http://masquerade.rolevaya.ru/img/avatars/000e/4d/0b/132-1312267513.jpg http://s006.radikal.ru/i214/1108/54/81948544c355.jpg http://i011.radikal.ru/1108/26/58a20c3b68f5.jpg

1. Виктор «Боец», «Цирюльник», «Парикмахер», Андерсен

2. Возраст
До – 26, после – 130. Всего 156.

3. Пол
Мужской

4. Клан
Бруха

5. Секта
Камарилья.

6. Статус/титул в секте
Служитель.

7. Поколение
9

8. Отношение к кланам и сектам
Шабаш – стаи отморозков, таких везде хватает, на самом-то деле.
Камарилья – типа большая и дружная?
Бруха – терпеть не могу, когда вижу в клане кого-то, кто выглядит, как будто только что в первый раз в жизни оторвал зад от стула и харю от гамбургеров. Боец должен быть бойцом.
Носферату – в оригинале эта рожа напрашивается, чтобы по ней заехали, а если откроет рот и попытается заболтать зубы – напросится.
Малкавиан – хорошо, что у меня нет с ними общих дел.
Вентру – деньги... по крайней мере, я знаю, где их источник.
Тореадор – большая часть – свора мелких шавок, пахнущих дорогими духами, крашенная дорогими красками и одетая в дорогие ошейники с бантиками сбоку. Впрочем, некоторые музыканты ещё ничего.
Гангрел – главное, чтобы когти не распускали, тогда с ними можно иметь дело.
Тремер – если силу понять можно, то в магию лучше не соваться.

9. Внешность
http://s003.radikal.ru/i203/1105/0b/366da8441b22.jpg
Высокий (194 см) жилистый мужчина, атлетично сложенный, загорелый. Про такого не скажешь – качок, скорее – боец. Глаза карие, на теле много мелких шрамов и тройка особенно заметных, полученных в боях. Иногда вампирам не везёт, не так как носферату, конечно... в общем, Виктор был обращён в крайней стадии запущенности собственной растительности – длинные волосы, длинная борода и усы, поэтому время от времени ему приходится стричься и бриться. Ясен пень – делать это после каждого пробуждения он не стал – всё зависит только от настроения. Какое-то время в этом появлялся стиль, какое-то время он ходил «как есть», точнее «как получилось», что в итоге дало ему возможность поднатаскаться в парикмахерстве. По крайней мере, своём собственном. Да и порывов кого-то постричь без отрезания головы, ушей или ещё каких конечностей он не выражал.
Одежду предпочитает удобную в первую очередь – свободные рубашки или майки, реже – расстёгнутую куртку на голое тело. Джинсы, ботинки или сапоги. Никогда не носит часы или солнечные очки – это мешает. Если приспичит до официоза – строгий чёрный костюм, рубашка, туфли на небольшом подбитом металлическими пластинами каблуке с цепочкой сзади, так, чтобы шаги были слышны всем.

10. Характер
Все видят его по-разному. Иногда даже так, как он сам себе не представляет, но чаще всего оставляет о себе негативное впечатление. Не до ненависти, а просто неприязнь, потому, что сам этого хочет, так уж повелось – он привык общаться с теми, кто его недолюбливает, нарываться, бить морду, если повезёт. Часто даёт окружающим клички, что тоже не приводит этих окружающих в восторг. Но всё это – только толстая скорлупа настоящего сознательного сородича. Ну должен же быть кто-то, кого не любят?

11. Любит/не любит
Любит: давать клички, женщин (несмотря и на что, а иногда просто не глядя)

не понял что вы хотели сказать Что пьяному часто всё равно на то, как выглядит девушка.

, кровь пьяной или укуренной молодёжи, под настроение модно одеваться или подстраиваться под какой-то стиль, курить.
Не любит: когда кто-то к нему равнодушен, ботаников, хиляков, уродов, хотя не всяких, исключение, пожалуй, составляют боевые шрамы.

12. Подробная информация о клановом недостатке:
Бесстрашный и легко возбудимый нечеловек, который может надрать тебе зад – что может быть страшнее?

