http://masquerade.rolevaya.ru/img/avatars/000e/4d/0b/37-1294250616.jpg
1. Имя персонажа
Марк Грантц. Кристиан – этот псевдоним родился в мозгу юноши внезапно и без причин, но до сих пор используется. Хренов псих. Маньяк… По сути, как Малкавиана не назови, нормальнее не станет.

2. Возраст
23 года, идеальный возраст для смерти. Рожденный в 1916, обращен 1916+23… у Марка всегда было туго с математикой

3. Пол
Мужской, кажется, давно не проверял

4. Клан
Дитя Малкава

5. Секта
Камарилья. Хотя нужен ли он вообще какому-то из кланов?!

6. Статус/титул в секте
Чокнутый художник

7. Поколение
Да, у Марка совершенно плохо дело с расчетами.

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья
Ой, они такие забавные! Принц-демагог в башне Рапунцель. Ему пошли бы ее косы! Забавные, да, очень, верят, что могут изменить предначертанное…

Саббат
Тошнотворно… ужасно, безумие! Слишком отвратительны, чтобы даже упоминать о них.

Бруха
Гоп-стоп, мы подошли из-за угла… Почти все они не умеют одеваться и мыслить! Но есть и милые особи

Гангрел
Зверушечки… Хочу ручного гангрела! Жаль только велик риск, что он отгрызет мне что-нибудь…

Носферату
Не идеальная модель для портрета. Крысы бывают ручными. Крысы многое знают. Нет причин их не любить, но порой стоит опасаться.

Малкавиан
Истинный безумец тот, кто отрицает истину. Мы видим ее, но зачем ее знать еще кому-то? Когда наступит конец света, вы сами обо всем узнаете.

Тореадор
Ах, они могут стать идеалом. Любого из них можно изобразить в красках и портрет станет шедевром. Воплощенная красота, но не более…

Тремер
Волшебнички. Гарри Поттер и компания. Толпа выскочек. Мой Сир их не любил…

Вентру
Шуты и демагоги, в их руках власть? Деньги есть власть? Какое мне дело до их заблуждений?

Ассамиты
От них холод по коже… Я вижу свою смерть.

Равнос
Их судьба печальна, тьма и боль окутала выживших. Они - отражение нашего будущего…

Джованни
Странные, темные… лучше с ними никогда не встречаться у них тяжелая аура, они вызывают жуткие видения… Как хорошо, что их не так уж много.

Ласомбра
Они, как залежавшееся лакомство в изысканной обертке. Стоит ее снять, изнутри полезут мерзкие черви.

Тзимици
Извращенная красота прекрасна вдвойне… но оставшиеся капли здравого смысла приказывают держаться подальше.

9. Внешность
Не вся серая масса имеет что-то общее с мозгом…
Мозг серый?! Не суть…
Среднего роста, неприметный молодой человек. Вряд ли можно назвать мечтой любой девушки, по крайней мере, если смотреть издалека. 172 см ростом, вечно закутанный в длинные черные тряпки. Будь то шерстяной плащ, как носят готы, либо кожаный, либо просто из непромокаемой ткани, из которой шьют ветровки. Но обязательно черное. И, по возможности, длинное. Другие варианты верхней одежды не котируются, они «не скрывают сияния». Какого нафиг сияния? По этому поводу Марк припас парочку ответов, которые все равно никто не поймет. Серые с черным кофты, футболки. Иногда – майки. Особенно, когда находится в студии и занят работой.
Самая верхняя часть тела, по умолчанию – голова, представляет собой не самое примечательное зрелище. Лицо с четко выраженными скулами. Чуть нахмуренные брови и интересной формы пухлые губы. Глаза вечно подкрашивает черными тенями. Считает, что без этого его лицо выглядит не так, как должно. Глаза. Тут отдельная тема. Малкавиана всегда можно узнать по двум признакам. По речи и взгляду. Темные глаза Марка «горят» помешательством. В них могут отражаться сотни эмоций, сменяющие друг друга резко и непредсказуемо. Малк может во время разговора вдруг начать следить за чем-то, недоступным взглядам собеседников. Порой эти глаза скрываются за отросшими прядями черных волосы, а иногда Марк закалывает челку, являя миру свой безумный взгляд.
Спускаемся ниже? Увлекательная экскурсия по чужому телу для начинающих извращенцев и юных анатомов. Чуть ссутуленные плечи покрывает идеально гладкая, притягивающая кожа. Выпирающие ключицы довольно привлекательны, под ними на коже надпись загнанными в кожу чернилами «Intelligenti pauca». Торс молодого человека не отличается спортивностью и подтянутостью. Скорее художник просто очень худой от природы, почти костлявый. Осанка у Марка отсутствует напрочь. Немного сутулый, он привык ходить, спрятав руки в карманы и глядя себе под ноги. Какая разница, как он выглядит для прохожих? Чем невзрачнее, тем лучше для больного на голову не-живого.
Манерами Марк тоже не отличается. Он лезет в чужие разговоры, когда его не просят, никогда не здоровается. Жесты молодого человека порывисты, порой слишком импульсивны. Речь же, как и у всех представителей клана, состоит из сплошных загадок и неадекватных фраз. Однако, Марк обладает какой-то долей очарования, которую можно списать на присущую ему, как вампиру, харизму. А возможно, он просто представляет интерес как талантливый художник и не более.

