Славный город - Амстердам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Старые анкеты » Замороженные анкеты


Замороженные анкеты

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

1. Имя персонажа
Кузьмин Анастасий Дмитриевич. В XXI веке чаще использует имя "Стас", так как оно кажется менее странным, да и иностранцам произносить легче.
2. Возраст
26 лет прожил как человек и 186
3. Пол
Мужской
4. Клан
Бруха
5. Секта
Камарилья
6. Статус/титул в секте
Служитель, помощник Шерифа
7. Поколение
11
8. Отношение к кланам и сектам
Секты:
Шабаш
– Мне искренни жаль, что эта организация существует до сих пор.
Камарилья
– Худшее из того, что может быть, но лучшее из того, что мы имеем.
Анархи
– Идея хороша, а вот исполнение не то, что хромает – оно без инвалидной коляски перемещаться не в силах.
Кланы:
Бруха
– Пусть мы допустили множество ошибок и продолжаем этим заниматься, мы хотя бы пытаемся сделать мир лучше. Вот только пока ни разу не удалось. И наши неонаты уже не те. Мы были одним из Высоких Кланов, а стали "Сбродом". Впрочем, позволившие этому случиться старейшины не лучше молодняка.
Вентру
– Власть нужна им только ради самой власти! Если когда-то из этого и получалось что-то хорошее, то уж никак не для подданных таких правителей. Лучше бы их вовсе не было. И вовсе не из-за Карфагена говорю я так. Я могу забыть о делах минувших, произошедших задолго до моего рождения, но в современные ночи мне тоже не за что их любить.
Малкавиане
– Из всех других кланов они нравятся мне больше всего. Я говорю о тех из них, чья душевная болезнь не зашла слишком далеко.
Гангрел
– Они мне нравятся, но большие города – не место для Дикарей. Они сами, должно быть, это чувствуют.
Носферату
– Из них получаются замечательные друзья. Те же, у кого случилось обострение чувства прекрасного, пусть попробуют хотя бы не говорить о Носферату ничего плохого.
Тореадор
– Я не хочу сказать, что искусство – это что-то плохое само по себе. Но вот Тореадоры...
Тремер
– Скорее я стану доверять Вентру, чем Тремер. И все же я им сочувствую. С ними можно сотрудничать и даже дружить, если помнить, что одного слова вышестоящих любому Колдуну хватит для предательства.
Каитиффы
– Мы так часто являемся причиной их появления, что просто не имеем право смотреть на них свысока. И среди каитиффов встречаются достойные личности. Даже чаще, чем в некоторых кланах.
9. Внешность
При жизни Анастасий сильно напоминал живое воплощение чего-то среднего между образами стереотипичного дворянина-офицера и романтизированного бунтовщика. Высокий, статный, чернобровый, с густыми вьющимися темными волосами и пронзительным взглядом каре-зеленых глаз. Служба в армии оставила на его теле не один шрам, причем многие из них весьма заметны. В общем, был бы он киноактером – мог бы сняться в историческом фильме в роле себя или иного подобного персонажа. Но как-то не сложилось.
После смерти мало что изменилось в плане внешности. Годы не-жизни сделали его более сильным и ловким, и хотя нарастить мышцы мертвец не способен, но в движениях это чувствуется. Хищность тоже появилась. Кожа побледнела, но пока что не до бумажно-белого.
Куда сильнее, чем внешность, поменялась одежда. Все-таки ходить по современному городу в костюме XIX века – верный способ привлечь к себе слишком много внимания. Сейчас Анастасий предпочитает носить рубашки, брюки, куртки и далее в том же духе.
10. Характер
Это тот случай, когда внешность соответствует содержанию.
Не лишен благородства. Романтичный. Почему-то с молодыми революционерами это часто случается, не говоря уже о том, что в XIX веке это было модно. Со временем эта черта притупилась, но так и не исчезла полностью. Пылкий. И при жизни был пламенным революционером, а уж теперь... впрочем, об этом позже. Храбрости и решительности ему более чем хватает. При всем при том умный, образованный... "человек". Идеалист, конечно. В обоих смыслах. Целью (не)жизни считает самосовершенствование, но больше внимания уделяет не моральным качествам, а знаниям, навыкам.
Становление сильно повлияло на его характер и десятилетия попыток обуздать свой темперамент не увенчались особым успехом. Для Бруха он неплохо себя контролирует, но все равно остается вспыльчивым, нетерпимым, легко выходит из себя и не то чтобы хорошо скрывает эмоции. Это довольно забавно сочетается с оставшимися от смертной жизни дворянским воспитанием и армейской дисциплиной. Но куда забавнее, что при всех при тех изменениях, что произошли с ним после становления, Анастасий именно став вампиром научился относиться к своим воззрениям критически.
В разговоре изредка применяет устаревшие слова, формы слов, фразы и так далее. В поведении так же часто можно увидеть устаревшие и современные привычки, соседствующие или заменяющие друг друга в зависимости от ситуации. Все-таки одинаково здороваться и на приеме у князя, и на каком-нибудь концерте, после которого намечается гвалт – попросту глупо и нелепо.
11. Любит/не любит
Любит: хорошую компанию, приятные беседы и собеседников, быть правым, скорость, риск, лошадей, оружие, книги, улыбчивых людей, миниатюрных девушек, охоту, когда окружающие с ним согласны, но сильных духом – тоже.
Не любит: чужую упертость (но только в том случае, когда она мешает принять его идеи), слепое повиновение, социальную несправедливость, "позорящих клан" индивидов, вентру, несусветную глупость, тех, кто провозглашает равенство и при этом всеми силами пытается быть "равнее" других, навязывания ему чего-либо, подхалимов, обдолбанную пищу (в первую очередь – разбираться с последствиями от ее употребления), бюрократию, чрезмерную хаотичность (точнее, считает ее опасной), лесть, хождение вокруг да около, путающих свободу и вседозволенность, невеж, кичащихся своим невежеством, лицемеров.
12. Подробная информация о клановом недостатке
Как известно, Бруха очень легко выходят из себя. И если обсуждать идеологические вопросы он может достаточно адекватно, то что-то, что задевает честь (и не обязательно его)... В общем, раньше за это вызывали на дуэль, а теперь – бьют морду. Выдающаяся глупость тоже может очень сильно злить за исключением тех случаев, когда кто-то про нее рассказывает, предварительно сообщив, что это был очень смешной случай. С навязыванием ему чего-либо тоже лучше быть осторожным.
Стоит учесть, что к девушкам относится более терпимо. Но, к сожалению, Зверь у него – не джентельмен, так что и представительница прекрасного пола может довести до Безумия. В общем, разозлить бруху может каждый, а вот пережить это...
13. Биография.
Родился осенью 1799 года в дворянской семье. Учился на дому, в положенный срок поступил на службу в армию, в Черниговский полк. Примерно в то же время увлекся идеями переустройства Российской Империи весьма радикальными методами, вступил в одно из тех тайных обществ, которые потом участвовали в восстании декабристов.
14 декабря в Петербурге Анастасия не было, так что принять участие в событиях на Сенатской площади ему не удалось. В декабре 1825 – январе 1826 будучи поручиком участвовал в восстании Черниговского полка, был ранен и взят под стражу. По официальной версии после этого Анастасий свел счет с жизнью, а на самом-то деле ночью 3 (15) января его забрал из-под стражи какой-то подозрительный человек, почему-то очень легко завоевавший доверие и охранников, и горе-бунтовщика. Конечно, потом этот человек оказался вампиром, неплохо владевшим дисциплиной Присутствие. Он решил, что из Анастасия выйдет хороший бруха. Впрочем, не удивительно – для всякого рода революционеров и мятежников всегда найдется место среди Бруха. Макар, как звали того вампира, впрочем, впечатлили не столько идеи декабристов (хотя они тоже в чем-то были хороши, впрочем, не стоит забывать, что точек зрения в этом движении было больше одной), сколько деятельность самого Кузьмина. Все-таки Анастасий был одним из самых активных и решительных членов "Общества соединённых славян". Призывы к революции так же пришлись Сиру по вкусу, даже при том, что революции не получилось. Из этого не сложно сделать вывод, что был он анархом. Долгое время и его Дитя принадлежало к этой секте.
И все же Макар рассказал Анастасию много о прошлом клана, многому научил свое Дитя. Но чем дальше, тем меньше времени уходило на учебу, все больше занимали агитационные работы, поднятие возмущений, восстаний... или хотя бы попытки это сделать.
В 1861 году была достигнута отмена крепостного права. Конечно, в программе декабристов были и другие пункты по переустройству страны, но Анастасий ожидал какого-то более существенного результата от этой перемены. То, что вышло из этой реформы умерило пыл юного вампира, но лишь слегка. Просто он стал критически относиться к своим идеям.
На революцию 1917 года Анастасий возлагал большие надежды. Правда, в свершении этой революции он принимал опосредованное участие – больше в качестве вдохновителя народных масс, чем кого-либо еще (высокое Присутствие жизненно необходимо любому вампиру-агитатору). Правда, уже скоро, как только начались репрессии, он стал разочаровываться в системе ("Декабристы хотели, чтобы не было бедных, а коммунисты – чтобы не было богатых" (с) бородатый анекдот). Да и Совет Бруха (в который, кстати говоря, входил Сир Анастасия), как оказалось, был отнюдь не образцом для подражания. К середине 30-ых годов Стас уже подумывал о том, чтобы покинуть Страну Советов и во время Второй Мировой представился подходящий случай. Нет, конечно, бросать Родину в такое время он не стал и как мог принимал участие в происходящем на стороне СССР. Конечно, особенности образа жизни вампира помешали бы ему числиться в официальных человеческих войсках, которые действовали и в дневное время суток. Но из-за того, что Совет Бруджа подозревал, что за Третьим Рейхом стоят враждебные вампиры, в качестве тайной помощи и поддержки армии были посланы добровольно отправились некоторые более молодые вампиры. Скрываться от людей оказалось проще, чем каждое утро находить себе убежище, но все-таки Анастасию удалось дожить до победы, так и не увидев рассвет. Оказавшись же в Европе в 1945 предпочел остаться на "загнивающем Западе". Анастасий постарался представить все так, будто бы он встретил Окончательную Смерть, но если его Сир узнал о том, как все обстоит на самом деле – можно с полной уверенностью сказать, что этот его потомок стал для Макара самым большим разочарованием за последние несколько сотен лет. Но гневных писем Анастасий не получал, да и разгневанный Сир его не посещал. Вероятно, Макар, даже если узнал правду, был слишком занят Советом Бруджа и борьбой с коллегами. А уж после пробуждении Бабы Яги шансов повидаться с Дитем у него стало еще меньше. И все-таки Анастасий надеется, что если тот выживший член Совета действительно существует, это не его Сир.
Другие анархи ни разу не одобрили этот поступок Анастасия, да и сам бруха подумывал сменить секту. И Камарилья была намного лучшим выбором, чем Шабаш. Как не трудно догадаться, перебежчика никто не принимал с распростертыми объятьями, но за прошедшие чуть более чем полвека от большей части откровенно косых взглядов и подозрений удалось избавиться. Примерное поведение со временем дало свои плоды – несколько лет назад Анастасий стал помощником Шерифа, хотя вплоть до того времени был дежурным подозреваемым, причем даже в том, чего еще не случилось.
А вот соклановцы, сочувствующие анархам, но при этом состоящии в рядах Камарильи, лучше относиться не стали, скорее наоборот. И если бы таких было мало...


Анкета основана на реальном человеке

Пробный пост. Заданная тема: "На тему второй мировой. Как тяжело быть солдатом. От заката до рассвета"
Казалось бы, нежити мало нужно для удобства и какой-то дополнительный комфорт для сна не требуется – некоторые, говорят, и вовсе в гробах спят, и ничего. Но подвал в руинах дома, уничтоженного одной из бомбежек, были отвратительным местом для того, чтобы переждать день! Хотя волновал Анастасия не холодный и жесткий пол, на котором приходилось спать, а то, что здание может в любой момент обрушиться и если не завалить их обломками, то подставить под губительные солнечные лучи. Но на самом деле подвал был большим везением – приходилось дневать и в более неприятных условиях.
Спавшие рядом товарищи Анастасия стали просыпаться. Их было всего трое: девушка рабочее-крестьянского вида из его же клана, совсем еще молодая – ее обратили уже после революции, где-то в 20-ых годах XX-ого же века, носферату лет 150 с оторванной взрывом рукой – крови вчера восстановиться не хватило, а возможность как следует подкрепиться им в тех пор не представилась, и он сам. И, честно говоря, брухи сейчас выглядели не намного лучше носверату: все в пыли, грязи, засохшей крови, одежда поистрепалась и местами изорвалась, а количеству веточек и прочей дряни в насмерть запутавшихся волосах
- Идем. Нам еще надо их найти. За день люди могли уйти далеко, а ночь коротка, – Стас подошел к закрытому люку, ведущему наверх, и открыл его. На улице было уже темно и относительно тихо. В военные годы звуки затихающей перестрелки где-то там вдали можно считать тишиной. О том, что им придется искать не только подопечных-смертных, но и убежище рядом с их новым местом дислокации, которое может оказаться еще менее удобным и безопасным, чем сегодняшнее. Все-таки жаль, что с ними нет ни одного Дикаря.
Мысли же о будущем побеге очень редко не посещали голову брухи уже почти месяц. Сейчас весь этот план казался таким далеким, нереальным. Главное – дожить до следующего вечера.

Принят. Добро пожаловать в Славный Город, Стасик!

+2

2

1. Имя персонажа
Сайгнант, Принц, Маркиз, этот долбанный малкавиан… за долгие годы как только не называли этого по праву прекрасного каинита. (Маркиз Ноэль-Франсуа д'Ангулем)

2. Возраст
До обращения было ему всего 20 лет, и было это при французском короле Генрихе III.

3. Пол
Мужской. Точно. Сам проверял.

4. Клан
Малкавиан

5. Секта
Камарилья

6. Статус/титул в секте
Принц Амстердама

7. Поколение
7

8. Отношение к кланам и сектам

Камарилья
Выбирая между разными типами зол я выбрал зло наименьшее, наиудобнешее для себя и для своих очень скромны целей. Если бы они у меня были…
Бруха
Славные ребята. Когда есть сила, правда, за чем им ум?.. Вдвойне хороши в случае, если он все же присутствует. Мне нравится с ними общаться. Это легко. Их мысли прямые, как струны моей любимой скрипки. На них можно играть чудесные мелодии.
Вентру
Плетут сложные, не понятные нити, которые ведут их в черную бездну. Если они думают, что так легче преодолеть  Геену, они ошибаются. К Гиене проще идти с пустыми руками. Им многому нужно учиться у других кланов.
Гангрел
Животная их суть отражает суть зверя. Не ручные, но прекрасные создания, место которых – везде. Куда не посмотришь – в любом углу можно найти по гангрелу. А за ними – пыль и труху. Признаки будущего.
Каитиффы
Проклятье Каина их почти не коснулось. Они – на периферии и должны идти еще дальше. Иначе их пожрет Гиена.
Малкавиан
МЫ знаем ПРАВДУ и ОТВЕТ.
Но вам не скажем, нет, нет, НЕТ.
Носферату
Каин одарил их воистину великолепным даром – их лица дают им думать о куда более важных вещах, чем бренная оболочка. Их мозги следует нанизывать на струны, и слушать те прекрасные звуки, что из них извлекаются.
Отсутпники Ласомбра
Когда сама тьма коснулась Камарильи, ничего не поменялось. Что они есть, что их нет, косяк дымит точно так же и без их помощи.
Тремер
Колдуны связаны странными нитями со всеми нами. Молодые братья, какие гибкие струны, какие свежие умы! Нельзя упускать возможности искупаться в их грехе и стать еще ближе к пыли.
Тореадор
Что есть в них, кроме красивой картинки? Что хотят показать тем, что имеют? Они катятся в пропасть даже быстрее, чем вентру. Но МЫ не подадим руку помощи. НЕТ. Вода теплая, может, кто-то и спасется?

Саббат
Вопрос один – и за чем? А смысл – есть Летишь в пропасть быстро или медленно, итог все равно один. Ради чего стараться?
Ласомбра
Сделки с демонами не доводят до добра. Как бы не хотелось быть ближе к своей природе, но она не там, где больше теней. Она в пыли. Хотя пыль и тени вещь конечно совместимая.
Тзимицу
Палка-палка-хвостик-осьминожек.

9. Внешность
Птичка-невеличка!
Она мне вовсе не сестричка…
Ростом вполне адекватен, для своего века был даже высок. 174 сантиметра, не больше и не меньше. Худощав, предательски худощав для тех молодцов, которые не оценивают бесцельно прожитые годы.
Голова – наиболее физически (но не психически) не поврежденная часть тела, поэтому следует начать описание именно с нее.
Блондин с длинными волосами. Каждую ночь не наращивает, такими и были. Действительно блондин, пепельный, яркий за счет того, что брови и ресницы темнее на несколько тонов. Глаза большие, светло-голубые. Губы тонкие на бледном лице. Внешность аристократическая, могла бы быть приятной, если бы не глаза, полные буйства и безумия, скрыть которые в их объемах уже просто не возможно. Крайне инфантилен на вид и вкус. Пидористичен.
Тело – это отдельная картина кисти Ван-Гога. Или нет, скорее кого-то покрепче. Со спины была целиком содрана кожа, и если с утра не тратятся пункты крови на залечивание, она кровоточит, как миленькая, этот самый блад пул иссушая. Обратили в самый апогей пыток, ощущения всегда самые радужные. Грудь обожжена, и там не рубцы, а такой же постоянный открытый ожог. Прикасаться – больно. Жить – больно. Включишь дыхалку – дышать больно. Страдания – это то, что познал он во всей их красе и из всего начал извлекать свое.
Пальцы на руках длинные, тонкие, с острыми ногтями, только на одной руке нет указательного (ногтя), на второй мизинца и безымянного (ногтей).
Одна нога нормальная, здоровая, не считая отсутствия ногтей. Вторая обугленная и раздробленная итальянским сапогом. Сильно хромает и удивительно, как умудряется временами быстро перемещаться. Видимо, это действительно очень больно.
Бывает крайне резок  движениях, бывает спокоен. Крайне манерен, любит красиво одеваться, при чем одевается под горло и всегда носит перчатки, чтобы не травмировать публику излишними подробностями свой анатомии. Хотя, временами и снимает, но скорее для того, чтобы произвести какое-то впечатление. Какое-то и производит.
Одевается в манере непонятной, сочетает не сочетаемое, временами путает времена. Любит костюмы, современные и не очень, и хорошую удобную обувь. Часто носит рубашки с пышными кружевными манжетами и прочими финтефлюшками, но тут под настроение и смотря на фазу луны
Любит черные, белые, красные тона. Особенно красный.
Ходит с тростью. Трость очень тяжелая, металлическая. Внутри наверняка клинок. Набалдашник в виде головы змеи, которая держит в пасти крупный рубин. Змея сама серебряная. Вещица не простая и крайне любимая.

10. Характер
Малкавианство – это как пуританство, жопосранство и свистоплетсво. Малкавианцы отличаются умом и сообразительностью.
Характер нервный, неуравновешенный. Степенности нет, нет постоянства как факта. Сегодня мы в кататонии, завтра – в меланхолии. Сегодня сотня незаконченных дел и две сотни новых, а завтра мы не в состоянии и пальцем у виска покрутить. Когда нога болит – вот это хуже всего. Это уже невыносимо, приходится сгрызать все оставшиеся на руках ногти. И временами даже браться за волосы.
Скрипка отражает настроение и меняется вместе с хозяином. В зависимости от тех мелодий, которые он играет. Чаще всего, своего написания. Имеет много общего с обычной музыкой, но не все, ой не все.
Характер не ясен до сих пор, возможно, когда-то был романтиком, к чему очень располагают бордели. И тюльпаны. Может, был верующим католиком. Может, коневодом и свистоплетом.
Странности – его истинная прихоть, но все это укладывается в рамки Камарильи, с трудом, но проходит тут параллелью с принципами секты. Баланс очень хрупкий, нарушить можно в любую секунду… и свалиться в Шабаш. Или в руки собственного шерифа, если не повезет.
Временами бывает крайне вменяем, при чем это время всегда определяет сам. Из-за этого и держится полвека на месте князя. Ибо когда надо – струна к струне и чики-поки. Манерами не обделен, когда нужно – умеет вести себя.
Но временами очень капризничает.
Да что такое характер для малкавиана? В волнах безумия сложно понять, с чем именно ты имеешь дело. Но проблемы решаются, левой пяткой и правой ногой.
И да, да, душа поэта не выдерживает некоторых вещей, о которых лучше с ним не говорить. О его прошлом или о том, что Евросоюз предполагает собой разделение территорий. Территориальный почти как тзимицу. Всякое бывает посмертно.

11. Любит/не любит
Любит:
Классическую музыку, свою скрипку, свою трость, свои вещи. Боль. Тишину. Луну. Малков. Лупу. Безмятежную жестокость, много жестокости и улыбаться. Любит Камарилью и архонта Пауля. Каталину Микаэлу Австрийскую. Любит весну, тюльпаны, аммиак, противогазы, красный цвет, кровь и оригами. Бабочек. Ночных и не очень. Огонь на расстоянии, ротштрек.
Не любит:
Саббат, вентру, тореадоров, шум, гам, котовасию которую он не планировал. Что-то терять и внезапно находить, холод, боль, ротштрек, Гиену, Каина, Абсимильярда, выпить йаду, стрелять в кошек.

12. Подробная информация о клановом недостатке
У кланов вообще нет недостатков. Все, что дал нам Каин, следует хранить как величайший дар. Каин велел смотреть в будущее, и оно есть перед детьми малкава. Он велел нам быть мудрыми, и мы несем его мудрость, кто на чем. А я предпочитаю струны и что-то поострее. Струны, любимые вещи, и боль, много прекрасной боли. Этот чудный коктейль дает с достоинством нести на себе всю ту ответственность, что дарит бессмертная вечная жизнь.

13. Биография.
Родился в 1563м году во Франции. Кем были матушка и батюшка – так ли важно? Так ли важно, каким было образование? Главное, что батюшка быстро помер и сыночек быстро оказался при дворе, где блистал своей красотой и умением морочить всем мозги. Да, таким качеством месье Сайгнант отличался даже при жизни.
Умел красиво говорить. Производить впечатление на дам и господ. Нравился королю. Король и послал его… послом. В Испанию.
Голова Ноэля была буйной, ретивой, но в первое время с должностью он справлялся отлично, этикет испанский и испанский язык давались легко, можно было даже расслабиться и пожить в свое удовольствие, не только в королевское. Но тут он увидел ее…
Инфанту. Младшую Инфанту.
Каталина Микаэла поразила его своей красотой, кротостью, учтивостью и прочими добропорядочными качествами настоящей испанки. Ничего прекрасней он будто бы и в жизни не видел. Видимо, такова была его судьба.
Инфанте так же приглянулся этот француз, и ночью, тайком, встречались они в саду. Как им так везло это делать – история отдельная, ум Ноэля был изворотлив. Кого попало послом не отправляют. Молодого и ретивого.
Да быть может, и закончилась бы хорошо эта история. Выслужился бы наш герой перед королем, смог забыть чудесную деву, но больно сильно в испанском дворе кусали блохи, решил он инфанту украсть.
А та и согласилась.
Убежали они, конечно, не далеко, но от девицы Ноэль успел взять все, что положено. Похватали. Разлучили. Уже навеки.
Каталина умерла через 14 лет, та и не разродившись 11м по счету ребенком. Вспоминала ли она про неудачливого героя или нет – никто уже и не знает.
Сайгнанта убили не сразу. Решили вдоволь поиздеваться. Сам Филипп за это ратовал, как же так, младшую дочь лишили чести! Да еще и в Испании! Всякое в мире бывает…
Знакомство с огнем и испанским сапогом, а так же с крючьями, плетьми и прочими веселыми инструментами закончилось смертью. Но не окончательной.
Одному малку, по видимому, приглянулся неудачник Ноэль, и он вырвал его из лап насильников.
Обращение не принесло облегчения. Это стало вечным проклятием Сайгнанта. Более никогда не было ни одной ночи, в которую он просыпался бы без крика, без боли, что терзает его даже в дневное время. Каждый раз  - все по новой. И кажется, что все острее, чем было до этого.
Саббат? Нет. Он не хотел быть в Саббате. Пришлось линять на неработающей ноге, пешком бежать до Франции, прыгая через канавы фекалий, засыпая в них с утра… путь был длинным, пестрым на впечатления. А потом был дом.
В те времена Камарилья его приняла. Не смотря на то, что породил его Шабашит. История его была известна, а разум еще не совсем сбился с толку (хотя с толку он никогда толком не сбивался) можно было его использовать.
Ноэля использовали. Он был при дворе французских королей до самого их заката, собственноручно наложив отпечаток на Марию-Антуанетту и Людовика, за что его до сих пор так сильно ненавидят тореадоры и некоторые вентру. Он резвился в революцию, он прыгал вокруг Наполеона на острове Святой Елены и всеми силами ратовал за свою страну.
Пока не пришла вторая Великая Война.
При захвате Франции Сайгнант сразу учуял, что фрицы пустят всех на опыты. И бежал, как и многие. Но не а Англию, а в Голландию. Думал, там будет безопаснее. Да если бы. Там тоже скоро начались настоящие гонения. За вампирами охотились, выслеживали. Нужно было выживать…
Выжили те, кто смог приспособиться. Ноэль оказался самым старшим, на время включил понятие адекватности и решил спрятать всех под водой (сердобольный наш!), в каналах. Там они и сидели несколько лет, питаясь теми отрядами, что спускались под воду в их поисках. Фрицы были вкусные, очень вкусные…
После войны править в Амстердаме стало просто некому. Все, кто не решил сидеть в каналах, стали экспонатами в лабораториях, и Архонт Пауль от безысходности оставил князем Сайгнанта.
И тот повел страну к успеху. Как это сделать лучше всего? Конечно, первостепенно растить тюльпаны. И прочие цветы. И овощи!
А что еще? Еще нам нужны первоклассные шлюхи и трава!
Да, крутили у виска, но идеи были закинуты людям, они были восприняты и страна пошла в гору. Конечно, не только из-за этого, но малкавские галлюцинации принесли не хилую прибыль.
Потом была идея о легализации однополых браков…
Амстердам стал одним из самых странных городов Камарильи. Такое всегда случается, если князем является малк. Раз уж он сидит в городе на такой должности, значит, в состоянии держать власть в своих руках. Но вот какими силами?..
Ноэль уже полвека держится на своем посту не смотря на то, что его пару раз вызывали на дуэль зажравшиеся тореадоры и вентру. И уступать его кому бы то не было он не намерен. Это его земля.
И как хорошо тут играется скрипке…

+1

3

1. Имя персонажа
Мелькольв (для нынешнего времени скоро догадается представляться: Малькольм )
Обращение Изверг или Демон к себе считает допустимым.

2. Возраст
Обращен в 30 лет.
А было это в эпоху, когда были друиды и жрецы скифские. В целом нашему герою извергу 3000 лет.

3. Пол
Мужской (Старый клан Тзимицу)

4. Клан
Старый клан Тзимицу. Никто не знает (все забыли о его существовании), пока защита с замка не исчезла на момент пробуждения. Пока был слаб – его принадлежность к клану так же можно было увидеть. Но теперь…

5. Секта
"Вы все - еретики. МЫ - защитники Человечности, уничтожим вашу расползшуюся заразу, сотрем в порошок с Нашей Земли."
Он вне сект. Он один из старых тзимишей, который спал и увидел распущенность настоящего времени.

6. Статус/титул в секте
Хозяин своей земли. Иначе и не скажешь. Как и любой тзимиш - независим и одинок. Послушается только своего Сира и вышестоящий совет Старого Клана Тзимицу. Может прислушаться к Инконню или Истинной Черной Руке.

7. Поколение
Обсуждается по мессенджеру с администрацией.

8. Отношение к кланам и сектам
Вы все, Камарилья, Шабаш, другие омерзительные творения - ничто, из праха вы пришли, в ничто и уйдете. Вам не ведома преданность и не знать вам, никчемные, чести. Только Стихии могут обучить этому. Только Единство с землей.
В прочем, к Истинным Бруджа относиться положительно, насколько возможно. Однако не встречал их с момента как последний раз до торпора выходил из своей крепости.

9. Внешность
В меру вьющиеся волосы ниже плечь темного цвета с рыжеватым бликом. На лице растительность более чем точно характеризует его пол как мужской. Носит аккуратную бородку и усы, которая, в бытность человеком, подстригалась, чтобы не мешаться во время опытов и экспериментов.
Обычное телосложение, он среднего роста (170), но скорее худощав. Его рука отражает характер - узловатая, с аккуратными ногтями удлиненной формы. Такую руку хирогномисты называют филосовской, а ногти - юпитерианскими. Это совершенно точно свидетельствует о властной натуре, разуме и склонности к самоанализу.
Его глаза темного орехового цвета меняют свой цвет в зависимости от магии, которую он творит, что так же логично, как смена внешнего облика у новых тзимицу.
Черная мантия, истлевшая от времени. Только магия крепости позволила им сохраниться. Черные штаны, которые видны лишь в момент, когда мантия снята. Черный плащ с капюшоном. И черная одежда с высоким воротом закрывающая горло целиком. На мантии висит амулет и вышивка из серебра.
Но в его гардеробе может появиться и костюм, цилиндр... Нужно соответствовать времени, считает он, всегда опаздывая в моде лет на 200-300... Незначительный срок для него, верно?

10. Характер
Главная черта - это стремление все понимать и анализировать. Он рефлексирует и наблюдает. Изучает и... в своем изучении не остановиться ни перед чем, чтобы познать Истину. Эта маниакальная черта пронизывает все его действия. Мелькольв изучает магию и новые дисциплины, извращает души своих жертв, познавая что же такое Душа. Никогда он не останавливается. Всегда стремиться дойти до логического завершения. Так же методичен он в мести. А мстительность и злобность - важная черта для Демона. Изверги тзимиши, что новые, что старые - в этом чудовищно схожи.
Власть он любит сильно. Наверное, это единственное что он может любить. Доминирование - важная вещь, хоть за столь долгую жизнь он редко занимался управлением людьми. Изучение требует уединения. И именно потому, он отказался от управления людьми, сконцентрировав свои усилия на создании идеальной крепости. Такое поведение обусловлено местоположением его Земли. Согласитесь, сложно быть единственным Тзимицу из старого клана посреди... Европы. За умение так долго удержаться в своей вотчине, он заслужил немалое уважение среди своих собратьев по клану. Однако они ему не нужны. Его видели редко... очень редко в клане. Но Мелькольв свято чтит законы своего клана и не откажет никому из сородичей, оказав всю возможную помощь... в пределах гостеприимства. В молодости он изучил несколько Путей Колдовства и... счел дальнейшее время проводить в уединении.
Свое одиночество не видит проблемой, однако, в настоящее время испытывает острую нехватку в слугах, источниках информации и... слишком уж многое изменилось в мире, чтобы он успел изучить все, не попавшись кому-то на глаза.

11. Любит/не любит
Черное и белое, светлое серебро.
Небо, Землю, Воду...
Кровь вампиров. Обожает убивать тзимицу. Пытать и издеваться над ними так, как могут они, творя изменчивость. Кажется, в прошлом, он уничтожал новых тзимишей неделями... иногда даже годами, сводя с ума и без того сумасшедших вампиров.
Ненавидит не пойманных и не уничтоженных собой или своими соклановцами тзимицу. Ненавидит и боиться до безумия болезни Изменчивости. Очень не хочет бродить по потусторонним мирам, избегая общения с тем демоном, который заполучил его способность Колдунизм в обмен на Изменчивость.
Любит иногда пить кровь людей, но не всегда убивает. Не ставит разбора между полом или внешностью жертв. Разве что не любит загрязненную кровь всем, чем загрязнили Землю люди за эти века.
Чистый воздух, свежую воду. Пытающее пламя...
Ненавидит люто, бешено Изменчивость.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Должен иметь с собой мешочки с землей из своей крепости.
Катастрофически не может быть близко с тзимицу. Кроме крепости. В своей крепости он не опасается ни одного тзимиша. И горе тому несчастному, зараженному изменчивостью, ступившему на его Землю.

Так же ему будет сложно освоиться в сильно изменившемся мире. Он и его клан вообще не любит перемен. Изменения и Изменчивость - вот зло. Но он любит изучать и познавать все, что только найдет.

13. Биография.
Родился... и рос несколько лет, пока по обычаю не был отдан жрецу древних для обучения. Один сын - воин. Другой- жрец... остальные - как хотите. Мелькольву, сыну Мюркьяртана, выпала дарованная богами сила. И быть жрецом.
Вера в те времена была естественной, спокойной и размеренность жизни очень неожиданно стала затихать. Ведуны, учившие свою замену, сами ощущали неестественность этой тишины. Их видения становились кровавее... Римляне. Они тогда не знали слов, но Мелькольву повезло застать свою веру до вторжения римлян и повальных насаждений на кол христианства веры древних.
Его учителя требовали знать травы и уметь видеть тропы, не доступные обычным людям. Следя за оленями, скрываясь от медведей... Человек выучил три языка, которые сейчас считают вымершими. Но... Можно говорить что он в совершенстве знает все языки Англии, Франции и Германии от начала существования этих государств. (Забегая вперед, можно сказать, что в первую тысячу лет изучил все языки Северной половины Европы, до уральских гор включительно. И немного узнал о странных наречиях азиатской части России, где силен Старый Клан Тзимицу)
Верующий в силу слов и науку о рунах, верящий в мир фэйри и Авалон, мечтательный, вдумчивый... юный жрец постепенно превращался в хорошего ученого, который стал превосходить мудростью и знаниями некоторых своих учителей. И не только... одно создание ночи приметило еще молодого Мелькольва с золотым серпом (он скрывался в ветках дерева, выжидая нужное время для срезания ветки). Будущий сир задумчиво разглядывал его, читая смертного...

Он, обычный юноша из новообращенных жрецов, заинтересовал тзимиша по имени Альв, изучавшего зачем-то другие страны, в том числе - будущие Нидерланды. Как водиться у клана - колдун присматривал за человеком с того самого возраста, как он изучал магию старой веры. Той, которая с блэкджеком и шлюхами берестой и рунами. Времена тогда были темные. А вампиры - существа ночьные и с темнотой так и всяко иначе дружащие. Вот и подыскивали они в темных временах себе неофитов, дабы в войне с Изменчивостью одержать верх.
К 30и годам, наш дорогой неофит превратился в любознательного (что нехарактерно для его возраста) человека с большим багажом знаний.
Но как же он, был обращен на земле, где Старый Клан Тзимицу днем с огнем не сыщешь?
Собственно все очень просто - наставника Мелькольва выследили другие вампиры. Клан последователей Сета.
О причинах и вообще истории Сир Мелькольва умалчивал даже после становления. Но человеку, присмотренному к обращению достался "подарок". предназначенный вампиру. Убить или очень серьезно ранить этот предмет мог и человека и вампира, без разбора. Спася тем самым наставника, Мелькольв готовился к смерти, как пришел его сир и... дал становление.
Сир помог юному вампиру освоиться на своей земле... Они быстро организовали крепость, которую более 200 лет Мелькольв отстраивал, прикрываясь связью с Черной рукой (как ложной, так и Истинной). Такому вот явлению, а именно этим и был Малькольм - было отношение как к очередному эксперименту старого тзимицу. Но ему помогали, А юного друида учили премудростям Путей. Еще лет 500. Он много путешествовал тогда.
Изучил пути (об этом только с администрацией)
И продолжает.
В своих экспериментах, не забывал следовать своим путем... Его путь просветления - это путь просветления Сира... чудовищная интеграция, на которые способны лишь тзимиши любого вида путей "Выженного Сердца" и "Смерти и Души".

Со временем закрылся в своей крепости окончательно, совершив в районе 500-х годов от Р.Х. ритуал, с помощью еще пятерых Тзимицу. Каждый из них - представитель одного из путей. Все они - были сильны. Они познали один из путей в совершенстве. Некоторые лояльные тзимиши нашли "эксперимент" Альва интересным опытом и... помогли Мелькольву с созданием разработанного им же ритуалом. Старейшины, приближенные Альва и сам сир, оценили работу юного по их меркам вампира. С тех пор Мелькольв редко выходил из свохи владений, всякий раз откликаясь на зов одного из пятерых. Однако... очень многих уже убили. Очень многих.

За десятилетия он научился скрываться так, что только носферату могут с ним тягаться. Он привык скрывать свой клан, сквою силу, свою кровь. Предпочитает заманивать жертву на свою территорию.
По неизвестным никому причинам 300 лет назад от момента начала игры впал в торпор. И вернулся почти сегодня. Три месяца назад.

Почему на несколько часов стал виден замок вампира?

Заклинание было необходимо восстановить. Оно восприняло пробуждение Хозяина как сигнал к открытию. И только когда... напившись визитерами, ему хватило сил, тот, кому следует ныне именоваться Малькольм, смог совершить ритуал, соединяя себя и защиту замка вновь. После долгого сна, тзимицу набирался сил, пуская всего себя на укрепление и без того почти идеального барьера.
Только крики жертв вновь наполнили катакомбы его замка. Мелькольв ненавидит непрошеных гостей.
Тем не менее, он выпустил одного. Малкавиана. Высушенного и истерзанного, подверженного доминации. Задачей юного вампира было оповестить всех, что замок - явление к которому следует относиться так же, как к Солнцу. Он есть и никто не выйдет, никто не ступит в свет его. Никто не остановит его цикл.
Тзимицу очень доходчиво объяснил через малка всякому, что не потерпит попыток вторгаться в свою Вотчину.
К  слову... Спасибо упертости Носферату - благодаря ней запас крови Мелькольва не иссяк даже когда он убил первого незваного гостя, следуя необходимости иссушив его за секунды. Некоторыми ночами он выпускает своих жертв, ограничив их только лишь целью найти максимально незаметно и быстро жертв, принести их тела и кровь в замок. Там, жертвы Мелькольва пьют людей, немного крови человека берет себе тзимицу. Для информированности. Нашему извергу уже не по вкусу кровь людская. Вампиры восстанавливают себя с помощью крови людей... и их можно опять есть. По большому счету культивация земли для Тзимицу - не редкость.

На данный момент едва ли понимает что твориться. Не выходил на улицы, иногда беседует с выжившими в своих катакомбах. Эти несчастные сходили с ума множество раз и едва ли отличимы от Малкавианина. Хоть единственный вошедший в замок малк - вышел оттуда сам.
Жертвы Мелькольва поняли почему и откуда у тзимицу зараженных изменчивостью такая извращенная фантазия и пугающий разум.
А Малькольм, одевший черный цилиндр, не терял времени, изучая новые души, извращая новые мысли...

P.s. Как вы понимаете о том, Мелькольв не знает что с его Сиром. Кто выжил за эти 300 лет – не может представлять
P.p.s. Один из сильных Носферату, который вовремя понял, куда попал, успел улизнуть от Мелькольва. Но Тзимицу не забывает своих врагов. Этому уродцу не долго еще пить кровь. И существовать.

Прекрасно. А теперь пост про то, с каким наказом ты выпустил того малка...и правила соблюсти и игре поможет.
- Да. Я сделаю так, - поклонился, придерживая цилиндр.

Малкавиан, посланник князя Камарильи, стоял на коленях перед Мелькольвом. Его притащили два страшных как жизнь самого князя Амстердама, носферату-раба. Окровавленный, иссушенный, Вампир шептал нечленораздельно что-то. Предыдущую ночь на всю округу были слышны вопли вампира. Такие, что остальные жертвы сидели закрывая руками уши. Это было почти ласково, сравнивая с обычными манерами. Но должен же Мелькольв как-то налаживать отношения с новыми соседями, с которыми не виделся лет 300. Поменялось ощущение от города. И поменялось больше из-за людей. Сам запах мира изменился. Воздух исказился до неузнаваемости. Духи пели совсем иначе...
Малк затравлено смотрел на Мелькольва не отрываясь. Их взгляды встретились и тзимицу начал свой немилосердный гипноз...
- Передай мои слова князю своему. И передай слова остальным. Найди место, где услышан будешь, безумное дитя. И мои слова дойти должны до тех, кто слал и шлет ко мне еду: "Убирайтесь вон, с моей земли, немертвые. Соглядатаи стали обедом. И ВСЯКИЙ, на мои земли ступивший без приглашения - лишиться своего противоестественного существования. Мне нет дела до ваших жизней, пока вы не мешаете мне". Передай это именно так, как сказал я, произнеся четко и внятно каждое слово на понятном языке. После - можешь быть свободен, но услышав мой зов - ты явишься ко мне незамедлительно, вопреки всему. Придешь к моему замку и будешь ждать, пока тебе не откроют.
Малкавианина отпустили в полночь.

Прекрасно. Принят.

Отредактировано Мелькольв (2010-12-18 16:34:46)

+1

4

1. Имя персонажа
Изабелла Кровавая.
Маркиза Эскудеро , бывшая супруга графа Бароссо
2. Возраст
до обращения- 19, после обращения -ок 530
3. Пол
Женский
4. Клан
Ласомбра
5. Секта
Шабаш
6. Статус/титул в секте
Архиепископ
7. Поколение
7
8. Отношение к кланам и сектам
Камарилла: Сборище стариков, которые хотят с помощью пары тройки басен упрочить свою власть. На самом деле они слабы и бояться быть вздернутыми на «штыки» молодыми и способными.
Шабаш: Сборище сорвиголов и сволочей. Но чем тупее головы, тем легче ими управлять.
9. Внешность
Для своего времени была совершенного роста, а именно- 162 см. грациозности на высоких каблуках.
У женщины такого типа должны быть Три черные вещи: Волосы, глаза и брови
Три белые вещи: зубы, кожа и краешки ноготков.
Признанная красавица Испанского двора, до сих пор отдает предпочтение старинным платьям, считая нынешнюю моду вульгарной и слишком простой. Да и как можно носить бархат без вышивки! 
Хотя, при желании может блестнуть коротким платьем по последнему писку моды. Все зависит от настроения и того, с кем она намеревается вести дела сегодня.

