Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Анкеты » + Элистер Коллинс, Малкавиан Антитрибу


+ Элистер Коллинс, Малкавиан Антитрибу

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Имя персонажа
Элистер Коллинс

2. Возраст
Появился на свет 18 августа 1815 года
Обратился 13 октября 1848 года

3. Пол
мужской

4. Клан
малкавиан отступник

5. Секта
Шабаш

6. Статус/титул в секте
Дуктус

7. Поколение
девятое

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья: «Обманщики и обманутые. Продолжайте лгать себе... и помни... это не остановит Праотцов, когда они пробудятся, чтобы забрать причитающееся им».
Шабаш: «Кровавые слёзы я лью по тебе, брат мой. Сражайся хоть вечность, но Патриархи придут забрать и тебя».
Независимые и Анархи: «Быть может, ты полагаешь себя свободным. Но ты не прав. Ты раб... раб крови... что течет в тебе... крови... которой ты жаждешь... и кровь твоя тебя погубит».
Малкавиан: «И когда услышим мы зов, последний зов нашего великого Отца, то соберемся к нему, чтоб отдать ему плату за дар, что взяли мы от него, ибо нет ничего вечного и в прах мы все обратимся... Но, быть может... - добавил еле слышным шепотом. - Если мы распространим наш дар как можно шире... то Малкав... не проснется?!».

9. Внешность
Высокий и крупный мужчина, из тех, что играют великих викингов и берсерков в экранизациях скандинавских саг или... плохих парней в голивудских вестернах. Рост - 6 футов 5 дюймов; вес - 200 фунтов. Волосы длинные, очень длинные, доходят почти до поясницы, светло-русого цвета. На лице относительно короткая борода и усы. Глаза тёмно-карие, почти чёрные. Взгляд немного отстранённый, слегка озлобленный, когда смотрит на собеседника одновременно создаётся впечатление, будто он сверил тебя взглядом и в то же время, будто смотрит сквозь тебя на стену. Когда Элистер двигается, начинает казаться, будто он заторможен и неповоротлив, но истинную скорость его реакции и ловкость тела можно узнать лишь тогда, когда ему грозит опасность. Одет в черную, немного поношенную рубашку, чёрные джинсы, так же далеко не новые и тёмно-коричневый кожаный плащ.  Если приглядеться, то на рукавах плаща, можно заметить засохшие пятна крови, манжеты же рубашки буквально полностью пропитаны кровью, правда, это то же заметно только очень внимательному наблюдателю. На ногах тяжелые армейские ботинки с высоким голенищем, в которые заправлены штанины. За голенище правого ботинка заткнут «Нож Боуи», под плащом, на бедрах, если приглядеться, можно заметить очертания кольтов в кобурах, в руках обычно длинная черная спортивная сумка, на подобии сумок для гольфа, куда вполне может поместиться дробовик или разобранная винтовка. На ней так же можно заметить засохшие пятна крови, особенно на ручках.

10. Характер
Несмотря на нелюдимую внешность, Коллинс довольно общительный сородич. Конечно, не без странностей, ведь у всех свои тараканы. Но в общем, в отличии от большинства остальных Чудиков, вполне сносен и изъясняется обычно вполне понятно. Хотя, бывают ночи, когда он вселяет ужас в своих братьев, предаваясь хандре и всё время повторяя какие-то непонятные пророчества о будущем и невероятные истории о прошлом. Бывает, начинает говорить сам с собой, точнее отвечать невидимому и неслышимому собеседнику, обычно, в эти моменты взгляд его стеклянеет и до него не легко докричаться.
Если говорить об отношении Элистера к внешнему миру, то большинство стереотипно мыслящих людей скажут что он психопат, садист и маньяк, который только и делает, что мучает часами несчастные жертвы, предавая их затем жестокой, изуверской смерти. Но для Коллинса всё на самом деле иначе. Всё живое в конечно счете умрет, так какая разница раньше это произойдет, или позже? Более того, тело, являющееся лишь тюрмой души, следует предать смерти, даруя тем самым ей свободу, а за одно получить новые знания, наблюдая за тем, как оно погибает и узнать пределы возможностей выживания живых и неживых существ.

