей. В течении следующих 50 лет он жил только своей музыкой, стараясь в ней все свои чувства. Десятилетия неслись незаметно, сменялись кумиры приходили и уходили звезды. Зейн же пел только для себя, он просто хотел выразить мижу свою страсть, но кто мог это понять?
В середине 70-х годов Зейн познакомился с Анархом Тореадором по имени Шейла Лоран, которая владела одним из самых популярных клубов в Майами. Клуб был в основном для собратьев, но и людям там тоже были весьма рады. Именно ей в конечном счете Морель стал обязан своей известностью...
Когда она услышала его музыку, то почти впала в транс. Ее поразила та сила чувств, что Зейн вкладывал в свои произведения. Головокружительность с которой начался их роман смертный не мог бы даже представить. Зейн стал ее любовником и бессменной звездой клуба. Морель буквально лишился фамилии, теперь, когда у него появились поклонники, его знали только как Зейна. Его музыкой теперь был только рок и рок-н-Ролл, только эта музыка могла выразить его сущность. Для него же выступления в клубе стали местом где он мог рассказать в музыке о своей страсти и жении свободы. Вскоре он стал давольно известен в городе, а чуть позже и в мире у него появились поклонники, которых становилось все больше.
Меж тем с возрастом он все больше понимал бессмысленность жизни и в конце концов просто отдался своей страсти. Фраза Моррисона "умри молодым" обрела для него жизненный смысл.
В 2010 году он вернулся в Европу, с целью встретить Франческу, но найдя ее, так и не решился разбудить. Так что он решил просто объехать европу и договорившись о нескольких концертах и в ту же ночь отправился в первый же город, которым оказался Амстердам.

Пробный пост: Посещение концерта Элвиса Пресли

Зейн стоял в толпе у входа на стадион, терпеливо ожидая пока дойдет до двери. Конечно давка немного раздражала, но он старался не обращать внимания на это. Люди жаждали увидеть звезду и ломились вперед, как будто не понимая, что даже если они раньше войдут концерт все равно не начнется. Стараясь отключиться от происходящего он посмотрел на место проведения концерта и немного поморщился, думая о том, сколько еще надо пройти, чтобы наконец услышать его величество. Зейн вообще не любил большие концертные площадки, они казались ему какими-то холодными и бездушными, да и зрители сидя на трибунах не могли почувствовать музыку толком. То ли дело концерт в клубе, где в небольшом помещении стоя на сцене чувствуешь буквально контакт с теми кто тебя слушает. Но Элвис похоже обходился без этого антуража, к тому же его жаждали услышать слишком многие, чтобы разместиться в небольшом помещении...
Вдруг он почувствовал приличной силы толчок и обернулся.
- Какого хрена, чувак! Давай осторожнее! - Перед ним было лицо разозленного парня лет 18, который похоже просто петушился перед своей девчушкой и мгновенно замолчал под холодным взглядом Тореадора.
- Какие-то проблемы, «Чувак»? - голос Зейна прозвучал вызовом.
- Да нет, просто тесно тут, - пискнул парень и смешался с толпой.
«И зачем этот сопляк сюда идет? Просто потому что это модно, да почти все в этой чертовой толпе не понимают того, что сами же слушают...».
С этими мыслями он прошел двери и сразу же направился в VIP зону, чтобы занять свое место.
«Впрочем, может так и должно быть, они должны просто наслаждаться внешним звуком, но понять истинную суть музыки дано не многим и наверное это правильно...» Такие мысли его успокаивали, в те моменты когда его начинало раздражать неспособность окружающих что либо почувствовать.
Расположившись в кресле он наконец расслабился, думая о предстоящем шоу. На его губах появилась легкая полуулыбка от мысли о том, что он Тореадор, наслаждается музыкой смертного и пытается у него учиться. «Интересно как он сам воспринимает свою музыку, хотя не свою, но хотя бы свое исполнение...» Зейну нравились песни Элвиса, но одна вещь его постоянно смущала, Король Рок-н-Ролла не писал музыки, он пел чужие песни и как казалось Зейну при прекрасном исполнении Престли иногда вкладывал не те эмоции в музыку, но это не имело отношения к тому что исполнение было шедевром, которым стоило наслаждаться...
И вот шоу началось. Рев толпы при появлении Короля заглушил даже музыку. Зейн же откинулся в кресле,  наслаждаясь первой композицией и предвкушая последующие. Тонкий слух вампира улавливал все нюансы музыки и голоса, откладывая в памяти звуки и чувства. Он и раньше слушал записи Элвиса, но на живом концерте был впервые. Живой звук производил неизгладимое впечатление и на композиции «Can't Help Falling In Love With You» он даже чуть не впал в транс. На протяжении всего концерта Зейн внимал происходящему с особым наслаждением. Он осознал, что слушая записи ошибался относительно понимания музыки Королем, он не только все понимал, но и имел возможность великолепно это выразить...
Выходя со стадиона Зейн все еще прокручивал в голове все что только что было и поймал себя на мысли, что задается вопросом: «Что бы было если посвятить Элвиса в Клан?» Предположения вертелись в голове по дороге до самого дома, пока одна мысль не положила конец раздумьям. Это просто было бы невозможно, так как Элвис не мог бы стать истинным Тореадором, ведь не смотря на свой потрясающий талант не обладал духом творца и был склонен к самоуничтожению. Что и подтвердила дальнейшая история короля рок-н-ролла, но этот необычный концерт навсегда запомнился Зейну и показал ему что некоторые смертные тоже могут почувствовать музыку, может не осознать, но почувствовать точно...