10. Характер
Активная шизофрения, пассивная меланхолия, депрессия, истерика, паранойя, галлюцинации, прочие забавные наборы слов. Малкавиана сколько не лечи, он все равно в сторону психушки смотрит. Любой психотерапевт сам сойдет с ума от общения с таким вот уникумом. За упырей, созданных этим созданием заранее нужно ставить свечку. Либо они сами докатятся до крайней степени неуравновешенности, либо Марк их прихлопнет из-за того, что ему так захотелось.
Неадекватен, импульсивен, тих и скрытен. Да вообще все в жизни Марка зависит от фазы луны и момента секунды. Он может истерически смеяться над чем-то, одному ему понятным, а в следующую минуту уже впасть в глубочайшую депрессию и желать смерти от чего угодно. К счастью, пожелания обычно не сбываются, потому как, стоит Марку решить «покинуть гнилой мир сегодня же на рассвете», у него раз сто успевает поменяться настроение до наступления этого самого рассвета. Но все-таки, «любимых», ну, или, можно сказать, доминирующих состояния у Грантца два. Либо полная неадеватность с истерическими смешками и абсолютно бессвязной речью, которую порой не могут понять и другие Малкавианы, либо тихая сосредоточенность и серьезность. Последняя чаще сопутствует работе. Находясь у мольберта, вампир вообще видит только краски и холст и может не заметить и занесенный над его головой топор.
Что же Марк изображает? Чаще всего вампир рисует просто смертных. Обнаженку, полуобнаженку, совсем не обнаженку. Портреты, пейзажи, абстракционизм. Порой – собственные видения. За изображение последних его еще в смертной жизни упрятали в сумасшедший дом.Воспоминания о смертном обиталище до сих пор преследуют Марка, потому он обожает посещать подобные места и наблюдать за другими безумцами.
Иногда портреты смертных моделей художник оформляет как сюрреалистические психоделические сюжеты. По этой причине ему часто позируют разного рода фрики. С ними Малкавиану куда проще находить общий язык, чем с другими представителями человечества. Порой из-за тесного общения с людьми Марка можно принять за Тореадора. Издалека и на первый взгляд.   

11. Любит/не любит
Любит
Кровь, запах красок, луну, опавшие листья, холод, тепло, юные тела. Смерть, разумеется, чужую. Запахи кофе и сигарет, обнаженные тела, психушки, мягкие стены. Красоту
Не любит
Тремеров, напоминаний о Сире. Тех, кто возомнил себя в праве давать художнику поручения.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Раз шиза, два шиза… Вышел зайчик на крыльцо. Замечательный стишок… Неадекватность, галлюцинации (кажется, так называют наши видения смертные и глупцы из других кланов). Что есть недостатки? Лишь обозначение отличительных черт.