10. Характер
Плохой, напористый, страстный, непокорный, … зато вежливый и светский. Вспыльчива и отходчива. Мягкая как пантера, холодная как огонь и добрая как  прирожденный убийца.

11. Любит/не любит
Любит: Поклонение, власть, агонии умирающих, подавлять чужую волю, сарказм. Черный юмор, колкие замечания, борьбу… кровь, высокие каблуки, меха, мужчин, комплименты, красоту, деньги, драгоценности и снова- кровь. Любит что-то необычное, что может шокировать и удивить. Любит ухаживания в стиле галантного века и куртуазность кавалеров… и отрывать им головы.
Не любит: Слюнтяйство, нытье, слабость, вялость, пассивность, флегматичность, унылость, отсутствие логики, истеричность и  других красивых женщин .

12. Подробная информация о клановом недостатке
Ах, я бы себя разглядывала и разглядывала….а раз нет такой возможности, то пойте мне диферамбы.

13. Биография.
13 июня 1469 года в жаркий полдень супруга маркиза Эскобар произвела на свет своего пятого ребенка- дочь, названную в честь новоявленной Испанской принцессы, борющуюся за власть с дядей- Изабеллы.
Детство девочки прошло невероятно скучно- монастыри, священники и  монахини, которые приучали ее к покладистости, заставляли изучать Библию и писания святых, а вместо сказки на ночь была молитва. С шести лет она жила при монастыре, где строгость и умеренность проявлялась во всем- в еде, в одежде, в сне.  Это были жестокие и кровавые годы правления Изабеллы Кастильской, освещенные кострами и развевающие пепел бренных тел на ветру…
В 16 лет молодая горячая Испанка попала в Королевский двор, ибо ее мать решила- дочь достаточно созрела, чтобы быть оружием для заключения выгодного брака. К тому времени отец Изабеллы и ее старшие сестры умерли. Она же стала главным объектом надзора старшего брата Диего и строгой набожной матери, которая была одной из самых преданных фрейлин королевы.
Но столь восхитительная прелестница не долго могла скрывать за набожностью пылкую натуру. Через три месяца после появления при дворе, она стала любовницей молодого архиепископа дона Алонсо де Арагона, внебрачного сына короля Альфонсо.
Прослышав про эту связь, мать немедленно заперла дочь дома, выстегала розгами и устроила ей такую жизнь, что суровый устой монастыря мог показаться раем. Выхода было два- или согласиться выйти замуж, или уйти в монастырь. Изабелла, разумеется, выбрала первое, совместив в своей постели теперь и мужа и удачного любовника.
Счастливым  рогатым супругом же стал граф Бароссо, довольно старый, чтобы мириться с выходками супруги. Через год ее брат скоропостижно скончался от холеры, и Изабелла заявила свои претензии на наследство. Разумеется, не без помощи любовника, она получила в свое владение маркизет, который теперь именовался как Эскудеро.
А еще через год, прекрасная дама овдовела… и разумеется стала безутешной вдовой. К этому времени с доном Алонсо они уже изрядно надоели друг другу и Изабелла направилась на поиски новых любовников, не отягощенная ни вдовством, ни материнскими узами.
К несчастью, ее любовником стал пылкий и романтичный француз, так успешно славившийся на весь Мадрид своими любовными похождениями. Не успела опомнится Изабелла после потрясающе проведенной ночи, как в рот ей влили несколько капель крови… С этого и началась …жажда.
Прекрасный французский граф оказался не кем иным, как беглым Тореадором, желающим при Испанском дворе иметь свои пешки, а Изабелла, пользующаяся благосклонностью королевы благодаря благочестию матери, бывшей и по сей день у нее фрейлиной… В общем, Изабелла была не таким плохим выбором. Она доносила о самых тонких интригах двора, докладывала о всех событиях…она стала лишь пешкой, и это ее не устраивало. Ее горячая испанская кровь не желала мириться с положением слуги. Не желая терпеть больше давления графа, она однажды навела инквизицию на нужный след...
О, как были сладки стоны сгорающего на костре, и как были остры и мучительны в груди узы крови, сжигающие ее вместе с хозяином. Рыдая то от счастья, то от боли в карете, она пожелала вернуться домой.
Дом, покорные слуги своей хозяйки… мать спала. Она поднялась в свою комнату и велела зажечь свечи. Вдруг служанка уронила лучину и молча вышла из комнаты.
- Нам не должны мешать- она услышала хриплый мужской голос.
- Я не ждала сегодня посетителей, а Беатрис будет наказана за непослушание! – Изабелла уже готовилась выслушивать посягательства нового поклонника, как вынырнувшее из темноты существо показало свой лик. Он не был человеком- скорее демоном, рассекающим свет тенью.
Изабелла вскрикнула и попыталась выбежать из комнаты, но черные тени обвили ее и притянули к себе…..
О, как были упоительны ночи, полные крови… Как был упоителен Сир, позволяющий своей новой ставленнице проявить себя в новых и новых жестокостях. Он забавлялся ею, как старый кот забавляется, наставляя котенка. Ему нравилась ее утонченная жесткость, ее голубая кровь истинных дворян, страстность ее натуры и ее красота.
Но костры горели слишком угрожающе, а инквизиция стала настойчиво присматриваться к кровавым оргиям в замке графини… Тогда прекрасная Изабелла собрала свои вещи и с Сиром уплыла в холодную и суровую Англию. Нельзя сказать, что здесь ей понравилось больше, чем дома. Скорее наоборот. Вечная борьба с Камарильей и вентру. Плохая погода, моросящий дождь, здесь все отличалось от лучезарной Испании. Зато Изабелла приобрела там  еще одну страсть- мех!
Случай вернуться в Испанию подвернулся сам по себе. Король Испании Филипп сочетался браком с королевой Англии Марией. Изабелла же не преминула стать любовницей красавца Испанца и, представившись внучкой самой себя, заявить права на бывшие земельные владения. Надо сказать, что с такими связями- успешно.
Поэтому, когда Филипп вернулся в Испанию, бросив жену, Изабелла отправилась с ним, бросив в свою очередь Сира. Она уже не была неонантом, она выучила много поучительных уроков, однако еще один урок ей предстояло выучить в недолгом будущем.
Изабелла без памяти влюбилась в надменного короля. И первое время- взаимно. Но никакие узы кровной связи не помогли привязать к себе любвеобильного мужчину. Спустя 15 лет узнав об очередной измене, Изабелла пришла в дикую ярость. Все соперницы год за годом умирали при непонятных событиях, не говоря уже о том, что жены короля продолжали умирать как мухи осенью… Потом появился шанс отомстить. В 1588 году Филипп выдвинул свою армаду кораблей против Англии. Стоило поблагодарить Сира за небольшой труд- доставить пару тройку писем в Лондоне в нужные руки. Изабелла собирала всю полезную информацию и отправляла ее в Англию своими тайными путями, где эту информацию использовали по назначению. Таким образом, Филипп проиграл и Изабелла была отмщена.
Отмщена она была и второй раз, когда перед самой смертью вырвала Филиппа из цепких лап смерти, навеки сделав своим гулем…
Шабаш не мог заметить активной деятельности дамы со столь бурной кровью. В 1599 году она стала епископом Валенсии.
Не будем вдаваться в тонкие подробности , но с этого приятного места сорвала ее только одна новость- в 1799 году во Франции был убит ее Сир. Вне себя от гнева , Изабелла отправилась в Париж, где стала требовать от местного архиепископа отмщения, приведя необходимые доказательства вины пары тройки лиц… ну и еще кое кого, кого хотелось убрать со своей дороги. Шабаш никогда не любил, когда оставляли грязь после убийства. Ну и, может молодому архиепископу не хотелось связываться с Ласомброй, лет на 150 старше его. После революции в Париже власть шаталась в разные стороны и, под давлением Изабеллы, архиепископ согласился. Сделал это зря, потому что казнь стольких значительных лиц вызвала недовольство остальных Шабашитов и его убили весьма быстро после учиненной расправы. Изабелла же успела бежать обратно в Испанию, где отпраздновала свою удачную выходку Кровавым Пиром.
В 1923 году власть в Испании пошатнулась. Слишком упрочили свое положение нерадивые мира сего… а голубая кровь знатной испанки не могла видеть у власти плебеев. Поэтому в 1925 году Изабелла покинула Валенсию, перебравшись в Амстердам, оторвав голову бедному архиепископу Тзмицу и сев на его место.

Принята без дополнительного поста.

0

5

1. Имя персонажа
Доминик, но часто его зовут просто Художник.

2. Возраст
337 лет. Хотя радикально этого не признает, периодически отмечая то 10 лет со становления, то еще меньше...

3. Пол
М

4. Клан
Малкавиан

5. Секта
Камарилья

6. Статус/титул в секте
Хранитель Эллизиума

7. Поколение
8

8. Отношение к каланам и сектам
Камарилья
Лучше уж так. Хотя я бы предпочла поменьше суеты.
Бруха
Что-то в них есть. Правда, зачастую это много силы и ни капли ума, но когда попадаются исключения, они вполне терпимы.
Вентру
В этом порядке нет никакой красоты. Нет искусства. Только серая банальность, упорядоченная течением времени.
Гангрел
Животная их суть отражает суть зверя. Не ручные, но прекрасные создания, место которых – везде. Куда не посмотришь – в любом углу можно найти по гангрелу. А за ними – пыль и труху. Признаки будущего.
Каитиффы
Проклятье Каина их почти не коснулось. Они – на периферии и должны идти еще дальше.
Малкавиан
МЫ знаем ПРАВДУ и ОТВЕТ.
Но вам не скажем, нет, нет, НЕТ.
Носферату
Страшнейшее из проклятий Каина. Глаза бы мои их не видели.
Отсутпники Ласомбра
Когда сама тьма коснулась Камарильи, ничего не поменялось. Что они есть, что их нет, косяк дымит точно так же и без их помощи.
Тремер
Колдуны связаны странными нитями со всеми нами. Молодые братья, какие гибкие струны, какие свежие умы! Вам приходится иметь дело с мясниками и чинушами, потому что они облегчают вам жизнь. Вы любезно принимаете их профессионально оказанные услуги.
Тореадор
Они ведут высокопарные разговоры о чистоте искусства, но при этом охотно поддаются пороку.
Саббат
С чего бы мне мечтать о вечности, заполненной выпущенными кишками?
Ласомбра
Сделки с демонами не доводят до добра. Как бы не хотелось быть ближе к своей природе, но она не там, где больше теней. Она в пыли. Хотя пыль и тени вещь конечно совместимая.
Тзимицу
Они могли бы достичь пика искусства. Но у них слишком специфические взгляды на прекрасное.

9. Внешность
Глядя на Доминика, сложно сказать о нем "мужественный". Нет, он выхолен скорее с женской тщательностью до каждой мелочи. Аккуратно уложенные волосы со стильной укладкой. Иногда, в зависимости от настроения в данной сезоне, может каждый вечер не лениться и организовывать себе какую-то стрижку. Правда, за день опять все отрастает, потому это занятие ему достаточно быстро надоедает. В идеале светлый волосы у парня слегка вьются, но он чаще их выпрямляет, чем оставляет в таком художественном беспорядке. Длиной волосы чуть ниже плеч. Они мягкими волнами обрамляют юное лицо. Но глаза... эти пронзительные ярко-зеленые глаза не дают обмануться на счет возраста парня. ему явно далеко, далеко за 20...
Рост как для мужчины средний - примерно 180 см, телосложение немного худощавое. Довольно бледная кожа, но на ощупь очень мягкая. всегда ухоженные руки и ногти, вплоть до мелочей. Не брезгует иногда элементами макияжа, но очень легкого и профессионального, когда, даже присмотревшись вблизи, сложно понять, что на парне есть какая-то косметика.
В одежде предпочитает два стиля, в зависимости от места и ситуации. Либо что-то молодежное, в уличном стиле, либо же классика разных столетий, но не дальше 17го.

10. Характер
Характер - это то, что описать в Доминике сложнее всего. Каждый видит его по своему. Для каждого он является тем, кем его хотят видеть. Даже не прикладывая особых усилий. Просто так уж получилось. Он всегда пытается быть вежливым со всеми, хотя многие путают это с доброжелательностью. Зря. По большому счету, ему на многих наплевать. Есть лишь очень узкий круг друзей, но и тот... будто на каком-то определенном отдалении. Будто за невидимой стеной, дальше которой парень никого не подпускает. Будто боится обжечься.
Иногда он может показаться циничным. Иногда в его вежливости проскакивают нотки сарказма. Впрочем, он никогда не ставит себе целью кого-то уколоть словом или делом, просто таково его отношение к миру и к жизни. Или, если быть точнее, нежизни.
Но есть у Доминика одна страсть, к которой он уже давно неравнодушен. Это искусство. Да-да. Он его полюбил всем сердцем. И теперь жаждет не только любоваться, но и создавать. Творить что-то, что оставит свой след.

11. Любит/не любит
Любит: поговорить со звездами, рисовать, ночные верховые прогулки, тишину, покой, сны, помечтать, читать, музыку
Не любит: Францию, такое явление как толпа, суеверных людей, разговоры "по душам", бескультурье, хамство

12. Подробная информация о клановом недостатке
Недостатки? У Доминика их нет. Ведь, по сути, что такое недостаток? ТО, отсутствие чего, как-то мешает или смущает окружающих. А Доминик... он такой, он может поговорить на пространные и просто странные темы с соклановцами, а может и попялиться на картину рядом с тореадором, или же какой-то вечер питаться только блондинками... Это своего рода игра, чтобы никто не чувствовал себя.. ущемленным. Доминик ведь вежливый... Главное, дабы это не спутали со своего рода.. насмешками.

13. Биография.
Доминик родился и жил в городе, недалеко от Парижа. Он всегда был неуёмным мечтателем и философом, любил порассуждать на вечные темы. Из своего прошлого он мало что помнит. Жизнь, которая была у него до становления, возвращалась к нему разве что во снах, пока ей это не надоело и она не затерялась в глубинах времени. Вс. его жизнь, все его существования изменила Лотти. Его первая подруга. Первая любовь. Она была из клана Розы, но она была не такой как все. Ее сир, Кристоф, после становления не выводил ее в высший свет вампиров, а потому девушка еще не была испачкана всякими мелочными потрбностями и интересами. Она еще не знала, что такое зависть, подхалимство, жажда власти... Она была совсем юна. Как чистый сосуд. в который не успели залить тонны грязи. И именно с такой Лотти он познакомился. Он ей рассказывал о мире и об истине, а она рисовала ему картины... Они вместе разговаривали со звездами, лежа на изумрудной траве их любимой поляны.  По сути, у него не было больше никого, кроме не, но она сумела заменить ему всех.
Сир Доминика пробыл с ним всего несколько лет, а потом ушел странствовать дальше, "неся мудрость и просвещение этому падшему миру". До его ухода парень научился лишь главным азам клановых дисциплин, которых как раз на то и хватало, чтобы как-то выживать.
Все шло прекрасно. До того дня, как люди обезумели. Эти мелкие суеверные создания, которые не видят дальше своего носа, начали подозревать его во всяких темных делах. Его речи были для них чем-то темным и страшным, чем-то, что человеку не дано обсуждать. Толпа, толпа... суеверные дураки. Сколько они тогда сожгли невинных девушек и больных людей, подозревая их в сношении с Дьяволом, одержимыми или же прокаженными. Это настигло и его.
Он хорошо помнил тот вечер. Когда им удалось поймать только Шарлотту. Она всегда была с ним. А значит - она такая же. Или же просто замешана в чем-то темном. Или же... Да каких только вариантов они не придумали. Обезумевшая толпа... Люди - ужасные создания. Они сожгли ее. И вместе с ней горел и он. Его жизнь. Его любовь. Все было погребено под кучей пепла.
Доминик покинул Францию. Он странствовал по миру, и рисовал. они не зря провели столько времени вместе. Кое-что он перенял от Шарлотты, а она - кое-что от него. Итак, внешность, изысканные манеры, различные таланты.. Все это принесло свой определенный успех и позволяло находится на плаву и продолжать свои путешествия. Так его однажды занесло в Амстердам. А там.. все завертелось круговоротом. Смена власти всегда предполагала определенное обновление в городе. А Доминик, заработав некоторую благосклонность и в Амстердаме, воспользовался возможностью. Оказаться в нужном месте и в нужное время. Благодаря некому дару, Доминик умел это. Эллизиум, весьма специфический в Амстердаме, предполагал и хранителя такого же. Как минимум, он должен был разбираться в барышнях. Бордель, как-никак. А Доминик умел. И мало того, обладал весьма изысканным вкусом в одежде, в оформлении залов и комнат, а так же любовь к искусству, которую ему привила Шарлотта. Но самое главное, Эллизиум - это место покоя, мира и удовольствий. Доминику понравилась перспектива. А принцу понравился он как потенциальный хранитель. На том и сошлись.

Все прекрасно. Теперь, пробный пост.
Тема - одиночество под звездами...

Пробный пост.

Когда настолько привыкаешь к вечности, мысль об окончательной смерти начинает пугать. Та смиренность перед холодной неизбежностью, час за часом воспитываемая в годы смертной жизни, резко куда-то улетучивается с первым глотком теплой крови, пробуждающим мертвое тело к новой жизни. Но иногда уход в небытие может показаться избавлением…
Звезды... больше не разговаривают со мной. Они хотят разговаривать с Нами, но Нас уже нет. Из Нас остался только я.
Доминик лежал на траве. Как когда-то, при их первой встрече. Но тогда он видел в небе млечный путь, а сейчас же, ему везде мерещилось ее лицо. Он протянул руку к небу, будто желая поймать ее облик, но пальцы сжали лишь холодный воздух. Всего лишь иллюзия. Его воображение и его память сыграли с ним жестокую шутку. И так каждый раз… Даже после стольких лет. Столетий…
Доминик закрыл глаза и позволил воспоминаниям унести его почти на триста лет назад, когда они лежали точно под таким же небом, их руки слегка соприкасались, и они вместе выискивали на небе различные образы и созвездия, давая им имена. Беззаботное время юности. Тогда перед ними была вечность. Вечность юности и беззаботности. Вечность, которую они хотели провести вместе.
Небо было все то же. Мир вокруг изменялся. Сменялись люди, сменялись места, сменялись взгляды и религии… Но небо всегда оставалось прежним. Только звезды не могли его предать. И, возможно, многие из них уже давно угасли, а их свет только-только достиг этого неба, Доминик был уверен, что вместо каждой угасшей звездочки всегда появится новая. Пусть по своему неповторимая, но она тоже будет дарить свет в ночи, и сверкать на небе над ним. Но чего стоят тысячи и миллионы звезд, если больше не с кем поделиться радостью от созерцания этой красоты? 
Все звезды во вселенной потеряли свою ценность… Они больше не разговаривают с ним. Они не сверкают, ослепляя взор. Теперь это всего лишь тусклые точечки на небе, которые не дарят больше радости. Маленькие мерцающие искорки, которые, казалось бы, вот-вот затухнут. И потом непроглядная тьма заключит его в свои объятия, длинною в вечность…

Принят

Отредактировано Доминик (2010-12-21 15:19:00)

+1

6

1. Имя персонажа
Лайош (произв. от «Людвиг»). Псевдоним.
Настоящее имя до обращения - Елизавета Батори.

2. Возраст
До - 43. После - 398 лет.

3. Пол
Тзимицу. На данный период времени физически является мужчиной.

4. Клан
Тзимицу.

5. Секта
Шабаш
Исповедует Путь Метаморфоз.

6. Статус/титул в секте
Советник Архиепископа. Сир (воевода) «семьи» Тзимицу в Амстердаме.

7. Поколение
7.

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья - пройдет ещё немного времени и этот образ «темного лиричного вампира, Лорда ночи, который скрывается среди вас и завоевывает сердца» останется лишь в сказках. А сейчас это лишь олицетворение Эффекта Даннинга-Крюгера.

Шабаш - Первым шагом следовало бы поставить - Признание и Познание. Но шабашиты пошли через Отрицание рамок и Силу. Нормальные герои всегда идут в обход. Это, безусловно, лучше - чем бездействие и подчинение законам, которые придумал невесть кто. Когда же им надоест доказывать кому-то что-то, играться и меряться.. ммм.. клыками, то тогда может и они встанут на путь становления совершенной расы. Клан Тзимицу к тому времени уже все поголовно станут Богами.

Тзимицу - полюбят тебя или нет – это вопрос везения, а вот, чтобы тебя ненавидели или боялись – нужна индивидуальность.

9. Внешность.
(описывается внешность Лайоша на данный момент)
Высокий рост, субтильное телосложение. Плечи широкие, бедра узкие. Кожа неестественно бледная. Выражение лица чаще всего строгое, черты резкие. Волосы чёрные и прямые, длиной до лопаток. Глаза очень светлые и пронизывающие. Здесь стоит добавить, что небольшой прихотью Лайоша было лишить свой правый глаз верхнего и нижнего века, оставляя глазное яблоко неприкрытым. Создавая впечатление зияющей раны, в которую просто вставили глаз. Этот штрих придавал общему продуманному образу внешности Тзимицу некую пикантную двойственность. С одной стороны он был вполне красив, с другой – сознательно обезображен. Высокий лоб. Нос длинный, прямой, с едва заметной горбинкой. Рот и челюсти массивны. Губы тонкие, опять же, по прихоти вампира имеют черный цвет. Уголки губ подвижны до карикатурности: стоит им чуть приподнятся и мы получаем «улыбку Джокера», чуть опуститься – театральную маску Гнева или Скорби. Главными чертами Лайоша, однако, являются мрачность и серьёзность, а также почти белые, проницательные, сверкающие могуществом глаза. Вся его жизненная энергия, кажется, сконцентрирована в глазах.

10. Характер
Лайош - это сформировавшийся циник. Он любопытен, но никогда не бывает удовлетворённым. Часто прячет свою пылкую душу за каменной маской скептика и пессимистичной безмятежностью. И только неспокойные, горящие глаза выдают истинные устремления этой личности.
Обладая пылким темпераментом, такая личность - суровый философ, ироничный софист, неумолимый логик в своих, временами ошибочных, рассуждениях. Многие считают Лайоша тираном и деспотом, он же полагает, что очень сдержан и галантен. Это - сложный человек, сам себе создающий трудности. Гордый, деспотичный и совершенный, он, в тоже время, весьма надежен.
Его злость и негодование могут быть ужасными, приступы гнева не знают границ. Оскорбления облекаются в самые неподходящие и грязные выражения, одни за другими, невзирая на лица и, несмотря на то, что Тзимицу считает себя джентльменом. Создается впечатление, что он пребывает во власти дьявола. В этом случае его поведение похоже на поведение невменяемого человека, хотя обычно он спокоен и сдержан. Лайош скромен из-за высокомерия и покорен из-за гордости. Если захочет, то способен быть ярким и привлекательным, но как только кто-либо начинает думать, что понял его, он исчезает.

11. Любит/не любит
Любит: Эксперименты над живыми подопытными, охоч до знаний во всех областях связанных с физиологией и психологией. Одержим общей идеей и концепцией клана и Пути Метаморфоз. В быту – совершенно неприхотлив, ибо не считает нужным изображать обычную человеческую жизнедеятельность.
Не любит: Кланы Тремер, Равнос. К прочим относится безразлично, либо презирая лишь отдельно взятые обычаи или черты поведения кланов.
Так же не терпит посягательств на свою территорию, халатности, надуманных стереотипов и рамок.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Лайош порой безумно скучает по Малым Карпатам, его душу тянет туда нестерпимо. Ни одна жалкая кучка земли не сравнится с ощущениями силы «своего» места. Чахтицкий замок после нападения куруцей Ференца Ракоци в 1708 году остался в развалинах, таковым остается и по сей день. Тайно с этого места были вывезены пара десятков пузатых мешков земли, которая в данное время равномерно устилает пол помещения в святая святых – комнате отдыха вампира. Так же раз в пару лет Лайош посещает руины  родного замка, особенно когда желает уединиться.

13. Биография.
Елизавета провела своё детство в замке Эчед. В 11 лет она была обручена с дворянином Ференцем Надашди и переселилась в его замок у Шарвара. В 1575 Елизавета вышла замуж за Ференца Надашди (смотрителя императорских конюшен и венгерского генерала) во Вранове. В 1578 году её муж был назначен командующим венгерскими войсками в войне против турок. За его маниакальную жестокость по отношению к пленным турки прозвали его «Чёрный бей» («Чёрный витязь»). В качестве свадебного подарка Надашди подарил Елизавете Чахтицкий замок в словацких Малых Карпатах, который в то время был имуществом императора. В 1602 Надашди выкупил замок у Рудольфа II. Надашди всё время проводил в боевых походах, таким образом, Елизавета взяла на себя обязанности по управлению хозяйством. Вскоре после приобретения замка, в 1604, Ференц умер, и Елизавета осталась вдовой.
Однажды она за проступок ударила свою служанку по лицу. Кровь из носа горничной капнула на кожу, и Елизавете показалось, что кожа стала лучше выглядеть после этого. Боясь утратить свою молодость и привлекательность, Елизавета Батори каждую неделю купалась в ванне, наполненной кровью молодых девственниц. Общее число убитых девственниц около 650 человек. У Батори была железная дева, где жертва истекала кровью, которой потом наполнялась каменная ванна.
Большинство жертв были местными крестьянками.
Официальная версия: В 1610 слухи об убийствах начали доходить до двора Габсбургов, и император Матвей поручил палатину Венгрии графу Дьёрдю Турзо арестовать женщину. Несмотря на доказательства, и даже на то, что ее заперли в её же замке на некоторое время, якобы для ее же безопасности, пока она не предстанет перед судом, Елизавета так никогда и не предстала перед судом — громкое имя семьи Батори сделало своё дело. Тем не менее, остаток жизни Елизавета провела в заточении в Чахтицком замке.
То, что осталось за кадром: Слухи о Чахтицкой пани вскоре достигли ушей клана Тзимицу в Трансильвании. Брат  Елизаветы – Габор Батори Повелитель Трансильвании был одним из потомственных гулей Извергов. Воевода был восхищен такой жестокостью женщины и решил сделать её своей «невестой». Он на тот момент мог сделать её самой счастливой леди на свете – даровать ей вечную жизнь и возможность изменить своё тело, сделав его вновь молодым и совершенным. Лиза даже до обращения готова уже была пойти за этим мужчиной куда угодно и убить ради него кого угодно.
Дело было сделано. Убийства продолжались, но теперь кровь девушек шла не только на специфические купания молодой Тзимицу, но и как пища для неё самой и её Сира, которому нравилось наблюдать за жестокими играми своей «невесты».
В клане начались волнения и междоусобицы. Как известно многие вампиры стремятся быть как можно ближе к воеводе, большая часть из них ещё до обращения многие годы были гулями при этой «семье», а тут какая-то жестокая женщина благородных кровей буквально завладела всем временем и вниманием Сира. Это не было чем-то похожим на влечение или любовь. Всё оказалось куда менее прозаично… У Елизаветы с первых же ночей начал проявляться просто ошеломительный талант к Изменчивости. Она впитывала знания Тзимицу как губка. Такой огромный потенциал не мог не завоевать черствую душу Воеводы. Он проверял её, учил и вновь и вновь поражался изобретательности женщины. Наконец, в должной степени овладев Изменчивостью, Елизавета решает отрезать от себя своё прошлое, приняв идеологию Тзимицу, что люди – это всего лишь корм. Она меняет внешность – сделав себя молодой девушкой восхитительной красоты и полностью окунается с головой в жизнь клана Тзимицу, совершенствуя свои знания и практики, и исчезает из жизни всех своих родственников.
Позже было сказано, что её якобы заперли в собственном замке до решения суда и вскоре объявили о самоубийстве. Елизавета даже как-то раз побывала на своей могиле, в недрах которой лежал пустой гроб.
Лиза перебралась в Трансильванию, многие года проживая в поместье своего Сира и продолжая изучение. Экспериментатор по своей сути, она никогда не останавливалась на достигнутом, проводя бесчисленное множество экспериментов над собой и случайными жертвами.
За несколько десятков лет Елизавете уже наскучили ухаживания мужчин, внимания которых она так желала. А практика в Изменчивости уже достигла того уровня, когда не интересно лепить совершенную красоту. Рамки фантазии были сломлены и вампирша пустилась во все тяжкие, изменяя своё тело самым невообразимым и чудовищным образом, поражая воображение даже гораздо более старших Тзимицу. Предоставленные ей гули стали больше походить на монстров, а женщина, на бесполое воплощение эдакой адской бестии. Чем дальше тем безумнее были идеи... чем дальше, тем меньше Елизавета походила на человека. Через подобный период проходят практически все Тзимицу, зараженные изменчивостью. Период познания собственной силы, познания себя, своего зверя. Душа наизнанку. Эстетика страха. Порой Лизе было страшно даже самой, когда она любовалась на себя после очередных метаморфоз. По крайней мере ухаживания мужчин прекратилось даже внутри клана. Однако Сир был по-прежнему поражен той красотой своей "невесты", которая выходит за рамки эстетизма и принятых стандартов. Индивидуальность, личность, стертые границы, амбиции и энтузиазм.
Самопознание... большую часть Лиза занималась именно этим. Ей не было скучно, ей не хотелось играть с людьми. Она получало колоссальное удовлетворение от того, что делала сама, своими руками, получая новый опыт и новые результаты.
Когда же она поняла, что может, осознала свои способности, желания, стремления, то решила снова меняться, пробуя себя уже в новой роли. Роли мужчины.
Елизавета.. не слишком удачное имя для такого страшного гения, как она.
Тзимицу берет себе имя "Людвиг", что означает  "прославленный в битве", на манер румынского наречия это имя звучит как - Лайош.
Лайош был мало похож на прежнюю Лизу. Гораздо более спокоен, сдержан, изобретателен по прежнему, но теперь ещё более жестоко. В это время он уже разменивал третюю сотню лет, учавствуя в битвах против Камарильи, ежегодно доказывая власть клана на Балканах, что с каждым годом становилось всё труднее. Однако он полностью оправдывал значение своего имени.
Сир даже подарил ему собственную псарню, из которых Лайош сделал подлинное произведение искусства по меркам Тзимицу.
Клан все не оставлял надежды вернуть свою прежнюю власть и могущество. Во время второй мировой войны Тзимицу хотят с помощью рейха вернуть свои территории на востоке. Увы, все пошло далеко не по сценарию. Сир Тзимицу Трансильвании был убит во время войны, многие из старших Тзимицу были вынуждены стать единым целым с землей, почти в совершенстве владея изменчивостью, а остальные бежали в Европу. Лайош был среди беженцев.
После нескольких лет скитаний, голодных ночей и постоянной ломки от того, что отлучен от родной земли, Лайош находит пристанище в Амстердамской секте Шабаш. Клан Тзимицу на этой территории по сравнению с Карпатами был ничтожно мал и молод. Изверги приняли его в свою "семью", из первых уст получив информацию о чудовищных беспокойствах на истинных землях Тзимицу, на их родине.
Вскоре Лайош оправился от чудовищного потрясения, вновь набрал силу и блеск гения в глазах, который не так давно потух вместе с мечтой вернуть всё на круги своя. С помощью связей Воеводы Тзимицу в Амстердаме, который так же являлся Архиепископом Шабаша, с родины Лайоша, с развалин его родового замка были вывезены несколько мешков с землей и транспортированы в Амстедрам как почва для удобрения.
Лайош довольно старый вампир, по сравнению с молодняком Амстердама и Сир не долго думая делает его своим советником в делах Шабаша. Надо сказать эта должность пришлась Извергу по душе и понемногу он начал обретать новый дом, привыкать к здешним обычаям и неминуемым течением времени, которое заставляет с собой считаться по мере развития цивилизации человечества в целом.
Ещё через некоторый период времени в секте случается смена власти. Ласомбра жестоко убивает Архиепископа и сама встает во главе Шабаша. Лайош признавал власть за сильнейшими и даже не подумал вмешаться. Он не так сильно связан был Клятвой Крови со здешним воеводой. Это позволило ему остаться на посту Советника и прибрать к своим рукам "семью" Тзимицу в Амстердаме, проведя новый ритуал Клатвы Крови, привязывая более молодых извергов к себе, заменив собой прежнего Сира.

Все хорошо. Теперь пробный пост - про смену пола, пожалуйста.

- Елизавета?
Дверь в покои Тзимицу со скрежетом отворилась. Сир Янош проследовал в глубину темной комнаты, надеясь сегодняшний остаток ночи провести со своей «невестой». Признаться, он хотел новых впечатлений, а Елизавета была как раз из тех, кто способен удивлять.
И, надо сказать, ей это снова удалось.
Уже несколько десятков лет, Графиня Батори полностью оправдывала своё прозвище «Чахтицкое чудовище», особенно его вторую составляющую.  Абсолютно не человеческие образы, один жутче другого. А сегодня Янош имел удовольствие наблюдать бледную спину Лизы, почти светящуюся во мраке комнаты. Волосы черного цвета струились по ней неровными прядями, едва прикрывая зад. Елизавета была обнажена, стояла, чуть опустив голову, по плавным движениям острых плечей можно было догадаться, что она вновь занята собственной изменчивостью. 
- О, Лиза..., - в голосе воеводы слышалась улыбка, он подошел чуть ближе, рассматривая линии тела «невесты», как учитель принимает экзаменационную работу своего ученика.
Шаг, ещё шаг… Было что-то не то в её фигуре, что-то неверное, угловатое, диспропорциональное. Было время, Лиза творила из себя таких потрясающих роковых женщин, что казалось, будто это сама Богиня Совершенства. Так что нынешние «неровности» работы невозможно было списать на неопытность… или быть может ей просто тяжело вернуться с образа чудовищного монстра вновь во что-то антропоморфное.
Янош подошел вплотную к Елизавете, тонкими длинными пальцами огладил её плечи и обнял, прижимаясь к ней сзади. Отнюдь не романтичные побуждения вели руки старшего Тзимицу по обнаженному телу вампирши, а скорее любопытство. Ему было интересно, что она делает с собой. Воевода предпочитал «видеть» руками, нежели глазами.
На мгновение пальцы Сира застыли на груди Лизы, наконец, обнаружив, что так смущало его в линиях тела его «невесты». Она сделала из себя мужчину.
Тонкая улыбка застыла на губах Елизаветы, довольствуясь безмолвной реакцией воеводы.
- Сир Янош, - приятный низкий голос с легкой хрипотцой славно дополнял новый образ Елизаветы, - Можно Вас попросить немного помочь мне?
С этими словами младший Тхимицу развернулся и встретился взглядом со своим учителем, правую руку запустив под кожу внизу живота, видимо вручную меняя всю половую систему своего организма, подстраивая внутреннее содержание под внешний орган, ранее чуждый телу женщины. Заставить своё тело принять чужеродный орган гораздо сложнее, нежели просто подкорректировать или изменить то, что есть.
Янош наконец мог рассмотреть последнее творение Елизаветы. Он был несколько ошеломлен. Нельзя сказать, что смена пола для Тзимицу была чем-то необыкновенным, или же чем-то таким сложным, достойным восхищения… Дело было не в этом.
Янош считал, что рано или поздно в жизни Тзимицу наступает момент, когда он полностью познает себя и огромным плюсом является то, что он может сделать так, чтобы внешность абсолютно соответствовала душе. То, что он видел перед собой, это была Елизавета. Такая какой должна была быть. Олицетворяя то, кем она стала и чего достигла. Яношу как будто открыли глаза, будто он только сейчас по-настоящему узнал эту личность.
Рассматривая лицо Батори так, будто на его глазах раскрывается какая-то страшная тайна, Янош получил представление о громадной умственной силе, об осторожности, скаредности, алчности, хладнокровии, коварстве, кровожадности, о торжестве, скрытой циничной веселости, о крайнем ужасе, о напряженном – о бесконечном отчаянии.
- Я помогу, - прошептал воевода, не в силах отвести взгляд от законченного образа новой внешности Лизы. Истинной внешности её души, - Ты потрясающая женщина, Елизавета. Ты была моим партнером, предметом восхищения и любовницей. А сейчас подарила мне сына и ученика.

Бесспорно, принят

Отредактировано Лайош (2010-12-22 12:25:02)

+1

7

1. Имя персонажа
Беата Винд/Беатриса Леопольдина Виктория Виндзор, герцогиня Эдинбургская и Саксен-Кобург-Готская.

2. Возраст
23 года до Становления. 182 - после.

3. Пол
Женский

4. Клан
Вентру

5. Секта
Камарилья

6. Статус/титул в секте
Сенешаль

7. Поколение
8

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья: "Да, здесь есть чёткие правила и запреты. Но это как теория общественного договора: каждый отказывается от определённых свобод, но взамен мы получаем социум - а в социуме выживать легче. Таким образом, Камарилья - не что иное, как необходимость".
Анархи: "Я видела, что творилось, когда Лос Анджелес принадлежал этим свободолюбивым байкерам. И я могу сказать, что это было: не утопия, а безобразие. Свобода свободой, но правила должны быть".
Шабаш: "Ооо... - закатывает глаза, - вы хотите сказать, что сборище кровожадных фанатиков - это сила? Их сила - в безмозглых исполнителях, которых напичкали сказками о всеобщем Равенстве и Братстве... в бесцельной жестокости... ну-ну. Мы хоть что-то создаём, они же существуют для того, чтобы разрушать то, что мы создаём. Отмороженные идиоты".

9. Внешность
Невысокого роста (161 см) и довольно худощавого телосложения, эта девушка с молочно-белой кожей выглядит очаровательным хрупким цветком в стиле "винтаж". Она была из тех, чью утянутую в корсет талию можно обхватить двумя ладонями, из тех, кто обладает очень аккуратными кистями и стопами, почти как у Золушки из сказки. Красивые, правильные черты овального лица с лёгким подбородком подчёркиваются довольно ярким, но умелым и стильным макияжем. Так красятся смертные женщины-вамп, предупреждая соперниц, что они отнюдь не пушистые кошечки, и их коготки весьма остры. Мало кто видел Беатрис без подобающего случаю макияжа: чёрные стрелки, подчёркивающие "кошачий" разрез темно-синих глаз, красивые, чувственные губы, подведённые помадой нужного ей сегодня оттенка красного и идеально уложенные волосы цвета чёрного кофе стали её кредо. Она всегда ухожена, всегда привлекательна, всегда на высоте. Смелая, стильная, красивая, уверенная в себе.

10. Характер
Очаровательная светская львица, амбициозная и остроумная. Знает, что она привлекательна и знает, как этим пользоваться. Превосходный манипулятор. Считает, что в большинстве ситуаций пользоваться грубой силой - непозволительная ошибка, выдающая плохого лидера и слабого игрока. Да, для Беатрис интриги - игра. Или - Игра. То, что является если не смыслом существования, то необходимой его составляющей.
В деловых кругах известна железной хваткой и безупречной репутацией. Никогда не опускалась до грязных ходов, так же как и до ругани - это ниже её достоинства. Упряма, обладает прекрасной памятью и характером, по твёрдости сравнимым с алмазным стержнем. Её враги рано или поздно получают если не кол в сердце, то уведомление о разорении их компании. Беатрис терпелива, и может ждать подходящего для удара момента десятилетиями.
Считает, что миром правят две силы: деньги и информация. И обычно деньги водятся у того, у кого есть информация. Делаем выводы, дамы и господа...

11. Любит/не любит
Одевается в стиле "винтаж", обожает лакированную кожу (особенно женственные лакированные туфельки на каблуке), любит джаз и дорогие украшения. Принципиально не носит длинные волосы, выходит из Убежища только при макияже и с идеальной укладкой. Никогда не опаздывает, если встречу назначили заранее. Имеет (в основном в мозг) гуля-телохранителя, от которого требует молчания и абсолютного послушания.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Употребляет в пищу только молодых (от 20 до 30ти лет) мужчин со светлыми волосами.