От меня принят. Ждем Катарину.

Пробный пост хорош)))

Отредактировано Зейн Морель (2011-05-20 16:06:23)

+1

11

1. Имя персонажа
Данте Джованни
2. Возраст
19 лет человек\58 гуль\ 178 вампир
Всего 255 лет
выглядит на 45
3. Пол
М
4. Клан
Джованни
5. Секта
Независимый
6. Статус/титул в секте
Служитель
7. Поколение
9 поколение
8. Отношение к кланам и сектам
Камарилла — разномастное сборище больше похожее на цирк, чем на серьезную организацию. Непредсказуемость и тупая организация все что можно о них сказать.

Шабаш — толпа неуравновешенных идиотов возомнила себя богами, смотрите все на нас! Это даже глупее камариллы.

Анархи — Стремление не присоединяться к фракциям похвально, но создавать в этом стремлении свою секту...действительно странно.
 
9. Внешность
Невысокий мужчина примерно 45 лет, рост 170 см. При этом хорошо сложен. Волосы темно каштановые. Темные цинично — ироничные глаза, в которых всегда «светится» огонь некой темной страсти. От него просто веет скрытой темной силой и властью. Возраст сказался на его лице, хотя морщины его не портят а скорее наоборот придают шарма.
Одевается элегантно в классическом стиле.

10. Характер
Своенравный и скрытный, страстный и хладнокровный. Чертовски  расчетливый. Не без цинизма.  Любит надевать маски, как один из способов добиваться своего. Он привык всегда получать все что хочет и отказать ему довольно сложно. Прекрасный оратор и дипломат.  Во многом консервативен и старомоден. Часто выставляет себя благодетелем, хотя на самом деле является развращенным сборищем пороков. При общении всегда толерантен, хотя все рано в голосе чувствуются нотки превосходства и изредка проскакивает пренебрежение к собеседнику.
 
11. Любит/не любит
Любит получать все что хочет
Если что-то не удается или кто-то мешает считает это личным вызовом и прекрасным шансом показать на что он способен.
Порочен и развратен и любит все что с этим связано.
Любит власть во всех проявлениях.
Не переносит ничтожеств и дураков.
Любит комфорт во всем и элегантность.
Неуважения к себе не потерпит ни с чьей стороны.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Укус вызывает боль, пронизывающую все тело жертвы, что иногда вызывает смерть от болевого шока. Впрочем сам Данте об этом не сильно волнуется какая разница умрет жертва или нет, просто иногда приходится больше убирать после трапезы. Да и вообще предпочитает питаться не напрямую из смертных.

