Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Анкеты » + Виктор Маллой, самеди, независимый.


+ Виктор Маллой, самеди, независимый.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя персонажа
Виктор Маллой, Вик

2. Возраст

23 человеком, 76 после обращения

3. Пол
М

4. Клан
Самеди

5. Секта
-------

6. Статус/титул в секте
-------

7. Поколение
10

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья: О боже! Вы чувствуете этот смрад?! Нет, на этот раз это не я, это прогнившие Вентру с их бюрократией! Меня, кажется, сейчас вырвет… Тем не менее платят они хорошо, доить их приятно – всегда найдется сородич, подставивший другого и ищущий защиты, выгода для них и двойная выгода для меня.

Саббат: У этих ребят и так хлопот полон рот, с ними проблем больше чем выгоды… Хотя у них есть свои плюсы, особенно когда надо взорвать апартаменты одного козла, который тебе порядком задолжал.

Анархи: Мы шли к свободе в жизни, дабы найти её в смерти. Самоуправление это хорошо, пока из-за одного дебила не пострадали все.

Бруха: Подобно львам в саванне, это самопровозглашенные короли нашей общины. Тем не менее спешу расстроить – на одной силе далеко не уедешь.

Гангрел: Интересно, почему они обходят меня за десять ярдов? Ах да…

Малкавиан: Вот они – самые счастливые из не-живущих! Что говорят про психов, то верно и про них, и не потому, что они психи, а потому, что они способны жить в своём мире, далеком от той грязи, в которой мы скоро захлебнемся. Зачастую они знают больше чем осознают.

Носферату: Ну что… устроим конкурс уродцев? Если серьезно – то отличные ребята, с ними приятно иметь дело. Не стоит стесняться просить у них помощи и расплачиваться по чести. Главное не болтать при них лишнего.

Тореадор: Обожаю этих ребят! Мне даже не надо прилагать усилий, чтобы повергнуть их в нокаут, достаточно распахнуть шарф. И чем у них только голова забита? Мы – истинное лицо не-жизни, а они, видимо, просто не наигрались в живых.

Вентру: Я редко это говорю, но кажется, меня сейчас вырвет…

Тремер: Возьмите горстку любителей DnD, и скажите, что магия реальна, хе-хе! Они любят точность и ненавидят ошибки, а заодно всегда ценят информацию и соотвественно хорошего информатора.

Цимисхи: В следующий раз, когда у меня отвалится нос, я знаю к кому обратиться!

Самеди: Я был бы несчастен, если бы был зациклен на внешности.

9. Внешность
Омерзительный и тошнотворный – два слова, которым сородичи чаще всего описывают Вика, так как не любят, а порой физически не могут, сосредоточить своё внимание на деталях и подробностях его внешности. В прочем, чего вы можете ожидать, имея дело с Самеди?
Бледно-серая кожа неестественного для тела (живого тела) оттенка. Щеки отсутствуют как понятие: пока Вик стоит к вам боком, вы можете со стороны разглядеть все его зубы, а при разговоре с ним – противоположный конец комнаты; забавно, что губы при этом остались целы, благодаря чему покойник до сих пор может корчить гротескные гримасы. Физические уродства на этом, увы, не заканчиваются: глаза обесцветились и теперь внешне представляют молочную массу, нежели нормальный глаз; кожа на шее, по большей части, отсутствует, выставляя напоказ мышцы и потемневшую плоть. Некогда крепкий торс и спортивные мышцы рук и ног иссохли и делают его похожим на мумию, хорошо хоть нет жидкостных выделений как у большинства представителей клана. Нос пару раз отваливался и грозит отвалиться в очередной раз при резком движении или физическом контакте. Волосы, однако, по сверхъестественной причине, или же просто повезло, остались нетронутыми как и кожа на макушке головы! А потому Виктор может похвастаться весьма пышной шевелюрой угольно чёрных волос зачёсанных назад и свисающих до плеч.
Современное общество сделало возможным для Вика скрыть почти все внешние уродства, лишь запах остался непобежденным. Став поклонником готического стиля, Вик одевается в узкие тёмные одежды: чёрные кожаные джинсы, водолазка в тон с высоким горлом, поверх оной кожаный жилет, на руках длинные перчатки в стиле киберпанк, а в качестве обуви пара мощных сапог. Чтобы прикрыть лицо обычно носит респиратор или бандану, а для глаз пару круглых тёмных очков аля Оззи. Что удивительно(или нет), но это позволяет избегать излишнего внимания смертных.