13. Биография.
…Она была рождена аристократкой – и не просто аристократкой, а персоной королевской крови. В самом раннем детстве удивляла нянь, гувернанток и учителей смышлёностью. Не то, чтобы она была очень умной – просто на интуитивном уровне, следуя какой-то своей логике, находила верные ответы. Кроме того, малышка была просто очаровательна – она никогда не опускалась до истерик и скандалов, предпочитая добиваться своего идеальным поведением и наивным взглядом тёмно-синих глаз. В целом, она росла превосходным манипулятором, однако, не считала манипулирование другими своей первой задачей или развлечением – она просто умела это делать, и делала, когда ей было нужно.
Подобно многим представителям высшей аристократии, Беатриса училась музыке, танцам, изучала языки, гуманитарные и естественные науки. Подобно многим девушкам, в ранней юности зачитывалась романтическими приключениями, но уже в семнадцать лет отказалась от подобных романов, перейдя на более серьёзную литературу – в частности, на книги, повествующие об удачливых дельцах и экономистах, владельцах крупных заводов и мануфактур. Благодаря обширной эрудиции, она была прекрасным собеседником, и на приёмах неоднократно была центром группы бизнесменов, обсуждающих экономическую стратегию отдельных предприятий и всего государства.
Никто никогда не считал её красивой куколкой – «Её Высочество великолепно мыслит, и её красота как бы отходит на второй план, когда вы общаетесь с ней лицом к лицу. Первое, на что вы обращаете внимание, это её голос: он мягко окутывает вас, не усыпляя, и вы ловите себя на том, что внимаете ему с большим удовольствием. Потом понимаете, что дело не только в голосе: эти серьёзные синие глаза, эта мимика, спокойная, но живая, лишённая кокетства, но не лишенная обаяния, околдовывает. Вы ни на секунду не забываете, что общаетесь с особой королевской крови – великолепная осанка, отточенные жесты, чёткие и вместе с тем исполненные царственной грации… Она прирождённый лидер, истинная дочь Её Королевского Величества!».
Такой она была при жизни. Её Сир, Тобиас Д'Ивер, почувствовал внутреннюю силу этой смертной девочки с первой минуты общения с нею, некоторое время он наблюдал за Её Высочеством, всё больше убеждаясь в правильности своего рения Обратить её.
В 1830 году, в возрасте 23 лет, Беатриса получила Становление. Первые два года она мучительно привыкала к своему новому положению: из одной из первых леди страны она стала всего лишь неонатом, низшим звеном в длинной цепочке иерархии Собратьев.
Впрочем, не в характере Беаты было долго унывать и сдаваться: пережив первый кризис, она взялась за изучение общества Собратьев, в котором ей предстояло провести не один десяток лет. Девушка узнавала новое с удовольствием – она прекрасно понимала, что знания – это сила, и чем больше она узнает, тем лучше устроится в новом социуме в итоге.
Она путешествовала с Сиром по всей Европе, и благодаря этому познакомилась с очень многими полезными Собратьями – компаньонами Тобиаса, перспективными молодыми и не очень вампирами, а также различными представителями богемы – в основном, Тореадорами. Как ни странно (хотя, почему странно? С её-то голосом и внешностью….), отношения с кланом Розы складывались у девушки особенно хорошо.
До 1844 года Беата была при Сире – встречалась с различными Собратьями, вела переговоры от его имени (весьма успешно, кстати). В 1844 году обрела относительную «самостоятельность», а в 1852 уже стала Гарпией Авиньона. Пусть одной из младших, пусть не в самом крупном городе – но стала. И хотя эта должность не была почётной, это всё-таки была Должность, что-то, что выделяло Беату среди других неонатов. Другие же неонаты относились к ней по-разному. Кто-то завидовал кипучей энергии и целеустремлённости, смелости и остроумию Беатрис, кто-то восхищался.
Следующие годы прошли в развитии и работе над собой. Беата, перфекционистка от рождения, стремилась сделать себя лучше, лучше, ещё лучше.
1902 год. Беата стала Гарпией Орлеана.
Сир наблюдал за ней с поощряющей улыбкой и не мешал. Он прекрасно понимал, что такое Дитя намного лучше абсолютно послушного идиота. Девочка хочет самостоятельности? Отлично, она её получит. Всё равно она отлично усвоила, что есть Сир, и что ссориться с ним не надо. Поэтому он не стал держать девушку, когда в 1923 она решила уехать в Новый Свет и основать там своё дело.
Собственно, она почти сразу выбрала Чикаго, где быстро нашла общий язык с Примогеном Вентру и Принцем. Это не считая пары Тореадоров, с одной из которых Беата и занялась бизнесом. Сочетание Вентру-Торри, если речь идёт о чём-то, связанном с красотой и прибылью, идеально. Беатрис быстро это поняла, и, оставив своей компаньонке заниматься декоративной стороной их общего дела, взяла в свои руки экономику, рекламу и развитие – то, где нужны были не только талант и страстность, но и мозги. Дело развивалось очень успешно, и небольшой капитал, одолженный у Сира, вскоре вырос в несколько раз.
На социальном фронте всё так же шло хорошо. Налаживались связи с другими Собратьями, в том числе – с представителями анархов. Со временем Беата научилась быть в курсе всех новостей – прикрываясь маской остроумной капризной актрисы, жаждущей всеобщего внимания (для чего идеально подходило звание Гарпии, которое ей пожаловала Главная Гарпия Чикаго с согласия Принца), Беата вникала в политику, осторожно, чтобы не вызвать подозрений со стороны вышестоящих. Спонсирование галерей сплетников-Торри, вращение в определённых кругах смертных, поддерживание отношений с журналистами – всё это было подчинено одной цели: быть осведомлённой. Положение Гарпии только облегчало эту задачу, но, разумеется, не было конечной точкой развития карьеры. Беата хотела большего, чем звание светской сплетницы, пусть даже остроумной и уважаемой многими.
Наконец, в 1956 году Беатрис переезжает в Лос-Анджелес, чтобы лично проследить за развитием «Wind d’Or», и остаётся в городе. Вскоре и здесь она стала сначала Гарпией, потом, в 1960 – Главной Гарпией, после того, как она, вместе с Примогеном Носферату Лос-Анджелеса, раскрыла причастность Принца города в инферналистам и, таким образом, помогла нынешнему Принцу занять место старого.
В 1970м году, составляя планы дальнейшего развития компании «Wind d’Or», Беатрис решила, что пора завоёвывать место на рынке Европы. Кроме того, честолюбие требовало новых свершений - и, подготовив почву, мисс Винд в 1976м году переехала из покорённых Штатов в Старый Свет. Возобновив старые знакомства во Франции и Бельгии, Беатрис отправилась дальше - в Амстердам, на который обратил её внимание сэр Тобиас. В 1981 она занимает уже привычное место Гарпии, но на этот раз её цель - не ограничиваться местом социального лидера, но принять участие в политике Домена, как это было в Лос-Анджелесе. Но если там Беатрис была скорее одним из серых кардиналов, советников, к которым прислушивался молодой Принц, то здесь леди Винд собиралась стать Ферзём. Тем более что Малкавиан - весьма сомнительная кандидатура для того, чтобы управлять городом...
В 1998 году Беатрис, использовав свои влияние и финансы, освободила место Сенешаля, и с тех пор занимает его сама. Её ювелирный концерн разросся: теперь его филиалы есть в странах Европы, и он сотрудничает с ведущими модными домами. И, конечно, один из главных офисов находится в сердце города, являющегося одним из главных городов по обработке и продаже алмазов... Амстердама.

Хорошо, пробный пост на тему...алмаза в 50 карат.

- 50 карат, леди.
Беатрис улыбнулась:
- Прекрасно. - Взгляд синих глаз скользнул по камню, уютно устроившемуся на бархатной подушке. - Замечательно.
Леди подняла взгляд выше, посмотрела на помощника. Он был достаточно молодым мужчиной с волосами приятного медового оттенка. Правильные черты лица, умные глаза. "Наверняка на вкус он так же хорош..."
- Проследите, чтобы он попал в руки к Томасу. Уверена, он сможет огранить этот камень так, как оно того заслуживает.
Помощник склонил голову:
- Да, леди. - Светло-медовая прядь выскользнула из-за уха мужчины, скользнула по его гладко выбритой щеке. Он носил стрижку "шапочкой", и потому очень чётко ассоциировался у леди Винд с рыцарем из книг про романтическое Средневековье - тех книг, которые она любила, будучи ребёнком, до того, как увлеклась экономикой. Мужчина поднял глаза на начальницу, заметил её взгляд - и слегка смутился.
"Вот как? - Беатрис стало смешно. - Ох уж эти люди... готовы покраснеть от одного взгляда. Впрочем, это очень мило..."
- Я хочу выставить этот камень в своей галерее. Но не будем торопить огранщика - я могу сделать это и в следующем году. Да, и сообщите прессе об этом камне.
- Да, леди. Но... если вы позволите заметить... пресса любит, когда у камней есть имена.

Беатрис чуть улыбнулась:
- Само собой. Мы назовём его "Сердце ветров".
- Прекрасно. Я передам это прессе и зарегистрирую название.
- Хорошо.
- Беата перехватила взгляд мужчины: он любовался не на камень, а на хозяйку кабинета. - И благодарю вас, что взяли на себя труд приехать ко мне. К сожалению, график моих встреч бывает очень плотным, и время, которое я могла бы потратить на дорогу в офис, является критичным.
Мужчина чуть поклонился - ах, этот галантный жест! - и улыбнулся:
- Это было мне в радость.
"А ещё это, конечно, отразится на вашей премии..." - Беатрис кивнула:
- Очень любезно с вашей стороны. Собственно, вы свободны. Но у меня есть ещё около двадцати минут, так что, если вы не против, я бы хотела выпить с вами кофе... и обсудить перспективы вашей карьеры.
Помощник чуть побледнел, но быстро взял себя в руки, и голос его остался спокойным:
- Конечно, я не против, леди.
- Прекрасно.
- Беатрис нажала кнопку на интеркоме. - Два кофе, пожалуйста. - И снова посмотрела на мужчину. Он поймал себя на том, что глаза леди Винд, тёмно-синие, глубокие, притягивают к себе его взгляд. - Должна сказать, я давно наблюдаю за вашими успехами. У вас прекрасное чутьё в бизнесе, вы хорошо разбираетесь в драгоценных камнях, и, помимо этого, умны. Когда я думала о том, чтобы сделать вас куратором этого проекта, я сомневалась: вы достаточно молоды... - Будь напротив него кто-то другой, Андрэ бы рассмеялся. Как может девушка, выглядящая на 23-24 года, говорить ему о молодости? Но глаза Беатрис таили в себе столько силы, холода и ума, сколько бывает не у каждого пятидесятилетнего бизнесмена... - Но вы справляетесь. Когда мы выставим "Сердце Ветров" в галерее, и всё пройдёт успешно, я буду рада видеть вас в должности своего личного помощника. Эта должность подразумевает контроль над текущими проектами и их исполнителями. Кроме того, вам стоит быть готовым к командировкам. И, конечно, к повышению заработной платы. Вы согласны?
Глаза мужчины засияли, но он лишь сдержано кивнул:
- Это блестящая перспектива. Благодарю вас, леди Винд.
"Приятно, что я в нём не ошиблась... возможно, стоит сделать его своим гулем". В дверь постучали, вошёл высокий мужчина, аккуратно неся поднос с кофе. Андрэ слышал о нём и часто мельком видел: Майкл, личный телохранитель Беатрис, сопровождал её везде и всегда. Взгляд тёмных глаз американца остановился на блондине, и тот почувствовал себя неуютно. Может, правду болтают, что этот здоровяк влюблён в хозяйку?..
- Спасибо, Майкл. Можете идти. - Помощнику показалось, или бархатный голос леди Винд прозвучал чуть теплее?.. Беатрис пододвинула к себе чашку, помешала в ней ложечкой - как и подобает настоящей леди, совершенно бесшумно, ни разу не ударив по фарфоровой стенке - и, так и не отпив, поднялась со своего места, прошлась по комнате, взглянула в окно на ночной город.
- Я правильно помню, что у вас французские корни? - спросила она на чистом французском. Андрэ не растерялся и ответил на нём же:
- Да, мадемуазель. Я наполовину француз.
- Прекрасно. Это очень кстати.

Беатрис мысленно улыбнулась: она давно прорабатывала возможность открытия филиала компании в Париже. Теперь она знает, кому это поручить. Интерком на столе ожил. Беатрис подошла к нему, нажала кнопку приёма, и голос Майкла произнёс:
- Леди, у вас назначена встреча через десять минут.
- Благодарю.

Беатрис снова посмотрела на Андрэ: тот был достаточно понятлив, чтобы поставить чашку и подняться из кресла:
- Не буду вас задерживать.
- Всего хорошего. Вас проводят.
- Леди Винд смотрела, как мужчина убирает алмаз в специальный бокс и, поклонившись, выходит из её кабинета, и думала о том, что они оба - очень удачные приобретения: и "Сердце Ветров", и новый помощник, назначение которого теперь - лишь вопрос времени.

Принята. Но я жду вечером нормальную авку.

Отредактировано Беатрис (2010-12-21 16:08:47)

0

8

1. Имя персонажа
Хотя его имя, как и имена многих старых вампиров, уже растворилось во времени, последние полвека он предпочитает называть себя Джейкоб Талбот
2. Возраст
19 человеческих лет и 396 вампирических лет
3. Пол
М
4. Клан
Гангрел
5. Секта
Анарх
6. Статус/титул в секте
---
7. Поколение
Девятое поколение
8. Отношение к кланам и сектам

Камарилья - сборище глупцов, опутывающих свою свободу узами войны.
Шабаш - агрессивные идиоты, которые подчинились своему зверю, вместо того, чтобы жить вместе с ним.
Гангрел - сородичи, не ближе и не дальше.
Бруха - поднимают нос, пытаясь создать новые законы, взамен старым.
Малкавиане - поразительные создания, за ними можно наблюдать часами, но они способны вызвать ужас и отвращение, так же скоро как восхищение.
Носферату - полезные союзники.
Тореадор - недостойные своего проклятия, создания.
Тремер - пугающие и завораживающие, хочется смотреть на них, но так, чтобы они не видели этого.
Вентру - высокомерные короли дураков.

9. Внешность

Высокий, молодой человек. Внешняя хрупкость телосложения является ни чем иным, как иллюзией, полученной за счёт ношения просторной одежды. Очень бледен. Носит короткие, преимущественно, тёмные волосы, неровно остриженные и слегка растрёпанные. Глаза тёмно-голубые, в состоянии возбуждения, с расширенными зрачками - почти чёрные. Тело Джейкоба способно извиваться и выгибаться, принимая самые различные положения и формы. Одежда часто бывает изодрана на маленькие кусочки или изношена до дыр, следить за модой его явно не учили. Тёмные круги под глазами уже стали родными и спи-не-спи - избавиться от них не выйдет. Старается при людях не улыбаться, чтобы не пугать их волчьими клыками, так же на правой руке имеются крепкие когти, которые при должном освещении можно списать как модный маникюр. Первое впечатление от него будет определённо странным, но по-меркам мира Тьмы, он всего лишь ещё один сородич, со своими заморочками.

10. Характер

Скрытность свойственная гангрелам передалась и Талботу, он любит наблюдать за различными вещами, будь-то природное явление или действия отдельно взятого человека, только когда он убеждён в том, что находится один, у него получается расслабиться. Общение с внутренним зверем, присущее всем гангрелам, приобрело в его случае вид мысленного диалога, из-за которого Джейкоб часто действует следуя советам зверя. Внешняя отрешенность и покинутость Джейкоба, очень хорошо передаёт его внутреннее состояние. Большую часть времени он не чувствует ничего кроме беспокойства, особенно находясь в каменных джунглях, однако бывают моменты, когда он сбрасывает все оковывающие его цепи морали и поддаётся безумию своего демона, уступая ему место у руля. Талбота притягивает всё необычное, а потому он обожает следить за странными вампирами, к которым по-большей части относятся Малкавиане, так же ему нравятся многие люди, за которыми он предпочитает наблюдать, спрятавшись где-нибудь повыше.

11. Любит/не любит
Любит: людей, Малкавиан, Тремеров, цыган, интересные события, свободу, своего зверя, кровь, высоту
Не любит: Тореадоров, Тремеров, бессмысленное поливание крови, солнце

12. Подробная информация о клановом недостатке

Из-за близости с внутренним зверем Джейкоб часто принимает решения руководствуясь его мнением, а мне своим. Ещё до того, как они пришли к внутреннему согласию, и такому образу решения проблемы их противоречий, Джейкоб не раз проигрывал своим желаниям, получив от своего зверя, в виде подарка, постоянные клыки волка и когти на правой руке.

13. Биография.
Талбот родился в Англии, какого-то там дня, какого-то там месяца примерно 1577 года. Его мать умерла во время родов из-за отвратительных антисанитарных условий того времени. Отец, и без того не очень улыбчивый крестьянин, увлёкся алкоголем, который собственно и сгубил его. Примерно через три года после рождения сына, он замёрз в луже собственной блевотины. Мальчика отдали к деду и бабке, которые обходились с ним, мягко говоря, жестко.
Джейкоба кормили два раза в самые сытные дни и только раз, по-обыкновению. К пяти годам мальчик начал добывать еду, помимо той, что давали ему "дома". Летом он воровал фрукты с деревьев соседей, зимой - копошился в объедках у чужих домов. Бывало люди угощали мальчугана, но такой радости надо было ещё дождаться...
К десяти он связался с мальчишками, которые воровали фрукты на рынках и вместе с ними добывал себе жизненно необходимые витамины. Когда, спустя год, его почти всех его дружков поймали и избили насмерть, Джейкоб продолжил воровать. Разумеется награда не заставила себя долго ждать и спустя несколько недель ему переломали все рёбра. Когда мальчик вернулся домой - дед и бабка вышвырнули его из дома.
Избитый и голодный он скитался по-городу, пока не решил уйти в лес, чтобы найти там еды. В лесу его встретили только проблемы. Когда он наконец нашел какие-то ягоды - за ним погнался огромный волк, который преследовал его, пока Талбот не залез на дерево. Там он и уснул. Утром он обнаружил под деревом немного мяса, которое вероятно осталось от добычи волка. Мальчик с жадностью сожрал мясо, прямо так, сырым. Несколько дней он восстанавливался от побоев, пока наконец его состояние не стало настолько хорошим, что он осмелел и отправился в лес дальше.
После очередной встречи с тем волком Джейкоб не стал убегать, а начал пытаться отбиться от него при помощи палки, которую носил с собой для опоры. Это был смелый поступок, который спас ему жизнь, потому как сил бежать у него вряд ли хватило, а так - он прогнал волка.
В течении двух месяцев он скитался по-лесу, всё ещё мучаясь от травм полученных в городе. Он питался чем мог и постоянно в его жизни появлялся тот волк. Он никогда не пытался загрызть мальчика, казалось он только пугал его.
Потом внезапно появился путник, который согласился помочь Талботу и разрешил ему пойти с ним, к себе в хижину. Как ни странно, но мальчик без тени сомнения повиновался. Ещё месяц понадобился человеку, называвшему себя Старик, чтобы выходить Джейкоба. За это время он отметил, что Старик не так уж стар, для такого прозвища, да и к тому же он был каким-то странным, его движения были какими-то скованными, будто он носил неудобную одежду.
Старик разрешил Талботу остаться и пообещал заботиться о нём, однако большую часть времени Джейкоб был предоставлен сам себе. Он гулял по-лесу, сливался с природой и ещё не раз сталкивался с тем самым волком, который уже не казался страшным, а наоборот - он выглядел знакомо.
Семь лет Талбот прожил в лесу, со Стариком. За эти годы тот так и не называл своего имени. Джейкоб очень изменился за те годы, что прошли, однако Старик был всё тем же молодым мужчиной, которого Талбот встретил в самом начале своего пути. Он решился спросить об этом, на что получил вполне чёткий и внятный ответ, мужчина - вампир. Джейкоб не испугался, он слишком давно знал его и не боялся, что Старик навредит ему. Тот рассказал ему о вампире, своём клане, способностях и предложил сделать его таким же.
После того, как Талбот дал своё согласие, почти без раздумий, и стал одним из проклятых, Старик почти сразу исчез. Последним, что слышал от него Джейкоб, было: "Слушай своего внутреннего зверя...".
Процесс изменения был очень странным и даже мучительным, появилось множество новых желаний, а старые утратили былое значение, даже тело пережило трансформацию, став быстрее, сильнее и выносливее.
Пять десятков лет понадобилось Джейкобу чтобы полностью понять свою суть и научиться контролировать свои новые силы. Возможно это заняло такой срок, потому что он был один, в лесу, где никогда ничего не происходило, а возможно, потому что первые годы он только и делал, что охотился.
Талбот подчинил своё тело, но его дух всё ещё был во власти безумия, которое принесло превращение, постоянно требовалась охота, всё время нужна была кровь. В какой-то момент люди заметили, что численность животных сильно снизилась, а кто-то даже видел в лесу "полу-человека, полу-зверя", всё это вызвало панику и охоту. Первые охотники, которых встретил Джейкоб, были неопытными юнцами, которые неспособны были противопоставить ему совершенно ничего - он загрыз одного из них, а остальных обратил в бегство. К сожалению это только подтвердило слухи и за ним отправили уже более серьёзных противников. Когда и он разметал несколько вооруженных солдат - это был перебор, люди испугались и подожгли лес.
Джейкоб бежал от огня, как испуганный зверь, он бежал не один десяток километров, пока не понял, что огонь не бежит за ним. Найдя небольшой лесок, поближе к побережью, Джейкоб обосновался там, с твёрдым намерением не просто научиться слушать своего зверя, как раньше, но и контролировать его.
Ещё пятьдесят лет миновало, пока он не стал абсолютно готов появиться среди людей. К тому моменту его облик уже сильно изменился, исковерканный грехами прошлого, и ему пришлось быть ещё осторожнее чем обычно. Ночной лес больше не был домом для Талбота, он отправился путешествовать по-Англии. На его удачу, он прибился к маленькому табору цыган.
Среди цыган была такая же проклятая девушка как и он, её звали Нишка. Она подробнее рассказала Талботу о клане гангрел, объяснила, что связь со зверем и любовь к свободе - у них в крови, помогла ему научиться контролировать его дар. Сотню лет они путешествовали вместе, за ними шел и табор, который сменил при них целых два поколения. Как ни странно, но одиночка по-натуре - Талбот, чувствовал себя с цыганами весьма комфортно.
Прожив, две, с небольшим, сотни лет, Джейкоб всё ещё чувствовал себя комфортно. Его безумие уже несколько лет не мучило его, он регулярно питался. Однако этот покой был обманчивым. В какой-то момент, Талбот не смог остановить то, что начало происходить с ним. Во время самого обычного вечера, он вдруг сорвался, просто на пустом месте. Его кожа стала грубее, на руках выросли толстые, острые когти, а в глазах не было ничего, кроме безумия. Он вырезал весь табор за несколько минут, даже Нишка, которая казалось бы была опытнее него самого, не сумела остановить Джейкоба. Только когда он воткнул правую руку ей в грудь, безумие отступило.
Видя, что он натворил, Джейкоб решил сбежать. Нишка была без сознания и не могла остановить его, а потому - он просто пустился в бегство, удаляясь как можно дальше от места своего преступления. Рука, которой он проткнул грудь своего сородича так и не вернулась в прежнюю форму...
Талбот бежал из Англии, во Францию. Сотню лет Джейкоб скрывался во Франции, леса которой были хорошим укрытием. Однако теперь он был уже гораздо более опытным вампиром и мог позволить себе появляться в городах, где начал замечать, среди толпы смертных, тёмные лица отмеченные проклятием Каина. Многие вампиры охотно делились информацией о своём происхождении, так Джейкоб получил примерное представление о кланах и их представителях. Его пытались завербовать в Камарилью, но он наотрез отказался идти на любой контакт с представителями власти. Несколько раз до него доходили известия, что какая-то девушка-гангрел разыскивает его, но как только он об этом слышал - сразу менял место своего обитания.
Полюбившаяся Джейкобу Франция довольно быстро превратилась в место боевых действий. Во время мировых войн, Талбот смог утолить свою жажду крови, наполняя себя до краёв. В войне нет ни правых, ни виноватых, а потому можно убивать всех. Наверное после Франции Джейкоб и начал "общаться" со своим зверем на равных.
В какой-то момент, скитания привели Талбота в Амстердам. Первое время вокруг этого города были очень густые леса, но потом всё изменилось. Изначально Джейкоб хотел покинуть его, но потом каменные джунгли начали завораживать вампира высокими зданиями, забравшись на которые можно было видеть весь мир и даже больше. Талбот остался, прячась в лесах или в тени города, вступая в редкие контакты с сородичами и стараясь удерживать зверя от безумия.

Анкета мне нравится, а вот аватарка ваша не нравится. *это был толстый намек от Каина*
Прошу прощения, это было лучшее что я нашел в такой час, если найдёте что-нибудь буду рад)

И за чем вы изначально анарха впихнули в Камарилью?
Тема пробного поста - "Общение" с люпинами.

Вокруг не было ничего, только всепоглощающая тьма, которая была хозяйкой всего и всех. Слух уже улавливал звуки леса, раздававшиеся вокруг. Нос давал почувствовать, что вокруг него было множество живых существ. Осязание давало понять, что он стоит на земле. Вскоре вернулось и зрение, заставив тьму исчезнуть.
Джейкоб был в лесу. Последние пару лет он проводил именно в лесах, пытаясь улучшить контроль своих способностей, а конкретно - привыкнуть к прибыванию в шкуре волка. Превращаясь в животное, он конечно сохранял рассудок, но его желания, а именно - утоление голода, да и все чувства, становились во много раз сильнее. В форме зверя Талбот получал большую силу, да и скорость, но его разум заполняло всё то, что он отбрасывал пока оставался человеком.
Где-то рядом, пение птиц внезапно оборвалось и в воздух вспорхнул с десяток пташек. Талбот насторожился, он попытался ощутить кто подходит к нему, но ничего не почувствовал. Тогда он принюхался и учуял странный запах, подобных которому раньше не встречал. Слова Нишки всплыли у него в голове, он вспомнил её упоминание о непобедимом враге вампиров - оборотне. "Когда все твои вампирские чувства будут говорить, что никого нет, но человеческое предчувствие будет бить тревогу, когда вокруг начнут разбегаться все дикие звери, а ты не сумеешь понять почему - отдайся своему внутреннему зверю, выпусти его наружу и дай ему контроль над собой. Возможно тогда ты переживёшь встречу с тем, кого не убьёт в равной схватке ни один вампир, с оборотнем. Забудь самого себя и молись что твой внутренний зверь найдёт с ним общий язык, иначе твоя жизнь не будет стоит ни пени..."
Талбот, в обличье волка, чувствовал, что сейчас именно тот момент. Он перестал сопротивляться самому себе и выпустил все чувства, которые держал под замком разума. Зверь тут же получил контроль над его телом и начал бежать. Зверь был испуган.
Видимо почувствовав страх, опасность, которая поджидала где-то рядом, размышляя над лучшим способом умерщвления своей добычи, показала себя. Это были три метра смерти. Огромная тварь, неизвестно как прятавшаяся до сих пор. Оно бросилось вдогонку за волком, который судорожно пытался скрыться.
Джейкоб ожидал, что тварь догонит его в два прыжка, но смерть не спешила за ним, на своей чёрной колеснице. Оборотень бежал за ним и это напоминало гонку. Спустя несколько минут бега, зверь тоже начал втягиваться в это, поборов свой страх.
Когда же они сравнялись это было уже не гонкой со смертью, а прекрасным танцем двух диких тварей, которые были полны сил и не имели ни малейшей крошечки разума. Два зверя бежали в одном темпе, не останавливаясь несколько часов. Когда же лес остался позади и перед ними предстало чистое поле - оборотень остановился. Волк тоже встал, как бы не понимая, почему его новый друг остановил их игру. Монстр протяжно завыл на луну, а затем развернулся и побежал прочь, обратно в лес.
На стоявшей в некотором отдалении мельнице зажегся свет. Только увидев огонёк, который создали люди, Джейкоб пришел в себя, загнав зверя обратно. Его мучили смешанные чувства, ему хотелось вернуться в лес и узнать того зверя, понять его суть, снова бежать с ним в ночи, но здравый смысл уже победил и осознание того, что он всё же ещё жив, а во-второй раз может так не повезти, заставило его отправиться на поиски нового места, где он мог бы жить. Подальше от обители этого монстра, который почему-то уже не казался таким страшным...

Принят

Отредактировано Талбот (2010-12-22 16:05:42)

+2

9

Возможность встретить данного персонажа в Амстердаме стремится к нулю. Но так как, в некотором роде, он будет здесь играться, то выкладываю анкету по всем правилам.

1. Имя персонажа
Джонатан/Иоганн Айстенбаум

2. Возраст
До обращения - около тридцати лет, после - информации нет в свободном доступе.

3. Пол
Мужской

4. Клан
Тремер

5. Секта
Тремер... Вопросы есть?

6. Статус/титул в секте
Послушник по особым поручениям... Вопросов нет. И это тоже не вопрос.

7. Поколение
Информации нет в свободном доступе. По слухам - седьмое. По другим слухам - первые распущены самим тремером, ибо остаться послушником в подобном возрасте - что-то здесь не так.

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья
"Определенно, в Камарилье есть толк. Маскарад защищает нас от страшного возмездия со стороны человечества; если думаете, что люди слабо отреагируют на вампиров, — подумайте о том, как большинство из них отнесутся к вампирам-волшебникам. Векодавняя система положений держит бунтарей под контролем, развивает сотрудничество и дает нам стабильное общество."

Шабаш
"Жалкий, чудовищный, вероломный — Шабаш представляет собой дикую, неуправляемую часть нашего вида. Это форма, принятая зарождающимся Зверем. Любой послушник расскажет об опасностях большой силы без должного контроля."

Бруха
"Бруха служат великолепным примером необходимости должной организации. Просто покажите любому непокорному Дитяте Бруха — и вопрос закрыт."

Малкавиан
"Возможно, путь нашего Клана лежит примерно в том же направлении, что и их, — соединенные, но разнообразные, каждый неповторим, но все сплочены одной связью. Без безумия, конечно."

Носферату
"Они знают много тайн — жаль, что претендуют и на наши тоже."

Тореадор
"Тореадоры были бы смешны, если бы не обладали таким влиянием."

Вентру
"Вентру представляют собой лордов, которые ведут Камарилью к ее следующей ночи."

Ассамиты
"Похоже, в их Клане хранится больше силы, чем мы когда-то думали."

Гангрел
"Определенно, Гангрелы нас не любят; возможно, к лучшему, что они пошли своим собственным путем."

Джованни
"Их ограниченная осведомленность не может быть сравнима с нашими разнообразными дарами."

Сетиты
"Сравнение Сетитов со змеями остается уместным; с Сетитом нужно быть столь же осторожным, насколько осторожен смертный, имеющий дело с ядовитой змеей."

Кавычки? Цитаты - нет. Официальная позиция - да.
И ещё - не доверяйте детям Малкава ценные артефакты букинистического толка. Мало ли, что они понапишут меж тех строк, где и так скрыто смысла в избытке.

9. Внешность
Похоже, что Обращение застало конкретно этого тремера врасплох, забыв предупредить о своём визите. Невежливое какое. Впрочем, похожим на архетипичного погружённого в книги волшебника из фэнтэзи, способного за заклинательством не заметить потери пульса, Джон не кажется. Скорее его можно назвать просто неопрятным или же "несколько помятым". Щетину воцарившуюся на челюсти за несколько дней до смерти вампир, похоже не сбривает из принципа. Или из лени - всё равно к утру снова будет на месте. Изменить причёску выйдет разве что оставив от волос последний сантиметр, да и тот попытается топорщиться во все стороны. Когда на Джоне кожаная куртка, кое-как скрывающая кобуру, да потёртые джинсы, это смотрится ещё хоть сколько-то гармонично. К строгому же костюму-тройке, одеваемому по случаю "выходов в тьму", как сей тремер может назвать посещение элизиума, аудиенцию у князя или иное важное событие - ни коем образом.
Телосложением данный тремер более походит на своих собратьев, чем небритой физиономией - оно у него не выдающееся. Особо привлекательным Джона тоже не назовёшь, зато его внешность не запоминается надолго, что тоже бывает вполне полезно.

10. Характер
Джона ещё при жизни можно было назвать весьма высокоморальным человеком, после смерти же это просто стало именоваться человечностью. Сам же Айстенбаум обычно именовал неписанный свод правил принципами. К писанным и задокументированным правилам он, кстати, всегда относился положительно - от устава до Кодекса - в окружающем бардаке должно быть хоть немного порядка (желательно, поболее, чем Шабаша). Обычно Джонатан спокоен и старается придерживаться этого состояния ещё и потому, что в те редкие моменты, когда стресс выводит тремера из себя, он уподобляется какому-нибудь малкавианину - мозг вампира, привыкшего к магическому восприятию мира, "переключается" в недоступный большинству режим, а в обращенном скорее к самому себе бормотании не сразу угадывается не детский лепет и бессмыслица, а перевод в слова сверхъестественных терминов и тауматургических знаков...

11. Любит / не любит
Оказываться прав / Ошибаться
Когда ошибаются другие / Когда это вредит ему
Спокойно работать / Спешку
Порядок / Окружающий мир
И т.д. / И т.п.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Это в современном обществе преданность не считается достоинством. Вас же не оскорбил мой ответ?

13. Биография.
Не факт, что описанное ниже хоть сколько-то соответствует действительности. Но именно эта версия биографии Айстенбаума подаётся им как единственно верная. Если, конечно, вы каким-либо образом сможете получить от него подобную информацию.

Джона можно сколько угодно считать коренным американцем, учитывая где родился он, да и его родители, но это будет неверно. Просто по окончанию Второй Мировой Войны в Штатах смог найти убежище один из учёных, ранее работавших на нацистскую Германию. А вместе с убежищем и жену, принесшую детей, которые в свою очередь породили внуков. Одним из оных и являлся при жизни Джонатан Айстенбаум, родившийся и выросший в Соединённых Штатах Америки. Что не мешало ему, как и большей части родственников, считать немецкий родным языком наряду с английским. И иногда летать на отпуск в Европу. Отпуск у Джона (Или Иоганна, как его называл дед) был от работы, которая не имела никакого отношения к вампирам, магам или чему-либо мистическому вообще - Айстенбаум служил детективом полиции, а затем и частным детективом. Сдать "бляху" и табельное его никто не заставлял, просто Джону стал неудобен постоянный график борьбы с криминалом. Ведь в одну из поездок к исторической родине он умудрился откопать нечто крайне заинтересовавшее молодого полицейского. И вот это нечто и было мистическим, имеющим отношение к помянутым выше вампирам и магам. Иоганн позабыл про изучаемую юриспруденцию, закопавшись с головой в книги по оккультным наукам и истории Старого Света - наивный молодой человек и предполагать не мог, сколько всего таинственного на самом деле творится в привычной ему Америке. Ведь именно под наблюдение к американским вампирам он попал под наблюдение, стремясь собрать слишком уж много сведений - что поделать, отсутствие планового оккультного образования Джон стремился компенсировать количеством поглощаемых сведений, многие из которых, как он выяснил в дальнейшем, действительно не были ложью и чушью. Можно сказать, что детективу везло на источники информации. А когда Иоганн начал подозревать, что актуальную информацию ему некто специально подсовывает, следя за реакцией, он попытался выследить оную таинственную силу... Дальнейшее жизнеописание джонатана Айстенбаума весьма коротко и стремится к некрологу, но на этом заканчивается история человека и начинается повесть сперва о гуле, а затем и вампире. А рассказы о гулях и вампирах клана Тремер слишком скучны и засекречены, дабы предаваться огласке.

О майн готт, сколько пафоса я уместил в этих строчках. Жуть, жуть. И заранее экскюзе муа за ошибки, письмо с помощью ритуалов не поддерживает высокий уровень грамотности...
Жду комментарии и тему для пробного сообщения. И, разумеется, всецело к вашим услугам.

Дорогой Джон, опиши характер и все будет ок... а так же для порядка пробный пост, раз уж начал все сюда выкладывать.
Тема - Любовь к Нефертити.

Дэмн, действительно пропустил пункт про характер. Пять дайсов восприятия непрокинуты)

Пробный пост:

Скучно в дороге не было. Не потому, что Джон внимал транслируемому детищу голливудской промышленности или пялился в иллюминатор на ночное небо. В дороге, пусть рейс Берлин-Москва, и был короток, нашлось предостаточно времени для того, чтобы написать отчёт "пирамидальному" начальству. Схватке с сэтитами в котором (отчёте, не начальстве), разумеется, было уделено должное внимание. Что-то не давало тремеру покоя. Нечто, увиденное в берлинском подземелье шло в разрез с информацией прочитанной ранее. Вампир попытался вызвать в памяти жизнеописания Эхнатона и Нефертити. Даже если не брать в расчёт поклонение первого солнечному богу, что для вампира весьма странно. Дело было в чём-то другом, Айстенбауму почему-то казалось странным, что сэтиты бились бок-о-бок. Казалось бы, ничего удивительного, супруги, как никак. Но Джон вспомнил, что Нефертити, хоть и была первой - главной - женой фараона, она была отнюдь не последней. По каким-то слухам, её место в сердце Эхнатона позже заняла даже одна из их дочерей... В общем, что-то здесь не так. быть может, во тьме под Берлином в битве участвовала отнюдь не Нефертити? Та египтянка, безусловно, была похожа на известный бюст, но ведь известно же, что оный переделывался - изображению менялась форма носа. Возможно, настоящая Нефертити не имела никакого отношения к абсолютной копии бюста? Было над чем задуматься. Впрочем, попираю исторические факты и всякую логику, всегда оставался и самый простой вариант - что если в сердце фараона Эхнатона, сперва бьющемся, а затем - нет, все эти годы всё-таки жила любовь к своей первой и главной жене Невер-Неферу-Атон Нефертити?

Принят. Дорогой тремер, Добро Пожаловать!

Отредактировано John (2010-12-22 17:38:15)

0

10

1. Имя персонажа
Эндрю Франциско фон Рихард дель Росси
(Андрэ, Андреа, Рик)

2. Возраст
31 год от рождения (3 января 1981)
(примечание: не обращали, не кусали)

3. Пол
м

4. Профессия
Писатель, владелец известного книжного издательства

5. Внешность
На свою внешность Андрэ никогда не жаловался. От родителей ему достались высокий рост, красивые выразительные темные глаза, великолепные черные волосы, тонкие изящные пальцы музыканта; от отца он унаследовал бледную кожу европейца-северянина, от матери длинные густые ресницы итальянской красавицы. Во всем остальном он был самым обычным на вид, так что даже в школе его никогда не дразнили из-за внешности. Детские занятия спортом и служба в армии помогли его фигуре остаться худой и спортивной. Так что, несмотря на кажущуюся обыденность телосложения, Андрэ физически развит, крепок и худощав. Плавание и занятия бальными танцами, входившие в программу обучения в его школе, избавили парня от неуклюжести, сделав его движения ловкими и плавными. За исключением тех случаев, когда он вспоминал о строевой армейской подготовке и в его облике проявлялись прежние черты военного.

6. Характер
Вредный педантичный зануда, как любит отзываться о нем его секретарь. И это соответствует истине. Характер меняется с годами, и это тоже известная истина. Из милого доброго улыбчивого ребятенка вырастает хмурый задумчивый взрослый. Когда-то в далеком детстве он был дружелюбен со всеми, но, взрослея, постепенно приучился надевать маски. Одна - для дома и семьи, другая - для друзей, третья - для подчиненных, четвертая - для бизнес-партнеров. Масок-ролей не счесть и они все разные. Никто никогда не будет одинаков в различной обстановке. Став владельцем своей компании (унаследовав ее от одного дальнего родственника), он научился считать деньги и теперь его частенько называют скрягой. Что, впрочем, не мешает ему под настроение тратить деньги на какие-нибудь бесполезные вещи. За несколько десятков лет своей жизни Андрэ все еще не нашел, на чем остановиться, и продолжает свои эксперименты с характером. Однако, служба в армии научила его спокойствию и хладнокровию при необходимости. Так что, можно сказать, что после армии он стал фаталистом более, чем примерным католиком, каким был в детстве.
Внешнее дружелюбие на публику компенсируется внутренней скрытностью и недоверием ко всем тем, кто не сумел завоевать доверие Андрэ.

7. Любит/не любит
Любит: нежиться в теплой ванне под приятную музыку, плавать в бассейне, кататься на автомобиле по ночному городу, гулять под дождем во время подходящего настроения, классические театральные пьесы; мороженое и шоколад с различными вкусами и наполнителями (кроме фруктовых), вкусное красное вино, кофе и молочные коктейли с различными вкусами;
не любит: пьяниц и алкоголиков, пауков и прочих насекомых (он их не боится, но просто не любит), домашнюю уборку, толпы людей, шум и громкие звуки, грязь, лишний раз напрягаться.

8. Биография.
Родился с серебряной ложкой во рту, как говорили о нем родственники, знакомые и друзья. Папа - всемирно известный дирижер, мама - не менее известная поющая актриса с великолепным голосом. Среди предков в роду были и австрийские потомственные военные и итальянские оперные певцы и художники, не говоря уж об австрийских и итальянских князьях. В результате, от смешения наций и образовалось весьма разнохарактерное семейство Рихардов-Росси.
Дом, в котором и родился очередной виконт, - роскошная вилла на берегу средиземного моря неподалеку от Неаполя. Так как родители были погружены в свою работу и разъезжали по миру с концертами и съемками, то ребенок рос под присмотром любящей тетушки, окруженный нянями и охраной. Родители, возвращаясь из своих творческих поездок, неизменно привозили с собой подарки для сына и новых друзей для дома. Так что в восемь лет Андрэ даже с некоторым облегчением воспринял известие о том, что обучаться отныне он будет вдали от дома и его суматошной обстановки, в престижной английской школе.
В школе он вел себя как социально общительный ребенок, но близко ни с кем не сходился. Учителей радовал примерным поведением, учеников - помощью в учебе. И хоть Андрэ и не был первым учеником школы, но ниже третьего места никогда не спускался. Да и что еще оставалось делать в чужой стране, кроме как старательно учиться, чтобы заслужить похвалу тетушки или одобрение родителей.
На каникулах Андрэ возвращался домой в Италию и радовал тетю своими достижениями, грамотами и наградами. Родителей удавалось порадовать не всегда, ибо график их визитов домой был весьма сложным и не всегда совпадал с каникулами сына. Впрочем, неизменной оставалась одна традиция - в день рождения Андрэ родители обязательно встречались с сыном и устраивали ему интересные сюрпризы. Так, на свое десятилетие Андрэ побывал в Токио в парке развлечений. А в пятнадцать лет насладился подводными видами Большого Барьерного рифа. Всякую мелочь в виде известных ресторанов различных столиц мира можно даже и не упоминать.
После окончания школы у Андрэа впервые произошел серьезный семейный конфликт с родителями: парень под влиянием деда-генерала вздумал непременно пройти армейскую службу, а родители были категорически против. Тем не менее, Андрэа удалось отстоять свое решение и он пару лет отслужил в войсках миротворцев ООН, в основном связистом, но также приходилось бывать и на боевых операций.
Через пару лет Андрэа понял, что военной романтики с него хватит и после окончания срока контракта демобилизовался и решил продолжить учебу дальше, получив диплом университета. Пантеон Сорбонна (Париж I) благосклонно принял в свои стены очередного студента и, как и в Англии, Андрэ продолжил радовать учителей и наставников. После получения диплома университета Андрэ не пришлось долго раздумывать о дальнейшем жизненном пути, ибо один из его дальних родственников к тому времени скончался от старости, не забыв упомянуть Андрэ в своем завещании. В результате, Андрэ пришлось пережить еще один семейный конфликт, ибо наследство находилось в Амстердаме, а любящая мамочка ни за что не хотела пускать «бедного ребенка в эту пучину разврата и содома». Отцу и сыну удалось все-таки убедить мать, что в век информационных технологий видео-связь на далекие расстояния обычное дело, а самолеты летают очень быстро и сынок будет почаще наведываться домой на берег Средиземного моря.
Так, получив благословение родителей, Андрэ обосновался в Амстердаме, занимаясь делами своего издательства, а на досуге развлекаясь написанием романов.
Хоть и является крещеным католиком, но обряды церкви выполняет нерегулярно.