13. Биография.
Данте Джованни родился в 1757 году в одной из богатейших семей Венеции. Впрочем не совсем так, Джованни была только его мать, о отец исчез еще до его рождения. И хотя его мать стала разочарованием для семьи, семья, как ни странно признала ребенка и он получил все привилегии известного рода. Воспитывался он в семейном особняке, многие, конечно, помня события, предшествовавшие его рождению, считали его, недостойным фамилии, остальные же просто считали его своевольным. Каким он на самом деле и являлся. Учился он в одной из лучших частных школ и проявлял удивительный интерес к истории и религиям, в особенности его привлекал оккультизм. Параллельно с этим он изъявил желание изучать боевые искусства. Его успехи неизменно радовали семью, ровно как их разочаровывало его поведение.  Своенравность и своевольность Данте временами выходила за любые рамки. В добавок к этому в старшей школе проявился его невероятный и необузданный интерес к женщинам. По словам одного из кузенов, Данте вел себя как животное увиваясь за каждой юбкой и постоянно участвуя в драках. Тем не менее это не умаляло его достижений в учебе.
Когда ему исполнилось 19 лет, мать встретила его со странным выражением лица. Она сказала, что в семье очень довольны его успехами и он удостоится великой чести. Ничего не понимающего его проводили в семейный мавзолей, где, когда закрылись его двери, он и осознал все могущество своей семьи. Он получил «Поцелуй доверия», а вместе с ним возможность получения информации и знаний которые так его интересовали. В течении следующих двадцати лет он служил семье и учился у своего домитора и изучал семейные книги по оккультизму и некромантии. В 1797 году лет он получил разрешение поступить в университет и благодаря своим блестящим знаниям сразу поступил на факультет истории религий. Когда настала пора отъезда он получил письмо которое должен был передать хозяину дома в котором ему предстояло поселиться на время обучения.
В 1797 году, за несколько месяцев до нападения на Венецию Наполеона он покинул Италию. Поселился в одном из особняков семьи Дансирн.  После прочтения письма, хозяин дома радушно принял Данте. Именно в доме Дансирн и начался новый период его жизни. Европа полыхала в огне войны, а Данте продолжал учится. Обучение в университете совмещалось с обучением и тренировками в особняке. В отличии от его семьи хозяина дома и его родственников не раздражала вольность Данте, казалось она им даже нравилась.
В 1804 году он закончил обучение в университете, а в 1807 получил ученую степень по истории религий и оккультизму. Все это время он тренировался и изучал искусство клана. Некромантия в то время стала его навязчивой идеей. Он с усердием исполнял все поручения которые ему давали и ловил каждую крупицу драгоценных знаний. И к 1833 году достиг успехов в некромантии. Дансирн был поражен этим событием, ведь очень мало кому это удавалось до становления. Он тут же отправил письмо семье Джованни в котором и изложил успехи Данте.
Вскоре пришел ответ с указанием для Данте вернуться в Венецию. И в 13 июля 1834 года Данте предстал перед Вито Джованни, уважаемым хозяином особняка в котором он вырос. Когда Данте вошел его кабинет Вито читал какое-то письмо и только закончив чтение поднял глаза на ожидающего гуля.
- Данте, присаживайся. - он указал на стул перед его столом. Вито Джованни выглядел на двадцать с небольшим лет и сейчас казался много моложе гуля, но Данте было известно, что сидящий перед ним был очень стар. - Глава нашей семьи, - продолжил он прежним холодным голосом, - узнал о твоих успехах. И он решил, что ты достоин того, чтобы получить становление. Ты получишь его послезавтра в новолуние. Можешь готовиться - Сказав это Вито снова обратился к своим бумагам.
Данте вышел из его кабинета ошарашенный столь великой честью, он получит становление! Эта мысль заставляла его сердце биться быстрее. Возможно его будущему сиру бы не понравилась «подготовка» гуля к становлению, если бы он узнал, что обрадованный Данте провел оставшиеся дни своей смертной жизни, наслаждаясь всеми ее радостями. Но это и не имело значения,  ведь он об этом не знал.
15 июля 1834 года двери склепа закрылись за гулем и из них вскоре вышел новорожденный некромант.
Вито Джованни сам дал становление Данте. Наконец то заветные знания и сила стали доступны. Даже его во много раз возросшие страстность и желания не могли сравнится с той жадностью с которой он учился у своего сира. Впрочем разврат все же не оставался в стороне и свою любовь к женщинам Данте явно не потерял, но это не мешало его обучению, скорее дополняло его.
Следующие лет сто Данте с упорством учился, не прекратил он и своих боевых тренировок. Сир считал, что умение сражаться тоже важно для интересов семьи и готовил своего неоната к важным и сложным заданиям. Некромантия давалась неонату легко и в 1857 году он смог призрака подчиняться его воле, что в его возрасте было великим достижением. За время нахождения Данте в Винеции она переходила из рук в руки. Сначала в 1848 году Австрии потом в 1866 году стала частью королевства Италия. Все это время Данте выполнял многие поручения семьи. В ходе которых в 1873 году Данте впервые убил сородича.
В окрестностях города появился странный Каитиф, оставляющий на улицах тела выпитых смертных. Такие трапезы угрожали маскараду. Откуда он взялся выяснить не удалось и Данте послали его уничтожить.
На следующую ночь некромант обнаружил его в одной из пригородных деревень. Найи его было не сложно, Данте всем существом ощущал как несколько душ покидают свои тела.
Каитиф стоял посреди деревни в окружении пяти трупов. Увидев некроманта несчастный кинулся на него, но тут же был отброшен сильным ударом в грудь. Руки некроманта повернулись ладонями вверх и трое из пяти трупов с трудом встали на ноги. «Уничтожить!» Произнес Данте и зомби за 10 минут забили испуганного каитифа до полусмерти. Данте сделал знак рукой и трупы снова упали, после чего он подошел к полумертвому вампиру и с холодной усмешкой срубил ему голову.

В 1914 году Данте  по поручению сира вместе с несколькими Джованни вновь покинул Италию и отправился в Новую Англию по делам семьи. Ему снова повезло избежать войны, которая началась через год после его отъезда. Здесь и продолжились исследования и самого Данте и здесь он переждал Вторую Мировую войну, хотя иногда все же ему приходилось возвращаться в Италию, чтобы помогать семье на Сицилии. Во время одной из таких поездок он даже стал сиром помощьника местного главы семьи. После окончания войны он получил письмо от сира с распоряжением вернуться в Европу и сопровождать его в его поездках. Данте был рад этому, он снова хотел оказаться дома. Как он потом сказал: «Американские женщины были слишком холодны...».

В 1947 году Данте вернулся в Венецию, откуда отправился сопровождать сира в его визитах по европейским коттериям, в ходе которых он оттачивал мастерство общения и интриг, а также заводил новые полезные знакомства. За пять лет они побывали почти во всех странах Европы и в 1952 году вернулись в семейный дом. Наступило некое затишье, позволившее продолжить изучение некромантии в кругу семьи еще в течении 20 лет.

В 1972 году Данте был послан в Амстердам с посланием к местному главе коттерии, которым оказался Валентино Джованни. Он сразу понравился Данте, так как не смотря на свою респектабельность не только не уступал ему по похотливости и развращенности, но и во многом превосходил. Город также привлекал Данте своей развращенностью и с позволения Валентино он прожил в нем следующие тридцать лет, наслаждаясь всеми прелестями города.

В 2005 году получив письмо из Венеции Данте был вынужден отправиться обратно в Венецию а через пять лет в Гаагу по делам семьи. Которые вскоре потребовали участия его старого знакомого Валентино. Но все попытки связаться с Амстердамской коттерией ни к чему не привели и вечером 8 мая 2012 года Данте вылетел в Амстердам.