13. Биография.
- Говорят, тот, кто сделал его вампиром, был ещё при Карфагене...
- Брешут, сто процентов брешут,- отвечал Виктор, наскоро поедая кусок прожаренного мяса с хлебом,- и срать я хотел на вашего Карфагена, лишь бы деньги платили.
Виктор не знал, кто такой этот Карфаген и чем он так важен – он знал одно, что если он выиграет очередной бой – ему дадут достаточно денег, чтобы просадить в местном притоне и снять девку... и ещё кое-что.
Виктор родился в 1856 году, во времена королевы Виктории. В стране, где никогда не заходит солнце, тем не менее, бывали ночи. Виктор родился на окраине Лондона в бедной семье. Отца отправили в тюрьму за кражу, когда мальчику было 4, мать, ясно дело, не справлялась со всем одна, приходилось попрошайничать, потом воровать... потом Виктор попал в подростковую банду. Понятно, что занимались они совсем не благотворительностью, хотя, с какой стороны посмотреть. Если брать деньги у богатых и давать их нищим, то бишь, забирать себе, то вполне альтруистично в духе так популярного Робин Гуда. По ходу дела приходилось периодически менять район в городе, а это – неминуемые стычки с теми парнями, кто уже орудовал там. Это мир, в котором правила сила. Или ты съешь – или тебя, естественный отбор или игра на выживание – называйте как хотите. Для Виктора это был способ жить дальше. Да и цель, впрочем, тоже. Своего рода карьерный рост. Учитывая развитие медицины и её качество, любая полученная рана могла стать  смертельной и со временем, Виктор старался, чтобы те, с кем он имеет дело, понимали, что он не просто принципиально бьётся за территорию, а сделает так, чтобы туда не лез больше никто. Мир был поделен на государства, однако, «низы» делили этот мир по-своему. В 1875 году, в свои 19, после очередной драки на тёмной улице к Виктору подъехал экипаж. Говорившего не было видно, но суть сказанного была в том, что если парень хочет заработать и приобрести популярность, он может прийти по названному адресу.
Срать он хотел на популярность! Среди «своих» и чужих он уже был достаточно известен, а вот деньги стали точкой преткновения, которые побудили умерить гневный блеск глаз на окровавленном лице и отпустить незнакомца без увечий.
На следующий день на окраине Лондона в каком-то старом здании начал собираться народ. Это были простые парни, такие как он, и знатные господа с личной охраной. Так Виктор впервые попал на нелегальные бои без правил... в качестве бойца, ясен пень. Казалось, таких людей, как те, кто приходил вываливать свои кровные, не должно беспокоить ничего, кроме политики, но как оказалось впоследствии, Виктор ничего не знает об их мире. Так открылась завеса тайны над стороной мира развращённой власти, денег и азарта. Это казалось не жестоким, а глупым – убивать или калечить людей не ради выживания, а просто ради чьего-то удовольствия, как делали здесь многие. Он же бился за деньги, которые прокормят. Третий бой за ночь уложил парня в полный нокаут. Он долго думал, стоит ли продолжать, но упрямство делало своё дело.
Бои проходили раз или два в неделю. Тайная арена существовала вот уже больше пяти лет. Уровень, бойцы, правила немного менялись, но смысл, как и смысл жизни Виктора, оставались прежними. Он научился считать деньги, пришлось... научился читать, трахаться, играть на... нервах, играть на публику. Медленно, но верно Виктора поражала звёздная болезнь. Он не был лучшим, но был одним из лучших бойцов Арены. Тело «украшала» тройка особо заметных шрамов, потому как мелких было несметное количество.
Среди приобретённых знакомых Арены Виктор познакомился с человеком по имени Джек Ньюман. Говорили, он тоже дрался, но по его состоянию здоровья не скажешь – шрамов на нём почти не было, зубы и глаза целы – в общем, сомнительные слухи. Он-то и занимался тем, что был посредником между заказчиками и бойцами. Перед очередным боем он шепнул, что сегодняшний приз будет больше обычного и выдал какого-то пойла, потрясающего на вкус. Это заставило Андерсена постараться. Сперва он думал, что в эту ночь соперники будут сильнее, чем те, что обычно, но нет. Победа далась с необычайной лёгкостью, что дало возможность с понтом дела вынести последнему сопернику челюсть.
«Я хорош»,- думал Виктор, выходя с арены в коридор, где его ждал Джек.
- Понравилось пойло?
- А? – Сперва не сообразив, о чём речь, спросил тот.
- То, что дал тебе перед боем, понравилось? – Скорее подтвердил, чем спросил он.
- А, да. Что это было?
- Пойдём... расскажу,- он развернулся и хитро ухмыльнувшись, повёл Виктора в одну из временных комнатушек.
- Это вампирская кровь,- сказал Джек, сев на стул.
- Ага... И что в ней намешано?
- Нет, ты не понял. Это настоящая кровь. Кровь вампира.
- Слушай, может, меня и били по голове, но не достаточно сильно, чтобы я верил в ту по*бень, что ты несёшь...
Джек снова прищурился, но не стал комментировать.
- Хочешь ещё?
- А где вы её берёте?
- Хозяева снабжают.
- Какие хозяева?
- Ну ты же не веришь мне, считай, что подарок от влиятельных людей.
- Ага, подарок, значит... Ладно. Достань мне ещё.