Пробный пост - Встреча с пьяным однокурсником, опустившимся по жизни, ночью, в подворотне в центре Амстердама.

Пробный пост
Середина недели выдалась несколько напряженной - в издательстве сдавали срочный заказ на несколько миллионов экземпляров, а у самого Андрэ не ладилось продолжение романа. Как он ни старался, главный герой никак не хотел двигаться дальше, сколько бы Андрэ ни мучился над текстом.
- Ну и в какую сторону тебя послать? - Андрэ раздраженно отложил лэптоп в сторону и откинулся на спинку дивана, размышляя о непокорстве персонажа.
Размышления много времени не заняли и Андрэ решил прибегнуть к обычному способу случайного выбора. Вспомнив возможные варианты, ведущие от того перекрестка, на котором сейчас находился Лейтенант, как он мысленно звал главного героя, Андрэ записал их на листочках бумаги, перетасовал и разложил на столике чистой стороной вверх. Оставалось только выбрать любой из листочков.
- Ну и почему это не ночной клуб? - Андрэ недовольно смотрел на выбранную им бумажку. - Или не церковь, уж хотя бы. Надо же было вытянуть «улицы и подворотни»... - хмуро проворчал Андрэ, швыряя бумажку обратно на столик.
Но так как менять свое решение он не захотел, то просто скинул копии нескольких файлов на домашний компьютер, выключил лэптоп и упаковал его в жесткий футляр, предохраняющий от ушибов и тряски, переоделся в деловой костюм и направился к выходу из дома.
По пути он решил на полчасика заглянуть в издательство, чтобы проверить, как там идут дела. Как обычно, полчасика растянулись на несколько часов и освободился Андрэ только поздним вечером.
«Мда. Ну и что теперь делать?» - сев в машину, Андрэ задумчиво посмотрел на часы. - «Поздновато для прогулок-то...»
Он побарабанил пальцами по ободу руля, решая, стоит ли все же выполнять задуманное, или лучше отправиться прямо домой. Не решив ничего конкретного, он выехал со стоянки и не спеша направился в сторону дома, посматривая по сторонам. Одна из улиц, на которую он заехал, заинтересовала его и Андрэ вспомнил, что неподалеку есть неплохое кафе, в котором можно выпить вкусное кофе. А так как неподалеку от кафе была парковка, то Андрэ решил убить заодно и второго зайца - оставить машину на парковке и прогуляться до кафе, пройдя к нему через небольшой переулочек. Возможно, в подобное время суток это могло быть несколько неосмотрительно, но явно не для бывшего миротворца. Поэтому Андрэ со спокойной душой поставил машину на стоянку, взял футляр с лэптопом и в свете фонарей потопал себе по дорожке, то бишь ко входу в переулок.
Все-таки, надеждам на мирное путешествие оправдаться было не суждено - когда он, пройдя через арку в подворотню, дошел примерно до середины переулка, перед ним выросла тень, шарахнувшись от мусорного ящика. На реакцию Андрэ не жаловался, а посему рука взметнулась вверх, намереваясь стукнуть футляром ноутбука по подозрительной личности. Личность, не дождавшись удара, не менее подозрительно покачнулась и бухнулась на колени. Предусмотрительно отступив на шаг назад и в сторону, Андрэ ненадолго задумался, в какую сторону податься - вернуться обратно в машину или все же пройти до кафе. Благо других подозрительных личностей в поле зрения не наблюдалось и нападения можно было не опасаться.
Неизвестно, кто из них был первым: то ли Андрэ в смутном свете фонарей все же вспомнил былые дни, то ли встреченный им узнал Андрэ, нередко мелькавшего в новостях, но кто-то из них произнес былой пароль студенческих лет:
- Пантеон Сорбонна.
И кто-то ответил:
- Париж 1.
Полчаса спустя они сидели в ночном кафе, в которое направлялся Андрэ, и вспоминали студенческие годы. Они были не настолько близкими друзьями, чтобы у Андрэ возникла мысль позвать пьяного однокурсника в свою машину и привезти к себе домой. А вот угостить ужином в кафе - это пожалуйста, на это денег не жалко. В кафе он в основном слушал пьяную болтовню парня, изредка поддакивая, кивая головой и вставляя различные «да ты что?», «никогда бы не подумал!», «да как он мог!» и прочие ни к чему не обязывающие высказывания. Однокурсник говорил о том, что его никто не понимает, не дает ему реализовать себя и жаловался на жизнь. Смотреть на опустившегося игрока их студенческой команды по футболу было странно, но Андрэ понимал, что не каждому футболисту в этой жизни суждено стать Марадоной. В подобной беседе время летело незаметно и несколько часов спустя, когда кафе уже закрывалось, они все же расстались. В заключение встречи Андрэ даже расщедрился настолько, что помимо ужина оплатил также и такси, в которое он с охранником кафе и усадили парня. Велев таксисту доставить пассажира по адресу, названному бывшим сокурсником, Андрэ посмотрел вслед уехавшей машине, попрощался с охранником и отправился на парковку.
Обратная дорога обошлась без приключений и сев в машину, он поспешил домой, ибо вдохновение уже требовало своего. Полчаса спустя, влетев в гостиную, он едва успел скинуть пиджак, нетерпеливо достал лэптоп, включил его и пальцы музыканта запорхали по клавишам, набирая текст. Случайная встреча на ночной улице обрастала живописными подробностями в виде стрельбы и драки: главный герой благородно приходил на помощь атакованному бандитами бывшему сокурснику и помогал ему спастись. Добавив побольше диалогов и помощь доблестной полиции, Андрэ спровадил персонажей в ночной ресторан, а потом по домам.
Так в романе появилась сцена встречи Лейтенанта с его бывшим однокашником. Сам же Андрэ на утро уже выбросил эту встречу из головы, ибо поддерживать отношения с подобными опустившимися личностями не собирался.

Принят

Отредактировано Андрэ (2010-12-22 22:54:41)

0

11

Пакон - представляет собой продукт страсти пары несовместимых в обычном представлении животных. Нечто похоже хотели создать четверка ребят из Сауз-парка, - скрестив слона и вислоухую свинку.

Так же
Пакон (англ. Puckane , также Puckaun; ирл. Pocán) — деревня в Ирландии, находится в графстве Северный Типперэри (провинция Манстер) у трассы R493.
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/53/Ireland_location_map.svg/300px-Ireland_location_map.svg.png

Странное создание, периодически появляющееся тут и там в городе. Ауспексеры определили, что это - вампир. Но какими иллюзиями он обладает или какая это извращенная форма превращения?..
Пакон вполне материален, но может исчезать и появляться, значит, затемнением так же явно обладает.
Появился здесь после войны. Периодически пропадает и возвращается.
Если разозлится - открывает рот, которого по сути и нет, а он оказывается пастью, усеянной клыками, величиной почти со всего Пакона.
Когда пропадают молодые вампиры обоих сект - всегда ссылаются на него, но не архиепископ, ни князь, так и не привели Пакона к ответу.
Временами разговаривает.

Пакон принят и утвержден

0

12

1. Имя персонажа
Когда-то -  Генри Брэндон, граф Линкольн. Ныне - Фрэнсис Хьюго, больше известный под кличкой Хью.

2. Возраст
34 года до обращения. 318 лет после.

3. Пол
М

4. Клан
Вентру антитрибу

5. Секта
Шабаш

6. Статус/титул в секте
Темплар Архиепископа

7. Поколение
Обсуждается.

8. Отношение к кланам и сектам
"Камарилья - одна сторона медали по имени Власть. Традиции, угнетение молодых более старыми и сильными. Интриги и видимость порядка. Развращённость, продажность, лживость... мне приятно смотреть, как Камарилья захлёбывается в своём собственном гное - и ещё приятнее вскрывать этот гнойник, раз за разом".
"Шабаш - вторая сторона той же медали. Угнетение молодых более старыми и сильными, интриги и видимость борьбы за идеалы... как ни крути эту медаль, ничего достойного не увидишь. И всё же сейчас - у нас общая цель".
"Анархам не хватает организованности, несмотря на благородные на первый взгляд цели. Без иерархии ничего не построишь... а жаль".

Вентру: "О, как они любят марионеток! Они говорят, я предал их... зато я не предал себя. Я сам выбираю того, кому служу. И я не продаюсь. Если это предательство - да будет так!"
Вентру Антитрибу: "Нас мало... нас очень мало. Но тем достойнее каждый мой Брат".

9. Внешность
Для своего времени был высок, сейчас несложно найти кого-то, кто был бы выше его 188 см. Обладает широкими плечами - Фрэнсиса можно было бы назвать коренастым и даже мощным, если бы мускулатура его была чуть более развита. На ладонях сильных, жилистых рук заметны старые мозоли от многочасовых тренировок по фехтованию. На спине - несколько параллельных шрамов от глубоких ран.
Каштановые, слегка вьющиеся волосы подстрижены довольно коротко. На лице отпущена щетина, которую Хью по каким-то своим причинам не считает нужным искоренять. Имеет привычку чуть щурить свои серо-зелёные глаза. Каким-то образом умудряется смотреть почти на всех собеседников сверху вниз, с непередаваемой иронией. На левой скуле едва заметен тонкий шрам. В целом, если игнорировать небритость, - морду лица имеет благородную, с правильными чертами.
Одежду предпочитает строгую, удобную, тёмных тонов.

10. Характер
Замкнут, скрытен, молчалив. Благороден, склонен помогать нуждающимся в его помощи каинитам. Как минимум - готов выслушать (о, слушать он умеет!) и дать совет. Очень сдержан и хладнокровен, обладает потрясающим самоконтролем - за счёт этого является одним из немногих, способных долго выносить присутствие Изабеллы рядом. Все эмоции, как правило, прячет за мягкой иронией и отстранённостью. Честен, всегда держит данное слово. Ценит доверие. Его можно было бы назвать даже человечным... если бы не равнодушие в приведении в действие приговоров и казней. Хью не находит в жестокости удовольствия, но воспринимает её как инструмент контроля и кару: "Заслужил - получи. Если выживешь - десять раз подумаешь перед тем, как совершить новую ошибку..."

11. Любит/не любит
Любит: тишину, умных собеседников, антикварные книги.
Не любит: современную музыку, людей с пирсингом, людей в пошлой одежде, глупых людей, шумных людей, необразованных людей, похотливых людей... вообще, людей не очень-то любит. Терпеть не может, когда без его разрешения берут его оружие или книги. Готов убивать за невежливость и хамство по отношению к даме.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Питается только девушками в возрасте от 17 до 21 года.

13. Биография.
Был рождён в Великобритании в 1660 году от Рождества Христова. Генри был единственным сыном своего отца, и рос достаточно слабым и болезненным ребёнком. Отец Генри опасался за его здоровье, но ещё больше он боялся иного - человека с фамилией Грей. В 10 лет Генри был отослан в тайне в дальнее поместье Брэндонов. Ещё год он жил там, а потом за ним пришли.
Это был не слишком высокий, пожилой мужчина. Он приехал в поместье вечером, на карете без гербов. Он не хромал, но носил трость, и её наконечник гулко выстукивал шаги незнакомца по мраморной плитке холла. Генри видел его - он был на втором этаже и вышел посмотреть, кто приехал в столь поздний час.
Незнакомец остановился посреди холла и, коротко посмотрев в глаза дворецкому, бросил:
- Прикажи слугам собрать вещи юного Брэндона. И приведи его сюда.
Голос чужака был холодным, как порыв зимнего ветра, и пробирал до костей. В нём чувствовалась сила - огромная, древняя, равнодушная и свирепая. Генри против воли поёжился, и незнакомец, услышав шорох, поднял голову и посмотрел на мальчика.
- Ага, вот и ты. Подойди.
Генри испугался - но не мог же он, граф, наследник своего отца, проявить страх перед каким-то невежливым гостем?! Мальчик сжал кулаки, встал и, стараясь держаться "гордо и независимо, как подобает юному лорду" (как это часто повторял гувернёр мистер Томас) спустился к гостю и учтиво произнёс:
- Добрый вечер, сэр. Моё имя Генри Брэндон, и в отсутствие моего отца - я хозяин здесь. Устали ли вы с дороги? Не желаете ли чаю или ужин?
Незнакомец как-то странно фыркнул, чуть наклонил голову, отчего стал похож на хищную птицу, и усмехнулся, не размыкая губ. Генри, чувствуя, как им всё больше овладевает страх, вскинул подбородок и с вызовом посмотрел в глаза чужака, посмевшего разглядывать его, точно коня на ярмарке.
- О, а вы с характером, молодой человек. Хорошо. - Незнакомец усмехнулся чуть шире и перехватил трость, а потом коснулся её рукоятью подбородка мальчика, заставляя его поднять лицо и смотреть себе в глаза. - Должен вас известить, юноша, что с момента вашего рождения вы принадлежите мне, так как мы договорились об этом с вашим отцом. Когда-то я оказал ему неоценимую помощь... но, похоже, он собирался сжульничать и спрятать вас от меня, объявив вас мёртвым. Вы знаете, что по документам вы мертвы с прошлой недели? - Глаза Генри изумлённо распахнулись, мальчик нервно сглотнул: это был фарс, абсурд, это должно было быть ложью... но Брэндон почему-то сразу поверил странному незнакомцу. Ему захотелось заплакать: как же так, почему отец обещал его какому-то человеку, а теперь ещё и записал мёртвым?.. Но Генри знал, что мальчики в одиннадцать лет уже слишком взрослые для того, чтобы плакать. И он молчал, зло сжав губы в упрямую тонкую линию. А незнакомец продолжал:
- Итак, раз вы уже погибли официально, у вас есть выбор, юноша. Вы можете умереть на самом деле - или же уйти со мной, став моим сыном. Видите ли, у меня нет наследника, и я хотел бы взять вас... если вы не против. Что вы предпочитаете? Смерть или, - он как-то странно усмехнулся, - ещё несколько лет жизни?
Вспоминая потом первую встречу с лордом Греем, Генри не раз думал: что было бы, если бы он выбрал смерть? И ни разу не усомнился в том, что в этом случае он умер бы в тот же вечер. Грей никогда не лгал.
А так - он, конечно, выбрал жизнь. И, сев в карету без гербов и наблюдая поразительно послушных ("похожих на марионетки") слуг, несущих его вещи, слушал о том, что отныне его имя - Фрэнсис Хьюго Грей, и он сын и наследник своего нового отца. Особняк лорда Грея поражал своими размерами и роскошью. У Хьюго были самые лучшие учителя, и день за днём он занимался точными и естественными науками, литературой, историей и философией. Его учили танцам, фехтованию, верховой езде и стрельбе - намного более дотошно, чем в той, прошлой жизни, когда он был Генри. И он учился - непременно желая достичь высот, стать лучшим...
По достижении возраста Хьюго стал выезжать на балы.

*будет дописано*

Отредактировано Фрэнсис (2010-12-22 23:24:59)

0

13

Майкл Суэнвик
Гуль Беатрис Винд, её телохранитель и ближайший помощник во всём, что не касается бизнеса.
Выглядит на 35-40 лет, на самом же деле гораздо старше - он прибыл из Штатов вслед за своей хозяйкой уже немолодым.
Высокий, плечистый, черноволосый и черноглазый, на четверть - индеец.
Сильный, ловкий, быстрый.
Злые языки говорят, что Майкл влюблён в свою хозяйку, и спит на коврике перед её кроватью. Так это или нет, неизвестно - но известно, что мужчина предан госпоже Сенешалю, как пёс.

Принят и утвержден

0

14

1. Имя персонажа
Клемент Уайтхед

2. Возраст
Становление в 27, возраст от Становления 47 лет

3. Пол
Мужеский

4. Клан
Ласомбра

5. Секта
По рождению Шабаш, но полноценным шабашитом пока не является

6. Статус/титул в секте
Никак нет

7. Поколение
11

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья: "да, мой Сир, я слушаю, конечно. Они слишком скучны, чтобы я не пытался заняться другим!" К Камарилье равнодушен от слова "совсем".
Шабаш: "вот звери. Сир, зачем они нам? Только как инструменты? Молчу, уже молчу!!!" Уайтхед Шабаш пока не понимает. Не только его цели и смысл, но и методы. Слишком уж не соответствует пропаганда тому, что есть на самом деле.
Клан: "все бы хорошо, но эти перегибы, эта помпезность и консерватизм!" Клемент свой клан не любит, но уважает. И потакает некоторым его слабостям.

9. Внешность
Суров и пафосен, как Ленин в Мавзолее. Лицо кирпичом, в спине швабра, в серых глазах черти с вилами. Старательно пытается соответствовать духу клана, хотя бы на публике. Весь в черном, дорогом и строгом. Тщательно следит за внешностью путем гоняния гулей в хвост и в гриву - пафос и слишком широко раскинутые пальцы обходятся дорого, но к сожалению, робость и скромность могут обойтись куда дороже. Также, как неподобающий внешний вид. Кудрявые светлые волосы в основном держит распущенными, но если необходимо, связывает в хвост. Следы легкой небритости остались с человеческой жизни, и с этим Клемент ничего делать не желает.

10. Характер
Весьма эксцентричен в мыслях, несмотря на сдержанность и общую тенденцию не высовывать нос, когда никто не спрашивает. Все время ищет грань между гордостью и инстинктом самосохранения. Умереть-то он не боится, но умирать глупо - идея, не заслуживающая рассмотрения. Внешне горяч и самовлюблен, внутренне более спокоен. Вспышки ярости считает одним из обязательных атрибутов Ласомбра, а раз так, то надо соответствовать. Может совершенно искренне не заметить издевки. Нетерпелив и слегка истеричен, если что-то не получается сразу. Успешно совмещает истерики со вспышками ярости, дабы не пропадало добро. Держится отстраненно, зачастую с показным равнодушием. Искренне хочет собственного сира, но пока не удается ее... уговорить.

11. Любит/не любит
Любит.
Себя, безмерно. Свою Кошку и своего Сира, как умеет. Играть на грани фола, но так развлекается крайне редко. Шокировать почтенную публику. Опять же, "любит" не означает "бежит делать при первой же возможности".
Не любит.
Помпезность и пошлость. Нравоучения. Свой клан (истеричность, перегибы и жесткое давление сверху).

12. Подробная информация о клановом недостатке
Не отражается в зеркалах. Совсем. И на солнце горит больше, чем другие вампиры.

13. Биография.
Либретто.
Год рождения: 1948.
Место рождения: Англия, графство Дарем, ферма.
В 13 лет оторвался от семьи, уехав в Дарлингтон.
В 16 лет начал вплотную учиться, сменил направление работы с физического на умственное.
В 22 года стал секретарем банковской шишки.
В 23 года наступил на хвост предполагаемому сиру, тогда же был с позором изгнан из банка, вынужден заплатить огромный штраф и уехать. Выбран был город Чичестер.
В Чичестере его попытались снова поломать, подсунув искалеченную жизнью девушку, которую он когда-то любил, но это оказалось только толчком вперед.
В 25 лет устроился сценаристом в комедийный театр.
Год Становления: 1965.
Сир: Макариа Ана Лусия Монтес де ла Крус, епископ Нориджа.
Лет через 10 после Становления получил в распоряжение Кошку.
На данный момент поскандалил с Сиром и сделал от нее ноги в Амстердам.
Ритуал Создания: нет.
Место в Шабаше: нет.

Родился в Англии в послевоенное время в разгаре экономического кризиса. Семья Уайтхедов жила в графстве Дарем, в пригороде Дарлингтона, и состояла из четырех поколений. Крупное фермерское хозяйство обеспечивало все семейство пропитанием и деньгами, но не умаляло внутренних разногласий. Перелом в сельском хозяйстве, качественный рывок в технологиях, отмирание многих старинных искусств и традиций порождали конфликты поколений. Старшее, более традиционалистское, придерживалось веяний старины, тогда как, например, отец Клемента бежал за новинками очертя голову. Такой темперамент был редкостью для спокойных английских селян, но в семье не без урода. Так часто говорили, и иногда даже в глаза.
Другим камнем преткновения являлась "русский вопрос". Стоит ли бояться и ненавидеть советский Союз, или это просто политика? В подавляющем большинстве Уайтхеды придерживались мнения, что опасаться заразы стоит, но до них она все равно не доберется. Если, конечно, вовремя выпалывать сорняки. Кроме того, национализация фермерских хозяйств наносила серьезный ущерб независимости крестьян, что не могло  им нравиться. Приходилось либо отдавать свой маленький участочек другому, а самим уходить в батраки, что не грело никого, либо беспрестанно расширяться. Семья выбрала последний вариант, но он не сочетался с традиционными методами ведения хозяйства. приходилось уступать веяниям времени, а поскольку противоречия продолжали нарастать, семья не имела большого успеха.
Клемент был средним сыном в семье, и поэтому отношение к нему было ровным и относительно справедливым. он рано научился вовремя поддакивать или хотя бы молчать с умным видом, поскольку за плохое с точки зрения родственников поведение можно было схлопотать ремнем или вожжами. С другой стороны, подобные противоречия воспитывают либо конформизм, либо собственную точку зрения на происходящее. Просто подчиниться воле общества в данной ситуации затруднительно. Мальчик помогал родителям по хозяйству, а с 6 лет учился в местной школе. Всеобщее образование было введено уже достаточно давно, поэтому и поставлено хорошо даже в селе. В 13 лет был отправлен доучиваться в город, но не преуспел на этом поприще. Зато устроился на паровозный завод, о чем горько пожалел. Расцвет эксплуатации уже прошел, и рабочие движения имели определенный вес, но до демократии пока было далеко. Холодная война забирала почти все ресурсы, поэтому на гражданские отрасли оставалось достаточно мало. Впрочем, страдать ему пришлось недолго. Скоро назревали парламентские выборы, и как следствие - популизм и попытки заигрывать с избирателями, в том числе и с рабочими. Были введены льготы, пособия, жизнь Клемента начала налаживаться. А в 16 лет он влюбился.
Уже не по-детски, наивно и чисто. Растущий организм требовал самку, а послабления на работе оставляли силы на поиски оной самки. Впрочем, до женитьбы дело так и не дошло, хотя вспоминал Уайтхед свою красавицу еще долго и исключительно тепло. А поскольку ухаживал он по-деревенски, конечно, но старательно, то ему пришлось сделать и качественный скачок. Срочно поступить в колледж, начать учиться самостоятельно. Времени стало меньше, и работу на заводе он бросил, постановив для себя, что больше никогда не станет так вкалывать на чужого дядю. Только на себя, любимого. Самооценка юноши начала повышаться, он себя оценил и признал, что может не только бегать по поручениям взрослых. Он начал работать в банке и неожиданно для себя обнаружил, что все эти бумаги, цифры и прочая бюрократия не вызывают у него отвращения. Даже наоборот, они дают власть.
В 22 года он стал секретарем владельца одного из коммерческих банков. Работа была не сахар, конечно, но давала возможность для роста и понимания того общества, в котором он находился. Он проворачивал за спиной у начальника собственные махинации, наслаждаясь своей незаметностью и тем риском, на который шел. Уже не бедняк, Клемент мог себе позволить нормально есть, нормально одеваться, жить в квартире, а не на койке в бараке. Меньше всего ему хотелось снова оказаться внизу, потерять свою блестящую оболочку. Женщин менял, как перчатки, но ни одна так и не зацепила.
Во время очередной махинации оказалось, что он все-таки не увидел поля. Существуют гораздо более крупные игроки, чем финансовые магнаты, а их опыт не сравнится ни с каким человеческим. Клемент наступил на какую-то мелку мозоль Ласомбра. Конечно, можно было не обращать внимания на смертного, которых и так расплодилось сверх меры, но иногда наглость заслуживает поощрения. Например - публичного осмеяния и низвержения. Мальчик слишком заигрался и слишком привязался к деньгам. Что он будет делать, если лишится всего этого? Если выживет и поднимется снова... его счастье.
опозорившись и получив по рукам, Уайтхед был вынужден покинуть Дарлингтон и уехать подальше от города, где начинать жизнь заново. Кое-какие сбережения у него были, и часть их он даже сокрыл от суда, но после выплаты штрафа он чувствовал себя таким же нищим, как тогда, когда только что приехал в город из своей деревни. В Чичестере, куда он приехал, он обнаружил ту самую девушку, которая когда-то сподвигла его на изменение собственной жизни. Сам он думал, что случайно, но на деле это была очередная проверка на вшивость. Девушка оказалась больна, ее семья погибла, а сама она была вынуждена работать проституткой, чтобы хоть как-то выжить. Клемент искренне пытался ей помочь, но ничего путного из этого не вышло. Она погибла на его глазах, попав под машину. Ему оставалось либо опускаться дальше, либо бороться. Клемент развернулся и пошел дальше, постаравшись выкинуть свою первую любовь из головы.
Решив кардинально изменить свою жизнь, Клемент подался в искусство, подальше от цифр и рутины. Естественно, начинать пришлось с низов и азов, ибо просто так дается только по лицу в подворотне. Он писал пьески, небольшие фельетоны в газеты, постепенно зарабатывая себе репутацию и наращивая опыт. До уровня мастеров ему было очень далеко, но сценарист, а затем и режиссер средней руки, из него вышел. В 25 лет он устроился на официальную работу в комедийный театр, не брезгующий ни сатирой, ни детскими спектаклями. Также он помогал с финансами, поскольку даже неудавшиеся эксперименты не вызывали отвращения. Попытки свергнуть его уже с этого пьедестала были величаво проигнорированы. Он считал себя выше разбирательств.
Разумеется, без конфликтов не обходилось, и Клемент не оставлял выбранное им место без защиты. Он был вынужден детально изучать постановления и прецеденты, чтобы уворачиваться от нападок высмеянных театром людей, но игра стоила свеч, и таким образом он мог показать всем, чего стоят они и чего стоит лично он.
Когда Клементу было 27 лет, он увидел на представлении девушку. Нет, скорее женщину. Красивую, стильную, явно умную и независимую. Она что-то говорила, что поломала жизнь, что может что-то ему дать... Как потом Уайтхед признавался, он не слышал ничего. Кобель взыграл и не желал воспринимать ничего, кроме намеков на дальнейшие отношения. А намеки были, и даже весьма неплохие. Она приглашала  его к себе. Он и пошел, глупо кивая и пуская слюни.
Проснулся он вечером. Дату не уточнял, но точно помнил, что ничего не помнит. Было обидно. Рядом лежала та самая женщина, но уже никакие инстинкты, кроме покушать, не имели значения. Это удивляло. Потом ему еще раз подробно объяснили, кто он теперь, и что это значит. Некоторое время было трудно приспособиться, но жить хотелось намного больше, чем оказаться в гипотетическом раю, так что Клемент выдержал первое время. Дальше ему стало не до моральных терзаний: обучение (Дисциплины, этикет, политика, языки - испанский, французский, итальянский), натаскивание, охота. Сир не желала, чтобы ее Птенец погиб слишком быстро, поэтому преднамеренно не выпускала его из-под крыла и не давала права на Ритуал Создания. Другие игрушки - хоть заройся, только не плакай, иначе придется бить.
Одной из игрушек была юная немая креолка, совершенно дикая на вид, но как потом оказалось, даже грамотная. Клемент был сыт, поэтому уделил немного внимания смертной. Просто чтобы отвлечься от учебы - и решил, что эту кошку стоит приручать, а не пускать в расход. Отчасти в пику сиру, которая не понимала, что происходит, отчасти чтобы проверить, может ли он хоть что-то без помощи Крови. Из-за последнего пункта Ласомбра принципиально не пользовался Доминированием и не делал игрушку гулем. За двенадцать лет сосуществования они спелись, Кошка была готова порвать кого угодно за "своего" Ласомбра, Клемент не позволял даже Сиру указывать, что ему делать с его собственностью, а уж тем более тянуть лапы, тентакли и прочие лишние конечности.
Из-за того, что он не был полноценным шабашитом, у него часто возникали некоторые трения с окружающими. Да, местные знали, чей он потомок, но это одновременно было плюсом и минусом: сира могут бояться, но сира могут же попытаться задеть через Птенца. Подобное отношение закаляло ту часть характера, которая отвечала за сдержанность и равнодушие к нападкам. Он их просто запоминал, внешне же величаво игнорируя. Одна из таких стычек плавно перешла из разговора в драку, и Уайтхеду пришлось защищаться. Вот тут-то Кошка и проявила себя, ухитрившись даже уложить одного из двух нападавших, метнув нож. Второго положил Клемент, но пока он разбирался в меру своих невеликих сил, тело подбитой в ответ игрушки успели забрать. Она была готовым Гангрелом, и за то ее Становили.
После этого знаменательного события Уайтхед в очередной раз поскандалил с сиром (день без скандала в их милом семействе - зря прожитый день), что-то сломал и ушел искать для кошки учителей. Он собирался оставить ее при себе, но уже не быдлом необразованным, которое годно только в качестве развлечения, а полноценным партнером. Насколько это возможно для Ласомбра. Мучаться, так уж вдвоем!
Кроме развлечений и обучения, Клемент занимался и бизнесом. Он решил, что театр ему нравится как класс, и поэтому после некоторой работы и махинаций приобрел несколько театров и даже одну картинную галерею в разных концах мира. Не слишком известных и богатых, но приносящих стабильный доход. Кроме того, Уайтхед играл на бирже и всячески приумножал капитал, поскольку искренне считал, что Ласомбра без денег не поймут свои же соклановцы. А сидеть на шее у женщины, пусть и сира, он считал унизительным.
Через почти полсотни лет после Становления Клементу начало надоедать отношение сира. Она не давала ему свободы и равноправия, и это безумно злило. В конце концов терпение Птенца лопнуло, и он в очередной раз хлопнул дверью, разрушив попутно стену, в которой та находилась, забрал вещи и домашних зверушек, и ушел в ночь холодную добывать себе счастье. Он решил выбирать себе место будущего жительства по нескольким критериям: во-первых, чтобы не пришлось изучать дополнительные языки; во-вторых,место должно быть достаточно далеко, чтобы дотуда не достал тентакль сира; в-третьих, город не должен целиком и полностью принадлежать Камарилье или Ласомбра.
В конце концов среди прочих равных выбор пал на Амстердам, поскольку именно там Ласомбра почуял дух свободы.

Пробный пост - А что, если бывшая любовь таки стала ласомбра? ...

Известие о том, что к сиру прибывает гостья, настигло разнесчастного Клемента за просмотром очередного сценария. Все было там скучно, все уныло, но ведь почему-то цеплял сюжет. Чем-то, а чем - Ласомбра никак не мог уловить. Не получалось из этой истории драмы, никак. Комедии тоже. "Это скорее красочное представление, чем вдумчивая история. Решено, делаем спектакль для детей. Или оперетту". Уайтхед отложил листы в сторону и соизволил повернуть голову к гулю. Тот не пытался достучаться до хозяина всеми средствами, а значит, известие было не столь важным. Да, прибывает. Некая Офелия Джинджер Линдси, Ласомбра. "Офелия так Офелия. Через полтора часа. Хорошо, приготовиться успеем". Клемент встал, отпуская гуля, и принялся распоряжаться.
Разумеется, Макариа уже все знала, но намекнула, что встречать гостью придется именно потомку. Чтобы одновременно и не слуги какие-то, и сама хозяйка дома двери не открывала. "А я, значит, мальчик на побегушках. Спасибо. Утром будет очередной разбор полетов с битьем тарелок". Ласомбра улыбнулся одними глазами. Это был ежеутренний ритуал, без которого оба чувствовали себя обделенными. Почему бы благородной донне и несколько менее благородному дону не сбросить накопившееся напряжение?
За полтора часа гули успели. Они не могли не успеть, прекрасно понимая, что церемониться никто не будет. Сам Уайтхед вышел точно в то время, как подъехала машина. Разумеется, роскошная, с личным водителем и чуть ли не с герольдами, выкликающими ее имя на каждом перекрестке. Чтобы каждая собака сочла своим долгом тявкнуть вслед. Мужчина вежливо наклонился, открывая дверь и с достоинством предлагая руку. Дама есть дама, и неуважение к ней чревато большими неприятностями. Выражение лица при этом сохранялось учтиво-холодное. Вы в гостях, миледи. И не стоит этого забывать. Ни при каких обстоятельствах.
Дама оказалась, кстати, весьма заурядной. Клемент не позволил себе заглядывать напрямую в декольте, но в целом оценить женщину мог. Ничего особенного. кого-то она ему напоминала, но он общался со слишком большим количеством людей и не очень людей, чтобы обращать внимание на такие мелочи. просто что-то задело, но не более того. Уайтхед вежливо провел гостью в приемную Сира, вежливо склонил голову в последнем знаке почтения к Старейшинам, и исчез, предварительно глазами спросив разрешения у Макариа. Нет, больше ничего от него не требовалось.
"Можно возвращаться к сценариям. Значит, сказка для детей..."

Принят

Отредактировано Клемент Уайтхед (2010-12-23 22:52:25)

0

15

1. Имя персонажа
Кошка.
2. Возраст
До - 28, после - 24
3. Пол
Женский
4. Клан
Гангрел.
5. Секта
Шабаш по умолчанию, а так - куда Клемент приткнётся, туда и она пойдёт.
6. Статус/титул в секте
Сестра.
7. Поколение
10
8. Отношение к кланам и сектам
Саббат - Ну Саббат. Ну Стаи, век бы их не видеть, да всё равно придётся. Забавные, особенно когда резвятся. Кидаются из крайности в крайность, а уж понтов-то! Самые напонтованные или сидят повыше, или живут поменьше. Нет, я лучше так, пока ко мне не лезут, и я не полезу. Теплый угол есть, а если тот, у кого обитаю, считает, что он с ними. Ну... значит с ними.
Камарилла - А? Что? Где? А, вон те, у которых духу не хватает признать, что они уже сдохли? Да пусть будут, пока меня не трогают. И Клемента не трогают. А то я палочкой потыкаю. Или ножичком. Или ещё чем, что под руку попадётся.
Клан - Псы с городских окраин, есть такая порода. А вот и не угадали, а я не собачка, я - Кошка. Да, по себе тоже могу погулять, если захочу. Да, Шредингера. Ах, да. Клан. А я почти ни с кем не встречаюсь. Ну Становили, и что? Теперь бегать, вилять хвостом и выть на луну? Да я и видела-то толком одного Гангрела, и то, терпела его по той причине, что Клемент заставил. Иди, говорит, и не обученной не возвращайся. Клан как клан. Неплохо выживают, хорошие бойцы, зверьё моё и всё такое.
9. Внешность
Креолка. Смуглая, кареглазая, темноволосая. Рост - 168 см, подтянутая, гибкая, ни грамма жира. Нельзя сказать, что накаченная - тренированная. Пока была жива, тренировалась каждый день, тело очень гибкое.
Грудь небольшая, фигура стройная, ноги длинные, а вот на лицо... не красотка с обложки, однозначно. Черты лица грубоваты немного, взгляд наглый и самоуверенный.
Длинные вьющиеся волосы, пока дома - носит распущенными, в них можно заметить несколько перьев, небольших, словно от мелких птичек.
Иногда растрёпана, но старается за собой следить.
Платья одевает только дома, для Клемента, в остальное время - волосы собирает в косу, из которой всё равно торчат перышки, из одежды предпочитает военный камуфляж под местность, обувается или в мягкие мокасины, или в кеды, или бегает босиком.
Запросто может где-то залечь в собственноручно сделанной гиле и с камуфляжным раскрасом на лице.
Считает, что одежда должна быть удобной. Удобство понимает очень своеобразно.
10. Характер
Кошка она и есть кошка. Абы к кому не идёт, ходит где хочет, возвращается домой, когда вздумается. Вздумывается ей регулярно, домом считает угол в комнате Клемента.
Вредная, своенравная, на попытку прогнуть её подо что-то и заставить сделать то, чего не хочет, может подгадить. Так же тихо, как обычно ходит.
Прислушивается только к словам Клемента, побаивается его Сира.
С самим молодым Ласомбра ведёт себя... опять же, как кошка - что хотел, то и получил. Нагло требует погладить, таскает всякие интересные, на её взгляд, новости и вещицы, если удаётся украсть таковые. Кражу предосудительным поступком не считает.
А ещё защищает его, если Клементу, на её взгляд, угрожает опасность. Один раз за него уже умерла, не задумываясь, умрёт и ещё раз. Позволяет себе при нём дурачиться, пока никто не видит, заигрывает, но не пристаёт, ограничиваясь поглаживаниями, почесываниями за ушами (с его стороны) и иногда засыпанием у того в ногах, свернувшись калачиком.
11. Любит/не любит
Любит: Клемента, книги, перышки, бегать по карнизам и крышам, балансируя на самом краю, чтобы её не дёргали лишний раз.
Не любит: когда лезут к ней и угрожают Клементу.
12. Подробная информация о клановом недостатке.
Во Френзи пока не впадала, Зверь отметин не оставлял.
13. Биография.
Настоящее имя утеряно.
Родилась в 1949 году в Бразилии, в бедной семье с самых низов общества, была 7 ребёнком, по воле случая с полным наплевательством на неё дожившей до 3-х лет. Росла любопытной, ловкой, быстро освоила навык попрошайничества.
В три года родители девочку продали бродячему цирку.
Началось жесткое обучение. С утра до ночи, если что-то не освоишь – твои проблемы, еды не получишь. За миску похлёбки надо работать. Растяжки, развитие гибкости, работа живой мишенью – это было обычным делом для ребёнка. Её считали вещью, хозяин цирка, он же дрессировщик, называл не иначе, как «эй, ты! Иди сюда» или «тварь мелкая». Говорили в цирке только на испанском, почти вся труппа была из Чили и состояла из беглых бандитов и каторжников.
Язык пришлось учить на месте, ибо не понимаешь – будешь бита, и повезёт, если до синяков, а не ходить в кровоподтёках неделями.
Никого не волнует твоё состояние – или работай, или ничего, кроме тумаков, не получишь.
Испанским свободно владела уже к 4 годам, напрочь забыв родной португальский.
К 10 была полноценным членом труппы, позиционировалась как ребёнок-без-костей, ибо могла чуть ли ни в узел завязываться.
В это же время начала осваивать метание ножей и потихоньку, когда никто не обращал внимания, бегала заниматься к священнику, училась читать и писать. Училась быстро, осторожно, за три месяца, что цирк провёл в Перу, в Лиме, сносно освоила грамоту и неплохо писала, интуитивно понимая правила пунктуации и грамматики.
Возвращаясь с одного из занятий, девочка и попалась. Была избита, шли долгие разборки на тему «где шлялась эта мелкая сучка», пьяный директор цирка решил, что она хочет сдать их полиции, и не придумал ничего умнее, как «подрезать не в меру длинный язык мелкой шлюшке». Что и сделал, на месте, с помощью одного из атлетов, из рук которого ей было не вырваться при всей своей гибкости.
Даже будучи пьян, Хорхе (владелец цирка) понимал, что терять курицу, несущую золотые яйца, не стоит. А поиздеваться без ущерба для выступлений – запросто можно.
Чтобы не истекла кровью, порез ещё и прижгли, орала, конечно, она долго, но на этом всё и кончилось. Швырнули в навозную кучу и ушли.
Оклемалась она только к полудню, уползла мыться и плакать в свою «нору», три дня не выходя даже поесть.
Кто-то начинал поговаривать, что девчонка сломалась-таки, не вечно же ей оставаться своенравной и диковатой, другие предлагали просто пристрелить да прикопать, что она там сидит? Не занимается, не выступает, пользы никакой.
Вылезла Кошка на четвёртый день. Мрачная, злая, характер стал ещё хуже, но с удвоенной силой принялась за тренировки.
Именно тогда и прозвучало впервые это имя, ставшее гораздо более приятным, чем прежние эпитеты.
Девочка продолжала выступать и учиться. Метать ножи, заниматься акробатикой, эквилибристикой, даже жонглирование освоила. Теми же ножами.
Хороший номер был – идёшь по канату, жонглируешь, останавливаешься и «обрисовываешь» человека ножами. После номер усложнили – всё то же самое, но с завязанными глазами.
Публике нравилось.
Кошка же их всех ненавидела за любовь к такому. За идиотов, каждый раз пытающихся её сбить, начав орать, чтобы нож попал в человека.
Когда она достаточно подросла, чтобы у Хорхе начали возникать мысли о её использовании ещё и в качестве собственной подстилки, попыталась сбежать.
Была отловлена, избита и посажена на цепь.
К себе так никого и не подпустила, последнего, возжелавшего молоденького тела, придушила цепью. Не насмерть, но всем хватило.
В пятнадцать уже с закрытыми глазами могла ножом муху к доске приколоть, добилась уважения к себе, но продолжала в тайне мечтать, что отомстит хозяину.
Цирк скопил достаточно денег, а может, труппе наступили на хвост, но они перебрались с выступлениями в Европу. Народ там был падок до развлечений, особенно экзотики – мавры, креолы, «дикие» звери.
Случай выдался примерно через год, когда какой-то Стае захотелось развлечений, и остроумнее вырезания цирка они ничего не придумали.
Безопасно – цирк уехал, клоунов сожра… в общем, никого не осталось.
Артисты – народ кочевой.
Под шумок Кошка прирезала Хорхе. Быстро и четко, как свиней режут.
Возможно, это даже была наиболее лёгкая смерть для неё. В кроваво-огненной вакханалии, что творилась на стоянке, гибла труппа.
Надо было бежать, но Кошка видела, что делают с беглецами. Их ловили и рвали на куски. Живыми.
За ней тоже кто-то увязался.
От человека уйти проблем бы не составило, она знала, куда бить, внимательно слушала пьяные рассказы коллег, умевших убивать и имевших, по их рассказам, за спиной не один труп.
Им это не помогло, сдохли первыми.
Гнавшийся за ней щелкал клыками, что Кошке было по барабану, она и не такой реквизит видела, но когда после удара ножом по артерии у него не пошла кровь, девушка струхнула.
Отбилась, даже с нечеловеческой скоростью против её ловкости клыкастому было не угнаться, а стоянку она знала хорошо.
Каинит больше впечатывался в фургоны, и получал по лицу, чем ловил акробатку.
Вокруг всё стихло, шла лишь их бешеная гонка.
«Похоже, я последняя» промелькнула мысль у девушки, когда её наконец-то загнали в угол.
Из толпы зрителей Кошка выделила женщину. Неимоверно, на её взгляд, красивую и не менее опасную.
Женщина наблюдала.
Каинит кинулся на жертву, но та, проскользнув между ног ловца, треснула ему по яйцам и побежала.
Дальше она не помнила. Кто-то ударил, но кто – она не знала, не видела. Да девушка была готова поклясться, что там никого не было!
Очнулась она в деревянном ящике, пропахшем куриным помётом.
«Тесноватый гробик достался».
Ножи забрали все, повернуться и не посадить кучи заноз, было невозможно.
Кошка стала ждать.
Полтора дня в одном положении – затекло всё, что только могло.
Из ящика её вытряхнули в красиво обставленной тёплой комнате, рявкнули, чтоб переоделась и сидела в углу, не пытаясь бежать.
Очень убедительно рявкнули, она, удивляясь собственным действиям, даже послушалась.
Тело же слушаться отказывалось, пришлось заставлять себя шевелиться.
Больно, противно, но надо.
Дверь открылась, вошёл мужчина.
Красивый, статный, такие по замшелым бродячим циркам не ходят.
Девушка забилась в угол, опасливо поглядывая на незнакомца. Вывернуться и удрать сейчас для неё было нереально, слишком долго была в одном положении.
Забилась в угол и смотрела диким зверем, что с ней делать будут?
Мужчина оказался на деле сильнее, чем выглядел.
Взял книгу, сгрёб девушку в охапку и сел читать.
Конечно, было страшно - да реши он её изнасиловать, Кошка бы даже сделать толком ничего не смогла бы. Однако, ограничился поглаживанием по бедру и увлечённо читал при этом.
Девушка не рыпалась, выжидая момента, когда мышцы перестанет колоть и можно будет вывернуться и удрать.
Хотелось пить и есть, помыться и уснуть наконец.
Но было жутковато.
Таких, как она, богатым господам "дарят" обычно для различных утех. В большинстве своём одноразовых, и циркачка это прекрасно понимала.
Мужчина казался странным, его действия потихоньку притупляли настороженность и страх, а когда взгляд зацепился за строчки в книге, и Кошка поняла, что язык знаком, она тоже начала вчитываться. Тихо, осторожно.
Всё равно заметил и щёлкнул по носу.
Девушка фыркнула, к тому времени мышцы уже не так сильно кололо, вывернулась, что отозвалось болью, но и вида не показала - не такое в цирке терпела.
Переворот, и она вновь сидела в углу.
На вопрос мужчины о том, умеет ли она читать, Кошка не ответила. Тот начал злиться, переспросил ещё раз. Акробатка решила не играть с огнём, жестом показав, что не говорит вообще.
Мужчина дал бумагу с ручкой, и диалог всё же состоялся.
Насторожило девушку и то, что он с первого раза угадал её цирковое имя, когда сказал кому-то покормить Кошку и показать лоток.
Принесли еды и воды, желудок, уже прилипший к позвоночнику, затребовал сразу же всё, но гордость не позволяла набрасываться на подачки.
Клемент опять сел читать, а она вылезла искать уборную и на разведку. Вылезла через открытое окно, парапет был достаточно широким, но мокрым из-за дождя. Вымокла, но нашла уборную, немного привела себя в порядок и поспешила обратно, едва приметив того клыкастого, что хотел её сожрать на стоянке цирка.
Мужчина всё ещё читал, когда она, устроившись на подоконнике, начала приводить себя в порядок.
Хотелось есть, да и еда ждала, но она медлила, опасалась.
Немного обсохла, соблазн лишь увеличивался, и она, наконец, взяла воду, принесённую для неё в миске.
Если так хотели унизить - не вышло, она в детстве и из луж пила, а тут вполне чистая миска.
Дальнейший год её "приручали".
Кошка угадывала, что от неё хотят, подслушивала, подглядывала, но не могла понять, почему хозяйку особняка и Клемента называли иногда Тенями (La sombra - исп. - тень). Ничего не спрашивала, узнавала всё сама, иногда ночами играла в догонялки по двору с тем парнем со звериными глазами, которого пыталась убить при знакомстве.
Уже потом, когда с Клементом они пошли на "Аватара", девушка всхлипывала от смеха после диалога "Как понять, что он мой? Он захочет тебя убить", а тогда считала, что это такая игра, ей тренировка, ему развлечение.
Тренировалась каждый день, по нескольку часов, дабы не терять форму. Впрочем, это видели только слуги и гули, остальные днём спали, а малахольный Ласомбреныш не считал её ни чем, кроме как игрушкой, домашним животным.
Девушка и соответствовала - то погладиться даст, то за ушком её почешут, то сама придёт, приласкается, позаигрывает. Иногда позволяла себе уснуть у Клемента в ногах - вела себя, как кошка. За еду, тепло и, в кои-то веки, хорошее отношение, можно было и поиграть.
Сама не заметила, как влюбилась в "хозяина".
Кошка никогда не была гулем, её не посвящали в дела каинитов, но это не мешало ей пакостить тем, кто пытался подначивать Клемента. То руку кому "приколет" к стене сарая ножом, чтоб не трогал, то за Уайтхедом увяжется в поездку, искренне считая, что даже с такой силищей он просто не заметит всех опасностей, которые могут его подстерегать.
Впрочем, она никогда не высовывалась в такие моменты, зная, что у неё шансов выжить ещё меньше. Только помогала, следя, чтоб со спины не зашли, не выстрелил кто.
Иногда она оставляла Ласомбрёнку записки с какими-то, на её взгляд, интересными новостями или подслушанными разговорами.
Кошки же таскают иногда хозяевам птичек и мышек, так чем она хуже?
Девушка взрослела, тот парень со звериными глазами - нет, но и не переставал её пытаться поймать.
Прошло 12 лет.
Клемент в очередной раз отправился покататься на любимой черно-белой кобыле, почему-то Макарией называемой не иначе, как корова.
Кошка считала, что испанка просто никогда коров не видела.
Ей даже везло, он не гнал лошадку, и акробатка, как заправский Маугли, успевала за ним по деревьям, растущим на обочине. Она честно намеревалась выйти немного подальше, чтобы обратно не отправил и взял с собой. В крайнем случае у неё был отработан жалобный взгляд преданного котёнка.
Не вышло, впереди оказалась засада.
Это потом она поняла, что выслеживали не Ласомбру, а её отлавливали, а тогда…
Выстрел был единственным, в лошадь. Били наверняка, чтобы не мучилась и придавила хозяина, что та и сделала.
Вышли двое, из местной Стаи, два молодых Бруха, уже прошедших Ритуал Создания. Кошка не понимала, что они говорят, но насмешливый тон и опасность, от них буквально исходившая, подсказывала, что ни чем хорошим дело не закончится.
Один стоял чуть поодаль, второй подходил к Клементу. Она уже видела такие лица, когда собирались бить. Просто ради развлечения, считая, что останутся безнаказанными. Так часто самоутверждаются, что люди, что, как она потом поняла, вампиры.
Бруха откинул пинком лошадь, в тот же момент девушка выскочила из укрытия, метнула нож.
Привычно, как на тренировке. Бросила - в укрытие.
Не успела, второй ждал именно такого хода.
Да, нож, вошедший в сердце, обездвижил одного, а второй успел выстрелить.
«Какая глупая, нелепая смерть».
Очнулась она от вкуса крови и знакомой ругани Клемента вдали.
Хотелось жрать, тот тип с волчьими глазами, ухмыляясь, смотрел на неё. Не долго думая, Кошка треснула по морде Сиру с ноги, оскалившись.
Тело слушалось, но как-то… странно. Разум закрывала пелена, хотелось ещё.
Ещё крови.
Жрать!
Нет, до Дьяблери не дошло – новоявленный Сир припас какого-то смертного, вовремя бросив ей человека.
Она не задумывалась, а к тому времени, как доела, Гангрел куда-то делся, зато пришёл разъяренный Ласомбра, застав картину маслом.
После резонного вопроса «где эта сволочь», на который неонатка честно пожала плечами и осмотрелась, Уайтхед забрал её с собой.
Домой приехали на машине, прихватизированной у Бруха, ехавших с ними, но в багажнике.
Кошка сидела на заднем сидении, притихнув и стараясь не отсвечивать.
В поместье была разборка. Для начала Ласомбра вызнал, не без Доминирования, чья была идея провернуть подобную операцию, после чего они пошли к самому Сиру.
Вопрос был простым, будет ли учить тот Потомка. Пофыркав первое время и поняв, что если не возьмётся, весь «хитрый план» пойдёт насмарку, Ферган всё же согласился начать обучение раньше, чем планировал.
Впрочем, Кошка собственного Сира считала редким идиотом и учиться у него стала только после пинка от Клемента.
Училась быстро и много, гоняли и в хвост и в гриву, помимо Дисциплин натаскивая в языках (английский, итальянский, французский, язык глухонемых (английский)), шло обучение вождению, стрельбе (огнестрел, арбалет).
Ей это было даже привычно, но под утро обычно голова пухла от знаний.
За последующие 12 лет из домашнего животного вырастили разведчика и телохранителя, безгранично преданную даже без Уз.
Клемент даже «покупал» для неё учителей в тех Дисциплинах, что, на его взгляд, были Кошке нужны.
Ритуал Создания прошла через 5 лет после Становления, но со Стаей не спуталась, продолжая ходить с молодым Ласомбра.