Принят. Персонаж вступит в игру следующей ночью

Отредактировано Данте Джованни (2011-06-24 13:57:41)

0

12

1. Имя персонажа
Бриан Делакруа. Камарилья называет его Охотником, Шабаш-Камарильским псом. Все дело в том, что иногда Бриан помогал Камарилье в Кровавой Охоте на опасных преступников
2. Возраст
До становления ему было 25, и после обращения прошло 120
3. Пол
М
4. Клан
Гангрел
5. Секта
Независимый
6. Статус/титул в секте
Ансил
7. Поколение
10ое
8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья-В их политике есть здравый смысл, но полностью им подчиняться я не хочу
Шабаш-Жалкие слуги своего внутреннего Зверя
Анархи-Свободен тот, кто верит в свою свободу. Они видимо не верят
Носферату-Интересные создания, хорошие источники информации
Вентру-Слишком напыщенны, вся их сущность-одни слова
Тореодоры-Их исскуство может восхищать, в отличие от них самих
Тремеры-Туманные личности. Познавать их интересно хоть и опасно
Гангрелы-Мы можем идти со своим Зверем бок о бок, вы-нет
Тимицы-Эксперименты это здорово, но не до такой же степени
Бруха-Вызывают симпатию. Но создают много проблем и себе и другим
9. Внешность
Высокий 185 сантиметров. Хотя такой рост ему не слишком нравиться, иногда ему хотелось бы быть ниже, чтобы не привлекать лишнего внимания. Да и ветки в лесу бьют в лоб слишком высоких. Телосложение спортивное, поджарое. Видно, что обладатель этого тела привык больше полагаться на ловкость и скорость, чем на силу. Черты лица грубоваты, но обладают некоторым шармом. В общем, на любителя. Глаза выдают его сущность, поэтому раньше приходилось скрывать их за очками, а чаще просто лишний раз не попадаться на глаза смертным. Теперь достаточно все списать на линзы. Длинные белые волосы тоже показывают его клановую особенность. Так как его обликом перевоплощения является белый волк (научился у своего сира), то одно из его безумий окрасило волосы на голове в белый цвет. Нос прямой, с острым кончиком. Тонкие губы, которые он любит кривить в презрительной усмешке. Слегка оттопыренные уши, которыми гангрел часто шевелит, когда пытается обнаружить кого-нибудь с помощью слуха. Через левый глаз проходит вертикальный шрам-при жизни Бриана полоснули ножом по лицу в пьяной драке. Хорошо хоть сам глаз остался. В цвете одежды предпочитает темные тона, а в стиле практичность. Чаще всего это кожаные изделия, не сковывающие движения. В современном городе его можно принять за байкера или неформала.

10. Характер
Бриан чертовски любопытен. Возможно, что он не покончил с собой во время Становления именно из-за новых ощущений. Гангрел любит всюду совать свой нос, хотя и не раз ему пытались его укоротить. Но горбатого могила исправит, а вампира лишь окончательное упокоение. Склонен к черному юмору. Склонен к легкой паранойе, поэтому если его убежище не в безлюдном лесу или парке, а в каком-нибудь здании, то его вполне возможно найти прячущимся на время сна в вентиляции, шкафу или под кроватью. Так же скрывается от тех, с кем не хочет иметь дело. В общении предпочитает больше слушать. Разговаривает зачастую односложно, так как оратор из него не больно-то хороший. Поэтому не любит общество Вентру и Тореодоров. В их присутствии он может даже начать робеть, но при этом прятать это под излишней агрессией. Обожает всякие технические гаджеты, даже если не знает, зачем они ему нужны. Однажды целую неделю он сидел и пялился на найденный тамогочи. Тварь внутри нее бегала и верещала, что ввергало гангрела в шок. Вскоре она сдохла. Вампир счел, что в отсутствии сосуда минивампир упокоился от голода. А компьютером добрые люди научили его пользоваться очень даже хорошо. Хотя многое в нем гангрел находит странным, но техника его все же привлекает. К людям он относится со смешанными чувствами. Всяческие бандиты и негодяи для него просто другой вид людей. Их можно убивать, и есть без всякого зазрения совести. Особенно если они нападают, докучают и ведут себя раздражающе. Особенно если они нападают на вид людей, которых Бриан относит к нормальным. Нормальных он если и ест, то старается сделать это незаметно, с их согласия и в любом случае не до конца. Уж очень они забавные. Питаться животными гангрел считает вполне естественным. Пусть они не такие питательные, зато охотиться на них интереснее. Из транспортных средств его привлекают мотоциклы. Потому Бриан хорошо относится к байкерам и порой путешествует с ними.
11. Любит/не любит
Любит: Дождь, путешествия, лес, новые впечатления и вещи, мотоциклы, различную технику, классическую и рок музыку, картины особенно сюреаллистичные
Не любит: Высокомерие, необоснованную агрессию, люпинов
12. Подробная информация о клановом недостатке
Глаза зверя, белые волосы, отображающие облик перевоплощения, хриплый смех похожий на лай
13. Биография.
Делакруа плохо помнит свое детство. Отец постоянно переезжал в поисках работы, а вместе с ним и вся семья.  Человек он был крайне невезучий. Так что достаток у семьи был скромен. Мать Бриана шила на заказ, а когда мальчик подрос, стала учить его на дому. До замужества она была учительницей, поэтому от учебы был какой-то толк. Юный Бриан в промежутках между играми и учебой дома подрабатывал продажей газет, чисткой обуви или выполнением мелких поручений в лавке. Так что лишний грош в дом приносил уже в детстве. Подростком он взялся за более серьезную работу. В 20 лет он устроился на завод. Это его вполне устраивало. Денег хватало на жизнь, а по вечерам он с новыми друзьями ходил в бар. Там можно было найти спутницу на одну ночь, выпивку и приключений на задницу. Так однажды повздорив с парочкой чужаков, Бриан чуть не лишился глаза. В драке противник выхватил нож и полоснул Делакруа по лицу, оставив вертикальный шрам через глаз. К счастью сам глаз остался цел. Этот опыт мало чему его научил. Он продолжал время от времени драться в баре и, приноровившись, даже несколько раз участвовал в подпольных кулачных боях.
В 25 лет его жизнь оборвалась. Бриан со своими дружками погнались за особо наглыми обидчиками и в подворотне неожиданно нарвались на засаду. У обидчиков оказались дружки, и Делакруа получил обрезком трубы по голове.  Парень отключился и пропустил всю драку. Когда он очнулся никого уже не было.  Внезапно из темноты появилась фигура. Бриана шокировали его глаза. Желтые глаза с вертикальными зрачками. Парень попытался отползти от этого существа, но голова все еще гудела, и ноги его не слушались. От ужаса он потерял сознание. Очнулся он в незнакомом помещении. Ощущения были необычными.