11. Любит/не любит
Всё в этом мире заслуживает внимания, изучения и... освобождения от тленной оболочки. Поэтому, можно сказать, что Коллинс как любит, так и ненавидит всё, но на самом деле все эти понятия настолько далеки от его сознания, что Чудику сложно судить, что действительно ему нравиться, а что нет. Но, если всё же что-то выделять, то он не очень дружелюбно относится к грубости, фамильярности, попыткам его оскорбить, демонстрированию своей силы и... наверно... не особенно рад дневным снам. Любит же изучать смерть во всех её проявлениях, особенно, когда подоопытный образец умирает медленно, а так же, наигрывать в свободное время кантри-мелодии на губной гармонике и.

12. Подробная информация о клановом недостатке
«Ты говоришь, что я безумен, но попробуй услышать голоса, что нашептывают мне истинну каждую ночь, попробуй увидеть образы, что раскрывают правду о прошлом и будущем каждый день и тогда, ты узнаешь, кто действительно не дружит с разумом».

13. Биография.

Род Коллинсов вел свое происхождение от одного из древних ирландских кланов. Правда, семья Элистера располагала лишь древними преданиями, суевериями и ненавистью к англичанам, из всего великого наследия предков.

Когда североамериканские колонии выиграли войну за независимость, дед Элистера, Джонатан, решил покинуть родной Зелённый остров, переехав в молодую страну, показавшую проклятым англичанам кузькину мать. Но на новом месте, в Новой Англии, всё оказалось куда сложнее. Земли по большей части не было, страна только только восстанавливалась после длительной войны, и проливала кровь в постоянных стычках с индейцами. Семье Коллинсов не оставалось ничего, кроме как батрачить.
Шли годы, десятилетия. Сыновья Джонатана возмужали, обзавелись собственными семьями. И вскоре свершилось знаменательное событие — США приобрели Луизиану у Французской империи. Для иммигрантов заблестели слабые лучики надежды на благополучие. Только лишь прошел слух о покупке земли, как потоки переселенцев хлынули на запад, что случалось уже не раз и прежде, и в будущем так же не окажется редкостью. Вместе со всеми бедолагами, ищущими лучшей жизни, а так же преступниками, убегающими от возмездия, отправилась на запад и семья Коллинсов.

Осели ирландцы по нижнему течению Миссисипи, в местечке, где в последствии образовался город Роздейл. Здесь, на свежевыстроеной ферме, и родился Элистер. Вскоре эти территории официально вошли в Соединённые Штаты, в качестве двадцатого штата молодого государства, Миссисипи.
Жизнь на западной границе Штатов никогда не была легкой — постоянные стычки с краснокожими, междоусобные распри средь фермеров, отмороженные бандиты и авантюристы, которых вечно тянуло на запад, подальше от порядка, туда, где закон и порядок еще не ступили своей твердой ногой. А посему и люди, жившие там, были и становились суровыми, мужественными, сильными и жестокими. Те же, кому этого не удавалось, становились мертвецами.

Мальчик, будучи старшим ребенком в семье, рано начал помогать отцу по хозяйству. Свежий воздух и физический труд постепенно сделали из него богатыря. Вскоре, на семью Элистера обрушилось несчастье: мать мальчика скончалась во время родов, разрешившись от бремени мертворожденной девочкой, которая должна была стать шестым ребенком в семье. Элистеру тогда только лишь исполнилось 11. Это было страшное горе для всей семьи Коллинсов, но только лишь успели они похоронить мать с малюткой, как на усадьбы, что находились по левому берегу Миссисипи обрушилась страшная эпидемия неизвестной болезни, одни говорили что это туземцы прокляли бледнолицых, другие — что это проклятие чернокожих рабов, третьи — что это кара Господня за грехи людские. Но как бы там ни было, в течении полугода после смерти матери, Элистер потерял двух младших братьев и сестренку. Теперь у Элистера остался лишь отец, который после смерти матери время от времени впадал в апатию, и сестра, которая была младше мальчика на год.