Принята без пробного поста. Жду аватарку.

+1

16

1. Имя персонажа
Маркус Вернер, прозвище – Темпест.
2. Возраст
Выглядит на 24 года, реальный возраст – 196 лет.
3. Пол
Мужской
4. Клан
Тореадор
5. Секта
Камарилья
6. Статус/титул в секте
Служитель
7. Поколение
9 поколение
8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья: К сожалению, не существует ничего идеального. Так и с нашей сектой. Разумеется, везде есть свои неприятные моменты, но пока мне не мешают наслаждаться жизнью, меня все устраивает.
Шабаш: Они несут боль, агрессию, ненависть и смерть. Я не вижу смысла в их существовании. Они аргументируют свои действия всякими яркими лозунгами, за которыми не стоит ничего, кроме лжи и нескончаемого потока злости.
Тореадор: Я люблю свой клан, и рад, что именно мой сир выбрал меня. Желание творить, тяга к прекрасному, хороший вкус – все это помогает отвлечь сородичей от постоянных битв за власть и хоть немного укрепляет наш и без того хрупкий мир. Хотя, наш клан бывает падок до интриг, что порой весьма утомляет меня.
9. Внешность
Внешность тореадора – это нечто большее, чем просто миленькое и смазливое личико, или спортивное, подтянутое и сексуальное телосложение. Не просто красивые и притягательные глаза, не просто ухоженные волосы, не просто идеально гладкая и бесконечно приятная на ощупь кожа, или грациозная походка. Внешний вид для тореадора – это часть его жизни, часть его личности, выставленная напоказ. Своим собственным видом он разговаривает с окружающим миром, окружающими людьми и вампирами.
Визитная карточка Темпеста – это его воздушность, воздушность во всём. Во взгляде серых глаз цвета неба, затянутого мягким покровом облаков, в волосах, струящихся белым потоком по изящной спине сородича, в аристократической белизне его кожи, словно испускающей лёгкий и приятный свет, в оживленной мимике, выражающей светлые и свободные чувства, в движениях, подобных лёгким порывам весеннего бриза, будь то полет длинных и изящных пальцев пианиста по клавишам рояля, или создание очередного кулинарного шедевра. Пускай, на первый взгляд Маркус выглядит хрупким, его грациозные движения выдают в нем ловкость выдающегося легкоатлета. Темпест всегда следит за модой и одевается в соответствии с течениями людского чувства красоты. Быть ближе к людям лишь за счет одежды – самое меньшее, что может делать сородич. Предпочитает Маркус темные цвета, контрастирующие с цветами его души, черные плащи, рубашки, брюки. Черный навевал приятные и ностальгические воспоминания, и сородич никогда не смог бы от него отказаться.
10. Характер
Бывает, посмотришь на Темпеста, его поведение в обществе, на работе, или в элизиуме, и совершенно не подумаешь, что перед тобой стоит сородич. Просто бесконечно прекрасный человек, такой живой, открытый, искренний, он, безусловно, выделяется на фоне остального сообщества Амстердама. Некоторые, хоть и позволяют себе ядовитые насмешки по поводу того, как существует столь человечный вампир, но ничего более не могут. Все же в этом служителе чувствуется бесконечная сила, стальная выдержка и воля сородича, проживающего на этом свете уже долгие годы, заставляющая признавать Темпеста и считаться с ним. Разумеется, и он скрывает скелеты в шкафу, и терзающую боль существования после смерти, связанную со многими другими трагедиями, но всё же в, нем не проглядывается лицемерие или наигранность. Частенько бывает, чтобы тореадор манупилуровал другими людьми, пользуясь своими качествами, но он никогда не делал это во зло.
Им руководит тяга к красоте, и Темпест уверенно стоит на этом. Лишь истинная красота, неподдельная, естественная красота души поможет спастись от злого проклятия и поможет обрести счастье.
11. Любит/не любит
Любит: красоту замедленного мира; чувства, которые все ещё приносит еда; все, что хранит воспоминания о сире; своих слуг, которых он уважает; единомышленников и понимающих его сородичей.
Не любит: боль; вынужденный бег от проблем; политика и интриги; враждебное отношения и категорические взгляды; нежелание меняться; подстраивание под стереотипы.
12. Подробная информация о клановом недостатке
Что такое красота? Да, это субъективное понятие, оно рознится от человека к человеку, от сородича к сородичу, но что объединяет всех, красота – первый шаг к счастью. Сделай свою жизнь красивой по своим представлениям, и тебе понравится жить. Конечно, излишнее боготворение этого единственного аспекта может повредить мне, но у всех свои слабости, и это опять же, доказывает, что мы все ещё очень близки к людям, и у нас все ещё есть шанс.
13. Биография.
Когда Темпест вспоминает свою прошедшую жизнь, он ни жалеет, ни печалится, ни грустит, ведь воспоминания о ярких событиях, наполняющих его человеческую жизнь, действительно очень приятны. Родился мальчишка в счастливой и благополучной семье, которая грела его любовью и заботой. Это был небольшой городок в Нидерландах с мирной обстановкой, правда название его Маркус стер из своей памяти, по некоторым причинам, и он тем более туда уже никогда не вернется.
Отец Маркуса занимался выращиванием тюльпанов, мать работала в небольшом трактирчике. Именно она передала своему сыну любовь к приготовлению пищи, научила многим рецептам и показала, что удовлетворение основной потребности в еде может быть не только приземленной необходимостью, но может стать и чем-то более высоким, если отнестись к этому творчески, вложить в приготовление частичку своей души. Отец частенько ворчал по поводу того, что негоже парня учить всяким женским делам, хотя конечно это было только шуткой, и он с пониманием относился к интересам сына, а тот, с любопытством наблюдал за деятельностью отца. Разноцветные тюльпаны, как давно это было…
В детстве, у Маркуса было много друзей, он был душой компании. Постоянные проделки и шалости никогда не надоедали шустрому пареньку. Конечно, находились и соперники, но с ними всегда удавалось ловко избежать прямых столкновений, превращая все в некую игру. Никто и никогда не видел, чтобы парень с кем-то дрался, но в то же время, его уважали и не сомневались в его силе.
И жил бы Маркус счастливо, возможно стал бы известным кулинаром, перебрался бы в столицу и открыл собственный ресторан, который посещали бы всякие важные персоны, но судьба распорядилась по-другому.
Политика. Вот была причина, которую назвал отец, когда узнали о надвигающейся гражданской войне. 1830 год. Восстание, Бельгия объявляет собственную независимость. За этими словами совсем не видно, сколько кроется горя, боли, разбитых жизней и покалеченных судеб. История, сухая и беспристрастная, но в жизни все не так. Родители юного Вернера были убиты, когда пытались спасти свое чадо от разгневанных бельгийцев. Парня взяли в плен, городок был разрушен. Последнее, что успел увидеть Маркус до того, как упасть в обморок, были бедные, истоптанные цветы.
Боль, боль, и ещё раз боль. Терзающая, мучающая, душащая, давящая, сжимающая, колющая, рвущая на части. Казалось, от неё нет спасения. Хотелось убежать, куда угодно, но спасения не было. За попытку бегства, Маркуса наказали, но не убили, заложники нужны были живыми, для их мелкой, черной, гнусной и бездушной политики. Через несколько дней, поздно вечером, холодным и промозглым,  привели ещё нескольких человек. Среди них был он. Эммануэль. Теперь, когда Темпест вспоминает события тех дней, он до сих пор удивляется, как все так произошло, что за нелепое стечение обстоятельств? Через несколько часов, когда все уже давно спали, Маркус не мог уснуть от каких-то странных звуков, то ли скрежет зубов, то ли ещё что. Из любопытства, парень позволил себе тихонько выбраться из своего барака, куда их загнали, и успешно пройдя мимо храпящей охраны, подошел к небольшому домику. Заглянув в окошко, парень никого не обнаружил, как вдруг на его плечо обрушилась чья-то рука. Сердце замерло в ожидании криков, удара, но ничего не последовало.
- А ты смелый паренек, раз так спокойно тут шастаешь. Слушай, мне нужна помощь, если окажешь мне её, то я помогу тебе выбраться.
Обернувшись, Вернер смог лицезреть новоприбывшего пленника. Сказать, что он был прекрасен, значит, ничего не сказать, назвать его мужественным – преуменьшить его качества, он внушал доверие, располагал к себе, и все это делала лишь его внешность. Парень просто не мог не поверить его словам, и тут же кивнул.
- Хорошо. Закрой глаза и считай про себя до десяти. Будет немного больно, но я не причиню тебе зла. – Эти слова гипнотизировали, и в них хотелось верить, потому парень беспрекословно выполнил указание. Раз. Резкий укол в области запястья. Два, кажется, что по нему течет кровь. Три, очень хочется раскрыть глаза и убежать, но ведь он пообещал. Четыре, его хватают на руки… Когда парень открыл глаза, он не мог поверить собственным глазам. Вокруг была совершенно незнакомая местность, какая-то долина, небольшая речка, вдалеке виднелся залив, отражающий холодные лунные лучи.
Так Темпест и познакомился со своим будущим сиром. Сначала, Эммануэль заменил собой отца. В течение восьми лет их жизни, он никогда не проявлял свои вампирские способности, и парень совершенно не догадывался, с кем связал свою жизнь. Вернер даже так и не спросил, что произошло в плену, было сильное желание оставить сказку сказкой. Они много путешествовали, по какой-то причине мужчина был очень заинтересован в кулинарных способностях Маркуса. В разных городах они занимались всевозможной творческой деятельностью, сородич показывал деревенскому мальчишке все разнообразие и прелесть мира. И вот, когда уже выросшему и окрепшему молодому человеку исполнилось 24 года, Эммануэль и Маркус остановились в Амстердаме. После долго и откровенного разговора об их взаимоотношениях, о том, как себе представляет Маркус свою дальнейшую жизнь и прочих нюансов, сир поведал свою историю, историю существа, живущего после смерти. Разумеется, сначала его ученик был шокирован, но все же, быстро принял это, потому что между ними уже была крепкая связь. Постепенно, Эммануэль рассказывал о своей жизни, о вампирском сообществе, о том, как все произошло и почему он до сих пор продолжает жить. Маркус понимал и принимал все принципы и учения, которые учитель начал ему рассказывать. И когда наконец-то пришел тот ответственный день, когда сир спросил, готов ли Вернер последовать его учениям и стать продолжением жизни Эммануэля, Маркус с уверенностью согласился.
После этого прошло много лет, очень много. Было много хорошего, было много плохого. Представление в сообществе сородичей, неприятие неоната большинством тореадоров. «Да кому нужен этот поваренок? Еда – удел людей, она не приносит ничего почти никому из сородичей. Творить на угоду каким-то там редким извращенцам, которые до сих пор не могут отказаться от воспоминаний по своей смертной жизни, это просто смешно и нелепо».
Зато Темпесту (это прозвище, которое ему дал сир), очень нравились тренировки, особенно по использованию сверхестественной скорости. Он никогда не забудет тот первый день, когда увидел, как время остановилось для него, позволяя увидеть совершенно другой мир. До сих пор Маркусу кажется, что это дорогого стоит.
Но всему в этой жизни приходит конец, так и их отношениям с сиром когда-то пришлось завершиться. Кратко и сухо: нападение шабаша, желание увеличить свои территории… Боль.
Эммануэль спас своего ученика ценой своей жизни. Шабашитов было слишком много, они были неистовы, жестоки и бессердечны. Почему они оказались в том месте, где обычно Маркус тренировался с сиром, почему так поздно подоспел шериф, почему никто не успел их спасти, Темпест не хотел над этим думать и вспоминать. Единственное, что он запомнил, это то, как учитель в последний раз обнял его, и, схватив покрепче, бросил Маркуса чуть ли не через весь город, спасая его от разъяренных каинитов. Когда ученик пришел в себя от сильного удара оземь, боль в мертвом сердце снова охватила все его сознание, кровавые слезы градом покатились из его глаз. Если бы не наставления учителя, он бы не выдержал, отдался бы зверю, отпустил свой разум, перерезал окружающих, а потом бы наложил и на себя руки. Но он не мог так поступить после всего того, что сделал для него Эммануэль. Он должен был жить.
И он живет, до сих пор живет, и ничуть не устал. В его распоряжении элитная кондитерская в центре Амстердама, его повара – это несколько слуг-гулей, которые вызывают у него приятные эмоции. В структуре Камарильи Темпест не занимает никакого места и считается политически нейтральным сородичем, который все же верно заступится за домен, в котором живет, если возникнет опасность.
Жизнь, такая длинная, она все еще ему не надоела, и тореадор не против получить все то, что ещё припасено для него судьбой.

Пробный пост. Тема: "Почему же по-вашему сир избрал именно вас и почему вы били ему так дороги? Размышления персонажа".
Да, респект за то, что у нас теперь будет хотя бы один голландец.

Бывали редкие холодные ночи, когда тореадор предпочитал остаться наедине с самим собой, нежели работать в своей кулинарной студии в обществе "помощников", или же наносить светские визиты к местным сородичам, с которыми у Темпеста были более-менее теплые отношения. В такие ночи, Маркус неспешно прогуливался по набережным многочисленных Амстердамских каналов, не отрывая своего взгляда от лунных бликов, играющих на беспокойной, темной воде. В такие моменты, собственное сознание казалось такой же темной водой, за тонкой поверхностью которой прятались различные воспоминания. О многом вспоминал тореадор, но все же, чаще всего о сире.
Через некоторое время, после знакомства с Эммануэлем, парень осознал, что на самом деле видел этого человека в своем городе. Этот величественный и харизматичный господин, с лицом гордым, но бесконечно добрым, пронзительным взглядом, словно изучающим каждого, на котором остановился, безупречной осанкой и идеальными манерами, как-то раз навестил их трактир, где обычно останавливались все путешественники. Будучи тогда ещё юным мальчуганом, Маркус с превеликим любопытством уставился на странного посетителя, подобного которому никто раньше не посещал их. Поваренок так бы часами и глядел на него, если бы не мать, позвавшая сына помочь с заказом. Маркус с радостью принялся за приготовление разнообразных яств, думая о том, что, возможно, их заказал как раз тот самый человек, а он наверняка очень устал с дороги.
Через некоторое время, отобедав, господин подошел к матери с благодарностью за прекрасную трапезу. Она же с гордостью ответила, что ко многим блюдам приложил свою руку сын, что весьма заинтересовало путешественника.
«Храните вашего сына, у него есть не только талант, но его руками руководит любовь к людям. Я уверен, что вы прекрасно заботитесь и воспитываете свое чадо, когда-нибудь он обязательно станет великим поваром. Могу вам только позавидовать…»
«Я до сих пор помню эти слова. Этот печальный полушепот, тогда мне и в голову не приходило, что он имел в виду, да и куда мне было. Вампиры не могут иметь потомства, но могут передавать свое проклятие другим людям, так считает большинство сородичей. Но всё же, я стал его сыном, ветром его надежды. За все приходиться платить, особенно за счастье. Многие боятся этой платы, запираются в своих норах, вязнут в своем депрессивном взгляде на мир. Если бы не Эммануэль, я стал бы таким же, даже если бы живым ушел из рук бельгийцев. Почему он меня спас? Почему сделал сородичем? Почему…Почему оставил одного?» На все эти вопросы Темпест уже знал свои ответы, но постоянно прокручивал их в своей голове, словно пытаясь убедить себя в их верности. «Конечно, многие тореадоры создают себе чайлдов из тех людей, в которых просто обнаружили талант, все просто и понятно, но это не мой случай. Ведь столько лет прошло до того, как сир становил меня. Постоянные путешествия, тренировки, обучение самым разным аспектам жизни. Постепенно, я начал частично понимать его взгляды, хотя ещё не имел и предположения о его действительной сущности. Становив меня, Эммануэль знал, что получит не очередное кровожадное чудовище, считающее людей скотом и ведущее свою жизнь лишь ради получения власти над другими немертвыми, но миротворца, который сможет принести спокойствие в общество вокруг себя».  Глядя на свое отражение в воде, Темпест увидел лицо сира вместо своего и лишь легко улыбнулся приятному наваждению. «Я знаю, он все ещё жив в моем сердце, его кровь все ещё течет во мне, можете не напоминать. Каждый творец мечтает о произведении, которым бы мог гордиться. И я твердо уверен, что Эммануэль гордится мной».
Возвращаясь в кондитерскую ближе к утру, тореадор думал о том, что надо бы и ему найти ученика, которому он сможет передать все свои знания, защитить в тяжелую минуту от боли этого мира, подарить то, что подарил ему сир. Это была обязанность, которую оставил после себя Эммануэль,  и Маркус с предвкушением занимался поиском подходящей кандидатуры.

Принят

Отредактировано Темпест (2010-12-29 06:09:46)

0

17

1. Имя персонажа
Полного имени Дàрсена не помнит никто, разве что он сам. Когда-то было некоторое подобие фамилии - Д'Арсен*, но и она, выдуманная языкастым приятелем, стала прозвищем, сросшимся с лицом. Не имеет ничего против обращения как в форме титулов, так и статуса - Шериф. Особо жалует толерантные - "месье", "сударь" и тому подобное ханжество с индивидуальными пристрастиями к его вариантам. Пару раз откликался на "монсеньор", неизвестно, правда, потворствуя лести или вспомнив о происхождении.

*от англ. arson - поджог.

2. Возраст
Чудное откровение снизошло на молодого военного благородных кровей на рубеже пятнадцатого и шестнадцатого веков, шёл 1592 год, Дарсену было тогда тридцать с небольшим довеском в пару лет. Выглядит моложаво, посещал при жизни  цирюльника с громким именем и очень острой бритвой.

3. Пол
Вне всякого сомнения, мужеского полу.

4. Клан
Вентру.

5. Секта
Камарилья.

6. Статус/титул в секте
Шериф.

7. Поколение
Седьмое.

8. Отношение к кланам и сектам
Шабаш:
Когда-то мне было с ними по пути. Что уж говорить - молодость не порок, амбиции и прочая ветошь пиар-акций прошлых столетий довершили дело. Опять же, славное дело фанатиков... С годами я посчитал эту организацию склонной с излишней дисциплине и стал подозревать в делах богоугодных. Увы, идеология мало заботит вашего доброго друга, так что расставание было весьма красочным, просто хит сезона в отделе боевиков.

Камарилья:
Они так милы в своих склоках и будуарных войнах, мне остаётся только взять кнут по размерам пряника. Маскарад - всего лишь необходимость, но так ли уж заслуживают доверия и уважения наши ... хм... лидеры?

Анархи:
Анекдот, грустный и поучительный, так что, скорее, притча о лисе и винограде.

Ласомбра:
Потенциально опасны. Лучше всего мёртвыми, так, во избежание колоритных недоразумений.

Чёрная рука:
Гм, позвольте... Помните песенку "Следи за её левой рукой"? Вполне поучительная.

Кланы.
Бруха:
Удалые молодцы. Удивительно горячи, если убивать с чувством и должной порцией специй в виде громких фраз. Прекрасное чувство испытываешь, глядя на то, как клан становится всё более похож на зоопарк молодых койотов во главе с псом. В скором времени и это мне приестся.
Вентру:
Сборище Макиавелли, которые всё никак не могут разродиться списком мыслей, и, более того, - дать ему логичное продолжение. Я разочарован и, в конечном счёте, всего лишь терплю свою официальную причастность к амбициозным властолюбцам. Время показало, что клан не так и силён, когда собирается пять клыкастых Цезарей и десять Наполеонов, подстёгивая парочку Гитлеров. Обмануться самонадеянностью было бы большой ошибкой. Хоть и бывают исключения.
Малкавиане:
Безумные пляски в их очаровательных головах, с вывихами извилин и ядерными взрывами, эпатаж... Как это может не импонировать скромному отступнику от отступников? Я слишком гармоничен, побольше малков - будет зрелищно и шумно.
Гангрел:
Ночь. Улица. Воняет. Простите, но люпина хоть можно почесать за ушком.
Носферату:
Обладай я таким же тонким чувством прекрасного, как Тореодоры, то непременно бросился бы с визгом протирать очи ясные. А так - толерантен к ним.
Тореадор:
Занятны. С ними хорошо в опере, в постели, в шапито, на биеннале... Я что-то забыл из списка?
Тремер:
Играл с тремером в шахматы. Самые лучшие объекты для диверсий, игры в гляделки и войны. Приятные враги.
Каитиффы:
Бедняжки. Я мог бы написать роман на эту тему, всё время руки не доходят. У них есть фонд? По пятницам, около часа, посвящать себя благотворительности график позволит.

Тзимицу:
Питаю нежность к их многогранности и многохвостости. Тзимицу не может быть мало, оно пофыркивает, поползновеет, посвистывает и шкворчит. Чем не йо-йо?.. Предпочту флиртовать, это может быть занятием получше, чем кубик Рубика. А как интересны разговоры о науке, столько стонов - больше, чем от Тореодоров, захваченных Прекрасным. Люблю одержимых.

9. Внешность
Слывёт щёголем, несмотря на пристрастие к классике. Само удобство хорошо скроенных шерсти, шёлка, батиста и хлопка сделали большую часть гардероба. Что до роста - высок, шесть с половиной футов, выправка и разворот плеч невольно делают выше большинства собеседников, телосложением бог не обделил, но, скорее, жилист и может казаться чуть худощавым в тёмных костюмах. Высокомерие с перепадами в самоиронию и сарказм можно наблюдать в скользящей стилетом между губ лёгкой усмешке. Тёмно-каштановые волосы имеют вольный нрав и тенденцию укладываться в полукольца, обрамляя точёное лицо. С такими лицами статуй и упрямыми ртами хорошо пропагандировать новую религию или объявлять о запуске боеголовок. Глаза тёмно-синие, с ленивой угрозой и влекущей самонадеянностью, то сытые, то ироничные, лезут собеседнику в зрачки парой стальных крюков, понемногу вспарывая изнутри. Впрочем, никогда не жаловался на внешность, но так привык к себе, что мало когда милуется с зеркальцем или воспринимает всерьёз лестные слова. Куда больше ценит индивидуальность и чтит интеллект. Кисти хорошего пианиста или почётного палача, любящего свою работу. Одно никогда не мешало другому. Имеет привычку приподнимать левую бровь, по большей части находясь в недоумении, вопрошая или намекая.       

10. Характер
Отвратительно вежлив, безобразно куртуазен. Пыль веков успела припудрить язык диалектами, прибавила склонность к поискам всё новых развлечений. Жесток от рождения, нашёл бы себя снова ассассином, но слишком полюбил иметь свою нишу и сферу влияния. Зануда, много читает, увлекается и посвящает время тому, чем увлечён, становясь скупым и безответным к окружающему. Мог бы написать поэму об оттенках крови, о том, как нежно похрустывают гениталии и лопается кожа под кованым сапогом, о том, как превосходно подставлять со сна губы к роднику, отрезав голову с плеч короля, погружать руки в мягкое нутро женщины, забирая её чадо цвета спелой сливы. Не вспыльчив. Способен испытывать нежность и даже влюблённость - как к вещам, так и к собратьям. Производит впечатление адекватного и весьма подкованного военного атташе, не тратит лишних слов, если того не требует атмосфера или этикет. Ревностно относится к выбранным врагам. Играет вне Кодекса дуэлянтов, доставит внезапно, постарается не нарушать тот закон, который защищает поневоле. Это называют - соблюсти формальность. Бывает, что кажется эдаким циничным выродком, но тогда скажите спасибо себе, к большинству вещей бессмертно своеобразное чувство юмора, а уж как оно выглядит со стороны - мало интересно.

11. Любит/не любит
Любит многое, очень любит убивать, больше всего любит мучительно убивать, желательно - без спешки. Хороший секс (иногда не для всех участвующих) входит в список увлечений. Курит. Предпочитает английский юмор и лаконичность обоюдоострых языков. Проще сказать, чего не любит; здесь список будет точно более скромен - истерики, настырность, лобовой шантаж, идеологии, равноправие, приказы от тех, кто себе льстит, сборища разнопёрой Камарильи и изначальную невоспитанность.
Холит и лелеет ненависть к одному малку, но так привык, что относится к нему почти как к родне. Иногда думает, что убить его бесповоротно было бы в ближайшее время не самым лучшим решением - долгоиграющих, истинных развлечений досадно мало.

12. Подробная информация о клановом недостатке
О выборе гурмана: такие люди обычно встречаются случайно. Хрусткие как наст, тонкие как стек, с пронзительными карими глазами и зрачком наркомана, склонные к анемии и безумию. Помимо внешности их всех объединяет состояние мучительного искажения любви - одержимости - мужчиной или женщиной. Даже не знаю, возможно, я был бы не прочь попробовать того святошу, про которого писал Гюго...
Однако, замечу, что кровь Ноэля вполне подойдёт - какао перед сном так успокаивает и приносит лёгкую истому после доброй казни.

13. Биография
Увидел белый свет в 1560 году и то было годное время для криков. Только-только закончилась война с Испанией и Англией, молодой отец вернулся в свои родовые земли и был счастлив появлением наследника. Единственного, впрочем (увы, батюшка покинул бренный мир, так и не оставив иных...). Рос в атмосфере, наполненной визитами святош, вольных художников, приговорённых ренегатов и полусумасшедших учёных с клеймами еретиков, пёстрые гости разбавлялись знатью и роднёй. Благодаря положению и крови матери довольно скоро оказался при дворе Медичи, с азартом и юношеским пылом втягивался в интриги, отравления... истории, которыми мог бы поделиться, так и не перепали книгам. Славное время, кипящая молодая кровь: оргии, массовое увлечение поэзией, ядами и добрым вином, молитвы и матерные песенки. Враждующие Италия и Франция не были помехой для юного волчонка, голодного до знаний и приключений, при деньгах на подкуп. Не без влияния приятелей и советчиков участвовал в гугенотских войнах, на стороне Гизов, о чём, конечно, прознали только много после, что, однако, не помешало в компании графья засветиться в Варфоломеевскую ночь в борделе "Ля Пти Фуко". Бушующие огоньки гражданских войн хорошо обучили молодого человека правилам тона при предательствах и позволили вовремя выбрать сторону,- в двадцать семь Дарсен работал на обе стороны и, честно говоря, не видел разницы. Так уж случилось, что забавляющие, переменные маски вассала двух сеньоров настолько приросли к лицу, что один из Вентру, наблюдавший за благовидным и достойным молодым мужчиной с признаками интеллекта, счёл рациональным сделать его одним из ночного народа.  Разумеется, были и другие причины. Дарсен, несмотря на время, был ошеломительно богат, чистокровен и уже слыл хорошим стратегом. А дурь... дурь выветривается или выбивается. Был ли он серьёзен, отводя себе место при дворах разных династий? Поверьте, ничуть. Космополитическое воспитание сделало его здоровым скептиком, которому просто было жаль свою мать, страдающую от того, как брат грызёт глотку кузену.
Они покинули Францию на пороге семнадцатого века, забрав безнадёжно стареющую женщину с собой, в Венецию (как выяснилось - умирать), ближе к родине сира, что подарил Дарсену мир, который стал выглядеть иначе. Настало время терпеть и слушать, ошибаться, обдирать извилины о логику и историю клана, спохватываться за полночь с раскалённой от зуда глоткой и маниакально жаждать, жаждать, жаждать... Не было липких  откровений, хотя, порой, многое заставляло удивляться; не было фальшивых праздных фраз о величии и могуществе, которые непременно возведут новообращённого к владычеству и своему куску каравая размером с пол-карты мира. Дарсена видели дипломатической удавкой, толерантной гильотиной и ласковым вето. За сто с лишним лет он успел побывать более чем в пятидесяти странах, менявших свои границы и очертания.  Пока не понял, что его сир безнадёжный идеалист, откормленный воспоминаниями о Риме, что Вентру могли бы больше времени уделять не торгашеству и сделкам с совестью, а людям, скоту, на котором кормится. И почему они не смогли задавить Шабаш? Абсурдная мысль кружила голову и томительно просила разрешить вопрос с дальнейшим пребыванием в объятиях Камарильи.
В 1781 году, в Америке, Дарсен окончательно перешёл к шабашитам и заживо сжёг своего родителя, с ранее неизведанным упоением глядя на то, как тот превращается в жухлую гарь. Тогда и пришло прозвище. Он стал паладином, карателем, убийцей, которого преследовали и несколько раз ловили, и только благодаря братьям, прикрывавшим спину, ему удавалось бежать, измазанным в крови каинитов. Некоторых Дарсен знал ещё будучи приверженцем традиций Маскарада, некоторых видел впервые. Все они были мясом, бессмертным вопящим мясом, которое нужно загнать в угол и насладиться по полному абонементу. Политическая карьера дала маху, не совладав с хищническим инстинктом, и надолго тактик заперся в какой-то впадине мозга. Агония преследовала, мучительно и беспощадно показывая в кошмарах, которые невозможно было отделить от эротических сновидений, всё то, что он творил полвека в Шабаше. Его холили, давали самые сочные ломти и затравливали в дикие по масштабам операции. Дарсен выживал, снова оставляя выпотрошенные живые трупы умирать в лапах своих дружков, может быть, чуть менее жестоких, чем он сам, но таких же безжалостных.
И ещё он влюбился и никогда больше, после нижеизложенных событий, не говорил о женщине, которую всем сердцем старался держать на расстоянии от себя. Шабат, одна из первых, чёрная стрижка, мягкие бледные губы, диковатые, большие, фанатичные глаза, повадки леди и замашки отпетой шлюхи с запасом отравленных кинжалов и бледной от рождения кожей. Шено. Никогда гордость так не хотела быть проглоченной, сданной оккупантам с красивой и пошленькой распиской - "навеки Ваш". 
Она его и сгубила. Нет, не Шено, постыдная собственная слабость перед этой женщиной, неумение совладать с собой, трогательные мысли кретина, лелеющего возможность быть на одной ступени, быть лучшим для неё.  Их группу отправили подыхать под наполеоновским Парижем, часть верхушки секты вместе с крохотным смыслом всей мясорубки, в которой он был винтом, осталась в пригородах. Он точно помнил, как пытали, резали, ввинчивали, смеялись и хотели устроить показательную казнь, но верил, хотел верить в то, что за ними придут. Просто пусть чуть скорее, немного скорей. Когда пришло понимание того, что камарильские умельцы не на шутку разошлись, а надеяться на помощь - глупо и не смешно, произошло замыкание. Дарсен не помнил, скольких тогда спихнул со своего тела, скольким выгрыз, раздирая клыками, кадыки, а потом и ошмётки конечностей. Его шатало, следом петлял хвост из гулей, близился рассвет и поместье, где была женщина, ради которой хотелось продержаться ещё немного. Чтобы видеть, как она умирает, отступник был готов лезть на стену вместе со сворой демонов в качестве экзотического брелка. Камарильцы обнаружили восемнадцать трупов шабашитов, голого, обезумевшего и едва ли способного самостоятельно выжить беглеца, покрытого сажей, и приняли решение уйти, оставив всё как есть.
А потом он оказался рядом с умильно матерящимся Ноэлем, сросшегося со ртом Дарсена окровавленной шеей. И это отдельная история, которой не место в светской хронике и краткой, официальной версии биографии Шерифа. Есть ли в этом часть правды? Конечно, но кто бы мог сказать, какова она?
Всё просто. Есть рамки, в которые можно уложить Их правила, есть те, кого приносят для укладывания в гроб. Да и современный Амстердам привносит много полезного и занятного Шерифу, связанному тройными Узами с Князем. В конце концов, он так душещипательно поёт оды своей Боли, что нехотя просыпается желание продлить эти славные денёчки.

Принят без пробного поста

+1

18

1. Имя персонажа
Лучиа Аугуста Джованни. Сценический псевдоним - Лучия Гварнери.

2. Возраст
До обращения 26 лет.
Всего 112 лет.

3. Пол
Ж

4. Клан
Дочь Какофонии.

5. Секта
Нет.

6. Статус/титул в секте
Нет.

7. Поколение
11-е поколение.

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья:
"Маскарад? Какая прелесть! Они что, действительно верят в то, что смогут спрятаться от своего Зверя, делая вид, что они не существуют?!"
Саббат:
"Есть такое модная фишка - реконструкция. Саббат играет в реконструкцию Средневековья... Это неплохо. Плохо то, что они, кажется, потеряли связь с реальным миром... Впрочем, тзимиски довольно занятны, да... Издалека..."
Независимые:
"Должен же хоть кто-то смотреть на мир в трезвом рассудке и здравом уме?"
Анархи:
"Простите, кто это?.."