Каким образом его живот стал снова целым? Раны, не залеченные до становление остаются с вампиром на всю жизнь и постоянно его беспокоят.
Мои познания на счет вампиров Маскарада не совсем полные, так что спасибо, что указали на ошибку. Исправлю

Его Сир сидел в углу и не привлекал к себе внимания, наблюдая за своим Птенцом, давая ему время свыкнуться с его новой сущностью. Затем он привлек к себе внимание. Предвидя жажду Птенца, он привел с собой девушку. Бриан пил ее кровь, а Сир контролировал, чтобы он не убил ее. Заставив ученика остановиться, он приказал зализать следы укуса. Так он преподал свой первый урок. Сир представился как Люциан. Он объяснил ему, что теперь Делакруа уже не человек. Он вампир. Понадобилось время, чтобы вкратце рассказать о вампирах и дать Птенцу свыкнуться со смертью.  Бриан не знал радоваться ему или огорчаться. С одной стороны вампиры, несомненно, были могущественны. Если верить Люциану они обладали колоссальной властью. Но пить кровь и убивать людей...  Сиру все же удалось убедить его, что убивать не обязательно. Да и пытаться зверьми Люциан не брезговал. Так что с кормлением Делакруа смирился. А его Сир показал ему насколько была смешна его жизнь.

А что, когда он пробудился, то не испытывал жажды, не был голоден? Как так?
Прочитав Книгу Правил я наткнулся на вопрос Испытывал ли жажду, так что у меня была иллюзия, что тут доступны варианты) Но раз вариантов нет, то переиграем

Люциан держал Бриана рядом с собой 5 лет. Он учил его, а заодно демонстрировал свой образ жизни странника. За эти 5 лет они объехали весь мир. И не один раз. Делакруа часто анализировал, что заставило его Сира даровать ему Становление. Может он хотел помочь ему, может просто не удержался при виде крови. Но разрешение у Люциана было. И поэтому Бриан был представлен князю Парижа, у которого Люциан и получил разрешение. Князь равнодушно отнесся к еще одному гангрелу. Он попытался выразить интерес, но так вяло, что иллюзий никто не строил.

А как еще мог отреагировать Князь? Какие иллюзии кто-то мог строить в этой компании??
Сам Бриан. Он рассчитывал, что ему окажут больше внимания.

Сир же тепло относился к своему Птенцу. Бриану так и не удалось узнать его. Люциан не любил распространяться о себе, говоря, что внимание заслуживает только настоящее, а прошлое уже никому не нужно. Они пережили много приключений. Участвовали в кровавой охоте. Даже один раз сразились с люпином. Бриан тогда так пристально рассматривал незнакомое существо, что если бы Люциан не отбросил его с пути атакующего люпина, то на этом его существование и кончилось бы. Учитель, превратившись в волка, бросился на люпина и они, сцепившись, покатились по земле. Бриан в приступе безумия отрастил когти и, запрыгнув люпину на спину, вцепился клыками ему в шею. Оборотень, не ожидавший нападения, попытался содрать его с себя, но пока он был отвлечен Люциан атаковал и смог убить люпина. Делакруа, отведав крови столь необычного существа, пришел к выводу, что она восхитительна. Незамедлительно они убрались в ближайший город, чтобы не нарваться на других люпинов. Через 5 лет Сир решил, что Птенцу пора становиться взрослым и оставил Бриана.
Хотя Делакруа остался один-его образ жизни не слишком изменился. Он так же перемещался по планете, но теперь он решил держаться поближе к Камарильи, чтобы познакомиться с сородичами поближе. До этого он со своим учителем не слишком часто с ними общались. В восторг другие вампиры его не привели, поэтому когда ему наскучило смотреть на плетение интриг, он решил поменять окружение на людское. Правда, отличительные черты клана некоторых из них шокировали слишком сильно, но когда вампир стал их прятать, то контакты стали налаживаться. Друзьями их не назовешь, но скоротать время с ними было можно. В Первую мировую войну Бриан решил немного повоевать. Несколько раз он попытался напасть на немцев со старым ружьем, которое он нашел в брошенном доме, но немецкие солдаты лучше вооружены, да и действовали намного лучше. Так что он еле унес ноги.