Подросток сильно переживал из-за смерти своих близких, а разговоры о Божьем проклятии повергали его в ужас. Как могло оно пасть на добрейшую матушку? На маленьких, еще не смышленых, но таких милых братишек и сестричку? Как Господь мог допустить такое? С этими вопросами обратился он к местному священнику.

Слушая сбивчивый рассказ мальчика, по лицу которого текли слёзы, растрогал приходского священника, и он попытался успокоить его, не думаю, что может нанести непоправимый ущерб только фомирующемуся разуму мальца.

- Не плач, дитя. - говорил святой отец, гладя мальчика по голове. - Они не прокляты, и не наказаны. Они лишь освободились от тленных оков плоти, где были узниками их вечные души. Сейчас они смотрят на тебя с небес и печалятся тому, что ты скорбишь о них. Ты должен радоваться, ибо теперь они с Господом, и словно ангелы будут оберегать тебя и приходить к тебе в трудные минуты.

Мальчик успокоился, и даже более того, что-то вроде радости светилось на его лице весь остаток дня. А ночью … они... заговорили с ним... впервые... Элистер не мог разобрать чей именно голос он слышит, по большей части даже не мог понять, что голос говорит, но он был точно уверен, что это его мама с младшими братьями и сестрой. Конечно, после этого голоса звучали в его голове не каждый день, но всякий раз, ночью, после чьих-нибудь похорон, голоса вновь посещали его. И с каждым разом голосов было всё больше и были они отчетливей и яснее.

Так минуло три года. Жизнь постепенно возвращалась в привычное русло, отца уже гораздо реже посещала апатия и воспоминания (хотя он ни на ком и не женился), Элистер всё так же помогал ему в поле и по дому, совершенно не проводя времени с ровесниками, хотя ему это и не было нужно. И никто не замечал, что мальчик время от времени начинал разговаривать сам с собой.

Но покою не суждено было посетить семью Коллинсов. Вскоре, новая волна переселенцев хлынула на Запад, в мексиканский Техас. И вот, в конце лета 1830 года, группа каких-то парней с Восточного побережья, в количестве пятерых человек, попросились на ночлег к Коллинсам. По началу всё было прекрасно. Гости обменивались новостями с хозяином, в то время как дети подавали к столу. Но стоило парням немного выпить, как тут же понеслось.

Двое схватили девочку и начали разрывать на ней одежду. Отец , кинулся к себе в комнату, за ружьем, но тут третий выстрелил ему в спину и мужчина упал на пороге, заливая пол кровью. В это же время Элистера объяла какая-то непонятная ярость, которую он был не в состоянии контролировать. Он кинулся на обидчиков, но тут оставшиеся двое занялись им...

*****

Парень очнулся от острой боли в плече, да и во всем теле. Он не мог понять где находиться, но, постепенно приходя в себя, он понял, что лежит под звездным небом, на улице. Над ним склонилас пара людей, кажется, их соседи. Всё его тело болело, лицо затекло, а из уже перевязанного плеча сочилась кровь. Сев, преодолевая боль, он вдруг заметил, что находится метрах в 20 от фермы, которая была объята пламенем и которую, безуспешно пытаются потушить соседи, а совсем неподалеку от него лежат мёртвые отец с сестренкой. Слёзы потекли по лицу подростка...

Мальчика забрал к себе дядя, муж сестры его отца, сварливый и жестокий человек, которые поселился там же, милях в десяти к северу от фермы Коллинсов. Жизнь у него была нелегка. Он обращался с Элистером как с нигером. Постоянно бил его, заставлял работать от зари до зари, но мальчик терпел. Правда, голоса стали посещать его чаще, а к этому еще и добавились приступы неконтролируемой ярости, первый из которых случился в ту чёрную ночь.