13. Биография.
1916 год. Разгар Первой Мировой. Мир погружен в тотальный кошмар. Везет только жителям стран, отдаленных от мест боевых действий и вообще в войне не участвующих. И все равно среди тьмы способен зародиться свет. Среди смерти – жизнь. Мелкий, орущий комок жизни, вытолкнутый матерью в яркий, громкий, пугающий мир. Роддом на краю Берлина. Ни одного боя за всю войну немцы не вели на своей территории. Впрочем, от кризиса и разрухи это все равно не спасло. А что ребенок? Мать умерла при родах. Таких – в приют. Оттуда – на кладбище. Чаще всего именно туда, кому нужен лишний рот в условиях недостатка продуктов. Бездомные дети в то время были частым явлением и большинство жили просто на улице. Но выбросить грудного младенца персонал роддома не мог. Ребенка уже собирались отправить в приют, но объявилась женщина, представившаяся бабушкой Марка. Она и забрала мальчика.
Итак, холод, голод, боль... Бабушка не особо заботилась о ребенке. Не потому, что не хотела – не было возможности. С 5 лет – общественно полезный труд на заводе. Тому, что вокруг такие же дети умирали, мальчик не удивлялся. Смерть вообще воспринималась тут как что-то абсолютно нормальное. Ребята засыпали и их увозили. Вот и все, слова «смерть» Марк не знал до 7 лет.
Кроме всего прочего мальчик учился. В месте, которое с трудом можно было назвать школой. Какой-то сарай с партами и доской, пьяный и злобный учитель. Марк с детства рисовал. На всем, что попадалось под руку и всем, что попадалось.
И вот, однажды, когда Марк пропалывал грядки в огороде бабушки, в дом зашла незнакомка. Это была женщина лет 60 на вид. На самом деле, ей было 40… лишившись мужа и детей, женщина решила договориться со старухой, чтобы та отдала ей мальчишку на воспитание – всяко лучше, чем жить одной. Грантц не знал, о чем они там с бабушкой разговаривали, но на следующий день у него появилась новая семья. Неразговорчивый ребенок, старый дом в сельской области, сухая почва. Марк молчал, приученный не раскрывать рта, пока не спросят. Только поздно вечером он слушал у камина истории приемной матери о том, как когда-то было хорошо. До войны. «А так что, бывает?» - спрашивал мальчик, отрываясь от рисования.
В 10 лет его отдали в художественную школу. Это стоило денег. Но приютившая ребенка женщина надеялась, что когда-нибудь мальчик станет художником. Учился Марк и правда быстро. Делал успехи. В 15 закончил школу и пошел работать в художественную мастерскую. Приблизительно тогда его и начали посещать видения. Сны… они не пугали, наоборот. Притягивали, завораживали. Юноша начал рисовать все то, что видел. Поначалу никто не обращал внимания. Но рисунков становилось все больше, видения – все ярче.
Итог – сумасшедший дом. Именно здесь Марк почувствовал себя своим. Наплевать, что ему не давали больше рисовать и поили какой-то дрянью. К недоеданию и холоду юноша давно привык. Главное, что здесь было так спокойно. А другие пациенты порой делились интереснейшими подробностями своих видений. Или ощущений. Один сосед слышал голоса. Другой – видел призрак девушки, которую убил пьяный отморозок. Девушка из палаты напротив утверждала, что видела монстра с длинными когтями и ужасным лицом. И что этот монстр – был ее возлюбленным, который пропал без вести на войне. Марк делился своими видениями, не опасаясь, что его накажут. Рассказывал о приходивших к нему странных существах, которые говорили о будущем. Обычно – о конце света и смерти. Но сами существа были удивительны. Говорящие звери, русалки, мужчины и женщины удивительной красоты. Порой – темнокрылые ангелы.
Своих видений Марк не понимал, они все сливались в бесконечную череду удивительных снов, говорящих о далеком будущем. Но он и не боялся этих снов. Считал их абсолютно нормальными. В одном из видений он услышал послание: «Время придет». И послушно ждал этого времени.
В психбольнице юноша провел несколько лет. Он потерял счет времени – в больнице не было никакой информации о внешнем мире.  Девушка, утверждавшая, что видела монстра, пропала без вести. Санитары нашли только пятно крови в одном из подвальных помещений психбольницы.  Но никому не было дела. Марк только сказал, что ее забрало существо из подземелий. Получил за это порцию интенсивной терапии и несколько косых взглядов других пациентов. Не более. Затем видения стали предрекать приход господина, и юноша принялся послушно ждать. Обещанный господин не заставил себя ждать.
Юноша проснулся среди ночи и увидел на своей кровати мужчину. «Ты - господин?» - спросил Марк, внимательно разглядывая гостя. «Ты скоро станешь звать меня Сиром».
В ту же ночь они покинули больницу. Они не разговаривали, но Марк чувствовал, что это его судьба и он не должен ей сопротивляться. На следующую ночь произошел ритуал Обращения. Очнувшись и утолив жажду, Марк едва не обезумел под напором обрушившегося на его сознание голоса. Он не ожидал подобного. А Сир сидел в кресле и потягивал кровь из пакета, наблюдая.
Последующие годы, проведенные с Сиром напоминали их первую ночь. Казалось, будто ему наплевать на свое Дитя. И тем не менее, стоило Марку оступиться, его создатель оказывался рядом, помогая исправить ошибку. Грантц снова начал рисовать. Сир забрал его во Францию, где они и поселились. В центре Парижа Марк открыл мастерскую. Он смог работать по ночам, его картины начали продаваться. Юный вампир наслаждался своей не-жизнью, сживаясь с голосами в голове и видениями, приходившими даже наяву. Марк искренне верил, что безумие – Дар. Так прошло около 30 лет. Вторая мировая не оставила большого отпечатка в сознании Марка, они с Сиром оставались в стороне. Когда война закончилась, они вернулись в Берлин. Там Марк продолжал рисовать. Под другими именем, но снова стал известным художником.
Но все же, это не могло длиться вечно. Проснувшись однажды вечером, художник понял, что его Сир ушел. Просто покинул его.  Молодой вампир впал в состояние апатии. Много ночей он не покидал квартиры. Много ночей он не покидал квартиры. Изголодавшись, юноша впал в безумие. Но, к счастью, именно тогда к нему пришла его любимая смертная модель. Когда-то Марк любил рисовать ее. Но вампир вряд ли разглядел девушку. Он набросился на ее у порога и выпил досуха. Вампиру хватило ума сжечь труп на городской свалке, но страх, что его найдут, погнал художника прочь из города. В Амстердам.