9. Внешность
Типичная итальянка, невысокая, черноволосая, темноглазая, хотя бронзовый оттенок кожи в отсутствие солнца давно превратился в серовато-оливковый. Как и большинство флорентийских красавиц далека от астеничного "идеала" модельеров, фигура дивы округла, весьма рельефна, местами даже слишком. Круглое лицо с мягкими расплывчатыми чертами скорее приятно, чем прекрасно, тем более, что отсутствующий взгляд тёмных глаз зачастую придаёт ему сходство с лицом дауна. Добавьте к этому безвольную линию пухлых губ, привычку покусывать ноготь мизинца и тупо таращиться в никуда - портрет тихопомешанной почти готов. Волосы большую часть времени находятся в состоянии, отлично отражающем то, что находится под ними в черепной коробке: совершенно сумбурно сколотые шпильками пряди в стиле "взрыв на макаронной фабрике", ведь даже для того, чтобы причесаться, нужно сосредоточиться. А вот с этим у Лучии проблемы... Как и с выбором одежды. Она в принципе не признаёт джинсы и кроссовки, в её гардеробе нет водолазок и топиков. Платья, блузки, юбки, шёлк, шифон, кружева, шпильки, чулки... Даже если холодно. Даже если очень холодно.

10. Характер
У всех есть свои тараканы. У Лучии их целое гнездо, причём певчих. Они поют, она слушает. Они постоянно поют, она - постоянно слушает. Иногда подпевает... Да ладно, чего уж там! Она постоянно подпевает своим тараканам. И их пение гораздо интереснее, чем то, что происходит вокруг. Так что говорите погромче, если хотите быть услышанным. Только сперва убедитесь в том, что вам это точно необходимо. Если погружённая в себя Лучиа существо тихое и безобидное, то вырванная из музыкальной нирваны Дочь Какофонии вспоминает, что она - урожденная Джованни, и вам придётся иметь дело с весьма капризной и взбаламошной особой, обладающей горячим италийским темпераментом. Любое слово, самое нейтральное, может быть истолковано как угодно превратно, и Лучиа вполне себе может начать неприлично выражаться на пяти языках, бить посуду, а самое страшное - вопить. А может вести себя очень прилично, с царственным достоинством королевы, великодушно снизошедшей до своих подданных. Всё зависит от того, что затянет в её голосе сводный хор тараканов имени Клана Малкавиан. Единственное существо, которому не грозят перепады настроения, это её гуль. С ним Лучиа ведёт себя осторожно, стараясь не выходить за установленные некогда рамки, просто потому, что во-первых, он – шляхтич, во-вторых она сильно нуждается в его наличии рядом. Гуль её страж, импрессарио, нянька, папка... Гуль - её "всё". И дива не позволяет себе вольничать в его присутствии. Остальных предпочитает держать на некотором расстоянии, ни во что не ввязываться и ни с кем не связываться: она поёт, они слушают, каждый занимается своим делом и своими тараканами.

11. Любит/не любит
Любит петь. Всегда любила, с детства. Любит находить музыку в шепоте ветра, шелесте листьев, хрустальном перезвоне капели, во всём, что только способно издавать звук. Любит запах шоколада и дикого табака, Верди и Луи Армстронга, вязкую, затягивающую тоску блюза и двусмысленные интонации соула, запах кулис и оглушающий первый хлопок в ладони в зрительном зале - предвестника оваций.
Не любит резкий шум, резкие запахи и фамильярных субъектов любого пола. Современную музыку и тех, кто её исполняет - у неё слишком музыкальный слух для такой "музыки".

12. Подробная информация о клановом недостатке
Она чаще слушает своих певчих тараканов, чем окружающих. И как Тореадоры замирают, увидев нечто прекрасное, так Лучиа замирает, услышав.

13. Биография.
"Наша блудная Дочь Какофонии!" - называет её прадед-Джованни, и в голосе его тайной гордости и явного сарказма примерно поровну.
Дочка и впрямь получилась блудная... Хотя благодарить за это следует её почтенную матушку. Не в меру честолюбивая Патриция Джованни с детства мечтала стать Кем-то. Кем-то великим, знаменитым и прочее, прочее. Однако, она была слишком посредственной, чтобы хоть немного приподняться над толпой, и посему, родив дочку, задалась целью воплотить в ней свои мечты и чаяния.  И тот факт, что дочка родилась в 1900-м году, казался ей залогом успеха. Правда, у клана было своё мнение и свои планы. И с планами Патриции они ну никоим образом не совпадали. Пока Лучиа росла, на неё не обращали внимания, и матушка из кожи вон лезла, нанимая репетиторов и учителей, благо папа бывал дома крайне редко, постоянно мотаясь чуть не по всему миру по делам своего домитора. Всё детство Лучии замкнулось в уроках танцев, вокала, сценического мастерства и обязательных посещениях оперы. Последнее девочке очень нравилось. Нравилась торжественная красота декораций, многогранность звуков, отражающихся от стен и тонущего в полумраке потолка, аплодисменты и охапки цветов, и восторг... Тот восторг, с которым зрители встречали примадонн. Лучиа мечтала стать такой же. И старательно училась, радуя и репетиторов, и тщеславную матушку. Но... Но в один не совсем прекрасный день Джованни соизволили заметить очередного отпрыска, оценили и пришли к выводу, что Лучиа будет полезна им только в одном качестве - рожать новых Джованни. Патрицию вовсе не устраивала выпавшая дочери сомнительная честь быть племенной кобылой, какой стала она сама, и отправила дочку к своим родственникам в Новый Свет.

Шёл 1919-й год... Новый Свет, взбудораженный событиями в далёкой России, напоминал закипающее болото. "Рейды Палмера" в поисках коммунистов... Джаз, всё сильнее оттесняющий фокстрот с танцевальных площадок и из кафе... "Сухой закон"... И - свобода. Настоящая, чистая, одурманивающая свобода от ханжески-пуританской Европы. Родственники приняли Лучию тепло, выдали "провожатого" в виде "кузена" её же возраста и - понеслась! Неискушенная девица, ничего в жизни ещё не видевшая, кроме учителей, родителей да оперных залов ушла в это бурлящее море свинга и подпольного виски с головой. И пела... Правда, не оперные арии, а джаз и блюз. Со временем у неё появились свои поклонники, свой джаз-бенд и стабильный доход - белая девушка, поющая блюз так, что даже негры кивали уважительно, была исключительным зрелищем, за которое стоило заплатить.

Шёл 1926-й год...
Эту женщину Лючиа заметила сразу - она выделялась из толпы как благородный конь выделяется среди ослов. Она появлялась последней, занимала место в углу и всю ночь не сводила с Лючии глаз. Потом вставала и уходила. Каждую ночь. А через месяц Лючиа получила с посыльным приглашение на закрытый приём.
На приём ей пришлось явиться с отцом, оказавшимся в Чикаго проездом и не преминувшим проведать дочь. Странная публика, разглядывающая её с каким-то гастрономическим интересом... Окаменевшее лицо отца... Голос... Восхитительный, завораживающий Голос... И странная фраза, снисходительно брошенная отцу дивой:
- Я не приглашаю смертных просто так. Кем бы они ни были.

Мечта Патриции Джованни таки сбылась, хотя и не совсем так, как она рассчитывала. Дива сочла юную Джованни вполне достойной чести пополнить ряды Дочерей Какофонии и обрела усердную и преданную ученицу. Произошедшая с ней метаморфоза Лучию как-то не беспокоила - всё же она была Джованни, и если о вампирах до того момента знала только по книжкам и байкам, то о некромантии знала от отца и знала, что это такое. Не-мёртвая так не-мёртвая, одно другому не мешает. Зато какие перспективы открывались перед ней! Правда, вместе с перспективами появился сводный хор "тараканов" в виде непрекращающейся музыки. Сир успокоила её, сказав, что это - нормально. Для Дочери Какофонии.
В начале 1939-го Сир заявила, что ей уже нечему научить Лучию, а для двух Дочерей Какофонии Чикаго маловат. Податься в Америке было некуда - все "хлебные" места уже были заняты, и Лучиа вернулась в Европу. Вторая Мировая застала её в Париже, действительно внезапно, и Лучиа оказалась отрезанной от всех, кто хоть чем-то мог ей помочь. Вместо роскошных апартаментов - грязные катакомбы... Вместо поклонников - охотники "Аненэрбе". Вместо аристократов Вентру – Носферату, приютившие Дочь Какофонии до доброте…Эмм… Однако, прятаться долго она не могла, потому что для этого надо было молчать, а молчать подолгу не получалось. В катакомбах обитали не только каиниты, но и бесхозные гули, по тем или иным причинам оставшиеся без постоянного источника витэ. Ей срочно нужна была крепкая спина, чтобы прикрыть её, и она её нашла. Точнее, "спина" нашла её... Лучии повезло, что она успела подать голос до того, как гуль-шляхтич снёс ей голову. А дальше – дело техники. Союз был одинаково выгоден обоим, хотя Лучиа выигрывала больше: истинный ариец Дитрих оказался существом рациональным, дисциплинированным и энергичным. Бывший офицер довольно удачно доставил своего нового домитора во Флоренцию, откуда гитлеровцы уже ушли в связи с «обострением на Восточном фронте», а местные «чернорубашечники» не очень-то стремились следовать тактике «Аненэрбе» по целому ряду причин. Лучиа надолго осела в особняке Джованни. Пробовала даже подобрать себе птенца, но в разорённой Италии с голодухи не пели даже птицы, что уж говорить о смертных, и Лучиа в конце концов махнула на всё рукой, окопавшись в библиотеке клана вместе с Дитрихом. Выучила немецкий, доучила французский, даже русский – на всякий случай… Вдруг там – неизведанные и незанятые Дочерьми территории? В конце 70-х Лучиа перебралась в Вену, устав от вкрадчивых голосов родственничков и мерзкого зловония трупов. Через десять лет ей надоели и венские каиниты, тем более что особняк, который она занимала, наконец-то стал вызывать чересчур пристальный интерес полиции. Лет на двадцать Лучиа осела в Варшаве, более флегматичной и суеверной, чем европейская Вена. Примелькавшись и там, Дочь Какофонии двинулась дальше на север, в Голландию, прослышав от другой Дочери, что «в местных челах есть что-то весёлое».

Пробный пост. Тема: Услаждение слуха носферату.

- Придут...
- Не придут!
- Придут, куда они денутся! Рассаживайтесь, господа, сейчас будет проистекать Музыка...
Носферату важно и неторопливо, будто и впрямь находились в Ковен-Гарден, а не в полуразрушенном зале крохотного бистро, подтащили стулья к маленькой, наспех сооружённой из деревянных поддонов сцене, уселись и вальяжно кивнули - мол, можно начинать.
- Слышь, дочка, а ты русские песни-то знаешь? - вдруг встрепенулся Митрич, и серая облезлая крыса на его плече перестала тереть лапками морду и тоже уставилась на Лучию.
- Знаю, Митрич. Арию княгини Ярославны меня Сир заставляла вместо распевки исполнять, так что меня днём подыми, исполню, не приходя в сознание.
- От её и давай, дочка! На русскую-то речь они быстро соберутся! И выпьем, и песню послушаем...
Лучиа пожала плечами, но возражать не стала: определённая логика в словах старого носферату была. Эмиль досадливо поморщился - он настаивал на арии Тоски. А итальянка оглядывала помещение... "Нда... Если я в арии Ярославны выйду на коду, тут будет шумно... А просто шумно будет мало. Надо что-то покрепче и помасштабнее..." Взгляд скользил по осевшим балкам над входом в бистро, пласт кровли висел на них словно крыло подбитой птицы. "А ведь если правильно рассчитать, то балки не выдержат... Главное, чтобы они помнили, что они - немцы. А они об этом крайне редко забывают." Но пока патруль был достаточно далеко, и можно было именно петь... И протяжный, исполненный бесконечной тоски и муки, плач русской княгини мягкой волной скатился вниз. Стенала, плакала давно умершая княгиня, простирая тонкие руки к затянутому дымной пеленой небу, к блеклому северному солнышку, укоряла равнодушный ветер... "Ох, ты, ветер, ветер буйный, что ты в поле веешь? Стрелы вражьи ты навеял на дружину князя... Что не веял, ветер буйный, ты под облаками, что на море корабли ты не хотел лелеять?.." Ей нравилось звучание Плача, звучание этого напевного, хотя и непонятного языка, ей казалось, что знать смысл слов совершенно необязательно, чтобы понять, прочувствовать - это душа женская плачет, рвётся вдаль, негодуя на медлительность тела, в котором заключена она... И раз за разом исполняя этот гимн любви и тоски, Лучиа не видела ни помещения, ни присутствующих. Она видела солнце... Ослепительно-жёлтое, огромное, величаво поднимающееся из вод Неаполитанского залива, стирающее бесчисленными лучами последние штрихи ночи с бирюзово-синего неба.

Принята

Отредактировано Лучиа Гварнери (2011-01-10 03:07:56)

0

19

1. Имя персонажа
Иму Анане - настоящее имя, которое сам владелец уже давно забыл и не использует.
Иа Уйо - имя, данное ему Сиром, Сородичам известен именно под этим именем.
Йос Гюйгенс - официальное имя, так представляется смертным что бы избежать лишних вопросов.
2. Возраст
до обращения - 19 лет, нынешний возраст 269 лет
3. Пол
Мужской
4. Клан
Носферату
5. Секта
Камарилья
6. Статус/титул в секте
Чистильщик
7. Поколение
7
8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья - они вышвырнули меня из моего дома, они охотились за мной, презирали и оскорбляли меня... Но тем не менее, они - меньшее из двух зол.

Шабаш - эти глупцы напоминают обезьяну, пилящую сук на котором сидит.

Носферату - мой клан, моя семья. Им я могу доверять чуть больше, чем остальным Сородичам. Но это не значит что я буду целовать им задницу.

Бруха - тупые, самоуверенные болваны. Но в бою они хороши, действительно хороши, уже за это их стоит уважать.

Гангрел - уважаю этих ребят, они хороши в драке, и не относятся ко мне как к дерьму.

Малкавиан - сейчас он играется с плюшевым медвежонком, а в следующий момент пробьет тебя башку из револьвера, надо держаться от них подальше.

Тореадор - мы с ними практически не встречаемся, но они так смешно визжали, когда я пробрался на их закрытую вечеринку.

Вентру - у меня в жизни достаточно дерьма, и я не собираюсь добавлять в неё их *censored* политику.

Каитиффы - я делаю услугу этим ничтожествам, избавляя их от не-жизни на дне выгребной ямы.

Тремер - глаз угря, клык белой летучей мыши, таинственное варево в чугунном котле... А потом ты превращаешься в какую-нибудь лягушку. От Колдунов надо держаться подальше.

Горгульи - они разделяют мое уродство, но я не доверяю игрушкам Тремер.

Ласомбра - хитрые ублюдки, но заряд картечи в башку успокаивает и их.

Цимисхи - эти твари ещё отвратительнее меня, с нетерпением жду момента, когда череп одного из Извергов хрустнет под моим сапогом.

Каэсиды - *поглаживая гладиус* холодное железо, говорите? Этого мне достаточно.

Ассамиты - уничтожить немедленно, кто знает, когда один из них потянется к твоей шее.

Сеттиты - дорогие машины, огромный особняк, роскошные женщины... То, что мне уже никогда не понадобится, бесполезные ублюдки.

Баали - хотел бы я поиграть с одним из них в "Инквизитор и Еретик".

Джованни - у этой семьи определенно есть скелет в шкафу... Но этот скелет ещё и способен ходить.

Равнос - убери руки от моих вещей, пока я тебе их не отрубил!

Салюбри - я слышал, что они диаблеристы, а значит, подлежат уничтожению.

Самеди - они уродливы и распространяют это на других? Ха, эти парни мне уже нравятся!
9. Внешность
Иа Уйо жутко уродлив, как и все Носферату. Правда, в обществе смертных он использует "Маску тысячу лиц" что бы спрятать свое уродство, он старается перейти в естественное состояние как только предоставиться такая возможность. Белое, бледное лицо, по которому ни в жизнь нельзя догадаться, что когда-то это существо было человеком негроидной расы. Волосы на голове отсутствуют. Клыки желтые, и хорошо видны, так как челюсть сильно выпирает вперед. Из пасти несет дерьмом и застоявшейся мочой. Глаза ярко желтые, и на человеческие не похожи даже издалека. Рост около 2 метров, но из-за звероподобной, сутулой походки, выглядит на порядок ниже. Сильные руки, бицепсы заметно выделяются даже под одеждой. Пальцы длиннее человеческих (около 15 сантиметров), ногти желтые, сломанные и уродливые. Одет в кожаный плащ черного цвета, темно-синий, с рисунком в виде белой молнии, свитер и черные спортивные штаны с тремя белыми полосками. Под свитером находится бронежилет, внешне незаметный. Под плащом спрятан римский гладиус и связка из тринадцати деревянных кольев. Во внешних карманах плаща находятся два узи. Сзади, к поясу, прикреплена кобура с револьвером. Через грудь перекинуть два ремня, один удерживает за спиной небольших размеров сумку, другой - дробовик. Сумка наполнена патронами ко всему огнестрельному оружию, в боковых кармашках есть три осколочных гранаты.
10. Характер
Определяющей всего характера Иа Уйо служит естественный отбор. Во все времена миром управлял простой принцип: "выживает тот, кто приспособился". И не важно, что сейчас люди живут не в древесных джунглях, а в каменных городах, ничего не изменилось. Как и все Носферату, Иа до безобразия циничен, чрезвычайно остер на язык, любит пошлые шутки, и у него начисто отсутствуют хорошие манеры. Нет, он знает, когда нужно держать язык за зубами, и чаще всего именно это и делает, но если разговориться, то его уже не остановить. Правда, работа Чистильщика отдалила его от большей части вампиров. Те, кто, раньше хотя бы уважал Иа, отдалились от него. Действительно, становится не по себе, когда разговариваешь с тем, кто прошлой ночью вырезал несколько десятков Сородичей и сегодня повторит это. Таким образом, Иа Уйо становится все более одиноким и замыкается в себе, полностью отдаваясь работе: то есть очистке окраин от слабокровных, шабашитов, анархов и прочего мелкого мусора. Работа полностью устраивает Иа, он считает, что если кто-то намусорил и не убрал за собой, то должен быть парень, который вынесет мусор, пока весь город не загажен. И не имеет особого значения, что у мусора порой есть чувства: любовь, мечты, надежда. Этот мир жесток, и выживает лишь тот, кто сумел приспособиться. Жертвы Иа - не сумели. К Смертным Иа относится как хищник к травоядным животным. Он охотник - они добыча, нет смысла заниматься самобичеванием, или голодать, только из-за того что еда ходит на двух ногах и может разговаривать. Правда, Иа старается не убивать жертву во время кормления, считая что легче взять от курицы яйца, чем прирезать её и остаться без еды в будущем.
11. Любит/не любит
Любит: качественное оружие; блондинок; хищных животных; сильных противников; темноту; других Носферату.
Не любит: слабокровных; шабашитов (кроме Носферату); анархов; красивых мужчин; сказки о Голконде.
12. Подробная информация о клановом недостатке
Иа невероятно уродлив, как и все Носферату. Но его не мучает этот недостаток. Скорее наоборот, уродство научило его прятаться от людей и стать практически совершенным охотником.
13. Биография.
Детство практически полностью стерлось из памяти Иа Уйо за века жизни. Он родился в одном из городов Африки, в не слишком богатой, но и не слишком бедной семье. Ему дали имя Иму. Когда ему было 10 лет, мальчик впервые пошел на охоту со своим отцом и братьями. Мальчик отбился от группы и заблудился в лесу, случайно забрел в болото и напоролся на уродливых аллигаторов. Тогда Иму воткнул свое копье в глаз одного из чешуйчатых противников и принялся бежать. Аллигаторы не обладали достаточной скоростью, что бы его догнать, Иму удалось забраться на дерево, но когда он уже чувствовал себя в безопасности, его горло обхватило что-то холодное. Огромная змея за несколько секунд лишила его всякой возможности передвижения и потащила куда-то. Иму оставалось только уповать на удачу. Змея утащила его в воду, они несколько минут плыли по переплетающейся системе пещер, уходя все глубже и глубже. Когда Иму уже стал терять сознание от потери воздуха, рептилия вытащила его на какую-то каменную поверхность и бросила там. Это оказалась настоящая подводная пещера. Иму сковал ужас, когда он увидел валяющийся неподалеку человеческий скелет. Когда мальчик пришел в себя, ему хватило ума отломить скелету руку и сделать из неё что-то вроде дубины. Возможно, именно это и спасло ему жизнь. Чем дальше Иму продвигался в пещеру, тем страшнее ему становилось. Здесь были не только старые скелеты, но и свежие, обескровленные трупы. Прошло несколько часов, но Иму не сумел обойти всю пещеру целиком, он блуждал в темноте очень долго, пока не услышал жуткий рык. Вовремя сообразив, Иму прижался к стене и держал дубину наготове. Он слышал, как кто-то шатался по пещере, ища его. Слышал, как этот кто-то жадно втягивал ноздрями воздух. Видел зеленые глаза чудовища, когда его заметили. Как только монстр подошел достаточно близко: Иму нанес резкий удар в лоб. Чудовище рассвирепело и ударило его гигантской лапищей наотмашь. В темноте Иму толком не мог разобрать что это было за чудовище, но оно было чешуйчатое, и в несколько раз превосходило его по размерам. Иму заставил себя встать, ухватил дубину покрепче и решил сражаться с чудищем до конца. Разумеется, сила была не на стороне мальчика. Через пару ударов, чудище обхватило дубину и превратило её в мелкую, костяную пыль. Иму попытался бежать, но это было бесполезно. Чудище ухватило его за ногу, а затем вонзилось клыками в шею. Оно лакало кровь мальчика как молоко, но когда насыщение закончилось, чудовище не убило его, как всех остальных. Чудовище оставило мальчика себе, и дало ему новое имя: "Иа Уйо". С тех пор Иму носил именно это имя, потому что старый он умер в ту ночь, пропал без вести в джунглях. Чудище кормило Иму своей кровью, так что со временем он начал меняться.  Черты лица изменились, нижняя челюсть выдвинулась вперед, глаза чуть пожелтели. А так же Иа заметил, что стал гораздо сильнее. Так он провел несколько месяцев. Чудище редко разговаривало с Иа, оно дало ему простой приказ: готовить жертвы к кормлению. Людей, которых животные приносили в пещеру, Иа Уйо должен был вырубать их и приносить к месту, где спало чудовище. Если звери ничего не приносили: чудовище питалось от самого Иа Уйо. Чудовище научило Иа пользоваться своей новой силой, научило прятаться в тенях и охотиться на людей. Когда Иа стал достаточно незаметен, что бы спрятаться от чудища, тот послал его на поверхность. Сначала Иа приносил хозяину одиноких, неосторожных охотников. Затем, когда даже самые отважные дураки стали обходить эти места стороной, Иа Уйо отважился похищать людей из ближайших городов. Чудище, поняв что пищи с каждым днем становится меньше, стало оставлять несколько жертв у себя. Иа Уйо приносил им еду и воду, поддерживая жизнь в жертвах. Иногда, когда хозяин был сыт и доволен, он рассказывал Иа Уйо истории и легенды. Старые истории о Каине и Авеле, о его детях, о храбром охотнике Носферату, что был проклят Каином, о загадочных Никтуку, которые и поныне охотятся за детьми Носферату и прочие, прочие истории. Но все же чудовище редко разговаривало с Иа, чаще всего ему приходилось учиться выживать самому. Переломный момент в жизни Иа Уйо произошел когда в Африку пришли конкистадоры. Испугавшись белых людей, вооруженных "огненными палками" Иа Уйо побежал к чудовищу, что бы рассказать об этом.  Подумав немного, чудище решило что по его душу пришли слуги Никтуку, и решив что ему понадобится вся существующая помощь, чудище даровало Иа Уйо становление. Процесс превращения происходил долго и мучительно. Несколько дней Иа корчился в агонии, когда его кожа бледнела, а кровь будто затвердевала, когда волосы на голове выпали, зубы и ногти истерлись, а нижняя челюсть ещё сильнее подалась вперед. Всю неделю чудище кормило Иа своей кровью. Затем, чудовище стало обучать Иа Уйо его новой природе. Два года Иа провел в охоте на конкистадоров, общении с животными, защите оставшихся свободных городов и самопознании. Именно в эти годы Иа изучил основное правило жизни: выживает тот, кто приспособился. Когда Иа Уйо исполнился 21 год, и он уже достаточно освоил свои новые силы, чудище оправило его изучить белых людей и окружающий мир, а затем вернуться с докладом. Пробравшись на корабль, Иа отбыл в Европу. Его навыки позволили ему оставаться незаметным в трюме. Хотя запах был такой, будто там что-то сгнило, люди не обратили на это особого внимания. Иа Уйо прибыл в Гетеборг: портовый город Швеции. Иа быстро освоился в городе, и с удивлением узнал, что кроме него существуют и другие чудовища. Путешествуя между городами по подземельям, Иа осмотрел всю Европу. Он побывал и в римской клоаке Максима, в виадуках Лондона, канализации Парижа... На то что бы осмотреть всю Европу, изучить её обычаи и традиции, бегло овладеть языками у Иа ушло около полусотни лет. Но больше всего за время путешествия ему понравился город Амстердам, и Иа пообещал себе рано или поздно туда вернуться. Со временем он объехал и осмотрел весь мир: Россию, Америку, практически всю Азию. За все время своего путешествия Иа Уйо писал книгу "Темная сторона нашего мира", о жизни ночных существ рядом с ничего не подозревающими людьми в разных странах мира. За время путешествий Иа Уйо стал настоящим мастером выживания в диких условиях. На то что бы изучить весь мир он потратил две с лишним сотни лет. После этого он вернулся к Сиру со своей книгой.
Приплыв к знакомой пещере, Иа долго искал своего Сира, но нашел лишь смертного с крестом в руках, дрожащего от страха в углу пещеры. Допросив (и в результате прикончив) его, Иа узнал, что его Сира, уничтожили охотники на вампиров. Нельзя сказать, что носферату был слишком рад этому, но теперь он был свободен. Вернувшись в Амстердам, Иа Уйо остепенился. Быстро продемонстрировав свои исключительные боевые навыки, он занял пост Чистильщика, и находится на нем и в нынешние ночи.

*Рукоплещет* Прекрасный носферату, прекрасная анкета! Но все же пробный пост, так как интересно - почему Ио стал именно чистильщиком? Чем ему так угождает эта работа, учитывая, что он объездил весь мир? Дисциплины обсудим в личке.

Иа Уйо зашел в тихий пригород Лос-Анджелеса. Ничего не подозревающие люди спят или сидят дома. Редкий дурак сейчас выйдет на улицу. Иа Уйо моргает несколько раз, пытаясь включить другое зрение. То самое, при помощи которого можно видеть ауры. Вот так, с помощью Прорицания он видит несколько бледноватых аур в одном из заброшенных зданий. Каитиффы. Медленно, активировав "незримое присутствие" Иа Уйо подходит здания, по пути в тысячный раз размышляя: почему именно Чистильщик?
"Пожалуй, нужно вспомнить старую Англию, века эдак XVIII. Помню, когда жители сбрасывали все свое дерьмо в Темзу. Носферату говорили князьям, как опасно это для остальных. Но разве кто-то их слушал? Слушать начали потом, когда добыча стала болеть, когда началась чума, когда Сородичи стали одними из её переносчиков. Страшное время. Если бы Носферату тогда послушали, если бы поняли, что бывает, когда мусор скапливается в одном месте... Возможно все пошло бы по-другому...".
Иа зашел внутрь. Пятеро слабокровных, жмущихся к костру, разведенному в старой бочке. Думают, что это их спасет... Наивные глупцы, эту ночь им не пережить.
"А ведь по сути они - такой же мусор. Если не избавляться от слабокровных, они будут питаться кем попало, будут переносить болезни, на это обратят внимание..."
Иа вышел из тени, и тут же сняв дробовик, превратил в пепел первого из каитиффов. Остальные взбудоражились.
"Многие Князья недооценивают работу Чистильщиков. Но что будет, если каждое Дитя одной ночи страсти останется на улице? Кто будет убирать весь этот мусор? Шериф? Ха..."
Второй решил, что он невероятно силен. Птенец, освоивший первую ступень Могущества, уже бежит с кулаками. Иа Уйо ушел вбок, гладиус легко выскользнул из под плаща, отрубая ничтожеству голову.
"Некоторые Носферату мстят жертвам с помощью Становления. Записывают на видео, как они мучаются, как приобретают уродливые черты каждый день. В их логовах повсюду стоят зеркала, а сами они записывают процесс на видео, что бы пересматривать долгими ночами, и ещё, и ещё раз поржать... Твари... Мне даже немного жаль таких птенцов"
Третий думал, что он здесь самый умный. В Иа прилетел деревянный кол. Довольно метко., прямо в сердце. Каитифф, судя по всему из Вентру, не учел одного: бронежилета. Кол разлетелся в щепки, а в ответ тут же полетел один из связки самого Чистильщика. Деревянное оружие за секунды погрузило ничтожество в торпор. Этого Иа планировал отнести к Князю.
"К тому же я всегда мечтал о такой работе. Я охотник – они дичь. Дичь может сопротивляться, но разумнее будет убежать. Правда, об этом они догадываются слишком поздно."
Четвертый и пятый пытались отступить, но от града пуль из двух узи далеко не уйти. Эти двое даже не успели крикнуть "ой", как превратились в пепел. Иа подошел к недо-Вентру с колом в сердце и взвалил его на плечо.
"Кто-то должен выносить мусор. И этим кем-то должен быть охотник. И этот охотник: я".

Принят

Отредактировано Иа Уйо (2011-01-01 12:35:50)

+1

20

1. Юсси Яаскеляйнен
aka Тукку (дятел)

2. Возраст
27, пока не обращенный.

3. М.

4. Официально безработный, и гипотетически студент.

5. Внешность
Нормального телосложения, с некоторым количеством развитых мышц и небольшим мохнатым брюшком. Кажется слегка нескладным из-за сутулости. Имеет зачатки бороды и бегающие, хитрые глаза, которые щурит, пытаясь произвести на оппонента впечатление или передать некую эмоцию. Не важно какую эмоцию - щурит всегда одинаково. Одевается неприметно по принципу "что у нас сейчас под рукой". Впрочем если впереди важная встреча, или надо пройти в более или менее фешенебельное место тратит всю наличку, лезет из кожи вон и - вуаля! - вполне себе денди, только поведение смущает немного.

6. Характер
Характер скрытный. Не женат.
Наверное может быть открытым и добродушным.. но никогда не пробовал. Как-то возможности не было, работа не та. Род занятий присвоил привычку врать пока не прижмут фактами, изворачиваться всеми известными способами для облегчения любой (даже не очень сложной) задачи и мгновенно мимикрировать под обстановку и настроение собеседника. Что на самом деле чувствует этот хамелеон? Он чувствует ненависть. К корешам по делу, которые каждый раз каким то неимоверным образом оставляют его в дураках. К конченым торчкам, которые стоптали его порог, и которые так похожи друг на друга и на тупых животных. Он чувствует зависть к не потребляющим обывателям, большим воротилам и торчкам одновременно. Потому что их конец будет так прост и банален.

7. Любит/не любит
Любит:
Когда дело завершается просто, с наименьшими затратами и наибольшим профитом.
Иногда поверять товар на себе. Немного. Не сильно. Не каждый. Ему как никому известно, чем заканчивается привыкание.
Получать хорошие оценки на экзаменах, не готовясь.

Не любит:
Шлюх, потому что они заразные.
Когда кто-нибудь начинает внезапно умирать или привлекать внимание полиции рядом с ним.
Выглядеть поставленным. Потому что чаще всего это не так.

8. Биография.
Родился в неполной семье, прожил обычное небогатое отрочество, полное каких-то там надежд и еще каких-то мечтаний. Не помнит о чем именно. После окончания школы очень долго (27!) пытался поступить хоть куда-нибудь и проучиться больше пары лет,со временем это переросло в хорошую традицию. В результате где его только не было - разве что на очень платных отделениях очень престижных ВУЗов. Сейчас учится на заочном в Академии Або (г. Турку) по специальности лингвистика. Как ни странно, не смотря на чудовищные прогулы пока не выгоняют - то ли талант к языкам, то ли жалко взрослого человека без образования оставлять.
Состоит в компании социально активных молодых ребят, переправляющих и продающих наркотические вещества по Финляндии (откровенно говоря в основном это Хельсинки и Турку), за счет чего и живет. В группе не является доминирующим самцом, поэтому чаще посылается на не проверенные сходки и мутные дела. Денег как ни странно получает не много. Во всяком случае считает что за такое геройство могли бы и побольше долю отстегивать. Но есть ведь еще великодушное пособие по безработице, так что жить можно, и даже неплохо.

Последний план товарищей был полон надежд, интриг, большого теоретического профита и лично для Юсси недомолвок. Итак, для героя-одиночки, в находчивость которого все очень верят, стряпается фальшивый паспорт, шенген и виза. В назначенный срок Рокку Ниеми (Юсси с новым паспортом) прибывает в Амстердам, где встречается с местным гуру и забирает у него пробную партию травки. Оплата происходит с фейковой визы, которая следом сжигается. Увидев снятие суммы со счета, и убедившись что все идет как надо, нужный человек забирает Юсси с товаром в порту и довозит его домой, беря все прилагающиеся проблемы на себя. Дома паспорт сжигается, после чего компания Юсси сажает клиентов на новый образец, клиенты вне себя всех носят на руках и отдают все деньги ради Той Самой Амстердамской.Если все выгорит можно будет смело вытаптывать большую дорогу, расширять свои владения, и работать непосредственно с самым отпиареным и палевным поставщиком - Нидерландами. Юсси выслушал эту феноменально богатую на проколы идею, подаваемую в крайне оптимистичном ключе братками, мысленно тридцать раз простился со свободой и жизнью, и (что поделать) пустился в путь.

Пробный пост - Размышления о смысле жизни. А так же исправить все грамматические ошибки. Не исправите грамматику - буду ругаться.
И аватарку.

Вроде выправил.. кроме сленга.
И аватарка. Если не нравится - прошу помочь в соответственной теме.

Стук колес. Поезд плавно и быстро пересекает поля, города, страны, границы.. Уже третий день вагон меняется лицами пассажиров, а станции языками названий. Юсси закрыл глаза и тут же открыл их, немного отпрянув - за веками сиял свет и перенасыщенная цветом сыпь восьми цветов радуги. Нет, все нормально. Никто не заметил. Он свесил голову со спальной полки и попытался послушать о чем говорят незнакомцы ниже. Ничего не понятно, ни одного слова - все на каком то местном говоре. Но по интонациям можно поспорить, что говорят о каких то домашних делах, родственниках, у которых все хорошо, или о работе, где тоже впрочем все в порядке. Юсси отвернулся и уставился в стену. "Знают ли эти люди кто болтается в купе над ними? Знают они что происходит прямо здесь и сейчас? И везде, и гораздо ближе и чаще, чем принято думать в приличном обществе? Как то раз я видел как девушка, вышедшая из моей квартиры с дозой, упала перед домом на скамейку, как то странно подергиваясь осела и уже не встала. Ночью тело убрали, и уже на следующее утро там играли дети. Они убегают от этого или действительно не знают? Не верю что можно не знать. Всемирное общество беглецов от реальности.. Или то что они видят на самом деле правда, а у кучки неудачников случился неудачный приход?" Он озабочено потрогал языком десны на предмет опухлости - его личный первый признак плохого трипа. "Вроде нет.. а все равно на словоблудие тянет.."
Юсси еще раз закрыл глаза и увидел сияющий свет и сыпь небывалых цветов. Но на этот раз не испугался. "Лучше уж так."

Принят. Только вот аватарка размера не того. Мне в ЛС пришлите оригинал, я сделаю.
Добро пожаловать!

Отредактировано Юсси (2010-12-30 20:22:51)

0

21

1. Имя персонажа
Ханна Брант.
2. Возраст
25. Не обращена
3. Пол
женский
4. Профессия
младший детектив уголовной полиции в местном полицейском участке
5. Внешность
Пожалуй наследством, которое она никогда не потратит и никто  кроме времени  его у нее не отберет , Ханна считает свою внешность. Даже в детстве, когда у нее в шутку спрашивали на кого она похожа, она серьезно и вдумчиво, загибая пальцы что б ничего не пропустить, перечисляла что курносый нос , темно-каштановые кудряшки, карие глаза   и  смуглый цвет кожи у нее от мамы, зато густые, длинные ресницы, упрямо сжатый рот и тонкие брови вразлет- от папы. Со временем  выяснилось что от папы ей  так же достался рост благодаря которому она не смотрела снизу вверх ни на одного мужчину, страсть к мужским костюмам и оружию.  Надо ли добавлять что своей спортивной форме она тоже обязана отцу? Повзрослев  Ханна умудрилась не растерять затаенную женственность  которая нет-нет да проглядывала через всю напускную суровость. Иногда  довольно неожиданно.
6. Характер
Толика ирландской крови  ,текущая в жилах младшего детектива, наложила свой отпечаток на ее поведение. Пожалуй прямотой и упрямством мисс Брант вполне может поспорить с героями эпоса своих предков. Но вряд ли они одобрили бы ее любовь приврать не только для того что б припугнуть нарушителя порядка, но и просто для красного словца. За время работы мисс Брант пережила всякое и почти избавилась от наивной доверчивости , остатки которой иногда проявляются внезапно и не вовремя. Зато вспыльчивой или излишне самоуверенной Ханна никогда не была, и очень этим гордится, словно оно того стоит. Ее заслуга только в том что она воспитала в себе любовь и уважение к правилам, какими бы странными и неправильными они б не казались . Со временем эта страсть к правилам и послужила ориентировкой в выборе профессии.  Из-за отсутствия опыта в построении взаимоотношений зачастую испытывает неловкость в общении со случайными знакомыми.
7. Любит/не любит:
Любит детей,  поскольку своих завести не успела, а брата-сестренки так и не дождалась. Еще отца, с которым поддерживает связь и стрелковый клуб, который она навещает раз в неделю.
Не любит адвокатов, продажных полицейских, незакрытые дела и обилие косвенных улик при отсутствии прямых. На них, как известно, обвинение не построишь. Кроме того не любит рукопашный бой .
8. Биография.
В  первых числах октября  1987 года в семье генерал-майора  Бранта, ирландца по происхождению, стало на одного человека больше. Пол долгожданного потомка был известен заранее и несколько портил радость от ее появления на свет. Да, отец очень хотел мальчика, но рождение первенца едва не убило его жену, сделав  ее навсегда бесплодной. Впоследствии Ханна не раз хотела спросить отца почему он не воспользовался потом услугами суррогатной матери что б заполучить столь желанного сына  ,но взгляд которым он смотрел на ее мать был красноречивее любого ответа. Он ее просто слишком любил что б так поступить. Вот только его любовь недолго была взаимной и в пяти годам юная мисс Брант лишилась матери .  Сбежала ли она с кем-то  или просто подала на развод, уехав  в другой город Ханна не знает. Все что ей известно что однажды утром папа сказал что мама больше не вернется  и весь день не отходил от нее. 
Так началась кочевая жизнь мисс Брант.  Отца часто посылали  проверять  готовность  воинских частей и дочь всегда следовала за ним. Не по собственной воле, конечно, но выбора у нее не было. Как не была выбора меж бесконечно сменяющимися школами , обязательной военной подготовкой на которой настоял отец и ежедневными тренировками по стрельбе. Понимая  как тяжело приходится отцу Ханна старалась радовать его своими успехами в учебе и спорте. Лишившись поддержки жены в воспитании дочери генерал Брант ,не имеющий не малейшего представления о том как надо воспитывать девочек, воспитывал дочь так как не каждого сына воспитывают. Многие сказали бы что он был излишне суров, но Ханна любила его и оправдывала любое его требование заботой о ней.
К моменту поступления в университет мисс Брант уже  была до ужаса ответственной молодой девушкой свято верящей что для начала соблюдение существующих правил может заменить жизненный опыт . И это уверенность ей чертовски пригодилась – подав документы в университет родного города Утрехта вынуждала ее проститься на время с отцом и начать самостоятельную жизнь. Университет  Утрехта встретил ее распростертыми объятьями и тут же  увлек изучением психологии .  Окончив его с отличием мисс Брант  поступила на службу в национальную полицию Голландии в качестве стажера.  Первый же год ее стажерства был самым тяжелым для нее и не только из-за работы. В кафе  у дома, куда она забегала перекусить время от времени, Ханна познакомилась с Томасом Роше, влюбилась и выскочила за него замуж так быстро как умудряются  только влюбленные без памяти женщины.  Но все хорошее имеет привычку кончаться и  брак Ханны завершился внезапно, прямо во время медового месяца в Париже.  Они с мужем возвращались с ночной вечеринки, как вдруг Ханна обнаружила что у них закончились сигареты.  Попросив остановить машину, она буквально на пару минут зашла в магазин, оставив мужа в одиночестве. Когда она вернулась он был уже мертв. Причиной смерти послужило огнестрельное ранение между глаз.  Само собой никто не поручил бы расследование его смерти самой Ханне, но она должна была знать кто это сделал. Любая другая девушка одержимая подобной идеей наняла бы частного детектива, но вдова решила обойтись своими силами , при этом умудрившись не бросить стажировку .
К тому моменту когда она официально стала младшим детективом она знала что ее муж проходил по программе защиты свидетелей, его имя и все что она о нем знала было ложью и он был единственным свидетелем в деле против известного  наркобарона Доннера . Все обвинение против него строилось на показаниях Горацио Фаули, ей известного как Том Роше. После его смерти не осталось ничего кроме косвенных улик не указывающих не его точное месторасположение, ни на то как на него можно выйти. Но мисс Хант привлекла своим частным расследованием чье-то внимание и на первую годовщину смерти Тома получила письмо в котором говорилось что он  скрывается где-то в столице и что выйти на него можно через посредников.
Мисс Брант тут же подала прошение о переводе ее в Амстердамское подразделение и после его удовлетворения немедленно отправилась туда в надежде рано или поздно выйти на него.

Пробный пост на тему самого страшного в жизни сна.