Так и жил парень в течении четырех лет. Он вырос и возмужал, стал силен и проворен, но дядя обращался с ним по прежнему как с молокососом, которым можно понукать. В этом и была его ошибка. Как то вечером, после тяжелого рабочего дня, он заставил Элистера наколоть дров, а пока тот работал, стоял у него над душой, и говорил ему гадости... Парень терпеливо сносил все оскорбления, но когда дядя вздумал огреть его кнутом, с Элистером вновь случился приступ. Медленно развернувшись к тому лицом, с глазами, полными ярости, он кинулся на мужчину и искромсал его оторопевшее от неожиданности тело, топором. Затем, войдя в дом, он зарубил тётю и двух своих двоюродных братьев.
Когда Коллинс пришел в себя, с руками, по локоть испачканный в крови, с грудью, залитой кровью своих родственников, он понял, что ему не избежать линчевания, а посему как можно быстрее собрал всё самое необходимое, прихватил оружие, провианта на пару дней, и оседлав одного из коней, ушел на запад, за реку, в Техас, надеясь найти там новую жизнь, и отыскать убийц, память о которых не покидала его.

*****

В течении года он странствовал по Техасу, пристав к одной из бандитских шаек. Ничем примечательным не отличалось это время для юноши. Но вот, в Техасе, разразилась война за независимость. Среди техасских американцев воспылал дух патриотизма, который коснулся так же и Элистера. Он пошел добровольцем в формирующееся ополчение, воевал под командованием Боуи, сражался в героической победе при Консепсьоне, осаждал Сан-Антонио-де-Бехаре, бился под командованием гениального Сэма Хьюстона в последней решающей битве у Сан-Хасинто.

Но вот война кончилась. Кровь, смерти товарищей, жестокость, мародерство, насилие делали своё дело. Болезнь Элистера прогрессировала всё больше. Теперь, будучи героем независимого Техаса, Элистер посвятил всего себя, своей зловещей цели — отомстить за гибель семьи. Он исколесил почти весь Средний Запад и север Мексики в поисках злодеев, находя себе ночлег и пропитание когда попрошайничеством, когда разбоем. Так продолжалось 12 лет, а в 1848 году началась Калифорнийская золотая лихорадка. Коллинс в это время находился близ Санта-Фе, здесь он услышал о людях, походивших по описанию на тех, кого он выслеживал. Они отправились в Калифорнию, за золотом. Элистер пошел по их следу.

*****

Кровь невинных взывает к небесам. Земля захлёбывается кровью и мстит тем, кто поит её таким образом. Так же и возмездие обрушилось на головы обидчиков. Элистеру наконец удалось выследить их. Вообще, весь путь от Санта-Фе показался бы другому человеку странным, но Коллинс считал это божественным проведением... Его вели... голоса... Почти каждую ночь голоса говорили ему куда отправляться и на следующее утро он находил там следы убийц. И вот, 12 октября 1848 года он выследил их, близь города Колома. Они поселились на берегу Американ-Ривер и начали вымывать золото. С утра до вечера выслеживал их Коллинс, сперва он нашел двоих на лесоповале. Он обезоружил их, оглушил и привязал к брёвнам, а когда они очнулись, начал медленно убивать, срезая с их трепещущих тел, дурнопахнущих от собственного страха, куски плоти, предварительно засунув им во рты кляпы, дабы не переполошили всю округу своим воем. Они умерли от болевого шока. Затем ирландец отправился к ним домой. Там он взял еще одного, который по болезни остался дома. Связал его и сунул кляп в рот. На закате вернулись последние двое, с прииска, изможденные и обессилившие. Элистеру не составило труда скрутить и их. После чего началось главное представление. Как только не мучил их Коллинс, распяв на стенах сруба так, чтобы они могли видеть друг друга. Он отрезал им пальцы, произнося при этом имена своих отца и сестры, кромсал кожу на лице. А когда кто-то терял сознание, он приводил его в себя ведром холодной воды.

Под конец он отсек им гениталии, засунув каждому его же член в рот, а затем, разлив по полу масло, поджег сруб и ушел. Его месть свершилась, главная цель в жизни достигнута. Более ничего нет. Конь его медленно нес куда-то, но он не видел куда, голоса вновь взывали к нему, но он не слушал их, где-то выли волки, но он не слышал. Вскоре, неизвестным образом, конь привел его в Колому. Здесь и встретил его Фернандо Море...