Каким именно образом он решил повоевать?
Дописал

Потерпев неудачу в делах военных, он решил заняться чем-нибудь мирным. Например, изучать новые изобретения. Телефон, радио. Ну, разве не прелесть? Вторая мировая была более жесткой. Настолько, что гангрел даже выступил против фашистов. Он прибивался к партизанским отрядам, нападал сам, находил вампиров-энтузиастов. Даже побывал в осажденном Берлине с красной армией и видел как взметнулся флаг над рейхстагом. Затем, по мнению Бриана, настали чудесные времена. Прогресс шел семимильными шагами. Правда, несчастным людишкам все же ужас как хотелось повоевать лишний раз, но это их проблемы. Особенно его вдохновило появление рок музыки. Он достаточно часто стал появляться на концертах рок исполнителей, а так же понемногу осваивать электрогитару. Позже даже отыграл несколько выступлений с мелкими группами. Его облик оказался очень кстати. Длинные белые волосы, желтые глаза. Выглядело это впечатляюще. Теперь не нужно было это прятать и это особо радовало. Он даже организовал свою металл группу, но как только группа добилась популярности, вампир из Камарильи намекнул ему, что он слишком приблизился к раскрытию Маскарада. Поэтому он внезапно исчез со сцены. Вместо этого вернулся к технологиям. Автомобили, мотоциклы, мобильные, персональные компьютеры, Интернет. Интернет! Прекрасное изобретение. К концу 20 века Бриан еще раз решил наведаться в вампирское общество. Несколько раз сотрудничал с Камарильей, но войти в ее ряды не решился.

И еще два вопроса: Сколько лет было Сиру, когда он становил Бриана, и в каком городе его становили?
Сиру было 300 лет. Становление произошло в Париже.

От меня вот следующие вопросы:
1) Как давно Бриан находится в Амстердаме?
2) Он ведь представлен "бывшему" Князю города и прочим сородичам?
2а) Если прибыл недавно, то надеюсь у него есть какие-то рекомендации, иначе он будет считаться неонатом.
3) Можно поподробнее, про Кровавые Охоты. Ибо "опасные преступники" бывают разные, от членов Саббата, до оборзевших Анархов или неосторожных Камарильцев) Собственно зачем вопрос, понимаете, с подобной репутацией, ктому же как Независимый, у вас может хватать врагов.
4) Я конечно понимаю, что образ Волка Одиночки очень привлекателен, но вы вот говорите, что ваш персонаж не особо общителен, по своему замкнут. Просто учитывайте это, когда будете играть, я лично буду удивлен, если у персонажа вдруг окажется много приятелей среди сородичей "не Гангрелов/Бруджа". Квестов то хватит на всех, но всеже, в компании веселей. Просто предупредил.

1)  Месяц
2) Да он представился. Рекомендации он получил у Князей, в чьих Кровавых охотах он участвовал.
3) На провинившихся Камарильцев. А что на счет врагов...куда же без них? Небезразличие означает, что он все же чего-то стоит
4) Мммм хотелось бы узнать, что вы подразумеваете под Волком Одиночкой. Если то, что он сторонится всех сородичей, то это врят ли. Но в высший свет он не лезет, общается в частном порядке, так что действительно приятели у него в основном Гангрелы и Бруджа.

От меня принят. Ждите второго мастера. Чарник в ЛС
Александр

Замечательно. Принят.

Отредактировано Бриан Делакруа (2011-06-24 15:08:29)

0

13

1. Имя персонажа
Альберто Джованни
2. Возраст
Родился в 3 июля 1884 года, стал гулем 4 апреля 1921 года , становление получил 12 мая 1946 года
всего - 128 лет, киндредом- 66 лет
3. Пол
Мужской
4. Клан
Джованни
5. Секта
Независимые
6. Статус/титул в секте
Неонат
7. Поколение
10
8. Отношение к кланам и сектам
Ассамиты: Недавнее изменение их наклонностей заставляет меня нервничать.

Бруха: Столько шума, и почти никакого сигнала.

Последователи Сета: Пусть они и происходят из земель мёртвых, мы мало что способны вытянуть из них, не отравившись в процессе.

Гангрел: О них можно совершенно забыть; мы редко пересекаемся.

Ласомбра: Они ударят вам в спину, но лишь потому, что они знают, в какие игры играют Сородичи.

Малкавиан: Прозрения, даруемые ими, редко окупают их мучительное присутствие рядом; хотелось бы мне знать, не является ли «сумасшествие» всего лишь обманом, с помощью которого они ослабляют защиту своих врагов.

Носферату: Этот прокажённые клан оказался опасно умелым в раскрытии тайн. Не заводите среди них врагов, иначе станете объектом их внимания.

Равнос: От Сородичей, которые называют своим родоначальником обман, не может исходить ничего хорошего.

Тореадор: Изнеженные и праздные, Тореадоры, тем не менее, владеют значительной собственностью.

Тремер: Скользкие, словно угри, Тремер виновны в том же преступлении, что и мы, но они тонут в трясине политики, которая становится их проклятием.

Цимисхи: Загадочное, пусть и старомодное, зло.

Вентру: Они тратят слишком много времени на то, чтобы строить из себя мучеников, так что не успевают заниматься ничем по-настоящему важным; у них плохо с руководством.

Каитифф: Малозначительны и с плохой родословной; они больше похожи на комаров, чем на вампиров.

Камарилья: Огромная, тупая и предсказуемая. Как американское правительство.

Шабаш: Поменьше, потупее и менее предсказуемый. Как итальянское правительство.