10. Характер
Омерзительный и тошнотворный… Дежавю? О да! Вик циник и просто засранец, его комментарии могут, а чего всего и бывают, обидны и колки, но что поделаешь, ведь, по мнению Вика, попадая в клан, сородичи перенимают все связанные с их линией крови стереотипы, которые можно использовать на пользу себе и для того, чтобы испортить жизнь другим. В общем характер получается отвратительнее внешности, хотя казалось бы, куда уж хуже? В целом он таков, что хоть хлебом не корми, а дай собеседнику желчи подлить, и не важно, кто перед ним - жалкий неонат или сам принц. Однако удивительным может показаться тот факт, что у Вика есть определенный кодекс чести: он не предаст, если изначально не планировал, к работе подходит ответственно и с долгами расплачивается честно и по совести, любой сородич обратившийся к нему с уважением может рассчитывать на взаимность. Что касается политики – она ему индифферентна. Смешно, но именно тошнотворная внешность обеспечила то, чего многие желают достичь, а потому Вику по большому счёту наплевать на кого работать – на Камарилу или Саббат, главное чтобы заплатили, а со своей не-жизнью он разберется как-нибудь сам, без бюрократии одних и религиозного бреда от других. Многие человеческие повадки и этикет ему на удивление чужды: он никогда не постесняется залезть в мусорную кучу, если, конечно, на то была необходимость, а распространение собственного смрада в те редкие моменты когда он бывает в обществе не вызывает у него угрызений совести. Как Вик питается – и вовсе отдельная история.
Забавный факт – Вик довольно часто посещает ночные клубы и дискотеки с мрачной готической или хэви метал тематикой. Внешность в таких местах легко скрыть, а запах трупа отлично сочетается со смрадом потных, еще живых, тел. Кстати со смертными у него некоторая дилемма. Не сказать, что Вик не любит людей, но и жалости к ним он особо не питает: может разорвать глотку, а может отпустить, всё зависит от голода и настроения. К гробовщикам, тем не менее, у него особое отношение. Эту профессию Вик уважает, однако причину этому до конца объяснить не может. Да, вся его линия крови буквально связана с некромантией и вуду, но сам Вик считает, что эти вещи никак не связанны. Для него это скорее как восхищение некоторым видом искусства или определенным блюдом, что-то неосознанное. Имея привычку искать убежища на кладбище, Вик ведет себя с гробовщиками на редкость дружелюбно, выбивая себе убежище с помощью слов или денег, хотя, к несчастью, иногда приходится прибегать и к грубой силе.

11. Любит/не любит
Любит: кладбища и места с мрачной атмосферой и тёмной энергетикой; готику и металл; добросовестных гробовщиков; доводить Тореодоров до припадков, впрочем, других сородичей тоже.
Не любит: запах парфюмерии.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Что? Запах? Возможно это что-то из моих вещей, давайте я скину жилет и водолазку…

13. Биография.
Виктор Маллой родился в Фениксе, Аризона, в 1912 году. Отец был хозяином местного магазинчика, мать же занималась просто домохозяйством. В семье он был вторым ребенком, младшим сыном, всецело олицетворявшим фразу «в семье не без урода». Вик с детства был задирой и отъявленным хулиганом, а став подростком вступил с товарищами в местную банду. С родными отношения всегда балансировали на грани катастрофы, и отец всякий раз грозился отправить шкеда в армию при первой же возможности. Брат же, не удивительно, являлся образцом нравственности, и лишь гигиена, вернее её отсутствие, по мнению Виктора, не позволяла ему достичь статуса морального идеала.
Переломный момент в жизни Виктора случился в 20 лет, но не потому, что его отправили в армию. Отец скончался от сердечного приступа, он уже давно жаловался матери на сердце, а та, в свою очередь, изливала эмоции старшему брату Виктора, который, в последствии, вставлял пистоны младшему ублюдку. «Это всё ты! Вот увидишь, сведешь отца в могилу!» В итоге видимо это и произошло, Вик не мог знать наверняка, его не было дома, когда случилось несчастье, но накануне он выслушивал очередной поток праведности и нравоучений от отца в свой адрес. Юношу тогда словно хватило озарение, но сначала, конечно, он пустился в запой от горя, но спустя пару дней вернулся домой и на коленях молил прощения у родных, а те, в свою очередь, не могли отказать ему в помощи. Старший брат занял отцовское место хозяина лавки, а Виктор занялся учёбой.
Поначалу всё было просто изумительно: резкая перемена характера во вчерашнем бандите вызывала искреннюю радость у матери и старшего брата, но вот у самого Виктора дела шли плохо. Созданная им дурная репутация просто не давала возможности для карьерного роста или учёбы, он успел за свою короткую жизнь насолить многим людям, но даже когда он встречался с незнакомыми людьми, то каким-то образом репутация опережала его, и это делало жизнь невыносимой. Он оказался заперт в ловушке, которую сам себе поставил. Конечно, был вариант вернуться к криминалу и заняться чем-то крупным, но он просто не мог: стыд и ненависть к себе многие годы пожирали его изнутри. Позже оказалось, что и его родным не дают спокойной жизни из-за его преступлений. Очень часто он посещал могилу отца, пытаясь общаться с ним, повествуя могильной плите о том, как он страдает из-за собственной дурости, пока однажды вечером с ним не произошёл странный случай…