Раньше,  до службы в полиции, у Ханны не было страшных снов. Иногда снилось что умирает отец-сосредоточие ее маленького мирка, после- что муж умирает у нее на руках. Эти сны оставляли после себя ощущение обреченности, сознание того что ничего нельзя с этим поделать и грусть. Но страха не было. Страха не было даже когда Том погиб. Была ярость от сознания того что закон, который она защищает, может сработать против нее. Была жажда мести.
Страх пришел позже.
На заброшенном складе произошло убийство и ей, тогда еще стажеру, поручили помогать расследующему это дело детективу. Чарли Френсису. Он ей сразу понравился, было в нем что-то располагающее. Приятный голос, манеры, цепкий ум. Он и научил ее правильно осматривать место преступления не упуская не единой детали. Пока она носилась с аппаратом вокруг тела и брошенного на месте преступления орудия убийства Френсис осматривал сам склад что б понять как тело туда попало.
Бывает,  что обнаружив след из хлебных крошек, начинаешь идти по нему в неправильном направлении, так случилось и с Ханной. Замеченный через объектив след ботинка отпечатанный в пыли привел ее к месту где явно что-то лежало. Отсутствие пыли на полу, опилки, рассыпанные так, словно они просыпались через неплотно пригнанные доски ящика и следы говорили сами за себя. Присев, что б сфотографировать мельчайшие опилки Ханна спинной ощутила позади себя чужое присутствие. Неприятно было осознавать себя беззащитной, еще хуже - что сама подставила спину врагу и уж совсем отвратной была мысль "Где же Френсис? Неужели убили?" и осознание того что она отошла от него слишком далеко, а значит его смерть  ее вина. Она все никак не могла выйти из оцепенения, как вдруг в тишине склада раздался щелчок с которым обычно взводят курок револьвера. 
Говорят что перед смертью можно увидеть всю свою жизнь в краткий миг, но Ханна не видела ничего. Даже пола , от которого она не отрывала взгляд с тех пор как подошла сюда. Она просто сидела, чувствовала как где-то в горле тяжело и часто колотится сердце, ощущала что трудно дышать и ждала выстрела.
А его все не было.
Похоже что незваный гость передумал и решил свалить не беря грех на душу и обвинение в личное дело. Должно быть он был ближе к выходу чем казалось Ханне, и за то время что прошло между повторным характерным щелчком и тем моментом когда Ханна, уже сжимая пистолет, возникла в дверях склада и едва не пристрелила самого Френсиса неизвестный успел скрыться.
Сходу сообщив Френсису что все с ней в порядке, Ханна бросилась обратно. Пострадала не она, а само место преступления - позади того места где она сидела на полу были такие же отметины как там где лежали предполагаемые ящики . Неизвестный забрал улику.
На счастье Ханны все обошлось. Криминалисты сказали что в ящиках перевозили оружие, на опилках остались следы смазки, но пропавшая улика еще долго не давала Ханне покоя. И не только она.
Тот щелчок...Ханне иногда снится что она все еще сидит в том пустом складе, в руках у нее фотоаппарат, а  внутри пустота. Раздается этот щелчок, а выстрела она уже не слышит. Во сне страшно умирать, но ждать пока умрешь еще страшнее. И смерть всегда проходит неизбежно.
Уже будучи переведенной в Амстердам Ханна узнала что Френсис помогал местной бандитской группировке ввозить оружие в город. Это он стоял позади нее с пистолетом и это он украл улику с места преступления.
Теперь эти сны мучают ее реже, но все же в моменты когда она начинает чувствовать что не справляется они возвращаются и она снова ждет когда неизвестный наконец спустит курок.

Принята

Отредактировано Ханна (2011-01-07 18:37:25)

+1

22

1. Имя персонажа
Авагис

2. Возраст
Год рождения: 1796
Кризалис: 9 лет
Загуливание: 17 лет
Становление: 44 года

3. Пол
М, исключительно М

4. Клан
Каэсид

5. Секта
Официально - Шабаш

6. Статус/титул в секте
член стаи Гасителей неона

7. Поколение
9

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья - они такие хрупкие и беззащитные в своем делании остаться людьми.
Шабаш - зверье уничтожает библиотеки и режет сук, на котором сидит. Им нужна сильная рука и хорошая цель, тогда можно говорить о смысле их существования.
Каэсиды не могут стать сильной рукой, но они могут дать цель. Еще б их кто послушал...
Феи тоже до крайности беззащитны перед любым скептиком. Светлое пятно или темное, но оно умирает и ждет нового возрождения. Слуаги... последнее воплощение души - как одной личности, так и самой расы. Они погибнут, оклеветанные и обозленные, унеся с собой накопленные знания.

9. Внешность
Как и положено каэсиду, высокий, 204 см, бледный и темноволосый. Глаза большие, с поволокой, зато без всякого признака белка. Сплошное черное стекло, из-за которого очень сложно понять, что именно чувствует сейчас вампир. Для такой туши очень гибкий. Узлом не завяжется, но пластика поистине змеиная. Черты лица мягкие, округлые. Волосы темные, чуть выше плеч, немного вьются. Одежду носит преимущественно удобную, хотя и старомодную. Свободные брюки, полупальто, футболки и спортивная обувь. Ткань предпочитает мягкую, не слишком мнущуюся. Питает особую любовь к уютным домашним тапочкам. Ногти красит темным лаком, находя почти медитативное удовольствие в самом процессе. Некоторые вон в уборную ходят, дабы подумать. Особенность - говорит очень тихо.

10. Характер
Очень спокоен, рационален и вдумчив. Бьет два раза - по лицу и по крышке гроба, а до этого стоит в стороне и молчит. Иногда очень выразительно молчит. Любит тихонько подойти и с невозмутимым видом послушать, что же говорят дорогие братья и сестры. Всегда держится немного в стороне, не реагируя на явные проявления недоверия и даже оскорбления. Впрочем, как уже говорилось выше, это не мешает ему выразительно молчать. В силу бурной биографии и общей атмосферы вокруг - обозлен. Умеет и любить, и ненавидеть, но даже это проходит спокойно и для других малозаметно. Считает мир вокруг ошибочным и погрязшим в глупой вражде, причем настолько, что распутывать этот клубок уже нет смысла. Только следовать за ним к очередному Рагнареку.

11. Любит/не любит
Не любит Ласомбра. Считает, что лучший способ их размножения - лопатой по тентаклю. Или по голове, если повезет.
Любит читать и наблюдать. Иногда - экспериментировать.

12. Подробная информация о клановом недостатке
В силу смешанного происхождения Авагис не только обладает различными видами дисциплин и знаний, но и множеством проблем.
1) Он не любит кресты и прочую религиозную атрибутику. Причем именно официальную католическую. Другие варианты христианства задевают его меньше, также, как различные секты. Далее идет ислам. Буддизм и язычество почти не влияют. Впрочем, Истинная вера остается истинной верой и бьет по Авагису очень сильно.
2) Авагису снятся кошмары. Не всегда, не каждый день. Он не высыпается, хотя и не всегда считает кошмары чем-то дурным. Они позволяют держать себя в тонусе и не расслабляться.
3) Чистое железо обжигает вампира, а примеси раздражают.
4) Очень тихий голос. Уже не шепот, но Авагис не может кричать, да и в принципе выдавить из себя громкие звуки, даже нормальный голос, несмотря на любые усилия.
5) Каэсид вынужден скрывать своеобразную внешность. Впрочем, современная косметика и контактные линзы позволяют сотворить из себя и не такое.
6) Общее недоверие, граничащее с одной стороны с паранойей, с другой с презрением. Им тоже можно пользоваться, поскольку с годами ты либо запираешься в четырех стенах, либо перестаешь обращать внимание. Но из-за этого получается, что ты сидишь на своих знаниях, как собака на сене, и не имеешь даже возможности предупредить об опасности. Все равно не поверят.
7) Возможны подозрения и нелюбовь конкретно клана Ласомбра, но об этом стоит договариваться отдельно.

13. Биография
Жил-был на просторах Хорватии маленький мальчик. И была у него семья большая, где сидело семеро по лавкам, да и работать всем надо было. И маленький мальчик помогал своей семье, как мог. А в девять лет случилось с ним странное. Стало он видеть мир волшебным, и вспомнил он, что там когда-то обитал. Сошелся с подобными себе, сбежал из дома, ибо не место слуагу среди толпы большой, не понимают и не ценят. Гонял Чаи Высокие, секреты обо всех собирал, стал Юношею Неблагим... и решил он, что вампиры - это классно, а посему смотреть надо внимательно, ведь вся эта нечисть немертвая живет очень долго, и знает многое, что феям недоступно. Спутался он с Детьми Лилит на свою голову, да и зарвался, повелся на уловки, выкопал не те секреты.
А за ошибки надо платить, и платить большую цену. Отловили несчастного мальчика, замуровали, кровищей напоили, и отшибло у него все способности фейские, только память осталась. А домитор и рад - паршивец мелкий больше не опасен, а смотреть, как он перед тобой пресмыкается даже приятно. Кроме того, когда ты не отражаешься в зеркале, за твоей внешностью должны следить гули, вот и прислуга есть. Впрочем, Ласомбра не выделял особо свою игрушку среди остальных. Обращение было обычным: сиди в углу и молчи, выполняй свои обязанности, вякнешь - шкуру спущу и обратно прилеплю. Наверное.
Так прошло лет двадцать. Даже у Ласомбра гуль может выжить, если ведет себя примерно. Стая кочевала по Европе, нигде надолго не останавливаясь, слуаг путешествовал чуть ли не в чемодане, чему был несказанно рад - гибкости свернуться ему хватало, а место уединеннее некуда, можно спокойно поразмышлять. Держать уши открытыми тоже никто запретить не мог - да и наоборот, этим пользовались. Одно хорошее Доминирование, и гуль рассказывает все, что успел узнать. Кроме того, такого гуля можно подсовывать недругам в качестве сосуда, ведь кровь феи все равно остается таковой, а наркозависимость - большая брешь в обороне. Но стаю уничтожили, а гуль в своем углу сидел как обычно тихой мышкой, и не отсвечивал. Зато когда наступил день, он сумел удрать - все равно никого не интересовал.
Еще лет семь Авагис - это его псевдоним и фейское имя в одном флаконе - болтался сам по себе, не всегда в силах добыть себе еду, а потом старея. Но сил к нему не возвращалось несмотря ни на что. Тогда он решил, что раз это последняя его жизнь, то зачем цепляться за прошлое? Слуаг снова болтался по библиотекам, на этот раз уже в конкретном поиске. Его интересовали Каэсиды. Странные существа, но очень похожие на самих слуагов - скорее всего, от них и произошли - которые могли больше, чем он сейчас, но жили намного дольше. И все же нашел. Каэсиды - диковинка, и поэтому о них ходят слухи.
Нашел. В укромном месте, как и положено. Они долго разговаривали, присматриваясь друг к другу, и Авагис все же получил Становление. И разговор продолжился. А после того, как Птенец стал самостоятельным и прошел Ритуал Создания, он отправился искать свою территорию. Нашел в Нидерландах. Конечно, сложности были, но пользы от Причудников много - если умеешь с ними договариваться.

Пробный пост на тему ненависти к ласомбра.
За любую ошибку надо отвечать. Каэсид молча смотрел на своего собеседника, и ждал продолжения. Да, он пригласил эту Тень к себе - а куда бы он делся? Некоторые Ласомбра такие горячие, что не способны даже на элементарную вежливость по отношению к чужому уединению. "Слабый, еще очень слабый. И слишком самоуверенный. Если я еще немного поддамся, он влетит в ловушку со всего размаху". Авагис продолжал молчать, слушая излияния юнца. Книги тоже молчали, поддерживая своего друга. "Вот вопрос происхождения ты поднял зря".
- Ласомбра размножаются лопатой. Как черви и выгребки. Вы так жаждете быть оскорбленным, что я не могу удержаться от возможности вас удовлетворить.
"Вы очень горячие", - отстраненно подумал Авагис, гибким движением уворачиваясь от тентаклей. Тени такие тени, они могут быть прекрасны и полезны, если ими управляешь сознательно, а не машешь беспорядочно, обуреваемый Зверем. Каэсид знал, на что идет, и готовился.
Рывок. Удар. Из продырявленного бока торчал клинок. "Потом успею... железо... ненавижу. Если я сейчас отвлекусь, потом уже не наступит". Снова удар. Обезумевший вампир - это вам не маленькая невинная девочка в розовом платьице и с большими бантами. Но Авагис уже добрался до искомого.
Разорвать ножом для бумаги артерии на бедре, а зубами вцепиться в горло. Кровь помогала залечить раны, но это было не все. Питание - мелочь, пусть кровь вампира вкуснее крови смертного. Дальше. Тело Ласомбра корчилось, и было слышно, как воет Зверь. Дальше. Вспышки любви к этому несчастному существу, к ребенку, которого швырнули в тень. Дальше. Рычащий Зверь, полубезумный, загнанный в угол разум. "Мы продолжим, Ласомбра. Что ты сможешь противопоставить мне без твоих теней? Ненависть? Я отвечу тебе страхом. Твоим страхом. Ярость? Она вспыхивает и угасает слишком быстро, чтобы ты смог ею воспользоваться. На сколько тебя хватит, на рывок, на второй? Вы не умеете ждать, Ласомбра, и не умеете собирать себя в кулак, распыляясь на множество дел и эмоций. Вы похожи на Ши, на этих аристократов, которые приходят на готовенькое". Дальше. Сломить душу, выпить ее, забрать себе и переварить. Она будет что-то шептать в углу сознания, но разве это имеет значение? Дальше. Стоп. Уже все?
Каэсид поднялся, озирая кучку праха, прикрытую некогда очень дорогой одеждой. "Надеюсь, он не повредил мне книги, пока тут дергался. И да, надо убрать за собой".

Принят

Отредактировано Авагис (2011-01-06 16:52:16)

0

23

1.Имя персонажа
Александр Скшетуский
2. Возраст
Рождение 1630
Становление 1670

3. Пол

М( но кого это волнует  после стольких лет?)

4. Клан

Вентру
5. Секта

Камарилья

6. Статус/титул в секте

Секта- Примоген. Клан- Ликтор. Герусия- претор.

7. Поколение

Оно есть

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилла.

Мы сотворили камариллу.  Со времен Камиллы мы небыли так велики, как стали благодаря камарилле. Ее нужно поддерживать всеми силами. Потому, что так мы поддерживаем себя.

Саббат

Наши противники, но с другой стороны, они необходимы, внешняя угроза сплачивает и удерживает камариллу от распада.

Анархи

Кучка щенков, пробующая ухватить себе слишком жирный кусок, хотя зубки еще не прорезались ?

Джовани

Деловые партнеры, иногда, чаще те с кем идет не объявленная война.

Сетиты

Уничтожать при первой возможности.

9. Внешность

Ухоженный мужчина среднего роста, лет 28 на вид. Вещи подобраны с учетом спокойного превосходства. Однотонные, черные иногда с галстуком цвета темной синевы.  Как правило деловой костюм без галстука. Из украшений платиновые часы и запонки. Средство передвижения мерседес С класса.
В целом, когда на него смотришь создается впечатление ухоженности, придраться просто не к чему. Серо-голубые глаза, тщательно подстриженные ногти, которые кстате слегка длинноваты как для мужчины. К счастью преимущественно скрыты в перчатках которые являются неотъемлемой частью гардероба.

10. Характер

Власть. Вот единственная цель. Знай своё место. Уважай тех кто выше. Притесняй тех кто ниже. Ставь зарвавшихся на место, и продвигайся вперед. Никакого прощения ошибкам. Никаких поблажек себе и другим. При мимолетном контакте кажется, вполне адекватным, обстоятельным, собранным, вдумчивым, и компетентным. Редко повышает голос, тщательно подбирает слова. Он тот с кем обычные люди при контакте, просто не находят к чему придраться.
Второе, что бросается в глаза обычно при более длительном общении это жесткость,которую только скрашивает уважительный тон обращение.  Как будто он имеет какую-то опору вроде свода правил, нерушимую, постоянную.

11. Любит/не любит

Любит когда выполняют его волю. Не любит когда те кто ему подчиняются делают ошибки.

12. Подробная информация о клановом недостатке

Пьет кровь девушек не старше 30 лет, брюнеток.

13. Биография.

Подробности смертной жизни, уже весьма слабо  прорезаются сквозь толщею веков. Он помнит что был польским Магнатом. Лет 300 назад. До того как Речпосполиту разорвали в клочья. Тогда это была одна из величайших держав. Где примерно пятая часть населения имела титул шляхтича. Некоторые же, те кого называли еще Магнатами, или маленькими королями, имели земель и войска больше чем сам король Речьпосполитой. К такому роду принадлежал и Скшетуский. Его хорошо обучили, как для той поры. Несколько языков. Последние новости из географии естествоведения, фехтование, танцы. Он знал всё, что должен был знать юный паничь. Который впоследствии станет одним из власть имущих.
Затем был Берлинский университет. Возвращение на родину. Инвестиции в Ост-Индскую компанию, торговля с новым светом. Все это принесло деньги, вместе с ними  известность. Дело в том, что деньги вращаются в очень узких кругах. Равно как и власть. Тех кто сумел добиться и одного и другого. Так или иначе берут на учет различные силы. Силой частью которой должен был стать Александр оказались Вентру. Он не сопротивлялся. Его компаньоном, а позже сиром, стал Мишель де Лантье.
Мишель был знаковым сородичем, не много ни мало, примогеном Варшавы. Доверенным лицом князя. Получившим право становления. Александр пробыл гулем около десятилетия, пока сир выбивал это право у местного князя. Еще десятилетие длилось Агогэ. Выстроеное по всем правилам. С отрубанием конечностей, за неверный ответ, и жесткими телесными наказаниями.

Фрагменты из дневника:

1671 год, осень, 19 сентября.
Сегодня Мишель спросил меня готов ли я к обучению. Правда он применил слово Агогэ.
Я ответил да. Миешль сразу как то резко переменился. Если до этого я читал в его взгляде какую-то мягкость и участливость, сейчас в нем просматривалась только жесткость. Мне конечно не страшно. Я знал на что шел когда сказал ему да, год назад. Но я впервые вижу такой его взгляд, пылающий равнодушным огнем, пронизывающий меня до оснований души, как будто он читает меня, мне хочется пригнуть голову под таким взглядом и смотреть вниз.
Он сказал что вернется завтра и мы начнём.

1671 год, осень, 20 сентября.
Сегодня был первый день… Этот псих отрезал мне левый мизинец за то, что я неверно выговорил имя одного из наших предков! По моему он сошел с ума! Я орал от боли, а он все пронизывал меня своими глазами, и холодным безразличным голосом требовал исправиться и продолжить.
На всякий случай запишу эту родословную тут, что-бы не забыть. Он сказал что отрежет мне уши если я завтра посмею запнуться.
Каин-> Енох -> Вентру –> Антониус(входил в состав первого Византийского триумвирата)(мертв) -> Септима Доминика (Базилевс)-> Мишель Де Сангриаль (обращен во время крестового похода)- Александр

1671год, осень 21 сентября.
Уши на месте, он ограничился несколькими ударами головой о стол, когда я не смог перечислить всех вентру этого города. Придется записать и их…

1672 год, осень 18 сентября.
Сегодня я успешно, произнес все, о чем спрашивал Мишель. Все мои пальцы целы. Неужели мы закончили со всеми этими ритуалами и бесконечными генеологиями ? И тем как мне подходить к тому или инному сородичу, кому протягивать руку, а кого целовать в щеку, кому сколько чего и в какой очередности говорить? Мишель дал мне отдохнуть сегодня. Первый раз за год я буду спать в кровати, а не на глиняном полу в этой пристройке. Мне даже хлевом сложно ее назвать. У некоторых крестьян животные ночуют в лучших условиях…

1672 год, осень 20 сентября.
Уже вторую ночь мы ходим на какие-то закрытые кулачные бои. Он определенно псих ! Меня избили сегодня три раза. Меня учили бою на кулаках, но этих здоровых мужичин, видимо нет. Достаточно пропустить один удар чтобы оказаться   на паркете. Где тебя продолжают бить.
Мой нос сломан, если бы я был живым, я был бы уже мертв.

1673 год, лето 5 июня.
Сегодня был мой последний бой. Я становлюсь популярным. Поэтому Мишель сказал, что довольно, дальше это небезопасно. Теперь я буду упражняться с ним лично. Люди мне больше не соперники. Сегодня я уложил двоих, я быстрее. Я не дышу, по этому мое дыхание не сбивается. И чтобы не корчится от боли, оказывается нужно просто понять, что я уже не человек, несколько лишних ударов для меня ничто, если не драматизировать.

1675 год лето 18 августа.
Мне удается выстоять, несколько минут. Мишель сказал что мы будем упражняться и дальше но не с такой интенсивностью. Сабли по его мнению отходят на другой план. И нужно научится пользоваться огнестрельным оружием. Будущее за ним. Я с ним полностью согласен.

Там же и стала ясна истинная цель создания. Хоть, чайлд при жизни и выказывал склонности скорее к делам касающимся управления и приумножения богатств. Сира больше интересовал другой аспект. Видимо сказалось то, что при жизни Скшетуский был известнейшим дуэлянтом. После возвращения из университета он провёл 78 дуэли, по одной каждые два месяца. В трех из них был серьезно ранен, остальные выигрывал либо убив противника, либо причинив ему тяжкие увечья. Концом агогэ было убийство каитифа.

Фрагменты из дневника:

1682 год, зима 6 января.
Сегодняшняя ночь был ночью испытания, вентру города удалось вычислить каитифа, мерзкие создания, они не знают наших законов, чем-то похожи на бруджа, только пробующие скрыть свой низкий ранг. От этого еще более опасные, если удастся перемешатся с сородичами города. Их тлетворное влияние, на и так не слишком организованные кланы, может привести к конфликтам и беспорядкам. Его устранение доверили мне. Он имел убежище  в пригороде.  Небольшой постоялый двор, с дешовыми девицами. Я следил за ним в течение четырех ночей. Иногда сам, иногда приходилось отправлять подставных пьянчужек. Каждую ночь он выходил из своего борделя и направлялся в небольшёй городок километрах в 7, там он питался.  Дорога проходила через лес.
Основа его рациона  нищие и бродяги… Что за безвкусица… Видимо его не учили что так можно подхватить какую-нибудь болезнь и стать ее переносчиком… В прочем, никто не застрахован…
Я спрятался за старым деревом на лесной тропе. Было холодно, к тому же расказы о Люпинах гуляющих по лесам не давали нервам успокоится. То и дело мне казалось что где-то хрустят ветки, и крадется какой-то зверь, к счастью это оказалось только моей фантазией…
Он появился ближе к полночи. Как всегда беспечный и заглядывающийся на луну, видимо считал себя Торреадором. Вот только глядя на него как то не согласовывался черный шарф и желтые туфли… “Босыми ногами да по паркету, со свинным рылом, да в оружейный ряд”.
Так и всплыло у меня в голове. Меня он не заметил до последнего мгновения. Кремневое ружье выпалило прежде чем он успел крикнуть, пуля продырявила колено, я одбросил ружье  и достал пистолеты, на мое удивление каитиф не начал убегать, он зашипел и бросился на меня, к счастью пробитое колено замедлило передвижение однако он двигался давольно быстро. Я едва успел достать кремниевые пистолеты когда он подошел в плотную. Разрядив в их в упор, я промазал…Или почти промазал. Я стрелял в живот но Каитиф успел уклонится от одной из пуль, вторая вошла в его бок, от боли он скорчился и на мгновение опешил. Огрев  его рукоятью пистолета который я держал в руке по голове, я ударил в раненое колена. Раздался хруст Каитиф упал, и зарыдал. Он молил о пощаде и плакал. Я чувствовал только отвращение. К крови я привык еще при жизни, но к стонам нет. Все мои соперники принимали поражение достойно, никто из них не рыдал, никто не просил о пощаде… Даже те мужланы, из ночных борцов. Все имели больше dignitas чем эта воющая дворняжка. Вместо жалости во мне проснулась холодная ярость, первый удар я направил в голову. Сапог впечатался в физиономию. Из разбитого носа начала сочится кровь, когда сапог ударил в голову еще раз. Я убил его именно так. Запинав до смерти сапогами. Даже не обнажив сабли.
Только после когда он уже не двигался, я отрубил голову. Забрав ее с собой как доказательство. Тело пришлось оттащить от дороги, забросать снегом кровавые следы недалеко от дороги. На этом все и закончилось.

Это был мальчик по вампирским меркам, выдававший себя за тореадора. Сородичи города раскрыли его обман. Александр выполнил задание став полноправным Вентру. Позже были принятие в герусию. Налаживание коммерческих связей, спустя несколько десятилетий, когда его состояние стало достаточно значимым что-бы о деньгах можно было не вспоминать несколько веков а именно в 1685– должность одного из чистильщиков Варшавы, то к чему его и готовил его сир. Он стал палачом вентру в этом регионе. Вычищал задворки столицы. Каитифов, под началом шерифа сражался с саббатом. Стаи которого периодически пробовали потрепать Камариллу Варшавы с севера. Ассамитов периодически появлявшихся с Юга и старых Тзимицу с востока. Так продолжалось довольно долго пока летом 1745-го года он не пал жертвой интриги. На развалинах старого дома он наткнулся на группу не представившихся князю сородичей. Сородичи, а было их трое особого сопротивления оказать не сумели, хоть и имели численное превосходство и старались прикрыть один одного. В их действиях читалась дисциплины. Тогда же Александр и понял что имеет дело с тремерами, но приняв их за отступников, действовал все так же жестко, убив троицу. Произошедшее оказалось интригой затеянной князем. Тогдашний князь Варшавы, носферату по имени Лешек, терял власть, которая медленно но верно ускользала из его рук и переходила к Тремерам и Вентру.  По его расчетам, первыми нужно было осадить тремеров,  С этой целью Лешек дал наводку Александру на дом, в котором трое неонатов после приезда проводило «ритуал представления». По его расчетам троих тремеров, должно было хватить для убийства вентру. Он рассчитывал схлестнуть таким образом тремеров и вентру города. К счастью у тогдашнего карателя хватило ума, вначале пойти к своему сиру, и обрисовать ему ситуацию.
Еще той же ночью Скшетуский уехал из Варшавы  по направлению в Гданьск. Переведя и обналичив свои капиталы  по бросовым ценам, он прожив в Гданьске менее года, после чего переехал в Новый Свет.

Фрагменты из дневника:

1750год Новый Орлеан, весна 3 марта.
Я все еще пробую анализировать произошедшие события. Меня использовали. Использовали те, кому я служил. Князь решил пожертвовать мной, как пешкой… Меня предала камарилла. Идеалы которым я служил оказались неверны. Хотя... нет, иначе, меня предала не камарилла. Мы вентру и есть камарилла. Сир был прав говоря о порочности всех других кланов. Они всего лишь наша челядь. Нельзя им доверять. Меня спасли вентру. Мой сир и другие. И теперь я обязан им. Я буду служить им. С еще большей преданности. Только мы в достаточной степени достойны, чтобы поваливать и управлять сородичами.  Другие не обладают необходимыми достоинствами. Случилась еще одно важное событие. Ко мне попался священник стаи. Ласомбра. Уже долгое время, я видел что человеческое поведение не соответствует нашему существованию. Мне сложно было преодолеть стереотипы, в начале я хотел убить его… но он заинтересовал меня… Он не хныкал и не просил пощады. Просто говорил со мной, на равных. Мы договорились, я продлеваю его жизнь пока он учит меня. Он называет это путём Власти и внутреннего голоса.

Там он провел  еще 65 лет. Успев перепрофилироваться. В новом свете все были моложе, вампир в его возрасте уже был весьма уважаемым сородичем, ему даже удалось подняться на ступеньку выше в клановой иерархии и стать трибуном. Он все еще поддерживал связь с сиром, через почту и был  в курсе событий происходящих в Варшаве. Он узнал, что Речьпосполита пала. Что его смертной родины теперь нету.  Что власть, Лешка все клонилась к упадку. Что после тех событий, началом которых он стал. Вампиры в Варшаве поделились на три группы. Вентру  во время сумели переговорить с Тремерами, и обвинить во всем князя. Князь сплотил вокруг себя своих пособников преимущественно носферату и малкавиан. Тремеры объявили,  что не признают его как князя. И началась резня на улице. Тут же среди большей части бруха и гангрелов вспыхнуло восстание, большая часть из них перешла к анархам. Торреадоры вместа с Вентру в принципе сохраняли нейтралитет, но признали оправданность претензий Тремеров. По улицам полилась кровь, в ту же пору как шло к упадку государство Речпосполиты, в ту же, шел к своему упадку и Лешек. По городу лились кровавые реки, иногда Солдат, иногда малкавиан, реже носферату, еще реже тремеров, иногде и представителей других кланов.  В конце концов в дело вмешался Архонт,  Он признал виновным Лешка. Тогда в дело вмешались до этого времени нейтральные Вентру и тореадоры.  В 1810 Лешек был казнен, при попытке уехать из города. Новым князем при содействии его сира, был назначен Один из Вентру, Тремеры получили пост сенешаля.
Сам сир, Александра поднялся в результате распри, на ступеньку выше в клановой иерархии и стал Стратегом. Желая иметь при себе своего верного чайлда, Мишель вскоре проинформировал Александра. что теперь, Александр имеет титул Ликтора. И должен отбыть в Стокгольм.

Фрагменты из дневника:

1811 год, Стокгольм. Швеция 18 Февраля.
Сегодня я виделся, со своим сиром. Первый раз за 66 лет. Мы всегда держали тесный контакт через письма. Но увидеть его вновь, после стольких лет… Я в восторге. его костюм как всегда безупречен. Мы пожали друг другу руки, как полагается. Но он не выдержал и обнял меня. Я едва не  расплакался. Когда он сказал, что горд за меня. К счастью в помещении мы были одни. Была возможность поговорить без формальностей. Мне сложно передать чувство той близости которое я испытывал в тот момент. Чувство близости и преданности ему, и клану.
Он еще раз поздравил меня с должностью ликтора. Очертил планы на ближайшие десятилетия. И подарил мне галстук. Того же цвета, что и его одежды, с его личным гербом.

Сферой деятельности Мишеля теперь была вся Скандинавия.   Некоторое время Александр пожил с ним в Стокгольме. Пока Мишель не занял подобающее ему место в структурах города. Затем отбыл в Амстердам. Случилось это в 1854. Целью была инфильтрация в сообщество вампиров Амстердама, и помощь соклановцам принять на себя ключевые обязанности в управлении городом.
Время шло. Кто то умирал, кто-то переезжал. На кого то находили компромат. К началу века Александр уже занял пост примогена вентру, бывший примоген по настоятельной рекомендации клана, отбыл в новый свет, на должность принца Детройта.

Принят без пробного поста.

Отредактировано Александр (2011-01-07 22:30:21)

+1

24

1. Имя персонажа
Тодд Шпигель

2. Возраст
Принял становление в возрасте 20 лет, в 1987.

3. Пол
М

4. Клан
Малкавианин

5. Секта
Камарилья

6. Статус/титул в секте
Пока, вроде, неонат.

7. Поколение
12

8. Отношение к кланам и сектам
Камарилья: "По-моему, они воспринимают всё чересчур серьёзно. Но они меньшее из зол".
Шабаш: "Да они все чёкнутые!".
Анархи: "Анархия - не моё. Демократия даёт гораздо больше свободы... Если вы понимаете, о чём я".
Малкавиане: (после долгого отстранённого молчания) "А? Что? Кто здесь? Тихо. Дай мне закончить мысль..."

9. Внешность
Рост 195 см. Телосложение худощавое.
Кожа - бледная. Волосы светло-русые, прямые, средней длины.
Глаза серые. Брови густые. Нос прямой, средней величины. Губы тонкие. Рожа небритая. Уши есть.
На запястье правой руки с тыльной стороны небольшой шрам (получен в детстве).
В одежде предпочитает неформальный стиль. Джинсы, куртки, плащи поверх футболок и тому подобное.
Что-то ещё непонятно?

10. Характер
Хладнокровен (но в меру), жесток (но изобретателен). Эгоистичен? Нет, скорее, немного эгоцентричен. Немногословен и спокоен, но в следующую минуту может стать вспыльчив. Имеет весьма своеобразное, чёрное чувство юмора. Циничен, вульгарен и аморален (с точки зрения так называемой "общечеловеческой" морали - или "общевампирской" - как вам будет угодно). Ах да, ещё ироничен. Иногда сам не отдаёт себе отчёт в причинах своих поступков. Чаще всего мотивация описывается словами "ради шутки". Хотя иногда им движут внезапные обострения чувства справедливости. Справедливости, как он её понимает, разумеется. Да в общем-то, можно и совмещать приятное с полезным.

11. Любит/не любит
Любит рок-музыку 80-х, дождь (особенно с грозой), фотографировать (Ласомбра и Носферату очень фотогеничны). Не любит дураков, подлецов и гордецов (нет, не пафосно!). Любит гадать "любит-не-любит" (если есть на ком). Любит дополнять (впрочем, это и так понятно).

12. Подробная информация о клановом недостатке
Социопатия, органично дополненная девиациями и интеграцией в "паутину".  Подробнее - при встрече.

13. Биография.
Родился в Бадене (Германия), где и провёл своё детство. В школе у него было мало друзей. Он всегда был несколько замкнутым ребёнком, при этом - всегда хорошо учился и активно участвовал в школьной жизни. Эдакий домашний мальчик. Впрочем, улица тоже оказывала своё влияние. Он общался с несколькими ребятами из русского квартала, часто гулял с ними почти допоздна. Пару раз приходил домой побитым уличными хулиганами. Близких друзей у него не было ни в школе, ни позже, когда он поступил в университет Штутгарта на "журналиста". На третьем курсе начал работать (писал статейки для местной бульварщины). Его времяпрепровождение в эти годы было довольно однообразным: комната в кампусе, пиво по вечерам, иногда - посиделки в местном баре. Не часто. Он не любил шумных компаний. Его больше интересовали книги, чем люди.

Становление получил вечером в парке, возвращаясь из бара после ссоры со своей девушкой. Пришёл в себя на следующую ночь. Его сир объяснил ему нынешнюю его природу.

Прошло много ночей. Тод доучивался на заочном отделении, параллельно проходя "курс молодого вампира", как называл это Сир. А в один прекрасный вечер Тодд "погиб". Он мчался на своём мотороллере по вечерним улицам. Не справился с управлением. Упал в реку Неккар. Тела не нашли. Личных вещей тоже. Дело закрыли.
Отличная шутка - прикинуться мёртвым. Исчезнуть. Её придумал Сир. Тодд поддержал. Ему понравилась идея. Смерть дала ему свободу. Свободу от всего мира, от всей старой жизни. Когда он вынырнул из реки и вернулся в убежище, то обнаружил, что Сира нигде нет. Этот проныра, похоже, в свою очередь сам решил подшутить над Тоддом. Исчез. Тодд тоже решил исчезнуть. Отправиться в путешествие. Ему давно хотелось посмотреть Европу. Побывать в Лондоне, плюнуть с Эйфелевой башни, сходить на экскурсию в собор святого Павла, поглядеть на пражские церкви, сплошь выложенные человеческими костями. Целые десять лет он бесцельно мотался по Европе, иногда останавливаясь в каком-нибудь крупном городе надолго. Изучал языки, зарабатывал фотографией, не-жил, короче, по-тихоньку. После долгих путешествий некоторое время пробыл в Вене, ничем особо там не отличившись, потом перебрался в Амстердам.

Пробный пост на тему прекрасной шутки с рекой Темзой

В тот вечер патрульного Вестминстерского отдела полиции Лондона Роса Стэрна отправили патрулировать набережную вместе с закадычным товарищем Гилом Крэнзом. Последняя неделя выдалась неспокойной. Мало того, что в Ист-Энде назревали беспорядки, - потасовки начались в Сити. Вдобавок кто-то под покровом ночи, никем не замеченный (что удивительно) выкрасил в красный цвет колонну Нельсона и пририсовал жёлтым серп и молот. Новости из Советского Союза будоражили весь мир. Бывшая великая держава трещала по швам, её осколки спешно декларировали суверенитет, а Запад следил, затаив дыхание.
- Точно тебе говорю, Гил. Этот случай на Пикадилли - дело рук камми - не одного ублюдка, а целой банды. И они пойдут дальше. Может быть, даже попытаются устроить покушение на Королеву.
- Ты выдумщик, Рос! Может быть, это и банда воинствующих коммунистов, но к Парламенту или Букингемскому дворцу они точно не сунутся. Тут полно стра... жи...

Полицейский осёкся. Всего в нескольких шагах от патрульных в тени стоял какой-то панк и старательно расписывал стену здания Парламента красной краской из баллончика. Это был какой-то лозунг. Гил успел прочесть: что-то вроде "npoAetapNN Bcex ctpah...". Спустя пару мгновений патрульный понял, что перед ним, скорее всего, один из тек коммунистов, о которых рассуждал напарник. Самым странным было то, что ни случайные прохожие, ни почётный караул, стоящий в паре десятков метров, хулигана не замечали. Даже Рос заметил его только тогда, когда Гил выхватил пушку и закричал: "Стой, ублюдок!"
Тодд не ожидал, что его заметят. Ему казалось, что он надёжно замаскировался - особенно после того, как сир научил его становиться почти невидимым в тени. Вампир повернул голову, и понял, что перед ним всего лишь городской патруль, который вряд ли будет стрелять. Нанеся последний штрих на стену, вампир отскочил и помчался через набережную к перилам. Ему вспомнилась та шутка, которую он когда-то провернул в Штутгарте со своей якобы гибелью. В реку через край - и концы в воду. Полицейские ждали на берегу, пока этот псих выплывет, но он не выплывал. Тусклый луч фонаря выхватывал кусок противоположного берега и опоры Тауэрского моста, но нарушителя заметно не было.
Спустя пол-часа вампир выбрался из воды где-то в районе доков. Его роскошный чёрный ирокез теперь свисал неопрятными слипшимися патлами, а чёрные брюки были порваны. И без того рваная блузка - вообще стала похожа на какие-то обноски после того, как он зацепился за какую-то арматурину на дне. Утешало только то, что он успел закончить своё дело. Вдобавок, он представлял недоумённые рожи копов. Надпись "Пролетарии всех стран, разъединяйтесь!" на стене Парламента смыли и заштукатурили на следующее утро. Дополнительные посты охраны с фонарями возле парламента появлялись ещё неделю, пока кто-то не переловил и не покрасил белой краской двадцать пять воронов в Тауэре.

Принят

Отредактировано Тодд Шпигель (2011-01-10 18:07:43)

0

25

1. Имя персонажа
Кирамеки Акина,
прозвище Мэй Мэй (яп. очень яркая)
2. Возраст
25 лет по паспорту.
3. Пол
Женский, но подробнее во внешности.
4. Профессия
Фотокор по случаю, фотохудожник (своя небольшая студия в собственной квартире), иногда следит за неверными мужьями/женами по просьбе знакомого из частного агентства, часто сотрудничает с полицией, предоставляя фотографии с мест преступлений.
5. Внешность
Акина это 1,5 метра роста и практически полное отсутствие вторичных половых признаков. Ну вернее фигурка у нее вполне женская правда миниатюрная, но из-за привычки надевать на себя огромное количество одежды девушка похожа скорее на мальчишку сорванца. Волосы осветлены до состояния полнейшей блондинки (благо на умственных способностях это не сказалось и девушка обладает довольно острым умом), глаза карие, но носит контактные линзы всевозможных цветов и иногда в разных сочетаниях, поэтому не стоит удивляться, если увидите что у девушки один глаз желтый, а другой красный (предпочитает носить на левом глазу ярко-фиолетовую, а на правом кислотно-зеленую линзы). О манере одеваться стоит сказать особо. Она типичный представитель стиля фруитс поэтому ее одежда отличается совершенно невероятными цветовыми сочетаниями. Она вполне, может надеть чулки разных цветов, топик на футболку, а юбку поверх рваных джинсов сдобрив все это невероятным количеством бижутерии. Обувается исключительно в гриндерсы собственноручно выкрашенные из баллончика и потому неоднократно поменявшие цвет. Единственное что можно сказать наверняка, в толпе эту яркую кляксу вы не пропустите.
6. Характер
Умеренно вредный, зачастую оптимистичный. Во всем старается искать положительную сторону. Осторожна, но любопытна и это любопытство когда-нибудь вгонит ее в гроб. Неприятной чертой характера можно считать некоторое безразличие к чужим проблемам. В силу своей фоторепортерской деятельности успела насмотреться на трупы разной степени тяжести. «Черный юмор, тоже юмор иначе тут с ума сойти можно». Обычно несколько меланхолична, ярко проявляет только позитивные эмоции, негативные старается подавлять, что иногда приводит к депрессиям и нервным срывам. Может наступить на горло своим страхам ради работы, что говорит об ответственности и несколько фанатичном отношении к работе. Боится высоты и тараканов.
7. Любит/не любит
Любит: Клубничное и ванильное мороженое, очень громкую музыку, колесить по городу на скутере, фотографировать, загадки, мистику, шоколад, звезды, книги, холодное оружие, фантастику и фэнтази.
Не любит: Тараканов, высоту, своих соседей, пьяных или обколотых в хлам, алкоголь в целом, драться (хотя и умеет).
8. Биография.
Акина родилась в семье Исами и Рен Кирамеки в Японии. Когда девочке не исполнилось и двух лет ее родители переехали в Голландию. Исами посвятил всю свою жизнь военной службе, но в Нидерландах он просто не смог бы служить, потому ему пришлось сначала устроиться охранником в частное охранное агентство, а позже открыть свое. Рен - известный дизайнер интерьеров и художник. Отец девочки мечтал о сыне (ну это практически классический случай) и в детстве пытался научить ее драться. Сама Акина боевые искусства уясняла не охотно и чаще проводила время с матерью, проявляя большую тягу к творчеству. Что, впрочем, не помешало ей получить мастерский дан (и за что она потом не раз была очень благодарна отцу). В 8 лет девочка нашла на чердаке дома старую дедушкину камеру. Провозившись с ней немало часов, она сама научилась заправлять в нее пленку и фотографировать. С тех пор это стало ее призванием. Увидеть Акину без камеры было практически невозможно. Когда встал вопрос о выборе будущей профессии, девушка выбрала факультет журналистики по классу фотографии, однако не забросила она и художественную фотографию.
Закончив колледж, девушка решила переехать в Амстердам, где проживала ее тетя по линии матери, Мина Иси. Мина работает в больнице, частой посетительницей которой оказывается девушка. В своих вылазках она частенько бывала в различных переделках.  Делает собственные выставки, подрабатывает в фотостудии и местной газете, а так же у своего знакомого детектива, занимаясь «выпасом» не шибко верных супругов. Пару раз привлекалась к расследованиям полиции как свидетель.
Проживает в небольшой квартирке почти на чердаке. Пара комнат содержатся в невероятном беспорядке. Акина приходит сюда только поспать и отпечатать фотографии, которые развешены на стенах и лежат везде, где только можно.
Помимо всего прочего Акина страстный любитель мистики, с той лишь оговоркой, что знания ее зачастую обширны и бессистемны, однако наличие дома большого количества самой разной литературы, а так же электронных библиотек, где она и находит ответы и ведет собственные записи и дневники.