*****

- Доброй ночи, путник, - произнес прохожий, вырвавший его из оцепенения. - Куда бредешь ты в такой поздний час?
Это был ничем не выделяющийся американец, из креолов, среднего роста и телосложения, правда, в свете луны, глаза его как-то странно блестели. Элистер взглянул на него затуманенным взглядом, и произнес лишь три слова:
- Я не знаю.
- Я не могу знать, куда ты придешь, хотя весь наш путь ведет лишь к смерти, но я могу дать знание. Жаждешь ли ты его?
- Да, - одним словом ответил ирландец.
Тут, незнакомец схватил его и словно пушинку стащил с коня, который взвился на дыбы и унесся прочь. Острые клыки вонзились в шею оторопевшему Коллинсу, его разум начал затуманиваться, покой окутывал его, а жизнь уходила. Когда тьма почти полностью воцарилась в его глазах, что-то обжигающе ледяное потекло в его уста, после чего он провалился в небытие.

*****

Когда Элистер очнулся, ему показалось, что прошло не больше минуты, но он уже был в каком-то помещении, а в голову его пылал огонь, тело мучила жажда и голоса повторяли одно и то же: «убей... убей... убей...» Тут он увидел связанную девушку, лежавшую рядом, и не понимая зачем, кинулся на неё, разорвал глотку и начал жадно пить хлынувшую кровь. Вскоре, жажда прошла и сознание вернулось к нему. Море поразительных чувств наполнили «новорожденного» вампира. Он слышал шорохи мышек в норках, видел во мраке помещения муравьев, бегущих по стенам. Его чувства стали будто бы острее, а сознание словно прояснилось. Тут, откуда из тени, появился незнакомец. Элистер был уверен, что там, где он возник, его раньше не было. Он удивленно смотрел на него, ожидая дальнейшего...

*****

В эту же ночь сир, которого, как оказалось, звали Фернандо Море, привел его в свою стаю. Начались долгие ночи обучения. Новый, совершенно неопознанный мир предстал перед распахнувшимися глазами Элистера. Сир учил его не только способностям и кодексу, но и наставил на Путь, ибо видел, что человечность в Коллинсе почти угасла еще в бытность человеком, а принципы Пути, на который его наставили, были близки ирландцу еще при жизни.

Вскоре, Море повел стаю на юг, в Мексику, ибо были они здесь только из-за Элистера, к которому Фернандо присматривался уже давно. Путь до Мехико не занял много времени. Проходя по городам и поселениям, стая всюду сеяла безумие и смерть, вступая порой в смертельные схватки с гарнизонами небольших крепостей.  В одной из них и показал Коллинс мощь своего мёртвого тела и презрение к смерти, за что вскоре и прошел Ритуал Создания.

В Мехико сир Элистера удостоился огромной чести — он был поставлен Епископом и Элистер покинул стаю, забранный Фернандо с собой для дальнейшего обучения. Пятьдесят лет он пробыл «у ног мастера», познавая премудрость безумия, открывая своё Видение и Слышание и познавая азы управления Тенью. В то же время Море открывал ему тайны Высоких Ритуалов.

На рубеже 20 века епископ счел Элистера достаточно подготовленным и... достаточно привязанным, а посему отпустил его от себя. Коллинс стал Пристом одной из новых стай, формирующихся для рейдов в Калифорнию. Это были сущие психи, помешанные на убийствах, насилии и крови. В течении 70 лет он кочевали по Калифорнии и Неваде, сея переполох в городах Камарильи и нарушая их драгоценный Маскарад.