… Стивенсон до сих пор, до сих пор не хочет меня простить! Прошло ведь уже четыре года Па, четыре! Как могут христиане быть так жестоки? Или это Господь меня наказывает? – Вик на секунду прервал свой монолог. Он и так был в стельку пьян, а сейчас собирался усугубить своё состояние, доставая из-за пазухи фляжку. – Я не понимаю, я же встал на путь истинный, хожу в церковь, пытался учиться… - Вик сделал мощный глоток. Виски застряло на мгновение в горле, организм больше не мог принять отравы, но усилием воли юноша заставил себя проглотить. В глазах у него потемнело и он чуть было не рухнул оземь, успев ухватиться за могильную плиту.
- Это бред Па… чушь… это не может продолжаться, они же Ма и Эрни не дают спокойно жить из-за моих проделок… Но ведь я никого не убил! Покалечил, да, но не сделал инвалидом! Мне стыдно! СТЫДНО! – ярость кипела у юноши в груди, собравшись с силами, он встал, и хотя стоял он не твердо, он замахнулся и отправил фляжку в далекий полёт через кладбище. – Пропади оно всё пропадом!
В этот момент Виктор ощутил мощный удар в спину и через мгновение ощутил лицом холодную твёрдую могильную землю. Хорошо, что хоть пролетел мимо камня, а то ведь и с жизнью мог расстаться… хотя может это и было ему нужно? Исчезнуть из жизни Ма и Эрни и оставить их в покое, чтобы его прошлое не было для них обузой. Виктор ощутил, как его кто-то переворачивает на спину и в свете фонаря он увидел нечто настолько ужасное, что за мгновение протрезвел: нападавший был омерзителен, наверняка болен чем-то ужасным, так как от него исходил жуткий смрад, и по лицу сочилась зловонная жижа, а глубоко впавшие глаза делали невыносимым попытки рассмотреть его лицо в деталях.
- Если уж берешь кошелек, то бери и жизнь, сделай мне одолжение, ладно? – сказал Вик. Смирение пришло неожиданно и страх перед нападавшим пропал. Тем не менее, отвращение осталось.
- Что? – хрипло ответил нападавший. Казалось, он сбит с толку.
- Мне тебе по буквам разжевать? Ты наверняка бродяга, тебе бы лишь выпить… У меня в кармане ты найдешь более чем достаточно, но сделай одолжение, убей меня! – слова сходили с губ юноши тихо, он не хотел потревожить своим криком случайных прохожих.
- Вот оно как?... Знаешь, у меня есть идея получше… Если хочешь, я тебя убью, но сначала ты протрезвеешь и вернешься сюда завтра. – с этими словами нападавший исчез так же неожиданно как и появился. Вик же, собравшись с силами заставил себя подняться и направился домой.
На следующий день юноша явился на кладбище в это же время. По пути он долго обдумывал своё решение и чем больше думал, тем более логичным и целесообразным находил его, ведь, по всем законам христианства, это не самоубийство, а убийство. Мужчина уже ожидал Виктора, но странности только начинались. Незнакомец назвался Самуэлем и объяснил, что он вампир, добавив, что готов предложить «помощь», а также какой-то «иной вариант», но для начала Виктор должен был ему раскрыться, и чтобы упростить процесс, поставил перед ним бутыль виски.
Вик принял предложение Сэма перенять его проклятие, но для начала предстояло попрощаться с семьей. Проведя пьяным бессонную ночь в убежище вампира, юноша очень волновался того, что должно было скоро произойти, но уже стоя на пороге собственного он дома, он ощутил необъяснимую решимость и без задней мысли пересказал родным свою легенду, по которой он собирался переехать в Атланту по предложению одного своего знакомого.
В тот же вечер Вик был инициирован. В последствии, жизнь, вернее не-жизнь, в качестве вампира пришлась ему по вкусу, а уникальные особенности его клана дали простор фантазии и возможностям. И хотя по началу его мучали вопросы религии и человечности, в итоге он отбросил их так же легко, как куски плоти с лица, вновь дав волю своей бандитской натуре. Первая кормежка прошла для него легко по всем понятиям: один гробовщик на кладбище оказался знакомым сира и был рад предоставить тому помощь. В тот момент, когда его клыки вонзились в человеческую плоть, Вик испугался и удивился того, как легко и непринужденно это происходит, с такой же легкостью он бы мог пить воду или грызть яблоко. С внешностью было несколько сложнее, и хотя сам Вик постепенно принял тот факт, что будет бесконечно превращаться в труп, сир же начал издеваться над его шевелюрой! В течении многих лет пара покойников служила Саббату и Камариле долгое время скрывая факт родства и тем самым заработав себе значительную сумму. В отличии от сира, демонстрировавшего мастерство скрытности и шпионажа, Вик больше предпочитал работать как и при жизни, в качестве наемного амбала, а благодаря новообретенным способностям вампира, в частности клановой дисциплине Танатозис, никто не мог встать у него на пути не боясь расстаться с жизнью.