9. Внешность
Не дурен собой, Альберто всегда знал, что обладает внутренней харизмой, что часто привлекала его партнерш по постели или играла ему на руку в деловых( и не очень) переговорах. Овальные, мягкие черты лица, без особых примет, карие глаза смотрят на собеседника с уверенностью клиента в магазине, оценивающего предложенный товар-стоит ли быть деликатней в обращение с вещью, или ее можно ронять с большой высоты. Волосы подстрижены коротко со всех сторон, но оставлены "в рост" сверху.  Альберто любит укладывать так, чтобы создавалось небольшое ощущение присутствия хаоса на голове. Телосложение атлетическое, хотя под одеждой сложно говорить про что то "выше среднего".  В целом создает впечатление человека следящего за своим внешним видом.
Стиль одежды зависит от того чем занимается Джованни в данный момент- строгие костюмы для деловых встреч, джинсы и  кожаная куртка от ведущих брендов- для более повседневных дел. Любит время от времени "меняться"

10. Характер
Две черты можно определить после непродолжительного общения с этим представителем Джованни- эгоцентрик и человек уверенный в своих силах. Склонен к анализу, когда  уверенность не застилает глаза на столько, что кажется и  "море по колено".  Развитое чувство долга(профессиональное, как сам он называет) перед Кланом и работой, он не бросает начатое дело на полпути, если нет угрозы для себя или Семьи. Альберт не из тех, кто  умеет быстро менять роли при общении, ему не нравятся долгие игры в интриги. Гораздо проще, когда сразу знаешь суть дела и знаешь как поступить.
11. Любит/не любит
Любит пытаться строить предположения о собеседнике по его виду и манерам, любит тратить деньги, любит роскошь и удобство, время от времени любит намеренно пускать пыль в глаза, любит часто менять одежду, любит когда его понимают с первого раза, любит "умных" людей, тех которые делают то, что он говорит, любит прикрытую лесть
Не любит:неопрятность; физические недостатки; носить одну и туже одежду больше одного дня; неприкрытую неумелую лесть; ограничивать себя в чем то
12. Подробная информация о клановом недостатке
Поцелуй Джованни причиняет получающим его смертным мучительную боль. Укус вампира-Джованни часто убивает смертную жертву болевым шоком ещё до того, как несчастная успеет умереть от потери крови. Некроманты наносят вдвое большие повреждения смертным (и только смертным) во время Поцелуя.
Сам Альберто прошел через агонию и боль при становлении, на себе ощутив всю глубину проклятья клана. К тому же, по его мнение Сир находил в этом какое то свое удовольствие, пытка была невыносимой. Альберто сам не может понять, как ему удалось выжить, и, похоже, толика садизма(как думает сам неонат) от сира передалась и ему. Джованни находит агонию и боль жертвы вдохновляющей, поднимающей настроение..если бы он был человеком, это могло бы возбуждать. К его большому сожалению подобный "поцелуй" сметному может в один прекрасный момент подорвать Маскарад, некромант прекрасно это понимает, поэтому прибегает  с методам питания распространенным в его семье- кровь из пакетов, кровь из мертвых. Изредка, Альберто балует себя живой жертвой, заставляя ее почувствовать боль, через которую прошел сам. Это недостаток лишь для Маскарада, для самого Альберто- прекрасный инструмент агонии.

Вроде ваш Сир писал о том, что его не особенно волнуют чувства жертвы во время его питания. Да и говорил, что предпочитает питаться не от людей. Кажется немного не согласовывается. И всё же, как к недостатку относится именно Альберто?
Мой недочет- имелось ввиду, что Альберто считал, что у сира развит садизм. Поправил.