Когда президентом США был избран республиканец Дик Никсон, стая Коллинса была отозвана домой, в Мехико. Три года стая просидела в мексиканской столице. Вампиры от безделья начали грызться друг с другом от безделья, результатом этого стала мономахия Элистера и дуктуса стаи, Сторожа Хосе Родригеза. Родригез избрал оружием кинжалы, полагая, что противник не выдержит под ударами его сверхъестественной силы. Но тело малкавиана оказалось куда более крепким, а сам он был гораздо ловчее, чем полагал ласомбра, да и удары здоровяка слабостью не отличались. Поэтому поединок завершился тем, что прежний дуктус превратился в прах в зубах ирландца. Стая провозгласила Элистера новым Дуктусом, обязав обучить его обучить нового священника.

Вскоре, после сих событий, Коллинс обнаружил странную способность у своего Сира. Тот, кажется, научился, видеть тех, кто далеко от него, а так же, беседовать с ними на огромном расстоянии. Это было удивительно, ибо, насколько Элистер знал, подобными способностями не могут обладать сородичи, сильно удаленные от Каина. Но, как оказалось, пока Элистер был в Калифорнии, Фернандо одолел в мономахии своего давнего соперника и иссушил его, приблизившись тем самым к Каину на одну ступень, а вскоре изучил, ставшие доступными ему теперь Гомон и Ясновиденье.

Весной 1972 года, стаю, теперь уже под началом Коллинса, отправили в Нью-Йорк. Подыскав подходящий транспорт, вампиры проделали долгий путь до Восточного побережья, сея боль и страх везде, где-бы не появлялись. В Нью-Йорке стая оказалась в распоряжении Молли Уейд, советницы архиепископа Нью Йорка Джастина Берна. На службе у неё минуло еще 25 лет.

*****

- Быть может ты полагаешь, что неделя кошмаров коснулась только вас, - произнес Элистер. Он находился в какой-то пустой комнате, хотя нет, не совсем пустой, на кровати лежало искромсанное тело мужчины, а вампир сидел рядом и обхватив себя руками за плечи размеренно покачивался из стороны в сторону, разговаривая сам с собой. - Но это не так, на самом деле. Мы так же помним тот ужас, который наполнял всё вокруг, когда Демон Лжи пробудился... Именно тогда, у меня началось... это... Скоро рассвет? Но я не хочу ложится на дневной сон... нет... я не хочу... они снова будут тревожить меня... Нет... я не желаю этого знать... Зачем вы выбрали меня? Я не желаю знать того, что будет... Оставьте меня в покое.... оставьте в покое.... покой...

Вскоре, после Недели кошмаров, малкавиана начали посещать кошмары во время дневного сна. Они были ужасающе... В них то отражалось прошлое, то предсказывалось будущее. Но в любом случае, теперь часто ночью вампир просыпался в кровавом поту, а из глаз его текли кровавые слезы. Конечно, за всё, прошедшее время сознание его помрачалось всё больше, но после недели кошмаров клиническое состояние разума Элистера ухудшилось еще более. Временами на него накатывала апатия, он сидел в углу, в убежище, или бродил по городу, повторяю одни и те же фразы:

- Ничего более не имеет смысла... они пробудятся... они заберут нас... нет смысла сопротивляться.

Правда, когда подобное происходило, в себя Коллинс приходил чрезвычайно возбужденным и активным. Хотя, это конечно не имеет особого отношения к делу. А дело всё в том, что весной 2012 года почти каждую ночь голоса в голове Элистера нашептывали снова и снова: «Амстердам... дьякон... Корвин...» А днем, в кошмарах, ему периодически стал являться красивый темноволосый мужчина, который моментально превращался в шикарную молодую женщину, а затем обращался лужей крови и так постоянно. Это напоминало способности Извергов к изменению плоти. В любом случае, ирландец воспринял это как знак, и, связавшись со своим Сиром, испросил позволения покинуть одному Штаты и направиться в Европу, ибо его туда зовут... голоса. Получив разрешение, Элистер отправился в путь...

Отредактировано Элистер Коллинс (2011-07-28 17:11:35)

0

2

А мне нравится. Принят. Заполняйте чарлист и присылайте.

Можно пробный пост на тему "Пусть твои глаза расскажут, что скрывает Смерть."