Никаких убийств жертв внутри Камарильи. Или понимайте, что как только вас поймают, вас убьют. Кровавые рисунки - тоже к Шабашу.
Не нравится тема про приют. Лучше вообще убрать эту часть, сироты уже надоели вусмерть, пусть вас воспитывала ваша бабушка.

Тема пробного поста - Откуда берутся синие индюки?

Тусклый, приглушенный свет. Зашторенные тяжелой темно-фиолетовой тканью окна. В комнате витал запах краски и растворителей. Аромат сигарет, которые курил не так давно покинувший помещение натурщик. Гратнц привык к этому запаху. Все, кто приходил в квартиру художника чаще, чем пару раз – тоже привыкали. Спальня была и мастерской, и кабинетом. При желании – любая комната приобретала то назначение, по которому ее хотел использовать вампир.
Художник стоял перед мольбертом, заканчивая картину. Она должна была быть готова уже давно. Редкая работа, делавшаяся на заказ. Для выставки в благотворительных целях. Марк и благотворительность? Смешно, скорее он просто хотел, чтобы его картина попала именно на эту выставку. Почему? Просто хотел… У вампира не было внятных мотивов, кроме того голоса, что порой шептал в его голове. Да, картина должна была быть готова до завтра. Если он закончит сейчас, до завтра краска успеет просохнуть и работу можно будет передать работникам галереи…
«Если птица увидит себя здесь? Птенцу будет любопытно? Или он решит, что это оскорбление? Я творец. Способен понять, как идут ему крылья…»
С легкой усмешкой вампир продолжил дорисовывать последние штрихи. Картина в каком-то роде захватывала, но в то же время – ужасала. «Откуда берутся синие индюки». Идеальное название… Не зря Марк несколько дней просыпался с этой мыслью.
На холсте перекликалось множество оттенков синего, черного и серого. И красная кровь… Парень-натурщик, чье тело на картине обросло перьями, голова стала неуловимо похожа на птичью. Причудливое существо выбиралось из еще более странного яйца. Скорлупки представляли собой мелкие сюжеты. Мужчина и женщина на брачном ложе, мужчина с беременной женщиной, женщина, извергающая из себя яйцо. Но эти мелкие картинки можно было разглядеть только очень сильно присмотревшись. Фоном же для выбирающейся из скорлупы человекоподобной птицы стал ночной город с высокими домами и грязным заплеванным тротуаром. Да, именно в таких городах из яиц вылуплялись синие индюки. Марк точно это знал. И он знал, что скорлупа очень острая и птица ранится о нее. Потому на крыльях существа виднелись порезы, а на тротуар капала кровь. А еще он знал, что как только птенец выберется из скорлупы, он тут же побежит по этой грязной улице, чувствуя, что он дома. Птицу было жалко. Ведь синие индюки не летают и он никогда не узнает, как это – чувствовать, как воздух подхватывает под крылья и несет, теребя перья. Но птице не понять этой жалости – ведь синие индюки крайне недалекие существа.
Чуть прикусив кончик языка Марк в последний раз коснулся кисточкой холста и отошел от картины, чтобы осмотреть ее издалека. Да. То, что нужно. Он показал именно то, что хотело оказаться на холсте. Именно так, синий индюк сам хотел оказаться на холсте, он хотел, чтобы все узнали, что такие как он синие индюки берутся из синих яиц, которые извергают из себя такие же синие женщины. А Марк справился.
-Тебе понравился рисунок, Птица? Хочешь, чтобы они знали?
На столе зазвонил мобильный и художник потянулся за трубкой. К счастью, творческим личностям прощались их прихоти – никто ни разу не спрашивал Марка, почему тот работает по ночам и только.
-Доброй ночи, мой маленький друг… Да, работу я передам завтра… Под светом луны, не иначе… Пусть не тревожат кошмары.
Чуть взъерошив свои волосы, Грантц снова взглянул на картину, накидывая плащ. Ночь все еще продолжалась… как раз время позднего ужина.

Принят