Тот кивнул и, выходя, добавил:
- Твои деньги там, где и обычно, и да, ты можешь вылечить свои раны... без штопания и бинтов.
«Пи*ди больше»... – скептически подумал Виктор.
Оказалось, что вся ситуация была опять хитрее, чем обычно. Своеобразные уроки жизни. Раскрывалась целая многослойная индустрия. Лучшие бойцы получали вампирскую кровь, попытки узнать, откуда всё-таки она берётся, долго были бесплодны, пока, наконец, Виктору не ткнули пальцем в некоторых здешних "немёртвых" особ.
Какое-то чувство жопы подсказывало приближение этой самой жопы, вот только с какой стороны...
- Говорят, тот, кто сделал его вампиром, был ещё при Карфагене...
- Брешут, сто процентов брешут,- отвечал Виктор, наскоро поедая кусок прожаренного мяса с хлебом,- и срать я хотел на вашего Карфагена, лишь бы деньги платили.
Но на этот раз было не «лишь бы». Пристрастие к крови было сродни наркотику, о чём не раз вскользь упоминали «соратники» Андерсена. И когда желание новой «дозы» стало невыносимым, он отважился заговорить с одним из «хозяев», как их называли Джек и некоторые прочие. При попытке заговорить на эту тему сознание отключилось, потом по телу прошла волна боли, как будто его отпинали ногами (а, может, так и было), и единственной фразой, которую он услышал, был человеческий рык:
- Выкинь отсюда эту мразь.
Так закончилась эпоха Арены, так могла закончиться и жизнь Андерсена, если бы... Если бы после короткого мгновения эйфории сквозь темноту и боль он снова не открыл глаза. Виктор лежал на кровати, высокий потолок, пахло мясом, но если раньше этот вкус показался бы ему чертовски обалденным, то сейчас чуть не вывернуло наизнанку. От жажды.
Виктор сел на край кровати и понял ещё одну вещь – ему не холодно и не жарко, а чтобы вздохнуть, пришлось приложить некоторые усилия – он не дышал. Не стоило большого труда догадаться, что именно с ним произошло, о вампирах он уже знал, но не знал, каково быть «по ту сторону жизни». Пройдя по богатому дому, он пришёл на тошнотворный запах – на кухню.
- Уже проснулся? Хорошо,- раздался незнакомый мужской голос откуда-то сзади. Обернувшись, Андерсен увидел крепкого коренастого человека в довольно скромной одежде,- сегодня у меня будут гости, знаю,- кивком указал на варево,- вонь отвратная, но тебе просто надо поесть... Твой завтрак в подвале.
- Кто вы такой?
- Меня зовут Ричард Донаван, клан бруха, теперь и твой клан, Боец. Как тебя зовут?
- Виктор... Андерсен
,- слова и мысли с каждой минутой давались с трудом.
- Идём...
Ричард отвёл парня в подвал, где за решёткой он увидел своих старых знакомых – тех самых «вампиров», которые, как оказалось в последствии, поймали пару молодых вампиров и сливали с них кровь, выдавая себя за настоящих немёртвых кучке поверивших в это болванов. Они-то и стали первым завтраком Виктора. Какая ирония.
В последующие годы вплоть до 1930-х Виктор обучался у Ричарда, потом решил отправиться в Америку в поисках приключений и нового опыта, и вернулся в Европу уже после второй мировой войны, побывал в разных странах, пока не решил на время осесть в Италии. До возвращения в Европу занимался всем, чем мог – убийства, кражи, потом перешёл на более легальные формы заработка – обзавёлся тренажёрными клубами в Европе, до этого – одним в Америке, наладил необходимые связи. В общем, вырос во всех планах, кроме одного – поведение и характер оставляли желать лучшего.
Не желая надолго засиживаться на одном месте, Виктор едет в Амстердам.

Отлично, просто отлично. Нет слов... Хотя нет, все же есть) не могли бы вы уточнить, как долго он был гулем? Да, конечно, он им был как бы "нелегально", но все же пожалуйста уточните.
Чуть больше года.

От меня принят. Добро пожаловать в Амстердам, мистер Анедрсен.

Все вопросы в ЛС или скайп: xmirror_of_madnessx
Александр
Отличная анкета) Я пришла, а мне тут такой восхитительный подарок))) Надеюсь, мое "принят" еще играет роль?!... В любом случаи от меня вы тоже приняты!
Катарина.