0

3

Вопрос: то есть в стае он выполняет роль и приста и дуктуса? А ему не жирно будет?

0

4

Адела Мейер
Этот момент в статусе я уже поправил, а если вы насчет стаи, я не думаю, что в группе из пяти человек дуктус, который владеет ритуалами, разжиреет от того, что будет сам их совершать, прежде чем обучит себе замену. И это продолжалось недолго, год... от силы два.

0

5

Офф: Не уверен, правильно ли я понял, что именно от меня требовалось, но в общем получилось вот это...
_____________________

Стояла безветренная, душная ночь 13 июля 1984 года. Смрад гетто заполнял густой и влажный от городских испарений воздух. Пятница, конец рабочей недели, всюду группы чернокожих подростков и молодежи, распивающих пиво или же балующихся чем-нибудь потяжелее, которые не умеют говорить друг с другом, да и с другими, без мата. Проклятый Гарлем, район гангстеров и наркодилеров, здесь, что ни день — разборки и перестрелки, но к выходным страсти накаляются до предела, готовые вылиться сполна в субботу. А на следующий день - воскресная служба в нигерской баптистской или методистской церкви, где после тяжелой трудовой недели, проститутки, зарабатывающие своим телом, наркоторговцы, распространяющие смерть среди подростков, убийцы, получающие бабки за пролитую кровь, да и сами подростки, вечно матерящиеся, распивающие спиртное, балующиеся травкой, и остальной сброд будут мирно распевать госпелы, благодаря Бога за прожитую благополучно неделю, и прося благословения на неделю следующую, дабы прошла она не менее благополучно. Ничтожные, лицемерные и несчастные существа...

Но это будет только через день, а сейчас, в пятничную ночь, среди всего этого смрада и кучек чернокожих подростков брел высокий, крупный, светловолосый мужчина, одетый, несмотря на духоту и середину лета, в удлиненную кожаную куртку. Его возраст было сложно определить из-за густой и длинной поросли, покрывавший его голову и лицо. В среднем, где-то около тридцати пяти наверное, хотя... кто знает. Он брел медленно и неуклюже, сгорбившись и направив взор в тротуар.

Конечно, вы наверняка узнали в нем мистера Коллинса. Убежище его стаи располагалась в нескольких кварталах от Гарлема, в Бронксе, а сюда его порой приводили ноги, когда он хотел уединиться, что бывало периодически. Почему он приходил именно в гетто, для него самого оставалось загадкой. Быть может, подсознание его вело сюда, в этот квартал, где царит насилие и беззаконие.

Когда он вошел в один из безлюдных переулков, его покой наглым образом прервали. Какой-то черномазый пацан окликнул его сзади:

- Эй, ты, белозадый придурок! Не жарко? Давайка, стягивай курточку.

Слова наглеца вернули Элистера к реальности. Еще стоя спиной к парню, малкавиан услышал характерный щелчок, рукояточного механизма предохранителя, который было сложно не узнать. У парня в руках был Кольт М1911А1. «Интересно, откуда где он достал этот пистолет?» - пронеслось у него в голове. Вампир развернулся и сурово взглянул в глаза молодого бандита. Тот, с перепугу, дважды пальнул в него. Пули попали, в живот чудику, выйдя со спины, продырявив ему рубашку и куртку. Элистер взглянул на дырочки и возмущенно воскликнул:

- Зачем ты портишь мои вещи?

После чего кинулся к парню, который был ужасно перепуган увиденным, и, упав на пятую точку, одновременно зажмуривая глаза, выпустил еще три пули. Они входили Коллинсу в живот, не причиняя существенного вреда, лишь слегка обжигая. Чуть поморщившись от неприятных ощущений, причиняемых проходящими сквозь плоть пулями, и представив, что парень уже сотворил с его вещами, Чудик подлетел к черномазому и одним не сильным ударом в челюсть отправил его в нокаут.

Вскоре, он уже сидел на полу, в углу одного из подвалов близлежащих жилых домов, укутавшись тенью. Чуть в стороне, привязанный обрывками своей одежды, за неимением более подходящего материала, повис на отоплении чернокожий, обнаженный парень. Он был без сознания. Подвал освещался тусклой лампочкой.