PS Если анкета устроит прошу сменить мне ник на Акина

Пробный пост на тему случайного участия в перестрелке в цветном районе.
Ник сменил.

Аригато

Пробный пост
- А ведь все так хорошо начиналось, - думала Акина, спешно отползая за мусорный бак. То там, то здесь от кирпичной стены отлетала крошка, щедро осыпая девушку и заставляя поминать известных и не очень богов. Очередной фонтанчик красного крошева взорвался примерно в половине фута от любопытного носика. Жалобно пискнув, Акина отработанным движением рухнула на жесткий асфальт и прикрыла макушку руками. В рюкзаке покоилась камера с сенсационным материалом и осталась самая малость, вынести свое бренное тело с территории цветного квартала в как можно большей сохранности...

30 минут до начала перестрелки
Маленький пестрый скутер, бодренько урча мотором, несся по старинным улочкам Амстердама, унося на своем сиденье мелкое существо неизвестного пола. Существом была собственно Акина она же Мэй Мэй молодой и перспективный фотограф, не определившийся еще, каким именно образом он хочет зарабатывать себе на хлебушек с маслом, а потому берущийся за любую работу. В наушниках гремел рок, на небе сверкало солнце, а в душе было предчувствие. То самое шило во всем известном месте, которое не давало ей спокойно сидеть дома и тихо-мирно трескать мороженое. Акина как всегда колесила по городу без особой цели и, не обращая внимания на указатели, а зря.

10 минут до начала перестрелки
Спустя минут 20 быстрой езды девушка обнаружила себя в Индийском районе, месте, куда в здравом уме и трезвой памяти не рискнули бы сунуться и ее коллеги из газеты, если конечно это не какой-нибудь мега сюжет. Мэй поежилась и рванула в первый попавшийся переулок от греха подальше, а заодно вон от того подозрительно косящегося индуса. Шило и вера в случай нашептывали, что девушку занесло сюда не случайно, а значит, что-то случится. Фотокор пристроила скутер за мусорным баком, прикрыв его сверху несколькими разодранными коробками, и юркнула в другой переулок.

5 минут до начала перестрелки
Внимание девушки привлекли громкие голоса с одной из крупных улиц. Недолго думая, она пошла туда изо всех сил стараясь слиться с яркими граффити на стене. Притаившись за углом, Акина принялась быстро делать снимки пари прилично одетых индусов. Слишком прилично для нищеты Индийского квартала. Да и вокруг них кучковалось как-то подозрительно много охраны. На автомате девушка делала снимки и как-то глупо пропустила момент, когда время разговоров прошло, и обе стороны ощерились друг на друга черными дулами оружия. Дальше все понеслось так быстро, словно время устало ползти.
Шальная пуля разбила объектив камеры и только сейчас до отважной, но, увы, безнадежно глупой девушки дошло, во что она влипла. Поспешно скрывшись за стеной, Акина убрала камеру и начала стратегическое отступление в сторону мусорки. К несчастью перестрелка тоже поползла в ее сторону.
Сколько Мэй пролежала, притаившись за мусорным ящиком и благодаря Бога за то, что она сама маленькая и худая, а изрешеченный бравыми преступными элементами ящик стоял на колесах, она не знала. Сначала пальба стала совсем уж близкой, потом рядом кто-то упал, и репортерша минуты две смотрела в глаза трупу.  Спустя еще какое-то время стрельба стихла,  раздался вой полицейских сирен. Из-за ящиков девушку извлекли полицейские и после непродолжительных переговоров направили в больницу, а Акина всю дорогу только и думала что о сенсационных фотографиях, лежащих в рюкзаке.

Принята

Отредактировано Акина (2011-01-10 16:56:53)

0

26

1. Имя персонажа
Брендон Уэлш (но больше не откликается на имя... Он просто чувствует что обращаются к нему. Если не может почувствовать - то и не откликнется)
2. Возраст
27 лет от рождения и 20 лет как вампир.
3. Пол
мужской
4. Клан
Малкавиан
5. Секта
Камарилья... до событий. Сейчас - почти Камарилья.
6. Статус/титул в секте
Неонант...
7. Поколение
11
8. Отношение к кланам и сектам
На данный момент ненавидит малкавианина по имени Сайгнант. И тзимицу старого клана - Мелькольва. Ко всем остальным относиться со свойственным малкам безумием.
Хотя... Не следует исключать стокгольмский синдром.
9. Внешность
Каре темных волос. Они прямые и приглаженные. Были. Сейчас почти всегда взъерошенные. Худой, нет правого глаза. Все еще носит очки. Напоминает шпалу. Шпалу в очках.
10. Характер
Безумен более, чем должно быть вампиру клана малкавиан такого поколения и слабых способностей.
11. Любит/не любит
Любит быть один и в тишине покачиваться, чувствуя уверенность в остановке время. Он любит остановленное время.
Ненавидит работающие часы. Тиканье. Бесится от любых намеков о протяженности жизни. Не выносит крови, но с трудом пьет. Боится камней и гранита. Убегает от костей. Не выносит островов. Крови, к стати боиться не потому что это кровь. А из-за цвета. Он на самом деле очень боиться ярко-алого. ОН боится цвета лепестков мака... с сами догадаетесь какого поля? То поле он боится еще сильнее. И настоящий мак у него вызывает панический ужас. Не любит людей в черных одеждах. Приходит в ужас от цилиндров и старомодной одежды. Впадает в кататонию при упоминании крепостей и пыток.
А теперь о психозах...

12. Подробная информация о клановом недостатке
А вы думали, что вышеперечисленное - следствие Становления? Да ничерта! Вышеописанное следствие поимки Малькольмом, который Мелькольв. Который в темных кельях своей крепости живет. Который тзимицу является. Который колдунизмом владеет и пытать умеет. Которого пытки над Брэндоном учинил он. Которого раньше из психозов преследовала только манера в особых случаях говорит словами вот так. Который так говорил чаще, чем раньше. Которое было до этого. Которое наступило после Становление. Которое сделало безумие сильнее чем было. Которое стало сильнее после травмы.
Суть недостатка Уэлша, заключается в костности речи. Но это было слабой проблемой, которая проявлялась только когда малк нервничал.

13. Биография.

Родился. Рос. Пошел в школу. Потом в институт, где учился на врача. Все в Амстердаме. Ничего особенного или примечательного. Так, пустячок, а не жизнь. Только природа наградила наш сабж и все семейство одержимостями и легкими некрофильскими замашками. Брэндона это не обошло стороной.

Был послан к Мелькольву три месяца назад, где, пойманный за неуважительный визит и нарушение территории был пленен и в течении трех месяцев был подвержен пыткам. Ну и другим доступным старому тзимицу увеселениям.

Принят и утвержден

увеличить

Отредактировано Мелькольв (2011-01-10 13:41:40)

0

27

1. Имя персонажа
Джек Потрошитель

2. Возраст

Родился в 1860 году. Обращен в конце 1888 года.

3. Пол
Мужской

4. Клан
Малкавиан

5. Секта
Камарилья

6. Статус.

Служитель. Телохранитель Князя

7. Поколение
8

9. Внешность
Язык был отрезан Сайгнантом при обращении. Из-за этого крайне молчалив.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/39/270/39270533_1233930393_142976653.jpg

11. Любит/не любит
Любит точить свои ножи и хирургические скальпели. Неотступно следует за князем, сторожит все двери комнат, где тот находится. Не впускает кто не нужен. Вид настолько неприятный и устрашающий, что большинство понимает это сразу. Любит впечатление, которое производит.
Любит медицину, анатомию, любит убивать и кушать вкусных людей.
Камарилец, то.

12. Подробная информация о клановом недостатке
Каннибал, шизофреник, параноик, серийный убийца. Замечательный человек.

13. Биография.

В конце XIX века Британская империя переживала времена наивысшего расцвета. Владения ее были разбросаны по всему земному шару, их населяли люди различных рас и вероисповеданий. Но в центре этой огромной империи было место, куда, как писали журналисты, никогда не заглядывало солнце. Лондонский Ист-Энд был позором Британии и всего цивилизованного мира. Люди жили здесь в нищете и убожестве. Детская смертность в этом районе британской столицы вдвое превышала средний уровень по стране. Проституция и беспробудное пьянство, сексуальное растление малолетних, убийства и мошенничество стали привычными чертами здешнего образа жизни. Все это оказалось хорошо унавоженной питательной средой для убийцы, чья черная слава достигла наших дней. Улицы и закоулки Ист-Энда стали ареной его кровавых деяний. Преступления Джека-Потрошителя несравнимы, конечно, с теми массовыми ужасами, которые преподнес человечеству двадцатый век. Он убил, правда, с изуверской жестокостью, лишь пять женщин. Но в данном случае вопрос заключается в том, кем был преступник. Существуют серьезные подозрения, что Джек-Потрошитель был представителем высших слоев британского общества. Именно эти подозрения возбудили к «Чудовищу Ист-Энда» такой огромный общественный интерес.

Первая жертва

       Хотя Джек-Потрошитель и остался в истории преступности как отвратительный убийца, его мрачная власть над Ист-Эндом была кратковременной. Первый удар он нанес 31 августа 1888 года. В тот день была жестоко убита Мэри-Энн Николс, проститутка, промышлявшая в районе Уайтчепела. Ее труп обнаружили в лабиринте темных улочек. Сорокадвухлетняя «Красотка Полли» была известна как запойная пьяница и завсегдатай всех местных забегаловок. С большой долей вероятности полиция предположила такой сценарий преступления. «Красотка Полли» обратилась к высокому прохожему с обычным в таких случаях вопросом: «Ищете развлечений, мистер?» Скорее всего, она запросила за свои услуги четыре пенса. Этой ничтожной суммы хватало на то, чтобы заплатить за место в ночлежке и получить несколько глотков дешевого джина. Как только мужчина увлек ее в темное место, судьба проститутки была решена.

      К ее горлу протянулась рука, а через пару секунд оно было разрезано от уха до уха. «Такое мог сделать только ненормальный! — воскликнул полицейский врач. — Я никогда еще не встречал ничего подобного. Зарезать ее таким образом мог лишь человек, хорошо знающий, как управляться с ножом». Поскольку убийства в нищем и опасном районе Ист-Энда были явлением обычным, полиция не придала этому случаю особого значения. Но только на одну неделю. 8 сентября «Смуглянка Энни» Чапмен, сорокасемилетняя проститутка, тяжело больная туберкулезом, была найдена зарезанной неподалеку от рынка Спайтелфиод. И хотя не было никаких признаков изнасилования, характер убийства, как и в первом случае, указывал на то, что преступник резал и потрошил жертву под влиянием сильнейшего сексуального возбуждения. Кроме того, расчленение тела «Смуглянки Энни» (все ее внутренности лежали рядом с трупом) говорило о знании убийцей анатомии или хирургии. Так что это был явно не обычный уголовник.

Чудовище забавляется

      Второе убийство имело неожиданное продолжение. 28 сентября в агентство новостей на Флит-стрит пришло издевательское письмо. В нем говорилось: «Со всех сторон до меня доходят слухи, что полиция меня поймала. А они до сих пор даже не вычислили меня. Я охочусь на женщин определенного типа и не перестану их резать до тех пор, пока меня не повяжут. Последнее дело было великолепной работой. Леди не успела даже вскрикнуть. Я люблю такую работу и готов ее повторить. Скоро вы вновь узнаете обо мне по забавной проделке. Закончив последнее дело, я прихватил с собой чернила в бутылочке из-под имбирного лимонада, чтобы написать письмо, но они вскоре загустели как клей, и я не смог ими воспользоваться. Вот я и решил, что взамен подойдут красные чернила. Ха! Ха! В следующий раз я отрежу уши и отошлю их в полицию, просто так, ради шутки». Письмо было подписано: «Джек-Потрошитель».

      К следующему письму, отправленному в комиссию по охране порядка в Уайтчепеле, была приложена половина почки. Отправитель утверждал, что почка вырезана у убитой им жертвы и что вторую ее половину он съел. Конечно, следователи не были уверены, что второе письмо прислал тот же человек, который отправил первое. Но уже было известно, что Потрошитель вырезает у своих жертв некоторые органы. Умело перерезав им горло, он расчленяет тела, режет лица, вскрывает брюшную полость, удаляет внутренности. Что-то он оставляет рядом с трупом, что-то забирает с собой. Третьей жертвой Потрошителя стала Элизабет Страйд, из-за своего роста прозванная «Длинной Лиз». 30 сентября старьевщик, проходя со своей тележкой на Бернер-стрит в Уайтчепеле, заметил подозрительный узел и сообщил о нем в полицию. Так было найдено тело сорокачетырехлетней Лиз. Как и в предыдущих случаях, горло жертвы было располосовано. Убийца при этом находился за ее спиной. Но никаких увечий или следов сексуального бесчинства на теле не было. Полицейские решили, что преступник устыдился своих мерзких деяний. Однако в тот же день они обнаружили жертву номер четыре.

Волна страха

      Кэтрин Эдоус, которой было за сорок, нашли расчлененной, лицо ее оказалось изрезанным, извлеченные внутренности лежали на правом плече, оба уха исчезли. К тому времени Лондон уже был охвачен волной страха. Многие женщины стали носить с собой ножи и свистки для вызова полиции. Газета «Иллюстрейтед Лондон ньюс» шутливо предлагала знатным леди обзавестись пистолетами с рукоятками, украшенными жемчугом, на случай, если Потрошителю захочется расширить социальную сферу убийств. Один из магазинов начал рекламировать даже стальные корсеты. А в самом Уайтчепеле женщины-полицейские стали одеваться и гримироваться под проституток в расчете на то, что преступник клюнет на приманку и попадется. Доходило до фарса. Так, к переодетому полицейскому подошел журналист, наряженный как женщина легкого поведения, и спросил: «Вы один из нас?» Тот ответил: «Вот уж нет!» — и арестовал шустрого репортера. Убийство Иддоуэс встревожило полицию до крайности. Ее тело было изувечено гораздо сильнее, чем в предыдущих случаях. Кровавая дорожка шла от трупа к клочкам изодранного фартука, валявшегося у входа. А рядом с дверью на стене мелом было написано: «Евреи — не те люди, которых можно обвинять ни за что». Сэр Чарльз Уоррен, глава полиции, лично стер надпись и тем самым, возможно, уничтожил очень важную улику. Но он опасался, что при тогдашнем наплыве в Ист-Энд евреев из Восточной Европы эта надпись могла вызвать волну неприязни к ним.

Слухи и подозрения

      Слухи о том, кем мог быть убийца, распространялись со скоростью лесного пожара. Некоторые напуганные жители района поговаривали даже, что этим занимается какой-то полицейский во время патрулирования улиц. Среди подозреваемых оказался и некий русский врач по имени Михаил Острог. Откуда-то родилась версия о том, что он якобы был послан царской тайной полицией, чтобы возбуждать ненависть к евреям-эмигрантам. Были и такие, что утверждали, будто преступник — какой-то свихнувшийся хирург. Подозрение коснулось даже самого сэра Чарльза Уоррена — известного франкмасона. Выдвигалось предположение, что он стер надпись на стене, чтобы спасти от возмездия убийцу-масона. Последнее убийство произошло 9 ноября. Единственным отличием оказался тот факт, что жертва относилась к более высокому разряду проституток — у нее была собственная комната. Мэри Келли, двадцати пяти лет от роду, была убита и жестоко изувечена в комнате, которую она снимала. На этот раз у Потрошителя было достаточно времени, чтобы вволю натешиться своей гнусной работой.

      Утром 10 ноября владелец дома Генри Боуэрс, обходя жильцов и собирая квартирную плату, постучал в дверь Мэри. Весь предыдущий вечер привлекательная блондинка провела за своим обычным занятием — приставала к прохожим, выпрашивая деньги. Последний мужчина, с которым ее видели, — высокий, темноволосый, с усами и в войлочной охотничьей шляпе, вероятно, и был ее убийцей. При вскрытии, кстати, выяснилось, что женщина была на третьем месяце беременности. На этом цепочка жестоких убийств оборвалась. Однако и сейчас, более чем через столетие, загадка короткого, но кровавого разгула Потрошителя остается неразгаданной. В 1959 году, через семьдесят один год после серии убийств, один старик вспоминал, как в детстве однажды катил тележку вниз по Ханбури-стрит и услышал крики: «Убийство!» Старик рассказывал: «Я был мальчишкой, поэтому, не раздумывая, подбежал и протиснулся сквозь толпу… И там она лежала, а от ее внутренностей еще шел пар. На ней были бело-красные чулки». Тогдашний мальчик видел вторую жертву Потрошителя — Энни Чапмен. Один из подозреваемых вызвал особое волнение в обществе, поскольку это был внук королевы Виктории принц Альберт Виктор, герцог Кларенский. Подозрение пало на него лишь потому, что было много разговоров о его сумасшествии. Сразу же после серии убийств принца, по слухам, отправили в психиатрическую лечебницу, чтобы избежать скандала. Герцог был старшим сыном будущего короля Эдуарда VII. Говорили, что он был бисексуалом и повредился умом после того, как заразился сифилисом. Но первое место в ряду подозреваемых, скорее всего, занимал Монтегю Джон Друитт, чье тело было найдено в Темзе через несколько недель после убийства Мэри Келли.

Принят и увержден

0

28

1. Имя персонажа
Нишка

2. Возраст
До обращения 18
После обращения 212

3. Пол
Ж

4. Клан
Гангрел

5. Секта
Нет

6. Статус/титул в секте
Соответственно - нет

7. Поколение

11

9. Внешность
Высокая, стройная девушка с короткими тёмными волосами.
http://s011.radikal.ru/i315/1101/9f/784767264adf.jpg

10. Характер
Когда-то весёлая и добрая, а ныне отчаявшаяся и одинокая, девушка у которой остался только один близкий человек во всём мире, да и тот бежит от неё как от огня.

11. Любит/не любит
Любит: Джейкоба Талбота
Не любит: Джейкоба Талбота

12. Подробная информация о клановом недостатке
Её близость со зверем немного отличается от той что у других гангрелов. После того, что она пережила в таборе, Нишка отстранилась от мира, закрыв все свои эмоции в ящик, это стало отличным поводом зверя проявить себя, частично захватив контроль. Она впадает в безумие гораздо чаще, чем любой другой гангрел, при чём оно настигает её не только в голодном состоянии или состоянии опасности, но может настигнуть и в любой другой момент. Последствия безумия не остаются на её теле навсегда, однако когда она впадает в ярость - её тело преображается в нечто звериноподобное. Кожа местами становится чешуёй, глаза меняются и зеленеют, а клыки источают яд, её руки и ноги остаются как и прежде, человеческими, однако гнуться начинают гораздо лучше, увеличивая её скорость и ловкость.

13. Биография.

Нишка родилась в цыганском таборе, путешествовавшему по-Англии, где провела почти всю свою жизнь. Ещё в молодости она была обращена гангрелами, которые шли с табором одной дорогой. Её обучение прошло быстро, всего за несколько лет, после чего гангрелы покинули табор. Нишка осталась с цыганами, переборов чувства, которые испытывала к своему сиру.
С десяток лет табор шел без приключений, пока не повстречал гангрела, по-имени Артур, который присоединился к их скитаниям. За сто лет, что Артур провёл вместе с табором, они с Нишкой сблизились. Их отношений, которые сперва были просто дружескими, превратились в... ну если не любовь, в понимании человека, то в тёплую звериную привязанность, полную страсти. Артур был диким вампиром, его сир оставил его сразу после обращения, потому Нишка старалась обучить его тому немногому, что усвоила от своего сира и его спутников.
Всё шло гладко, пока в один момент не рухнуло всё, чем жила девушка. Табор, её семья, которая понимала и принимала её суть, те, свидетелем чьего рождения она была, - были убиты. Убил их Артур, который не смог противостоять безумию зверя. Он пытался убить и её, но лишь разорвал ей грудную клетку и бросил умирать. В одну ночь вся её жизнь потеряла смысл. Больше не было тех, кто был ей дорог, тех к кому она привыкла, она осталась одна.
Это был момент, когда она полностью переменилась. Чтобы не свихнуться, она полностью закрылась от мира, заменив все свои эмоции, все переживания, всю боль - инстинктами зверя, желаниями зверя и его голодом.
Так начался её путь, полный крови и смерти. Почти сто лет она скиталась, ища следы Артура в Англии, затем двинулась за ним в Европу. Всюду её преследовали кровь и смерть, с которыми она давно смирилась. В ней почти не было человека, был лишь зверь, змей, который всегда был голоден и никогда не насыщался. Она сходила с ума, впадая в безумие постоянно, всё время убивала, при чём не только людей, но и сородичей, постоянно бежала и хотела только одного - найти Артура, простить его и остаться подле него. Она злилась, ненавидела, хотела его убить, но всё же - прощала его, мечтала найти и быть рядом, потому что тогда... тогда всё будет хорошо... всё будет как раньше...
Следы привели её в Амстердам, где по-слухам и прятался Артур, хотя звали его уже не так...

Утверждено

0

29

1. Имя персонажа
Лука
2. Возраст
До обращения прожил 16 лет, приблизительно. (родился примерно в 1498)
После - 499 года (становление в 1511 году)
3. Пол
Мужской
4. Клан
Ласомбра
5. Секта
Шабаш
6. Статус/титул в секте
Архиепископ из другого домена (временно)
7. Поколение
7
8. Отношение к кланам и сектам
Шабаш - прекрасный сброд. Требующий контроля. Жесткого и в меру извращенного.
Камарилья - менее прекрасный сброд, который думает что представляет из себя нечто большее, чем надушенную духами помойку. Ханжи.
Независимые - бывают двух видов. Сброд который никому не нужен, и... сильные одиночки. Последние интересны и должны быть пересчитаны и, желательно, лояльны. Они, прожив долго без чьей либо помощи, умеют выживать и знают цену помощи, в отличие от членов секты.
Каитифы - пушечное мясо. Он не испытывает угрызений совести.
9. Внешность
Низкого роста и субтильного телосложения. Выглядит совсем-совсем ребенком. Это из-за частых болезней в детстве. 15 век, что вы еще хотели?
Ростом он один метр и тридцать сантиметров. Выглядит в целом лет на 16-14 (при желании без проблем выглядит на 12). Благодаря акселерации молодежи последнее лет 50 - вовсе ребенком. Хотя его черты лица - слишком жесткие, даже жестокие, для 40-летнего мужчины. В черных глазах и иссиня-черных волосах видна опасность. Даже при жизни, его считали носителем "злого глаза".
Так как детство было очень подвижным, не смотря на высокородное происхождение, тело в хорошей физической форме. Насколько это возможно, при общей антисанитарии.
Лицо его идеально гладкое, ни разу не бритое даже. На боках несколько шрамов.
10. Характер
Всякая мелкая тварь, нравом обычно жестким, сильным, хоть и нервным, до безобразия. Наш Лука не отличался сильной нервозностью, но паранойей страдает. В меру. Злобный наш архиепископ, кстати.
Агрессивный и с детства властный, он с огромным удовольствием приструнял лошадей. Удивительный феномен. Но все же знают, что животное реагирует скорее на характер, чем на внешние проявления.
Его отец, владыка домена, в действительности жесткий и умелый управленец... но об этом в биографии.
Так как возраст обращения маленький, то его психика не окончательно сформировалась на момент становления. Результатом стала даже излишняя, по-детски безудержная жажда, крови, власти, развлечений. Но вскоре он пришел к жажде власти и порядка в своем домене.
11. Любит/не любит
Любит лошадей, догов, драгоценности и золото.
Не любит НЕНАВИДИТ вентру, бумажные деньги, каитифов.
12. Подробная информация о клановом недостатке
Не видел своего отражения уже очень и очень давно. Ну и далее по списку: камеры, фотографии...
13. Биография.
Европа. Средние века. Домен отца. Детеныш. Чума и прочие увеселения инквизиции. Раздолье для ребенка, не так ли?
Ну так и вот... Жил да был наш юный Лука, в крепости, обучался и всячески образовывался из яйцеклетки и далее, чтобы стать в один из дней владыкой под покровительством короля. И это была неплохая жизнь. Особенно если не знать о том, что такое мыло или, скажем, ванна с краном откуда сразу течет теплая вода. Мылся углем и всякими там веществами, отварами дорогими. В мехах да с украшениями, достойными сына владыки. Мечем обычным владел неплохо. Из лука стрелял тоже. Но лошадьми он управлять умел так, как не мог никто.
Наверное, ему следовало овладеть анимализмом. Тогда бы его любовь после становления не шарахалась при одном приближении.
Почему он в таком раннем детстве оказался... вампиром? Чума. Черная смерть. Бубонная радость Средневековья. Черный гной, который появлялся у больных... кто мог подумать, что это приведет Луку не к смерти, а в нежизнь.
Отец, запримеченный еще тогда ласомбра, отдал буквально все, во имя того, чтобы его сын смог продолжить свое существование. Деньги и власть сыграли. Ну и проделки инквизиции. Ибо отец спас кое-кого от ее внимательного взора, а сам, получив расположение очень вовремя воспользовалася. Вообще, появление чумы в его вотчине казалось невероятным, так как уже 60 лет как, в Европе Чуму не видели.
Фортуна, а может просто ее ирония, сделало из взрослеющего, заурядного в целом, правителя, кровавую тварь, которую вопреки клановому прозвищу "сторож" не раз именовали "изверг".
Сир Луки был обязан его отцу, потому из семьи он не удалялся некоторое время. Пока не пришло время править. Он, следуя наставлениям отца, стал хранителем своего рода, который и по сей день, пользуясь его протекцией и деньгами, существует и прекрасно себя чувствует. Подробнейшая родословная, на составление которой может убивать время только бессмертный, висит в поместье и скопированная секретарями, храниться в электронном виде.
Лука как вампир прослыл коллекционером. Но куда важнее его поведение.
Он ни случая не упустил, чтобы не подмять под себя кого-угодно. Несколько раз, наш дорогой вампирчик, пользовался лазейками и прочими радостями, оставляя на своей ауре след диаблери. Но он не достиг желаемого эффекта. В полной мере, следует отметить, желаемый эффект (господство над миром) не может быть достигнут. Это избавляет его от проблемы "я достиг всего, чего хотел".
Он, не спеша, поднимался по карьерной лестнице и последние 78 лет был архиепископом в другом домене.
Ныне, его сюда привели дела шабаша, которые он и приехал решить с Изабеллой.

Пробный пост на тему положения в секте. Нафиг оно вообще? И тем ласомбра?

NB: изменил описание характера.

Он ехал в тонированной машине, просматривая отчеты по деятельности в секте.
Как же приятно было управлять этим сбродом и как же неприятно было видеть все бумажки. С момента изобретения книгопечатания, что-то в мире пошло не так.
Шел 78 год правления Луки, как архиепископа Шабаша. ЗА это время ничего существенного не изменилось, ибо этот жестокий сородич прокладывал себе дорогу шантажом, манипуляциями, силой и кровью. И что?
Собственно радости ему это не приносило. Скорее только отвлекало от чего-то нового. То, невыразимое темное, величественное и убийственное, что стало проявляться в нем последние две сотни лет. Лишь недавно он ощутил в полной мере свою силу.
Лука сознательно достигал высот власти в шабаше и достиг их. В принципе, он уже всерьез помышлял о чем-то за пределами Джихада. Это главная причина, почему наш ласомбра перестал так рьяно продвигаться по карьерной лестнице. Возраст и положение вполне позволяли ему стать примасом, а задем и кардиналом.
"Да. Именно так все и должно быть. Я не малк, чтобы предвидеть. Мне достаточно своих сил"
Лука поправил прическу. Ему было скверно. Курвилось что-то в черной душе. По лицу залегла тень, вовсе не из-за способности, а в угоду настроению.
Это была черная ностальгия. Печаль о времени, когда можно было ехать на лошади по городу, позволять ей срать прямо на мостовую. Восхитительные животные. Многозадачные. Не то что машины. Гадят в воздух постоянно, воняют неестественной дрянью, и холоднее мертвеца в безлунную ночь.
"Ты - мое проклятье, новый век. Город"
Он сожалел, что было некуда расти в пределах Шабаша. Регент - бессмысленная икона. Кардинал - егерь среди хищников вроде самого Луки. Не приятное занятие.
Зверь встрепенулся, жаждущий крови. Это всегда успокаивало его. Всегда заставляло чувствовать себя живым. Как прежде.
Всегда Лука возвращался к мысли... что бы было, если бы он мог выбирать клан?
В сущности, в голову каинита приходило лишь то, что он бы был тем же ласомброй. У него просто не оставалось другого варианта. "Ну не вентру же, наконец?!" - с омерзением вопрошал голос в голове.
Архиепископ скорее бы согласился быть малковианином, этим павианом среди вампиров.
Кардинал обратился к Архиепископу. И грозил переводом по иерархии выше, внезапно и без затей... За маленькую услугу. Лука не мог отказать, как бы не жаждал этого.
Амстердам. Этот анклав безумия и лицемерия, ханжества и идиотизма. Стадо *нецензурная лексика* про предводительством главного звонаря - Сайгнанта. И стадо Шабаша с двумя-тремя достойными внимания вампирами... Посреди всего этого - люди развращенные разрешением всего и, без малого невесть откуда взявшиеся независимые твари, которые требуют внимания. Да и слухи...
Сложно. Но хотя бы интересно.
"Чертова секта... Чертова Камарилья. Чертовы малкавиане... Чертовы Шабашиты... Чертовы все!!"
Остаток пути до Амстердама по дорогам евросоюза, архиепископ ругался на родном языке. Он был раздражен, разгневан, удивлен позволением и допущением такого, был недоволен линией власти и концепциями Джихада в целом. Но говорил он это исключительно непечатными словами. Про себя он это говорил. Про себя. Гуль шофер затих, наученный различать моменты, когда хозяин хочет тишины.

Принят

Отредактировано Лука (2011-01-11 14:48:44)

0

30

1. Имя персонажа
Хрусталь - его имя, окружающие считают это прозвищем. Хотя кто-то может вспомнить что это синоним понятия "арабский алмаз", но имеет ли это значение?
Имя среди людей - Азамат Хассан.
2. Возраст
На вид выглядит юно, но из-за экзотичности внешности визуальный возраст сложно определим. От 16 до 27.
Сколько ему на самом деле - загадка. Охота - разгадывайте, только в мире есть куда как более привлекательные вещи, чем бесполезные тайны.
3. Пол
Мужской
4. Клан
Последователи Сета.
5. Секта
Независимые.
6. Статус/титул в секте
Верховный жрец (Нидерланды)
7. Поколение
[?]
8. Отношение к кланам и сектам.
Последователи Сета - семья, истина и единственные зрячие во тьме невежества. Мы - дети бога. Другим же, чуждым крови нашей - позволено думать о нас все что угодно. Но придет нас час, и восстанет Сет, и настанет царствие его, и все враги наши будут повержены.
А до тех пор - будь моим гостем...
Камарилла - они чуть позже поняли то, что мы поняли давно. Человек - животное стадное и тем проще управляемое, чем ближе к потаканию своей стадной натуре. Камарилла правда не сильно далеко ушла от людей, забыв что их задача вести, а не смешиваться со стадом.
Саббат - смешно смотреть на тех, кто размахивает флагами свободы и горланит лозунги о братстве, когда не имеет ни малейшего представления ни о первом, ни тем более о втором.
Анархи - любопытная попытка слепить из крошева монолитную стену. Дети, которые забыли о своих корнях, потерянные и обреченные. Легкая добыча для более матерых хищников.
9. Внешность
Невысок(~165-170см), худощав до эпитета "хрупкий" в силу сухощавости и жилистости телесного склада. При жизни был бронзово-смугл, в посмертии, посветлев, сохранил насыщенный золотисто-смуглый цвет кожи. Волосы локонистые и густые, спускаются до копчика, цветом рыжие как светлое пламя(что во многом и определило его становление некогда, ведь рыжие - отмеченные Сетом). Глаза миндалевидные, бездонно-черные на узком лице. Часто глаза становятся золотистыми с большим черным зрачком, но если встретиться с ним взглядом в этот момент - эта "маленькая" странность будет последним, что будет вас волновать. Черты лица явно ближне- средневосточного происхождения.
Ногти длинные, ладонь от природы узкая, тонкие длинные пальцы.
Одеваться любит старомодно, кутаясь в богато расшитые ткани на персидско-арабский манер. Современный стиль одежды не понимает, но даже в те не частые моменты, когда выбирается во "внешний мир", одевается по возможности по индийской моде, позволяющей хоть как-то задрапироваться. Украшениями не брезгует.
Так же не стоит забывать о (полу)перманентных свойствах, налагаемых Серпентисом(Глаза Змеи) и Присутствием.
Обладает способностью Чарующий голос, оправдывая славу "медоречивых змей".
10. Характер (более ценный пункт чем биография, потому более обширный)
Первое что о нем можно сказать - это фанатик. Тихий, не кричащий об этом на каждом углу фанатик. Как и все сеттиты-теофидийцы. По этому данную особенность психики можно смело опустить в дальнейшем описании, но никак не забывать.
Горд, но гордость эта своеобразна и как понятие применима только внутри клана. Всем прочим можно лгать, уступать, восхвалять или насмехаться. Какое бы отношение не проявлял к вам сеттит, наполовину оно будет ложным, так как в глубине души для него вы - временное явление и чужак, недостойный отношения какого либо кроме расчетливого.
Но честности ради не умолчим и о том, что так жить можно очень недолго, так как любое взаимодействие с социумом требует гибкости, а слепая упертость ведет к гибели. Потому Азамат не давит в себе возникающие личностные эмоции относительно мира, а дает им пустить ростки и с интересом изучает. И лишь сочтя их вредоносными - безапеляционно рубит на корню. Он анализирует "Почему мне стал неприятен этот человек? Что-то во мне пытается дать сигнал об опасности, скрытой от разума, или же мне просто претит детское хамство за видимостью разумных речей?" Эмоции это глас интуиции и он от него не отмахивается. Но только заподозрив, что какое-то чувство может взять над ним верх, что чувство может стать его хозяином и столкнуть с пути безоглядной преданности Сету - тут он всячески пресекает таковую возможность. Доходить может до паники, в которой Азамат не будет отдавать себе отчета, считая это трезвым проявлением рассудка. На деле же это фобия, которая над оным рассудком довлеет. Не одному светлому чувству в порыве этой паники сей вампир наступил на горло(зачастую "наступая на горло" и объектам своих симпатий). Врагов, впрочем, было последовательно изведено тоже немало.
Не будь его психика так вывернута на изнанку относительно человеческой, можно было бы сказать, что он не жесток. Увечья и страдания, причиняемые ради страданий он почитает как меру высшей глупости. В его голове это давно срослось в неразделимый ком с понятием "непрактично". Впрочем о тактике "пряника и еще раз пряника" сеттитов рассказывать смысла нет. Более того, Азамат с большим пониманием отнесется к актам самопожертвования, чужой преданности человеку или идее. И даже будет искренне уважать сам порыв и глубину чувства, пусть даже саму идею сочтет глупостью. Ведь и сам он служитель и понимает такие убеждения.
Азамат яркий представитель Востока с его двойной моралью и сложным кодексом чести.
Еще он хорошо понимает, что отстает от времени, ощущает все ширящуюся пропасть. И потому нередко предпринимает попытки "почувствовать" мир. Так как не зная, что правит сердцами нынешнего поколения, нельзя ими править полно. Чувствует что нити власти над чужими чаяниями слабнут в руках. Столпы - алчность, зависть, желание быть лучшим, жажда любить и быть любимым - стояли и будут стоять, но этого мало. Чего жаждут в нынешнее время? Чему завидуют? Во что выродилась и исказилась любовь в головах людей? Для владык соблазнов довольствоваться "азами" - все равно что расписаться в своей никчемности.
11. Любит/не любит
-  Любит роскошь. Любит музыку. "При звуках флейты теряет волю"(с) - очень любит флейту, арфу и игру на удде.
Любит пески и тепло. Маленьких пушных зверьков навроде шиншилл. Змей и белые цветы.
Обожает современный кинематограф, подаривший возможность снова увидеть день и иные края(так же жалеет, что не сразу открыл такой простор, как порноиндустрия, но мы об этом умолчим).
- Не любит снега и холод. Относится к этому как к экзотике, которая хороша в очень умеренных количествах.
Не любит современные культурные тенденции, такие как авангардизм. Его коробит от современной тинэйджерской моды и того, что нынешняя молодежь называет музыкой.
Не любит интернет. Просто не любит.
Ненавидит Баали. И всех, кто предал кровь Сета в себе.
12. Подробная информация о клановом недостатке
Подробности тут излишни. Свет это зло и тот яд, к которому нет иммунитета даже у нас.
13. Биография. (общедоступная)
Известно, что Азамат появился в Нидерландах вскоре после окончания Великой Отечественной войны. Пришел он не один, а с некоторым количеством весьма опытных последователей. Само пришествие Последователей Сета в город еще долго бы оставалось скрытым, не возникни бы у Змей неясной войны непонятно с кем. Младшие и молодые даже не вспомнят об этом, а старшие вспомнят что Змеи насмерть сцепились со столь внезапно же обнаружившимися в городе инферналистами. Война двух малых группировок была недолгая, но кровавая, в которой явно вышли победителями маги-жрецы змеиного бога.
Какое влияние на город и страну оказали Змеи - можете судить сами. Легализированная проституция, разрешенные легкие наркотики, официальные однополые браки и уроки о том как правильно надевать презерватив в школах в третьем классе.
И это только легальная и чистенькая верхушка айсберга. Тяжелые наркотики, нелегальная, в том числе детская проституция, порноиндустрия(в том числе преследуемая за элементы по уголовному кодексу), контрабанда, азартные игры..
Простор у сеттиов большой, и чем больше изобретает цивилизация, тем больше пороков она плодит.
Змеи свято хранят нейтралитет и готовы гостеприимно распахнуть двери перед любым. Они бы и посредниками готовы быть, с радостью, но почему-то многие опасаются к ним, мастерам обхождения и дипломатии, обращаться с подобными просьбами.

Пост на тему выбора конкретно Нидерланд. Все просто.

Для непривычных - здесь было жарко и душно. Темно-алые и золотые тона драпировок, статуи с головами животных в углах и росписи по стенам. Надо сказать, весьма в умеренном количестве. По полу ползали змеи.
На низких диванчиках лежали двое и третий сидел на подушках у столика, почтительно сложив ладони на коленях, хоть и был хозяином комнаты. Ритуальные приветствия старшим были сказаны, а за давностию лет в общении обиходном легкая фамильярность допускалась.
Это сейчас мы с вами скажем, что "Фу, какой архаизм и к чему эти кривлянья и сложные правила? Уважение строится не на них!"
Старые вампиры увиденное назовут распущенностью и чрезмерной демократичностью взглядов.
- ..но в Италии раздробленность. Север Камариллы грызется с югом под Шаббатом, - один из лежащих задумчиво щурил глаза и курил кальян. В центре треугольника, на низком столике лежала карта. Отпечатанная в хорошей типографии, с новейшими данными геодезической сьемки. Ясно заслуга кого-то из гулей.
-Ты не прав. Наше появление как раз даст им возможность отвлечься на время от распрей и даст общего врага. Я бы не стал соваться между молотом и наковальней, - глубокий и плавный голос второго мужчины завораживал. Даже Азамату приходилось мысленно себя одергивать и вслушиваться в смысл произносимого.
- Тогда Германия? Они сейчас растрепаны и слабы, - снова шелестящим песком голос первого.
- Хмм...Идея неплоха, но они слишком слабы и возможно слишком напуганы.. Там сейчас слишком много крови и слишком много возможностей для открытой силы. Не находишь? - последнее было обращено к самому молодому из трех, и дело даже не во внешнем возрасте.
- Позволено мне будет сказать..., - он сморгнул и отвел глаза от лица своего сира, сосредоточившись на карте, - Наша задача будет проще, если мы будем незаметней. А когда идет открытая война - можно попасть ей под колеса.
- Ладно, что вы предлагаете?
- Не вздыхай, Небсени..Ты слишком долго прожил в своем оазисе, - Сарацин усмехнулся. Двое смерили друг друга взглядами, в которых хоть было и мало тепла явного, но поддевка была скорее на дружественных тонах.
- Нам нужно место в Европе, где мы не будем поначалу явно никому мешать и где уже потом не смогут помешать нам. Хрусталь?
- Я бы предложил начать..отсюда, - длинный узкий золотой ноготь ткнулся в область на карте. - До Англии, Камарильского гнезда, рукой подать, Германия на юге и востоке, но занята Россией, она же отгораживает нас от Восточной Европы и тамошних князей. Рядом Франция. Тоже не придется далеко тянуться. И при этом это маленькая, не сильно развитая страна, но с хорошим потенциалом. Присутствие Камариллы и Саббат там минимально, они сейчас слишком заняты войной.
Старшие вампиры переглянулись, в секундном безмолвном диалоге. Небсени еле заметно пожал плечами, откидываясь обратно на подушки. Отвечал Сарацин.
- Ты выбрал. Выберешь себе преданных, но многого не проси. У тебя есть три месяца, - в голосе сира послышалась почти отеческая теплота, но вряд ли кому-то, кроме хорошо его знавших, было то заметно.
- Благодарю за оказанное доверие, - в полном искреннего уважения и благодарности поклоне Хрусталь склонился перед старшим.
Душа ликовала, переполняемая рвением и восторгом.
"Я не подведу вас."

Принят, любитель нерпачек. Кофейку?

Отредактировано Хрусталь (2011-01-13 18:50:53)

+2


Вы здесь » Славный город - Амстердам » Старые анкеты » Замороженные анкеты