В 1965 году, покойники, намереваясь избежать открытого конфликта, давно назревавшего между сектами, перебрались в Пенсильванию. Как-то раз, там, на местном кладбище, произошёл забавный случай.
- Приезжий… - прохрипел Вик. – Да еще со своей машиной.
- Ты и без меня знаешь что делать. – ответил Сэм. С этими словами пара покойников приблизилась к юноше, который пришел навестить могилу. Оглушив его, они оттащили беднягу к себе в убежище, где собирались с ним немного поразвлечься, прежде чем сожрать, настроение у парочки в тот вечер было на редкость воодушевленное. Юноша очнулся в месте, напоминавшем каменный подвал, перед ним склонились две на редкость страшные рожи, а сам он, как оказалось, был крепко привязан к стулу.
- Пожалуй я возьму его нос. – с ухмылкой проговорил Сэм.
- Фу… на хрена тебе такой шнобель? – усмехнувшись, отреагировал Виктор. Вампиры вели каннибальские беседы, пытаясь вывести юношу из равновесия, но тот лишь с разинутым ртом смотрел через свои здоровенные очки на пару покойников.
- Обычно они кричат, а что особенного в этом? В чём дело, юноша?
- Я должен снять фильм! – воодушевленно выкрикнул пленник. – Вы подали мне блестящую идею!
Вампиры оказались ошеломлены таким заявлением, но не поспешили его отвергнуть. Юношу звали Джордж, и он был режиссером, имел собственную компанию, хотя и совсем новую. Та фанатичность, с которой он изучал своих похитителей, поражала и развлекала их умы. В итоге они просидели вместе целую неделю, периодически выпуская Джорджа на волю, поначалу наблюдая за ним, а затем, убедившись в его фанатичности, предоставив ему свободу. В итоге на свет было рождено целых три сценария, один из которых позднее стал фильмом, который произвел революцию в жанре ужасов и принес покойникам кругленькую сумму. К несчастью в последствии этот же фильм вызвал чистку кладбищ охотниками практически на всей территории страны, а потому Вик и Сэм решили, до не давнего времени, не распространяться о своем вкладе в киноиндустрию.

В целом не-жизнь парочки покойников текла не спеша, пока не наступил великий 21-ый век и человечество, по мнению Вика, не ступило на путь полного разложения. В целом стало значительно веселее. Благодаря субкультурам, диктовавшим стиль и моду, а также Голливуду, всемирно промывающем всем мозги, стало возможным по ночам открыто бродить среди живых и действовать куда более открыто, даже несмотря на опасность столкнуться с камерами. Недавно, во время последнего Вуду Кандомбле выяснилось, что в Нидерландах пропало несколько членов коммуны, в частности в Амстердаме. И хотя официально клан не объявил о намерении принимать никаких действий по этому вопросу, Вик счёл это за возможность начать самостоятельную не-жизнь отдельно от сира. Недавно он перебрался в вышеупомянутый город, намереваясь там развернуться.

0

2

Анкета отличная, нареканий не имею.

Два вопроса.

1) Получается Виктор не владеет некромантией ?
2) В анкете написано, что Виктор не следует более человечности. Каким из путей он следует ?

В остальном, жду лист персонажа, в JPG  формате вечером на скайп или sorcerer87@mail.ru

0

3

Спасибо на добром слове!

Корвин написал(а):

1) Получается Виктор не владеет некромантией ?

Только в теории. Сир предлагал, но чадо избрало Танатозис. В будущем, тем не менее, возможно выучит и на практике.

Корвин написал(а):

2) В анкете написано, что Виктор не следует более человечности. Каким из путей он следует ?

Ой-ой-ой, я видимо слишком сильно намудрил с эпитетами))Хотя в целом идея хорошая, на свой страх и риск попробую Путь Соглашения Чести.

Заполненный лист представлю в ближайшие сроки.

0

4

Принят, на счет листа персонажа будут некоторые исправления.

0


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Анкеты » + Виктор Маллой, самеди, независимый.