13. Биография.
Альберто Джованни родился в Палермо, "на"  Сицилии 3 июля 1884 года, в семье Джованни. Клан в то время набирала все большее влияние в процветающем городе и Альберто рос в полном достатке. Так как его отец был племянником главы той части большой семьи, которая там жила, он занимал довольно высокое место в "семейном бизнесе",  не всегда законном. В 6 лет мальчика отдали в одну из лучших школ города, правда учился он мягко говоря не очень прилежно и постоянно получал выговоры за нарушение дисциплины. Не смотря на то что Альберт был весьма и весьма умен, науки его не особо игтересовали, зато в спорте ему не было равных среди сверстников, в особенности всего, что касалось драк, в частности- бокса.
В 1902 году он хорошо, но без отличия закончил школу. От "дел семьи" он старался держатья подальше, хотя это и не всегда удавалось, ибо все знали, что он отличный боец и "переговорщик" что было очень полезно для "бизнеса". Часто бывая на деловых и не очень переговорах, парень заметил за собой привычку пытаться "прочитать" оппонента . Его манера говорить, невербальные знаки, все это он находил довольно забавным. Правда, часто он принимал желаемое за действительное и не угадывал. Больше всего ему нравилось тратить деньги и развлекаться. Впрочем, помощь в семейных делах всегда сопровождалась не плохим финансовым вливанием в кошелек Альберто
Альберто вскоре знали в семье как полезного и нужного человека, однако в 1904 году он изъявил желание изучать экономику и поступил в Римский университет Ла Сапиенца. Тут его отношение к учебе сильно поменялось. Ему было интересно то, что он изучал и в 1910 году он с отличием закончил обучение. На несколько лет он остался в Риме для практики в одном из брокерских домов. Сам по себе Рим-столица, более окультуренный, чем его родной небольшой Палермо, привлекал юнца бОльшим разнообразием удовольствий и развлечений.  Но вскоре его возвращают домой.
Когда он вернулся в Палермо, все сильно поменялось. Теперь его семья сумела занять главенствующие позиции в бизнесе на Сицилии. В это же время в их доме гостили несколько Джованни прибывших из Венеции. Альберто сразу же погрузился в семейный "бизнес", который в те годы развивался с бешеной скоростью. Альберто по большей части в силу своего образования занимался финансами, но часто приходилось делать и другие "дела".
4 апреля 1921 года он шел как обычно доложить "Дону" о текущих делах семьи, но тот был занят. "Дон" всегда проводил переговоры за закрытой дверью, но в этот раз была небольшая щелка, сквозь которую доносились обрывки разговора. Альберто сел в кресло у двери и стал ждать, как вдруг услышал свое имя и стал прислушиваться.
- Альберто, этот парень, что ты о нем думаешь? - доносился голос одного из приезжих родственников.
- Сын моего племянника? Он очень сообразителен, я как раз хотел спросить ваше мнение на его счет.
- Вы считаете его достойным кондидатом, дон Луко?
- Абсолютно, думаю он будет очень полезен... - на этих словах сквозняком дверь захлопнуло и разговор оборвался.
Спустя некоторое время итальянец вышел, и "дон" пригласил Альберто войти. Он внимательно выслушал отчет и парень уже собирался, как обычно, уходить, но Луко остановил его.
- Альберто, мальчик мой, ты хорошо справляешься и очень много хорошего делаешь для семьи
- Благодарю - скромно отозвался парень.
- И я решил, что ты достоин большего доверия, чем имеешь сейчас...
Это были слова, сыгравшие в жизни Альберто одну из самых важных ролей. В эту ночь он получил "Поцелуй доверия" и узнал насколько не проста его семья. За следующие 25 лет он многому учился и много работал. Он стал личным помощником Луко Джованни или как его еще называли - Рауко, из за его крупного телосложения.
Знаковое событие произошло 3 мая 1946 года. Во время одной из деловых встречь с сородичами из клана бруджа возникла небольшая перепалка и один из неонатов потеряв контроль бросился на главу Джованни. Возможно, сказались тренировки в прошлом, возможно, некий вид куража или просто фартуна, но Альберто удалось перехватить нападавшего в прыжке и одним быстрым движением сломать ему шею. Это можно было назвать огромным везением, что неконтролирующий себя бруджа, просто не обратил на парня внимания, двигаясь к главе Джованни. Хотя сам Альберто безусловно любил говорить об этом инциденте как о доказательстве собственной крутости.

Сколько лет было Брухе?
Птенец. два- три года.

В семье были удивлены тому как гуль справился с вампиром. И через несколько ночей Альберто была оказана большая честь стать одним из сородичей Джованни. Обратить его было поручено одному из приезжих родственников, Данте Джованни, который уже несколько месяцев гостил в городе по делам Клана.

Данте Джованни вернулся в Европу только в 1947, при этом в Венецию, а не в Рим. Согласуйте пожалуйста этот момент со своим Сиром.

Данте Джованни написал(а):

В 1914 году Данте  по поручению сира вместе с несколькими Джованни вновь покинул Италию и отправился в Новую Англию по делам семьи. Ему снова повезло избежать войны, которая началась через год после его отъезда. Здесь и продолжились исследования и самого Данте и здесь он переждал Вторую Мировую войну, хотя иногда все же ему приходилось возвращаться в Италию, чтобы помогать семье на Сицилии. Во время одной из таких поездок он даже стал сиром помощьника местного главы семьи

Небольшое уточнение- не в Рим, а в Палермо(Сицилия). Собственно и цитата, что до 47 года он бывал на Сицилии и уезжал. В один из таких приездов и произошло становление.

Обучением его занялось его семейство. Его сир почти не участвовал в его подготовке, и вскоре вообще уехал из города и, возможно, из страны. Альберто же продолжил работать на благо семьи и обучаться.  Став одним из могущественных детей ночи, Альберто какое то время еще уделял развитию своей физической мощи, но чем старше он становился, тем лучше понимал, что одной физической силой всех проблем не решить. Некромантия как таковая привлекала его, но не будучи сильно усидчивым, ему не так быстро давалось покорение этой дисциплины.
Он уже почти забыл сира и даже смутно помнил его лицо, когда вдруг в 2012 году семейство получило письмо из Венеции. В письмо один из влиятельных фигур в клане Джованни просил Альберто приехать.  Каинит был удивлен и польщен, что столь старый и влиятельный сородич хочет его видеть и первым же рейсом вылетел в Венецию.
Вито Джованни принял его сразу в ночь прилета и сказал, что его сиру не помешает помощь в Амстердаме. И написав письма Данте и  главе Амстердамской коттерии, с которой была назначена встреча у Данте отправил его в Голландию....

Альберто с Сиром http://3.bp.blogspot.com/_IwYu6PqmV00/SlcnJcg44lI/AAAAAAAAEGE/g8g_I2MSk1w/s400/%D0%90%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%82+%D0%94%D1%8C%D1%8F%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%B0.jpg

Красочно, понравилось. Жду уточнений и чарник, а вы ждите второго мастера.
*жалеет, что Сир с Чайлдом не камарильские Вентру, и еще больше жалеет, что не бизнесмены-тремеры*
Александр

Я даже не знаю, что еще можно спросить... Хотя и немного удивлен, что слово "могущественны" в среде Джованни можно трактовать, как физическую силу. От меня считайте принят, после ответов на вопросы.
Думаю,  все таки можно время от времени- не зря же у них в списке клановых дисциплин стоит Могущество :)

Отредактировано Альберто Джованни (2011-06-24 23:50:28)

+3


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Старые анкеты » Анкеты Независимых