Элистер держал в руках пистолет несчастного и у его ног лежал, швейцарский нож, который вампир так же забрал у того, обшарив карманы его широких джинс, когда разрывал их на «веревки». Он сидел, словно погруженный в транс, а перед глазами его мелькали образы. Парнишка, в кругу друзей, размахивающий пушкой... Дом, какой-то взрослый негр... но вот этот негр моложе... гораздо моложе... Вокруг джунгли, он тащит раненого товарища и отстреливается из этого пистолета от кого-тою... Узкоглазая девушка, лет семнадцати, в разорванной одежде ... Слёзы на её лице... Пистолет, приставленный к её голове... Кровь на руках негра и мозги на его ботинках...

Тут из транса его вырвало хныканье и крики о помощи юнца... Он поднялся, скинув с себя покров тени, тем самым вновь повергнув афроамериканца в ужас, который был уверен, что в том углу, на который падали тени от котлов, никого не было... Он захрипел от страха и начал биться в истерике, пытаясь высвободиться. Элистер же, медленно подойдя к парню, с его же швейцарским ножом в руке, зажал ему рот и начал срезать лоскуты кожи с груди и живота, внимательно вглядываясь своим сверхъестественно обостренным зрением в его наполненные ужасом глаза. О! Они были прекрасны! Каждый сосуд глазного яблока бешено пульсировал, пара, кажется, даже лопнула, и медленно образовывала кровоподтек в глазу негра. Зрачок то конвульсивно сужался, то расширялся, хрусталик, кажется, менял цвет, или, быть может, помутнел от кровоподтека.

Когда вся грудь парня была освежёвана, а пол и вещи Коллинса залиты кровью, сердце негра не выдержало и остановилось. Более, увечить тело не стоило... Но, у вампира были немного иные планы на свежеумерщвленный труп.  Безумная идея посетила его разум. Ведь быть может, если, как говорят, глаза — зеркало души, то … его глаза видели последний ход своей души, а значит могут наконец сказать малкавиану, что же всё-таки скрывает Смерть.

Элистер, вытерев ножичек несчастного об импровизированные путы, начал аккуратно вырезать тому глаза, стараясь не навредить их целостности. Конечно, если бы он был Извергом, то всё прошло бы гораздо проще, но он им не был, поэтому приходилось пользоваться подручными средствами. Закончив с глазами, Чудик сел в угол, вновь прикрывшись тенью, и приступил к изучению «трофеев», пристально вглядываясь в узоры жизни, что остались после негра на его глазных яблоках.

Больше часа вампир изучал причудливые артефакты. День за днем ему открывалась жизнь их владельца, и вот, он достиг того момента, когда от боли, шока и страха у него остановилось сердце. А дальше на сознание малкавиана обрушилась пустота. Глаза так и не смогли поведать ничего, что было скрыто смертью. И Элистер, оставив уже бесполезные органы чувств здесь же, в углу, и слегка подправив свою внешность, дабы скрыть запачканную кровью одежду, отправился обратно, в убежище. Сегодняшнее происшествие его вовсе не печалило, ведь неудачный опыт, то же опыт. Поэтому он теперь удовлетворенный приступил к своим повседневным обязанностям.

*****

В воскресенье, после церковной службы, труп негра обнаружили. Конечно, люди пропадали и погибали здесь и раньше, но несмотря на это весь Гарлем был шокирован произошедшим зверским убийством. Полиция всего штата поднялась на ноги, но они так и не смогли найти ни свидетелей, ни подозреваемых... Поэтому дело заморозили и убрали в архив. Но в районе, где было совершено убийство, родилась новая легенда, рассказывающая то ли о светловолосом англосаксе, то ли о темноволосом креоле, который жестоко наказывает незадачливых ночных грабителей по ночам....

0

6

Сойдет)

0


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Анкеты » + Элистер Коллинс, Малкавиан Антитрибу